Бязглуздыя парады
5
* * * Калі хочаш ты спадабацца дарослым, Дык зранку пачні хітраваць і дурэць, Брыкацца, кусацца, туды-сюды гойсаць І кленчыць сабе падарункі ва ўсіх. Гарлай, бі талеркі і сьмецьце раськідвай, А потым гадзінку вазьмі адпачні, - Адразу расчулена мама і тата Зь усьмешкай ласкавай пагладзяць цябе І скажуць, што ты - залатое дзіцятка, З табою гуляцца адна любата. * * * Калі ты прыйшоў на Елку, Патрабуй свой падарунак. Падлічы усе цукеркі, Ці ня зьеў іх Дзед Мароз. І яшчэ - ні ў якім разе Не нясі дамоў прысмакаў. Як наскочуць мама з татам - Дык палову адбяруць. * * * Калі хочуць пакараць вас, Бо паводзіліся кепска, Ну, да прыкладу, у ваньне Спрабавалі вымыць котку, Не спытаўшыся дазволу Ні у коткі, ні у мамы, Прапаную дзейсны спосаб, Як пазьбегнуць пакараньня. Біцеся ілбом у сьцены, Біце ў грудзі кулакамі, Плачце, голасна крычыце: «Ах, нашто ж я мучыў котку?! Варты я сьмяротнай кары! Ганьба! Ганьба мне і сорам!» Роўненька праз паўхвіліны Ўсе заплачуць разам з вамі, Вас прабачаць і у краму Пабягуць …
Сад ядовитых цветов. Отравленная роза
6
— Мисс Кэрроу, — В очередной раз за вечер произнес он её по фамилии, — Из меня не очень хороший психолог, быть может, вам лучше поговорить с мадам Помфри? — С чего вы взяли, что мне нужен психолог? — Почти грубо произнесла она. Но Северус проигнорировал этот тон, не желая усугублять ситуацию. Все что он мог, это напоить зельем и отправить спать, но внезапно девушка, закрыв лицо руками в новом потоке слез, произнесла. — Ненавижу Слизерин! Её сдавленный голос эхом пронесся по кабинету, отражаясь от банок с ингредиентами и гулких пустых стен. Глаза Северуса расширились, он не мог понять, к чему отнести эти слова, просто глядел на нее, ожидая продолжения впечатляющего монолога, но его не последовало… — Кто вас обидел? — Пришлось взять инициативу в свои руки. Она лишь резко замотала головой из стороны в сторону. Северус смотрел на нее со странным ощущением, что Аллегра копила в себе некий негатив очень долго. Признаться, её истерика подсказывала, что депрессия девушки, и слезы — на самом деле …
Лумяна
5
Глава 3 – Привет честной компании! – весело сказал папа Артёма, подходя к ним в здании аэропорта, – как долетели? – Привет папа! – кидаясь в объятия отца, радостно закричал Артём, – нормально, если не считать некоторых невидимых моментов. – И какие это моменты? – улыбаясь маме и обнимая обоих, спросил папа. – Наш самолёт трое террористов хотели захватить, а один мужчина их скрутил. И это произошло так быстро, что никто толком не смог понять, как это произошло, – ответила мама. – Не хилый малый этот мужчина, если смог одолеть троих террористов, – удивлённо сказал папа, – ну как юнга, ты готов драить палубу и чистить рынду? – Так точно, капитан, – бодро ответил юнга, – а что такое рында? – Всему своё время, Тёмка, вот прибудем на судно, всё увидишь. Ну, тогда вперёд и с песней, машина ждёт! До места назначения машина добралась быстро, минут двадцать. На песчаном берегу росли высокие, красивые пальмы, на которых висели кокосовые орехи. Они поднялись в небольшой катер, стоявший у самого берега, …
Робинзон Крузо
9
Между тем ветер крепчал, и по морю ходили высокие волны, хотя эта буря не имела и подобия того, что я много раз видел потом, ни даже того, что мне пришлось увидеть спустя несколько дней. Но и этого было довольно, чтобы ошеломить такого новичка в морском деле, ничего в нем не смыслившего, каким я был тогда. С каждой новой накатывавшейся на нас волной я ожидал, что она нас поглотит, и всякий раз, когда корабль падал вниз, как мне казалось, в пучину или хлябь морскую, я был уверен, что он уже не поднимется кверху. И в этой муке душевной я твердо решался и неоднократно клялся, что, если Господу будет угодно пощадить на этот раз мою жизнь, если нога моя снова ступит на твердую землю, я сейчас же ворочусь домой к отцу и никогда, покуда жив, не сяду больше на корабль; я клялся послушаться отцовского совета и никогда более не подвергать себя таким невзгодам, какие тогда переживал. Теперь только я понял всю верность рассуждений отца насчет золотой середины; для меня ясно стало, как мирно и приятно …
Леля & Лель
5
Страшнішої кари нема, Відчувати серцем, Як сніжинки падають, Коли минуле згадують. Боляче, наче в лещатах зажалось, Бо щось неприємне згадалось, Або коханням омріяне, Серце сіллю засіяне. Тяжко, коли чути повинен серцем, А розум далеко, повинен бути взірцем, Та сили нема вже сприймати, Коли над дитиною плаче мати. Або сивий дід про допомогу волає, Серце болить та Душу крає. Чому ж я такою вродилася? Чим же перед світом провинилася? Для чого біль в тисячу разів відчуваєш сильніше? Коли серцем сприймаєш а не чимось іншим. Як змінитися? Щоб не страждати, Серцем стомилася кохання відчувати, Або щось не приємне,
Круг костра
5
— Тихо и сухо. Кажется, там никого нет, — шепотом произнес Вова. — Если поднимемся, сможем посмотреть оттуда, что и где находится. Ребята стали забираться на верхнюю площадку по высоким неудобным ступеням. Внутри было очень таинственно, и где-то на высоте гудел ветер. Мальчики оказались под крышей. Но они сразу поняли, что не одни: еще кто-то находился в башне, и он сидел, забившись в угол. Кто-то маленький и робкий. Вова направил в его сторону зажигалку и посветил. — Девочка! — удивился он. — Эй, девочка! Ты кто? — Я — Лера! — раздался нежный голос, — а вы? — Он Вова, а я Тэдо. Что ты тут делаешь, и как сюда попала? — Я…я из Санкт — Петербурга! — А мы с Луны, но и что из этого? — пошутил Вова. — Как ты здесь очутилась? — Я не знаю. Я очень рассердилась на бабушку и захотела куда-нибудь умчаться. — Умчалась! А мы пошли в музей, и нас ветром в супермаркет задуло, там никого не было, только кот и странный голос. Потом очутились здесь, у костра. — Там холодно и нечего есть, а я проголодалась. …
На утином дворе
5
- Такой певуньи у нас больше не будет! Она была почти что китаянка! - И они всхлипывали, другие куры тоже, а утки ходили с красными глазами. - Что-что, а сердце-то у нас есть! - говорили они. - Этого уж у нас не от- нимут! - Сердце! - повторила Португалка. - Да, этого-то добра у нас здесь почти столько же, сколько в Португалии! - Подумаем-ка лучше о том, чем бы набить зобы! - сказал селезень. - Это главное! А если и сгинула одна шарманка, что ж, их еще довольно ос- талось на свете.
Тайна костяного гребня
5
— Алексей Николаевич?.. Да, это я. Тут вот какое дело. Григорий Торбышев засек возле Удолицы каких-то людей, которые вполне могут быть «черными» археологами. Я сейчас туда выезжаю, и не могли бы вы туда наряд послать? Обычно эти «археологи» не очень буйные, но лучше будет, если они увидят, как одновременно со мной машина с милицией подъедет. Я рассчитываю там быть где-то минут через сорок, катером по воде. Вот и отлично, спасибо. Он положил трубку и сообщил нам: — Все. Мы с Топой поехали. — Ты только поосторожней, — попросила мама. — Да, это пустяки, — отец махнул рукой. Но ружье он при этом прихватил. — Если что, я их и без всякой милиции укрощу. Но лучше все обставить, как следует. Действительно, завидев мощную фигуру отца, да еще с ружьем и с грозным волкодавом, почти любая шатия-братия спасовала бы. Но отец всегда старался исключить лишний риск. — Так, может, — предложил я, — мы пока вместе с Гришкой займемся лестницами, чтобы времени не терять? Раз уж мы с тобой не едем? — Займитесь! …
Хруп Узбоевич
5
От молока матери мы отстали скоро, с первыми признаками появления резцов. Это обстоятельство нисколько не мешало нам быть веселыми и сытыми. Все жившие в подполье крысы имели очень хорошую привычку натаскивать откуда-то всяких корок, костей, старых овощей, сальных тряпок и пр. Всего этого накопилось здесь столько, что с лихвой доставало на все молодое потомство, пока оно не достигало того возраста, когда могло и само свободно промышлять. Вся детвора — и я в том числе — очень скоро научилась утолять свой голод, наскабливая себе в рот при помощи резцов то крошек сухарей, то кусочки вкусного сала. Наша мать, хотя к этому времени уже больше не обращавшая на нас внимания, но жившая все же в своем гнезде, почти ежедневно что-нибудь тащила с собой. Если бы я хорошо не знала этой привычки, свойственной всякой порядочной крысе, то, наверное, признала бы в этом признак заботливости ее о нас. Наши зубы. Время от времени мы принимались за грызение щепок и досок подполья. Они были совсем не съедобны, …
Окна судеб (сборник)
5
Через два года я уехала в город, продолжая работу уже с обычными детьми. Работа показалась мне раем. Так и работаю в школе до сих пор. Но слыша слова «детский дом», у меня мурашки бегут по спине и возникает ощущение, что сейчас у тебя отнимут что-то вкусное, что-то очень нужное тебе, оставят без родных, без дома, без возможности свободного передвижения по миру. Есть красивые, очень убедительные фильмы о детских домах. Но я не верю в эти сказки. Аист Аист – удивительная птица. Аисты выполняют работу по доставке маленьких-маленьких детей родителям. Занимаются они только доставкой. Они должны совершенно незаметно принести ребёнка по указанному адресу и быстро улететь, чтобы люди думали: «Откуда берутся дети?» А потом сами себе отвечали: «Аисты принесли». Потому что тень улетавшего аиста виделась всем, как бы не старались аисты быть не замеченными людьми. Однажды очень уставший аист нёс ребёнка красивой молодой женщине. Он представлял себе, как обрадуется эта женщина ребёнку. Аист подлетел …
Сказка про короля и солдата
6.25
Самуил Яковлевич Маршак Сказка про короля и солдата Солдат заспорил с королем: Кто старше, кто важней? Король сказал: - Давай пойдем И спросим у людей! Вот вышли под вечер вдвоем С парадного крыльца Солдат под ручку с королем Из летнего дворца. Идет навстречу свинопас, Пасет своих свиней. - Скажи, приятель, кто из нас, По-твоему, важней? - Ну что ж, - ответил свинопас, Скажу я, кто важней из вас: Из вас двоих важнее тот, кто без другого проживет! Ты проживешь без королей? Солдат сказал: Изволь! - А ты без гвардии своей? - Ну нет! - сказал король.
Маленькое чудо
7
- Ты вправе, сын мой, обратиться с просьбой к управляющему по делам мирян, а в его власти - удовлетворить твою просьбу или отказать. В том, как отец Дамико ободрил и поощрил мальчика, не было и тени злорадства; однако не скроем, что священник весьма охотно полюбовался бы на то, как управляющий окажется лицом к лицу с этим образчиком чистой, простодушной веры. Ибо в глубине души отец Дамико считал, что сей достойный человек слишком уж склонен воспринимать две церкви, составляющие базилику и крипту, как туристскую достопримечательность - и только. Сам отец Дамико не усматривал в желании мальчика ничего зазорного; однако, конечно же, решение зависело не от него. Однако ж священнику было весьма любопытно узнать, как отреагирует управляющий; даже при том, что он считал, будто может предсказать результат заранее. Тем не менее, отец Дамико не стал делиться своими опасениями с Пепино, а просто сказал ему напоследок: - И если твою малютку нельзя провести сверху, так внизу, со стороны старой церкви, …
Малефисента
2014
9.17
Фея продолжала мчаться вперед. Она миновала большой пруд, в котором плескался кто-то из волшебного народа — высоко в воздух взлетали сверкающие брызги. Свернув в сторону, фея-росинка пролетела над холмом и отправилась дальше, вдоль небольшой лощины. Затем она повернула направо, к большому расщепленному надвое дереву, и оказалась над заросшим яркими красными цветами лугом, который протянулся в длину на расстояние почти в десять древесных стволов. За лугом находился еще один пруд, довольно мрачный по сравнению с первым. На одном его берегу темнела пещера, служившая домом для семьи маджонов. Фея отвернулась, чтобы не встретиться с маджонами взглядом. Эти маленькие существа с большими ушами и вечно наморщенными лбами — казалось, их все время что-то беспокоит — были милыми, но слишком уж безалаберно, по мнению феи, вели свое домашнее хозяйство. Фея-росинка все быстрее и быстрее махала своими крылышками. Наконец она оказалась в красивой рощице. Это был Холм феи. Расположенный в самом центре топей, …
Пчелиная напасть
5
Жил я в детстве в деревне на Ярославщине. Всем был доволен: и рекой, и лесом, и полной свободой. Часто сидел с ребятами в ночном у костра. Но было одно «но». Вот об этом «но» я и хочу рассказать. У хозяина дома, в котором мы жили, было несколько ульев с пчёлами. Говорят, пчёлы — миролюбивые существа, если их не обижать. И верно: наши пчёлы никого не кусали, не трогали. Никого, кроме меня. Стоило мне выйти из избы, как какая-нибудь пчела обязательно меня укусит. А бывали дни, когда меня жалили и по нескольку раз. — Балуешься ты много, — говорила мать, — вот они тебя и кусают. — Да вовсе не балуюсь, — оправдывался я. — Совсем их не трогаю. «Что за напасть такая! — думал я. — Может, они меня перепутали с кем-то? Ведь другие пчёлы не жалят меня — в лесу, в поле, — а свои…» Время шло, и не было дня, чтобы я избежал этой пчелиной напасти. То под глазом у меня шишка, то на щеке, то на затылке, а однажды пчела ужалила в спину, и я совсем измучился: почесать укушенное место и то нельзя — рукой никак …
Золушка
7
Обрадовались обе сестры - ноги у них были очень красивые. Старшая отправилась в комнату, чтобы примерить туфельку, и мать пошла за ней. Но дочь никак не могла натянуть туфельку на ногу; мешал большой палец, и туфелька оказалась ей мала. Тогда мать подала ей нож и говорит: - А ты отруби большой палец; когда станешь королевой, всё равно пешком ходить тебе не придётся. Отрубила девушка палец, натянула с трудом туфельку, закусила губы от боли и вышла к королевичу. И взял он её себе в невесты, посадил на коня и уехал с нею. Но надо было им проезжать мимо могилы, а там на ореховом деревце сидело два голубка. И запели они: - Погляди-ка, посмотри, А башмак-то весь в крови, Башмачок, как видно, тесный, Плохо выбрал ты невесту! Посмотрел королевич на её ногу, видит - кровь из неё так и течёт. Повернул он коня назад, привёз самозванную невесту домой и сказал, что это невеста не настоящая, - пускай, мол, наденет туфельку другая сестра. Пошла та в комнату, стала примерять. Влезли пальцы в туфельку, …
Энни с острова принца Эдуарда
6.8
– Мне пора домой, – заметила она с нарочитой непринужденностью. – Мариллу одолевает головная боль, а близнецы, вне всякого сомнения, уже успели «наломать дров». Я и так пробыла здесь дольше, чем следовало! Энни беззаботно, как могло показаться со стороны, щебетала всю дорогу, пока они не вышли на дорожку, ведущую прямо к Грин Гейблз. Бедный Гильберт не смог и слова ввернуть… А Энни испытала явное облегчение, когда они расстались. В ее сердце просыпалось новое чувство к Гильберту; но даже тогда, в быстротечный момент ее озарения в саду у Жилища Эха, это было еще не вполне ясно. В их старую, добрую дружбу вторгалось нечто, угрожавшее изменить их отношения коренным образом. – Я никогда раньше не радовалась, когда Гильберт уходил, – подумала Энни не то с недоумением, не то с огорчением, шагая в гордом одиночестве по дорожке к усадьбе. – Нашей дружбе настанет конец, если он станет продолжать в том же духе. Но я не дам все испортить! О, почему мальчишки такие неблагоразумные? Энни отчасти усомнилась …
Шрек-2
5
Глава третья В которой Шрек и Фиона получают приглашение Но все когда-нибудь кончается. Закончился и этот медовый месяц — муж и жена наконец-то возвратились в свой домик на болоте, в котором когда-то жил одинокий людоед, даже не помышлявший о том, чтобы с ним кто-то поселился, а теперь он уже не мыслил себе жизни без своей прекрасной возлюбленной… Об этом он как раз и подумал, обнимая и целуя Фиону в последний раз перед тем, как пересечь полянку и войти в домик под корнями огромного дерева. — Как приятно вернуться домой! — сказал Шрек со вздохом облегчения, и они рука об руку зашагали к домику, миновав по дороге памятный плакат «Берегитесь гоблинов», намалеванный когда-то, чтобы отпугнуть незваных гостей. Шрек снова подхватил Фиону на руки и направился к двери домика. — Только ты и я! — удовлетворенно пробормотал он, пинком ноги привычно отворяя дверь. Но что же они увидели, переступив порог? Осла! Говорящего Осла! Осел лежал в кресле, прямо напротив двери, задрав вверх все четыре ноги, …
arrow_back_ios