Рейтинг книги:
5 из 10

«Малахолия» полковника Богданова

Пикуль Валентин Саввич

Уважаемый читатель, в нашей электронной библиотеке вы можете бесплатно скачать книгу ««Малахолия» полковника Богданова» автора Пикуль Валентин Саввич в форматах fb2, epub, mobi, html, txt. На нашем портале есть мобильная версия сайта с удобным электронным интерфейсом для телефонов и устройств на Android, iOS: iPhone, iPad, а также форматы для Kindle. Мы создали систему закладок, читая книгу онлайн ««Малахолия» полковника Богданова», текущая страница сохраняется автоматически. Читайте с удовольствием, а обо всем остальном позаботились мы!
«Малахолия» полковника Богданова

Поделиться книгой

Описание книги

Серия:
Страниц: 2
Год:

Содержание

Отрывок из книги

Облачившись в парадный мундир, при орденах и оружии, полковник Богданов появился на главной гауптвахте Петербурга, от имени императора он потребовал у начальника караула: – Снять двух часовых при оружии, поручив их моему начальствованию для исполнения высочайшей воли… Быстро! В таких случаях не рассуждают и лишних вопросов не задают, а потому начальник караула отрядил для Богданова двух солдат вместе с ефрейтором. Богданов привел их к дому, который занимал граф Клейнмихель с домочадцами и челядью, поставил солдат возле подъезда, а ефрейтору наказал строжайше: – Именем императора дармоеды в сем доме объявлены преступниками, и кто бы ни высунулся из дома, всех загоняй обратно, на улицу не выпускай, при этом не страшись применять оружие, как это и водится с опасными арестантами. – Слушаюсь! – отчеканил ефрейтор. – У меня и мухи из дому не вылетит, всяку тварь расшибем… Богданов перехватил извозчика на улице и в коляске катил по Фонтанке к зданию Министерства внутренних дел, которое в ту пору возглавлял граф Лев Перовский, славный нумизмат и археолог, сибарит и коллекционер. Он с утра пораньше наслаждался лицезрением через линзу древней тетрадрахмы времен Антиоха II, когда секретарь доложил, что приема настоятельно домогается некий полковник Богданов. – А что у него там загорелось? – недовольно спросил министр. – Не знаю. И говорит, что дело у него государственной важности, отлагательства никак не терпящее. – О, Господи! – сокрушенно вздохнул Перовский, с большим трудом отрывая взор от греческой монеты. – Даже поработать как следует на свежую голову не дают… так и лезут, так и лезут, словно клопы из перины. Черт с ним – проси! Представ перед министром, Богданов сказал: – Вся мать-Россия и великий русский народ с неослабным восхищением наблюдают за теми титаническими усилиями, кои вы, ваше сиятельство, прилагаете к наведению порядка на просторах империи, энергично преследуя воров, взяточников, прохиндеев и мошенников – какого бы ранга они ни были. – Не спорю, – скромно отозвался граф Перовский. – Сочувствуя вашим благим устремлениям, – напористо продолжал Богданов, – я пришел к вам, дабы указать вашему сиятельству на самого зловредного вора и взяточника в нашей богоспасаемой империи, к задержанию коего мною приняты должные меры. – Кто он? – спросил министр дел внутренних. – Клейнмихель! – одним дыханием произнес Богданов. При этом он имел неосторожность указать на свой пистолет, прибавив, что вор попался и от расправы не уйдет: – Не спорю, я готов его продырявить. – Покажите-ка мне ваш пистолет. – Пожалуйста, – согласился Богданов. Перовский ногою нажал под столом педаль вызова секретаря, а сам, отбросив пистолет, указал на стенд охотничьего снаряжения, который украшал его министерский кабинет. – То, что граф Клейнмихель вор и взяточник, – деловито сказал министр, – об этом даже дворники столицы извещены в полной мере. Я от души одобряю ваше решение, как решение честного человека, но… Для наказания вора и взяточника советую снять со стены одну из нагаек, которой мы его совместно и наказуем… Кажется, Богданов понял, что попал в ловушку, и потому, сорвав со стены нагайку, он стал хлестать ею не Клейнмихеля, а самого министра внутренних дел графа Перовского, но тут вбежал секретарь, а за ним вломились в кабинет часовые. Граф Лев Перовский даже не обиделся. – Вам чай или кофе? – любезно спросил он Богданова. – Небольшая передышка в событиях нам не повредит. – Чай, – яростно огрызнулся Богданов… Оставив Богданова пить чай под арестом, Лев Алексеевич Перовский покатил в Зимний дворец – прямо к императору. Николай I пребывал в немыслимом раздражении. – Что за бардак? – четко выразился он, точно определяя положение дел в своем всемогущем государстве. – Вчера я назначил графу Клейнмихелю время для доклада, и вот уже полчаса протираю штаны в кабинете, а он… где он? – Уже арестован, – доложил Перовский. – Как? – Так. – Кем? – Не мною. – Что за ахинея? – Именно, что самая натуральная ахинея. Ваш министр путей сообщения арестован полковником Богдановым, который, будучи щепетильным человеком, не делился доходами со своих шлюзов с ея сиятельством Клеопатрой Петровной Клейнмихель. – Ничего не понимаю, – отозвался Николай I, действительно не разбираясь в неудобном сочетании Клеопатры с ускоренным растворением шлюзов. Лев Алексеевич заторопился. – Стоит ли волноваться? – сказал он. – Мною уже посланы люди, дабы снять караул от подъезда дома Клейнмихеля, а вот что делать с Богдановым… простите, не знаю. – Так он же сумасшедший! – воскликнул император, находя самый верный фарватер в сложной дельте своих умозаключений. – Не всякий же, кто имеет эполеты полковника, способен сажать под арест министров, облеченных вашим высочайшим доверием… Что нам делать с графом Клейнмихелем? – Выпустить. – А что делать с Богдановым? – Посадить… Но сажать Богданова в тюрьму было как-то не совсем удобно, ибо мотивы, которыми он руководствовался при аресте графа Клейнмихеля, были весьма благородны, и личной корысти Богданов никакой не имел. В таких случаях, чтобы власть не мучилась, тюрьму заменяют домом для умалишенных, и полковник Богданов на два года был помещен в ту самую больницу, где ни один больной никогда не сознается вам в том, что он болен… Много позже некто А. И. Шадрин, смотритель сумасшедшего заведения, рассказывал Василию Верещагину (художнику): – Состоял это я по умалишенной части, обслуживая палату для малахоликов. Энти самые малахолики (“Меланхолики”, – поправил его Верещагин) не то чтобы совсем тронулись, а так… малость заколдобились. Но люди все образованные. Коли уж они свою грамотность слишком учнут показывать – моя задача была обливать их холодной водой. Там же и полковник Богданов срок отбывал. А потому как он спятил не сам по себе, а по высочайшему соизволению, так его в одиночке содержали, чтобы он никому своего ума не показывал. – А водой его обливали? – спросил Верещагин. – Не! Его к столбу привязывали и простынкою мокрой обворачивали. А на иных-то я ведер по десять выбухивал, так что от них пар шел, бытто от банной каменки… Полковник же Богданов был мужчина серьезный. Кады не придешь, он все книжку читает. Человек добрый. Коли его не трогаешь, так он даже не кусался, как другие. А когда времена-то изменились, его в генерал-майоры произвели. Говорят, он в Питере Исаакиевский собор достраивал… Кады покидал он малахольное отделение, чтобы в генералы выйти, он мне кулаком как звезданет в ухо, я ажно заробел. А потом – ничего, пять рублей подарил и сказал на прощание: “Русский человек на любом посту обязан служить честно …” Вот за это-то самое его и держали в малахоликах, чтобы не кочевряжился…

Популярные книги

arrow_back_ios