Рейтинг книги:
5 из 10

Золотая монета

Расулзаде Натиг

Уважаемый читатель, в нашей электронной библиотеке вы можете бесплатно скачать книгу «Золотая монета» автора Расулзаде Натиг в форматах fb2, epub, mobi, html, txt. На нашем портале есть мобильная версия сайта с удобным электронным интерфейсом для телефонов и устройств на Android, iOS: iPhone, iPad, а также форматы для Kindle. Мы создали систему закладок, читая книгу онлайн «Золотая монета», текущая страница сохраняется автоматически. Читайте с удовольствием, а обо всем остальном позаботились мы!
Золотая монета

Поделиться книгой

Описание книги

Серия:
Страниц: 4
Год:

Содержание

Отрывок из книги

Несколько дней он мыкался, слонялся безрезультатно по центральным улицам, откуда сгоняли его полицейские, пока не согнали в микрорайон, уставленный новыми, нежилыми пока высотками, там тоже к нему моментально, как из-под земли выросши, подошел с важным видом пузатый, неряшливый человек в форме и объяснил доходчиво, что это его территория и нельзя бесплатно заниматься бизнесом на его территории и что платить надо вперед, а потом уж работать с чистой совестью. Из последних денег он отдал полицейскому требуемое, а через пол часа тот же полицейский согнал его с улицы, ссылаясь на то, что сейчас должны появиться представители райисполкома, а когда он потребовал вернуть ему деньги, пригрозил дубинкой. Так до позднего вечера слонялся он со своим ящиком по улицам, не находя клиентов и не смея возвратиться домой, денег у него оставалось только на проезд до дому, он присел на край тротуара, поставив перед собой ящик, и впервые подумал, что, наверное, не так уж это хорошо, что он не пьет и не курит, все-таки какое бы ни было успокоение, забытье, хотя и то сказать, на что теперь выпить, в кармане мыши танцуют… Так он сидел довольно долго на краю тротуара, обхватив голову руками, ночное небо было мрачно, стал накрапывать дождик, несколько холодных капель попали ему на шею, он поднял голову и увидел перед собой роскошный автомобиль. Он несколько мгновений рассматривал машину, не понимая, почему она остановилась в таком неудобном для парковки месте, когда задняя дверца открылась и из машины высунулась мужская нога в таком красивом, блестящем ботинке, который он никогда в жизни не видел. Ботинок, казалось освещал эту темную ночь, темную улицу, темную жизнь. – Почистить, – послышалось ему из нутра автомобиля, хотя что тут было чистить? Он попытался увидеть лицо клиента, но это ему не удалось, густая тень скрывала человека в салоне машины и только нога в этом прекрасном ботинке, казалось, была реальной. – Но тут нечего чистить, – несмело возразил он. – Молчать, – тихо донеслось до него из машины. И тогда он принялся за дело. Он, словно проснувшись, сноровисто надел кожаный фартук, вытащив его из ящика, разложил возле себя щетки, сапожные кремы и мази соответствующего цвета, вытер предварительно о фартук щетку с которой собирался работать, подложил в обувь клиента картонные вставки для того чтобы не запачкать ему носки и принялся за дело. Щетка так и бегала по блестящему ботинку, делая его непостижимым образом еще более блестящим, хотя в начале, при первом взгляде на эту фантастическую обувь, ему казалось, что еще более невозможно. Постучав щеткой по краю машины и не поднимая головы, он попросил второй ботинок, что и получил. Через пять минут работа была закончена, и он успел полюбоваться плодами своего труда, прежде чем обладатель ботинок убрал ноги в салон машины, откуда через секунду высунулась на этот раз рука с огромным перстнем и небрежно бросила ему монету. Дверца захлопнулась и шофер тут же рванул машину с места, обдав его выхлопными газами. – Что это? – запоздало и разочарованно спросил он, не разглядев еще толком монеты и приняв ее за мелкую монетку национальной валюты, что странно было бы получить от обладателя такой респектабельной машины, на одну стоимость обуви которого он с женой могли бы прожить целый год. Он устало собрал вещи в ящик, стянул с себя фартук и решил еще раз взглянуть на монетку, которую уже положил в карман вместе с другой мелочью, оставленной на уплату за проезд до дома. Нет, монетка отличалась от обычной мелочи, очень яркая, словно золотая, с двуглавым орлом, с чьим-то портретом на решке… Да! Это и была золотая монета! Эта догадка словно ожгла его. Такую он видел в ювелирном отделе универмага, когда перед женитьбой покупал тоненькое обручальное колечко для своей невесты. Золото! Давно он не держал в руках золотой монеты, да, впрочем, что значит – давно? Никогда он не держал в руках… Дома он показал монету жене. Она обрадовалась. – Вот видишь, я же говорила тебе, – сказала она, но что-то неспокойное, тревожное промелькнуло в выражении ее лица, как тень скользнула по лицу и исчезла, и можно было подумать, что тень эта привиделась, потому что тут же появилась ее обычная мягкая и добрая улыбка. – Интересно, сколько это может стоить? Он пожал плечами. Назавтра они вместе отправились в универмаг, на одном из этажей которого находились сплошь ювелирные отделы, так что этаж сверкал и искрился от избытка света, испускаемого золотыми изделиями и драгоценными камнями. Они робко подошли к одному из отделов и стали рассматривать кольца и серьги под стеклом. Тут же к ним подошел продавец с не первой свежести щетиной на лице и стал рассматривать их. Рассматривал он их долго, нагло и по всей видимости, остался недоволен тем, что увидел. А увидел он двух бедно одетых молодых людей, мужчину в грязной обуви и беременную женщину с теплым старым келагаем на плечах, который, верно, носила еще мать этой женщины, а может даже бабушка. – Что желаете? – тем не менее спросил продавец, заинтересованный в любом покупателе. Но недовольного выражения на лице не сменил. – Смотри, – сказала жена и показала ему на витрину пальцем, под которым он обнаружил точно такую же монетку, какую они принесли с собой. – Сколько стоит эта монета? – спросил он продавца. – Это золотая николаевская десятка, – сказал продавец. – Хотите купить? Четыреста долларов. – Четыреста долларов, – повторил он восторженно, это для них была большая сумма, и он машинально стал прикидывать, что в первую очередь необходимо приобрести для дома, для ожидаемого малыша, для жены, но продавец прервал его размышления. – Вы хотели купить? – спросил он. – Нет, – сказала жена. – У нас точно такая же монета, мы бы хотели продать ее. Значит, вы говорите – четыреста? Он подивился деловым ноткам в голосе жены, впервые им услышанные сейчас. Но тут вторгся голос уже откровенно улыбающегося продавца. – Нет, – сказал продавец. – Четыреста это – продажная цена, а покупаем мы за двести… – Как же так… – растерялся он. – Вы же сказали – четыреста… – Я думал, вы хотели купить, вот и назвал продажную цену, – уже нетерпеливо пояснил продавец и рукой несколько оттеснил их от прилавка, к которому подошел пожилой, очень важный с виду мужчина, молча указал пальцем на перстень под стеклом, взял его, бросил пачку денег, купил, как картошку и ушел. Они восхищенно поглядели вслед мужчине и тоже отошли от прилавка. – Нет, – сказала ему жена. – Мне это не нравится. Он хочет купить у нас эту вещь вдвое дешевле. Он покивал, соглашаясь с женой, и они вышли из универмага. Два дня они обдумывали, что предпринять, так и эдак рассматривали, разглядывали, гладили, трогали, лелеяли золотую монету, но так ничего и не придумали. – Надо показать ее настоящему ювелиру, – сказала жена. – Только он может назвать правильную цену. – Ювелиру? – сказал он. – Но ведь ему надо будет заплатить за это самое… за консультацию… – Да, ты прав, – сказала жена. – И еще неизвестно, сколько он потребует. Чем дороже вещь, тем дороже и консультация. – Главное сейчас – не продешевить, – сказал он. – Видишь, сколько вокруг жуликов? – Да, ты прав, – сказала жена, а мелькнувший, как молния в глазах мужа алчный огонек немного испугал ее, но она решила, что он ей привиделся, потому что за все время, что они вместе она ни разу не замечала в его глазах ничего подобного. – Ты прав, – повторила она. – Такое везение может быть только раз в жизни. – Вот именно, – сказал он, завернул монету в тряпочку и спрятал под подушку, под большую подушку, на которую они оба клали головы, но она заметила, что положил он монету с той стороны, на которой лежал он сам. «И что с того? – подумала она с досадой – Какие глупости лезут в голову!» Наутро он вышел из дому довольно поздно, не взяв с собой сапожного ящика, но захватив золотую десятку в тряпочке. – Что ты решил? – спросила она. – Еще не знаю, – сказал он. – Но я чувствую, что решение придет ко мне сегодня, я должен походить по улицам, подумать. – Хорошо, – сказала она. – Что бы ты ни решил, я – с тобой. Она улыбнулась ему, и он ушел. До вечера он блуждал по улицам города и все думал. Что же делать с таким подарком судьбы? Конечно, хотелось бы с толком, как можно с большим толком использовать неожиданную удачу, но как? Купить жене дорогую обновку? Но что она будет делать с обновкой в их убогой лачуге, к ним не приходят гости, им тоже не к кому идти, они одни, одни в этом мире. Может, употребить деньги на то, чтобы заделать дыры в их жилище? Но ведь они поселились временно в этой убогой лачуге без всяких удобств, и скоро, уже совсем скоро им должны дать, как беженцам нормальное жилье, которое в первую очередь получали многодетные семьи. А что если оставить для ребенка? Положить в копилку, а? Но если так будет продолжаться их жизнь, этот ребенок будет жить на гроши, что зарабатывает его отец, и золотая монета – всего лишь случайный эпизод в их жизни, и права жена – такое бывает раз в жизни. Он остановился посреди незнакомой ночной улочки, возле входа в подвал, из которого как раз отворив железную дверь, вывалился какой-то толстый господин в шляпе, криво надетой на голову, в съехавшем галстуке и, кажется, основательно пьяный. – Не ходите туда, – сказал ему господин, приблизив усатый рот к его лицу, будто собирался поцеловать, и обдав перегаром смешанным с тонким запахом дорогого одеколона. – Вас там ограбят и заразят триппером. – Хорошо, – покорно согласился он, отстраняясь от господина как можно дальше. Тогда, отстав от него, господин исчез в соседнем переулке, а он, потянув на себя тяжелую железную дверь, очень неприятную с виду, вошел именно туда, куда обещал не входить. Что-то, независимо от его воли, ума, желания словно толкнуло его в этот подвал. И он стал спускаться по длинной винтовой каменной лестнице, пока в полутьме не наступил на чью-то ногу. – Это еще кто? – недовольно спросил голос, обладателя которого он пока не видел. – Что этот болван охранник делает наверху? Вас кто впустил? Деньги есть? Из четырех вопросов, заданных ему один за другим без всякой паузы, он решил ответить только на последний, засунул руку в карман, вытащил тряпочку, развернул и продемонстрировал золотой. Тут в лучах золотой монеты, которая немного осветила место, где они стояли, он увидел человека с зеленым лицом, одетого как паж и почему-то с зонтиком в руке. – О! – сказал зеленолицый. – Золото! Можете войти, – и распахнул перед ним дверь в зал, настолько ярко освещенный, что ему на миг пришлось зажмурить глаза. Он шагнул в зал – и что же там творилось! Бриллианты на пальцах, ушах, шее, порой на голове фантастически разодетых женщин слепили глаза, запах дорогих сигар, который он слышал впервые за свои двадцать восемь лет, мужчины во фраках и, как минимум, дорогих костюмах, приобретенных в Париже и Лондоне, женщины в эксклюзивных платьях, стоивших целое состояние, пахнущие так, что проходя мимо них, казалось, ты взлетаешь плавно над землей, и все они – многие с бокалами в руках – сгрудились возле игорных столов с рулеткой, тут играют в карты, там бросают жетоны в автомат, мягкий, усыпляющий гул стоит в зале, никто не обращает на него внимания, а он бродит, как во сне, как сомнамбула между игорных столов, видит этих пресыщенных людей, которых даже выигрыш не волнует и не радует. Официанты в белых смокингах и полуфлотских фуражках с кокардой с ловкостью обезьян, перелетающих с ветки на ветку, снуют между посетителями с подносами в руках. На столах блестят кучи золотых монет, которые передвигаются то к крупье, то к счастливому игроку, точно таких же монет, что у него в кармане, что открыла ему дорогу сюда. Он вдруг ловит себя на том, что уже давно стоит у края стола, где играют в рулетку и наблюдает за игрой, ничего в ней не понимая. Никто не обращает внимания на его внешность, на его старые, правда чистые и отутюженные тщательно брюки, на его нечищеную обувь, хотя он резко отличается своей внешностью от всех тут присутствующих. Он видит нарядную молодую женщину, сидящую напротив него, замечает ее мимолетный взгляд на себе, абсолютно лишенный любопытства, видит, как она хладнокровно проигрывает свои деньги, прикуривая у официанта, согнувшегося угодливо с горящей свечкой перед ней, толстую, странно выглядящую в ее тонких губах сигару. Он на миг представляет на ее месте свою жену, что и она так же шикарно одета, и это бриллиантовое колье на ней и огромная брошь на платье под стать колье. Он достает из кармана и ставит свою монетку на первый попавшийся квадратик, рулетка вертится, шарик бежит по желобку и попадает на ту же цифру, которая нарисована на квадратике, где одиноко лежит его монета. Он как сквозь сон слышит непонятные слова крупье, видит, как тот лопаточкой с длинной ручкой тащит к себе его монету, не в силах помешать этому, будто руки и ноги, и все тело его онемело, одеревенело, не в силах противиться хотя бы словами, потому что язык во рту тоже онемел и одеревенел. Но тут же крупье, отсчитав, придвигает к нему той же лопаткой кучку блестящих близнецов его монеты… Когда он утром – только-только начинался рассвет – выходил из этого подвала в переулок, карманы его были набиты крупными купюрами и золотом. Он, как пьяный побрел по незнакомой узенькой, подозрительной улочке, на углу которой с невозмутимостью старожила находилась и издавала вонь большая мусорная куча, еще не зная, куда он должен идти, потом понял, что утро, что всю ночь его не было дома, что жена вероятно беспокоится, да что – беспокоится, с ума сходит. И зашагал по направлению к дому. Не привыкший разъезжать на такси, он так и шел бы пешком, если б на него чуть не наехал автобус нужного ему маршрута, не веря глазам своим, он долго рассматривал номер маршрута на лобовом стекле автобуса в этот предутренний час, когда все автобусы спят, не веря ногам своим, поднялся в салон, не веря своей заднице, уселся на теплое место, будто специально нагретое кем-то для него возле окна, хотя он был здесь единственным пассажиром. Жена ждала его на улице, лицо ее осунулось от бессонной ночи, заострилось, глаза беспокойно остановились на его лице, ожидая, что он скажет. – Пойдем домой, – сказал он. – Не дай Бог, простудишься. – Да, – сказала она. – Ты прав. – У нас теперь начнется другая жизнь, – сказал он, когда они вошли домой, и он тщательно запер входную дверь. – Другая жизнь? – с тревогой спросила она, всего боясь, а пуще всего всяких изменений, привычная, что изменения почти всегда не к добру. – Да, – сказал он. – Другая, – и стал доставать и вываливать из карманов на стол пачки денег и золото. – Ах! – воскликнула она, будто ее ударили по лицу, смотрела некоторое время на это неожиданное великолепие, так не вязавшееся с убогой обстановкой их убогого жилища, и вдруг тихо, беззвучно заплакала, слезы текли по ее лицу, а она не могла объяснить, почему плачет. – Я устал, – сказал он мрачно, подошел к неразобранной постели и повалился, как был в одежде и грязной обуви. В эту ночь он не трогал ее, хотя, проснувшись от смутных предчувствий, она среди ночи застала его за столом, сидящим на шатком табурете и при свете свечи считающим деньги. Некоторое время она тихо наблюдала, как он считает, собирает купюры в аккуратные пачки, золотые монетки в маленькие столбики, оглядывается, прикидывая, где бы надежнее можно было бы спрятать это добро, потом закрыла глаза. Лицо его было страшно. Она еще никогда не видела у него такое выражение лица.

Популярные книги

Золотая монета

Поделиться книгой

arrow_back_ios