Рейтинг книги:
5 из 10

Город зомби и «Ночная рубашка

Уткин Андрей

Уважаемый читатель, в нашей электронной библиотеке вы можете бесплатно скачать книгу «Город зомби и «Ночная рубашка» автора Уткин Андрей в форматах fb2, epub, mobi, html, txt. На нашем портале есть мобильная версия сайта с удобным электронным интерфейсом для телефонов и устройств на Android, iOS: iPhone, iPad, а также форматы для Kindle. Мы создали систему закладок, читая книгу онлайн «Город зомби и «Ночная рубашка», текущая страница сохраняется автоматически. Читайте с удовольствием, а обо всем остальном позаботились мы!
Город зомби и «Ночная рубашка

Поделиться книгой

Описание книги

Серия:
Страниц: 2
Год:

Содержание

Отрывок из книги

GPS , «навигатор», чтобы ориентироваться в этой пустыни? Так вот, возле «тарелки» я нашёл какую-то штучку. Это мой радио-маяк. Его можно увидеть через любое GPS . Вы будете ориентироваться, в какое место сажать вертолёт. То есть, я буду стоять именно там». Алёна не узнавала своего мужа. Ей казалось, раньше он не был таким влиятельным. «Вот что делают с человеком новые увлечения! — кисло усмехнулась она. — Если бы мы не потащились за этими зомби, он бы не встретил там свою ведьму, она не околдовала бы его и он остался прежним Олегом». Вертолёт высаживал десант. Отец Ивана, полковник Юдашев, знал, что где-то эти засранцы сели. Хорошо, молодой паренёк оказал ему помощь, указал точное место в пустыни, где «их тарелка» совершила посадку. — Эй вы, — орал полковник через рупор, когда они подошли к НЛО вплотную, вдвоём с Олегом и с группой вооружённых десантников, — давайте выбирайтесь, нам надо поговорить! «Тарелка» имела обычный вид: такой, как принято изображать в жёлтой прессе, стояла на трёх ножках, однако корпус был расположен очень высоко — нельзя было поднять с земли камень и докинуть; просто, чтобы они там пошевеливались. — Если вы будете нас игнорировать, мы открываем огонь на поражение, — продолжал распаляться полковник. — Вы хотите войну? Нет проблем. Это парень, — указал он на Олега, — знает, где находится ваша планета. Если вы запугивали нас атомной бомбой, мол, мы должны прекратить отстрел живых мертвецов и дать им спокойно убраться, то сейчас наша очередь. Сейчас мы запугиваем вас тем, что можем сбросить атомную бомбу на вашу планету. Как вам такой бартер? «Тарелка» продолжала олицетворять собой непробиваемую стену (смиренное молчание в ответ на собачий лай тупоголовых военных). То есть, в неё можно было стрелять, но со стороны это будет выглядеть так, как болван бьётся о стену головой. — Так они точно угрожали нам ядерным оружием?! — округлились глаза Олега. — Значит, я не ошибся в своих предположениях? Но за что? это же какая-то агрессия получается! — Они сказали, — объяснил полковник, — что могут «реанимировать» всех съеденных мертвецами жертв у себя на планете. А мы им поверили. В то, что они пришли к нам с миром. С тем, чтобы остановить апокалипсис. Поэтому, если прекращаем пальбу в зомби, они гарантируют не сбросить атомную бомбу на наш убогенький городок. — То есть, — сделал Олег вывод, — у них такая логика: «если на Земле оживают мёртвые, то это какая-то энергетика. И именно в это время можно заниматься целительством: опустошать «зомбированные желудки» и возвращать съеденных к жизни». Так? — Конечно, всё это слишком подозрительно звучит, как белиберда, но… у нас нет другого выхода, кроме как верить им на слово. Ведь, мы же не снарядим космический корабль? Чтобы управлять им с твоих слов, разыскивать планету этих паскуд, с целью нанести им упреждающий удар и сбросить в их планету ядерную бомбу! — Откровенно говоря, — дополнил Олег ещё кое-что, — всё это звучит не то, чтобы подозрительно, а… наивно что ли. Потому что вы даже сейчас не можете начать по ним стрельбу… Видите, в каком тупике всё находится, и не можете. Боитесь, действительно, атомной бомбы?! — На самом деле, мы не можем начать обстрел ни при каких обстоятельствах. Ты знаешь, что они нам ещё пообещали? То, что могут подговорить диверсантов. Пока мы обстреливаем этих зомби, наши конкурирующие войска могут начать обстреливать нас самих. Зато, если их потом начнут допрашивать, они сделают невинные глаза и скажут, что мы первые начали, а они отбивались, как положено! Ты же ведь понимаешь: инопланетянам это ничего не стоит! Они могут не только диверсантов «уговорить», но и загипнотизировать своих зомби! При этом зомби на диверсантов нападать не будут, а нас — сколько душе угодно! Олег собирался рассказать полковнику о том, что услышал от Стаса (выдать его фантазии о «контрабанде» за собственную версию), но не успел. Что-то случилось. 21 «Ночнушка», Алёна и Стас продолжали находиться на прежнем месте. Им не хотелось приближаться к этой «тарелке» ни на йоту. Она превращает людей в «организованный» строй зомбированных лунатиков, выровненный словно по линейке. И идиотично шагающий навстречу этому НЛО всё ближе и ближе. Алёна не сделала бы шаг, даже если бы ей пообещали за него миллион долларов. Каждый её шаг оценили в миллион (только у самой конченой инопланетной сволочи хватит на такое ума). Но, когда она увидела это собственными глазами, то потеряла всякий разум. Олег поднимался в воздух чуть быстрее, чем зомби, которых засасывало в «тарелку», но она хотела всё равно успеть добежать. Ей надо было собственными ушами услышать то, что Олег не по своей воле «потерял гравитацию». Потому что, если окажется наоборот (если Олег сам так решил — полететь птицей), то это в корне меняет всё её мировоззрение. Значит, Олега больше волнует «тарелка», а не эта кукла с глазами, морду которой Лене всё-таки удалось набить. Посчастливилось. 22 Полковник Юдашев своего сына запер дома. После того, что устроил этот разгильдяй, отец пообещал ему неделю, а то и месяц домашнего ареста. Никакого мотороллера, никакого мобильника, никакого компьютера, а только арест и ещё раз арест. Краем уха Ваня слушал, как его братишка смотрит телевизор. Как раз шла любимая Ванина передача… Но ему всё время казалось, что другое ухо слышит что-то совсем другое. Правда, через дверную щёлочку запертой на замок Ванькиной комнаты, трудно что-либо разобрать, но он вслушивался так и этак. Когда подносил к дверной щели другое ухо, пропадало то, что он слышит. И ему ничего не оставалось, как отойти от двери совсем. Плюнуть на своё любимое телешоу и подкрасться к окну. За окном — тишина. Вечерняя тишь, поэтому кажется, что удастся разобрать эти «новые звуки» более отчётливо. «Неужто Олег передаёт мне какую-то информацию?» — закралась в Ванькину голову странная мысль. Потому что за окном ему, казалось, слышится какой-то голос. Он доносился откуда-то издалека. Поначалу это было что-то невнятное, напоминающее: «Это я, Олег!» Но потом… Ваньке только единственное хотелось разобрать: откуда именно доносится этот зов. По идее, он должен быть слышен со стороны той пустыни, где он первым заметил «летающие тарелки», тут же снарядив своего неразлучного друга, Стасика. Но, с другой стороны, ему казалось, что голос доносится далеко-далеко из-под земли. Так далеко, что расстояние наверняка сопоставимо с безвоздушным космическим пространством. Именно с тем местом, откуда спускались «летающие тарелки» на их грешную землю. Как будто там, далеко, находится ад и Олег случайно попал именно туда… он видит, где и как зарождаются мертвецы. Странные существа, выходящие на поверхность и пугающие своим видом добрых христиан. Может, если мертвяка разорвало напополам, то бесы сшивают его… Своими демоническими, бесовскими нитями… Или сваривают газоэлектросваркой?.. Нет, сшивают! Именно иголкой и нитками… «Они распарывают им животы, — слышал Иван, — а потом зашивают заново. Иголкой и нитками! Это что-то ужасное… Они вытаскивают оттуда мясо!!» Ванька не мог понять, что всё это такое. То, что он слышит. Его мысли, его представления о загробной жизни, как-то смешались с голосом, зовущим издалека. Сейчас он точно верил, что это голос Олега… «Сейчас они вытащат всё мясо из этих зомби и отправят их назад! А потом прилетят новые «тарелки». Но зачем?! Зачем они всё это делают?» — Я не знаю, — уже говорил Ваня это вслух. Он не боялся, что его может услышать Сашок-братишка, а потом опять взболтнёт что-нибудь своему папику. Он говорил всё смелее и смелее. Готов был начать даже орать, потому что иначе этот голос не услышит его ответов. Он находится так несказанно далеко. «У них очень острые ножи и острые иглы! Они вспарывают животы этим ходячим трупам. Мясо они сваливают в люки. В днище их «тарелок» находятся люки. Там очень много мяса. Ужасно, безумно много! Снаружи «тарелка» кажется какой-то маленькой. Но сейчас я внутри неё. И она просто-таки гигантская! В ней безумно много мяса! Они работают с какой-то немыслимой скоростью. Всё время что-то рубят, что-то режут…» — Но кто?! — не выдержал Ваня и так крикнул это слово, что аж братишка его подскочил — у него случайно погас телек, — КТО они?! «Они — это примитивные серые человечки. Именно их так часто изображают уфологи. Длинное-худое-змеевидное тело. Огромная голова. Потому что в ней гигантские глаза. Голова треугольной формы… Ну, ты знаешь: маленький рот, нос и… огромные, светящиеся глаза! Понял, кто это такие? Это — гуманоиды, пришельцы. Они выглядят примерно так, как их «тарелки»: безумно длинное, худое-змеевидное туловище (ножки) и огромная голова… Сейчас я нахожусь в их «голове-тарелке» и вижу, как торопливо они работают. Они хотят успеть улететь. Улететь раньше, чем сюда наедет куча военных и рой журналистов! Раньше, чем сюда набежит целая толпа. Вычистить из мертвецов всё мясо, успеть их зашить, выпустить из «тарелки» и УЛЕТЕТЬ!» — Там все те мертвецы, которых мы видели, как они поднимались в воздух и их засасывало в летающую тарелку?! «Да, все до единого!» — Но, ведь, их же чертовски много! Как ОНИ ВСЕ там уместятся?! «Я тебе говорю! Тарелка внутри дьявольски гигантская! Ты не смотри, что она издалека ростом со спичечный коробок. Внутри… Чёрт, я не знаю, как сказать… Внутри она занимает чуть ли не полпустыни!» Когда Олег всё это говорил, то информацию брал не с потолка. Одно дело — увидеть то, что происходит, но совсем другое — найти логическое объяснение происходящему. Так вот, логика заключалась в том, что «тарелки» исчезали и появлялись. Может, инопланетяне не хотели показывать одно гигантское НЛО, иначе края будут выглядывать за пределы дымки, «тарелку» можно будет увидеть любому проезжающему по трассе. Вокруг «тарелки» за одну секунду соберутся военные и журналисты! «Тарелку» будут атаковать войска… Поэтому чисто внешне пришельцы сделали такое изображение в виде нескольких «домиков», как их назвала «Ночнушка». Эти «домики» появляются и исчезают. А ещё они умеют перемещаться с места на место. В зависимости оттого, где стоит этот гигантский космический звездолёт инопланетян. Если в том месте, куда направляются Лена, Стас и «Ночнушка», он стоит, то «тарелки» (маленькие домики на сказочно высоких ножках) делаются видимыми даже там. 23 Лена расталкивала мешающих её проходу десантников, прицеливших свои «бластеры» на тот случай, если их командиру начнёт угрожать какая-либо опасность от этих пришельцев, либо, если в воздух за тем странным пареньком, поднимется и сам полковник. Тогда они немедленно откроют огонь и будут лупить по «тарелке» до тех пор, пока… Пока в аду не пойдёт снег или, пока тоненькие ножки, на которых держится НЛО, не перебьётся от пуль и «тарелка» не рухнет на землю. Алёна подбегала к Юдашеву вплотную и требовала объяснений. У неё был такой вид, словно виноват в том, что её муж поднялся в воздух и «улетел», непосредственно он: Полковник Юдашев. Но недолго они обсуждали эту тему. Обоим показалось, что раздался какой-то взрыв. Именно так грохочут в праздники фейерверки! Во все стороны от корпуса «тарелки» разлетались сотни и тысячи человеческих тел. Казалось, «тарелка» вышвырнула их одним залпом! Либо это была канонада пальбы от «десантуры». Мертвецы, выпотрошенные и опустошённые, разлетались, но у них не было крылышек, как у мух (роя насекомых, крутящегося над строем, пока они медленно, но мистически организованно плелись в сторону «тарелки»), поэтому они падали и бились о землю с такой силы, что, казалось, «Ночнушка» взвизгивает при каждом ударе о землю мертвяка. Многие тут же поднимались и продолжали идти (так, словно перед этим они не останавливались и ни в какую «тарелку» не заходили; попить чайку). Другие, при падении ударялись головой, поэтому продолжали валяться. Голова — всмятку — ничего не попишешь. Все, которые могли идти, постепенно выстраивались в ровную, выстроенную словно по линейке полосочку. Военные в них не стреляли, поскольку запрещено законом. Все только тупо смотрели и, у них были такие лица, словно они не бельмеса не могут понять. «Что всё это значит? Какая-то, чертовски новая цивилизация? Даже наша, военная, муштра не способна создать такой дисциплины…» Тарелка, тем временем исчезала. В этот раз она исчезала навсегда. Но появлялась совершенно НОВАЯ. Та самая, гигантская, которую Олег имел в виду, когда передавал Ванечке свои мысли. Гигантский инопланетный космический корабль поднимался в воздух. Скорость его перемещения немножко превышала ту, с которой Олега недавно «засосало» на борт «микроскопического двойника». Дело в том, что эти две «тарелки» были идеально похожи друг на дружку. За той лишь разницей, что у настоящей (гигантской) размеры «худеньких-тоненьких ножек» полностью совпадают с длиной многих микродвойников, раскиданных по пустыне то тут, то там. То есть, на какой высоте стояли эти микродвойники, на такой стоит и «тарелка» гигант. Сейчас она поднималась всё выше и выше… А Лена с полковником потом ещё очень долго бродили по пустыне, вглядываясь в тех мертвяков, которые не сумели подняться на ноги. Лене было интересно, лежит ли среди этих тел и её Олег. Потому что, по идее, НЛО должно было «выплюнуть» и его тело тоже. Но, сколько не искали, так ничего и не нашли. Солдатня тоже должна была искать, но Юдашев не отдал им приказу. Потому что прежде надо было ксерокопировать фотографии этого парня, чтобы раздать каждому солдату по отдельности (слава богу, что их не сорок человек было, потому что столько в вертолёт не вместится). Так, чтобы солдаты переворачивали мертвяков лицами, всматривались и сверяли. Стас и «Ночнушка» не искали по той простой причине, что находились в растерянности. Они не соображали, что надо делать и в какое время. Либо не помогали Юдашеву и Лене по той причине, что разговаривали. — Как это понимать? — говорил Стас. — Вертолёт пролетел сквозь корпус космического корабля?! — А это корабль?! — отвечала ему «Ночнушка». — По-моему, это тот же домик, но только очень сильно большой. — А почему ты их «домиками» называешь? — Потому, что это домики с привидениями. Говоря слово «домики», она представляла себе жизнь на той планете, куда в данный момент полетела «тарелка». Не просто «ДОМА», а именно «домики»! Если учитывать то, что на Земле «вертикальная» жизнь, то там, по её прикидкам, должна быть «горизонтальная». «Вертикальная» — в том смысле, что ракеты горизонтально, как у инопланетян, взлетать не могут. Небоскрёбы — тоже, слишком вертикальной формы. Значит, на «их» планете «одноэтажные» дома, но… слишком плоские и длинные? Такие «домики», если эмпирически возможны, то и планета должна быть тоже очень плоской формы. Такой же, как летающая тарелка. — Вернее говоря, — продолжил Стас логически развивать её мысль, — сами по себе привидения! Ведь, ты заметила, вертолёт пролетел насквозь! Приземлился и сел, как… Как будто этого гиганта, который сейчас поднялся в воздух, не существует! 24 Олег смотрел на то, как сваленные в огромные кучи мертвецы, пошевеливались, словно черви в навозной куче, лениво перебирались, стараясь подняться и идти назад. Туда, откуда пришли. За новыми добычами, либо за старыми пулями. Так можно подумать, глядя на реакцию Ванькиного папаши (полковника), готового издать приказ уже сегодня. Новый приказ, повелевающий отстреливать этих ползучих гадов (чем-то похожих на червей навозных), несмотря на действующий закон. Просто потому, что они являются насмешкой над доблестной Российской армией. Полковника охватила ярость, глядя на их дьявольски ровный строй. Ни один взвод не марширует подобным строем! Выровненным, словно под линеечку!.. Значит, если эти сволочи позволяют себе издеваться над нашей армией, их нужно нещадно уничтожать. Война начнётся? А плевать! Мы ещё посмотрим, кто победит: планета Земля или эти «насмешники». Ведь они умеют только подражать! Только кривляться. Это значит, что все их угрозы относительно атомной бомбы, блеф. Но, если воздушные войска не спят, то радары давно уже засекли этот неопознанный объект, поднимающийся в небо! Наверняка снарядят ракету и проследят, куда она (тарелка) направляется. Так мы сможем запеленговать их планету и сбросить ядерную бомбу на них уже сами! Постепенно всё становилось невидимым в глазах Олега. «Тарелка» поднималась очень медленно. Судя по тому, какая она гигантская… Олега только одно беспокоило: как он будет себя чувствовать в том случае, когда НЛО достигнет безвоздушного пространства! Ему часто вспоминались случаи похищения людей инопланетянами. Если судить по том, что все эти случаи не вымышлены, «тарелки» пришельцев должны быть как-то оснащены для пребывания на борту человеческих организмов. То есть, чтобы все рассказы похищенных гуманоидами очевидцев, не были ложью. Ведь, если их относят куда-то на Луну, то это нелогично. Там безвоздушное пространство, на поверхности. Но Олег всё-таки надеялся на лучшее: космос не заморозит моё тело, как все эти горы мяса, выгребенные из мертвяков рабовладельцами! «Тарелка» взмывала ещё выше и Олег удивлялся тому, что для него появлялись другие интересы, наблюдать за земной поверхностью сквозь днище корпуса, которое в тот миг, когда «тарелка» оторвалась от земли, сделалось словно невидимым. То есть, он обозревал поверхность сквозь безумные горы мяса, точно так, как Стасу подумалось, будто вертолёт при посадке пролетел сквозь корпус данного, гигантского НЛО. Олег удивлялся земным красотам. Ведь он впервые в жизни наблюдал подобное зрелище. Он чувствовал себя космонавтом, которые наверняка тоже вот так любуются чарующими видами земной поверхности. С учётом того, что их корабли поднимаются намного выше уровня обыденных авиалайнеров. Тех самых, которые являются «не роскошью, но лишь средством передвижения». Иначе на пятидесятитысячной высоте километров, они не отрывались бы от иллюминаторов. Любовались и любовались родной Землёй! Если посмотреть на Олега со стороны, то он напоминает собой одинокую птицу, потому что вокруг не существует ничего иного, кроме небес и сплошного, бесконечного полёта. Сколько же тысяч лет придётся ползти этой «исполинской черепахе», если её скорость мало чем отличается от скорости ходьбы тех зомбированных людоедов, что заполонили весь их город? В других населённых пунктах Олег не бывал со своей Алёной, поэтому не мог судить, что все эти мистические людоеды заполонили целую Землю. Весь мир находится под властью гигантских летающих тарелок, скоростью откровенно напоминающих черепаху!.. Олег так сильно вперился своим взглядом в земную поверхность, что даже не почувствовал ничего странного. Даже не ощутил, что за его спиной находится Алёна, Стас и… ненаглядная «Ночная Рубашка». Как и прежде, одетая в страшные штаны вылезшего из могилы мертвеца, в пиджак кошмарного цвета и в чудовищные ботинки. — Ого?! — первое, что от него донеслось, когда он случайно оглянулся. — А вас-то каким ветром сюда занесло! — Стас побоялся приближаться к своему отцу, — принялась объяснять «Ночная Рубашка». — Он стоял там, на выходе к трассе, всё продолжал караулить Ванькиного папашу. — Юдашев посадил своих солдатиков назад в вертолёт, — продолжил уже сам Стас. — Нам и места не хватило, поэтому он обещался подослать новый! Но, ты же понимаешь, ждать этих военных бюрократов бесполезно! Ну, и мы пошли своим ходом. А там лес! Он весь переполнен вооружёнными головорезами! — Так откуда твой отец собрал всю эту армию? — недоумевала Алёна. — Понять никак не могу. То, что решил отомстить Ваньке через его отца, это понятно… — Стоп! — влез Олег. — Теперь ты, Ленусик, объясни! Как такое возможно? Отомстить пацану через его отца! И не просто отомстить, а напасть на ВС, рассчитывая на то, что у тебя под боком целая рота террористов… Нет, я не спрашиваю, где он террористов навыкапывал. Наплевать. Но вот ты говоришь, что тебе понятен факт мести… Лично мне ни черта непонятно! — Но ты, Олеженька, ведь не забывай, что этот мужик психически неуравновешенный. И наверняка он мог подумать, что на отца повлиял сын Ванюшка. Поэтому, логика как-то сама напрашивается: мстить детям жестоко. Но отомстить за них родителям… — А, я понял! Пока мальчишка несовершеннолетний, за него отвечает отец. Тем более, если учесть, что он военный бюрократ и вообще самодур. — Ну, наконец-то! Допёрло… — Но мне только один вопрос покоя не даёт. Откуда, всё-таки, этот горе-мститель взял членов группировки? Ведь, организовать банду террористов — с кондачка такие вопросы не решаются! Все молчали, никто не знал, что на это можно ответить. Но Стас не выдержал и заговорил. — Это зомби. Живые мертвецы. Я думаю, мой отец как-то связан со всеми этими инопланетянами. Только одни они способны поработить выходцев с того света. Значит, для них не составит труда сделать так, чтобы мертвецы взяли в руки ружья и винтовки… — А если ещё точнее, — вставила «Ночная Рубашка», — то бластеры. — Что?! — не расслышал её Олег. — Ну, ты сам подумай! Кто выдаст им все эти автоматы-винтовки? Пусть, пришельцы как-то связаны с местными властями; каким-то странным образом им удалось создать эдакий «заповедник». Но ведь, что мертвецам (обитателям заповедника) выдали оружие, это противоречит поставленным условиям. Согласись. Поэтому оружие выдали сами же инопланетяне! Своё собственное. И так, в разговорах, они продолжали свой полёт. Внезапно расстались, неожиданно встретились заново… Накопилось очень много тем для разговоров! 25 Если задаться вопросом, почему всех «засосало» это НЛО… Мол, не является ли это такой же мистикой, как процесс восстания мертвецов из могил? То можно себе представить табачный или печной дым, скопившийся в помещении жилого дома. И тоже задаться вопросом, почему его высасывает улица, стоит только открыть одно из окон. И сразу задумываешься о возможностях космоса. Что такое снег или лёд? Почему всё это безобразие оказывается на Земле? Луна есть «необитаемый островок» и, кажется, что вечной мерзлоте там самое место. Но как, каким образом «космический климат» умудряется проникать к нам на Землю? Короче говоря, всех этих мертвецов «засасывает» в тарелку точно так, как уличный воздух засасывает в себя дым из квартиры, в одно из открытых окон. С другой стороны, всё более-менее логично и это никакая не мистика и не порождённые шизофренией галлюцинации. Четверо пассажиров гигантской «тарелки» могли разговаривать до тех пор, пока НЛО не приземлится на свою родную планету. Но их разговоры мгновенно прекратились, потому что Земля неожиданно исчезла из виду. Теперь их окружал только бесконечный космос и несущиеся с бешенной скоростью навстречу звёзды. Согласно тому, что кто-то из них мог подумать (почему застоявшийся в квартире затхлый воздух высасывается улицей почти сразу, как только откроешь окно), планета, на которую село НЛО, «высосала» их всех из «тарелки» с такой же скоростью, как дымок вытекает через распахнутое настежь окно. Одно мгновение и все четверо стоят на поверхности чужой планеты! А если быть точнее, то они не стояли. Потому что вокруг простирались бесконечные просторы океана. Небо было такое же синее, как на Земле, солнце — такое же жёлтое и яркое, но нет гарантии, что «тарелка» сделала крюк, вернулась на Землю и вышвырнула их где-то посреди Тихого (или Атлантического) океана. Если так, то есть небольшая надежда — их скоро подберёт «случайный прохожий»: проходящее мимо судно. Намного хуже, если это ЧУЖАЯ планета. К примеру, планета рыб. Это значит, что состоит она сплошняком из одного бесконечного океана. Люди, которые на ней живут, имеют жабры… Эх, жаль, что никто из четверых путешественников сразу не подумал о таком варианте! Ведь, не просто же так их игнорировала «тарелка»? Вернее, его, Олега. Тогда, когда он стоял возле неё и напрашивался. Всё время канючил. Лена должна была об этом догадаться, подойти и предупредить своего Олега. А сейчас — уже поздно. Но, с другой стороны, бывают и варианты похуже. Например, планета вроде Луны. С бесконечной зоной вечной мерзлоты. Какое-то время по ней походишь-побродишь, но очень быстро превращаешься в льдышку. — Это огромное преимущество перед планетой-океаном! Тем же Солярисом: Слава богу, что вода не холодная и можно плыть… Конечно, надеяться на корабль наивно; единственное, чего можно здраво ожидать, это появления одной из акул. Может быть, акул-зомби… 26 — О, боже! — завизжала «Ночная Рубашка», когда они оказались в воде. — Я же не умею плавать! Я сейчас же утону! Но все трое весело начали смеяться. «Ночнушка» подключилась к ним очень быстро. — А где летающая тарелка? — не понял Стас. Он всё время задирал голову и веселье постепенно начало спадать. — Мы только что из неё выпали, но над нами её нет… Почему так? — А ты разве не знал? — отозвался Олег, — что большинство летающих тарелок невидимки? — Шапки-невидимки? — включилась «Ночнушка» в разговор. — Олег, спаси меня пожалуйста! — А может быть, я тебя поддержу? — попробовала заговорить с ней Алёна. — Нет-нет, вы меня не так поняли, — защебетала «Ночнушка». — Это особая планета. Здесь мужчина может прижаться к женщине и загадать своё самое заветное желание! Ну? Вы же хотите, чтобы мимо проплывал какой-нибудь кораблик?! — Послушай, — начал возмущаться Олег, — ну зачем ты с ней всё время споришь? — Нет-нет, ты меня не так понял! — «закудахтала» Алёна. — Я предлагала поддержать её чисто «морально». Совсем не то, о чём ты мог подумать. Лена пыталась пародировать «Ночнушку», но Олег её уже не слушал — он отвечал на просьбу девушки, наряженной в ужасный костюм. Ему казалось, что её топят тяжёлые, снятые с мертвеца ботинки, но она в такой панике, что этого не понимает. — Я хочу, чтобы это была Земля! — воскликнула «Ночнушка», когда Олег прижал её к себе. — Чтобы это была наша планета. Та, с которой мы… — А тебе не кажется, что это нереальное желание? — спросил Олег. — Инопланетяне нас куда-то перенесли… — Какие ещё инопланетяне? Господи! Я не понимаю этого слова! — Она говорила про домики, — пояснил Стас. — Про домики на курьих ножках. — Значит, считай, — подала голос Алёна, — что у курочек выросли крылышки, и «домики» полетели на другую планету. Представила? — Это бывает. — Вот и пожелай что-нибудь пореальнее. — Вы хотите, чтобы нас подобрал какой-нибудь морячок? — А что тут хотеть?! — воскликнул Стас. — Разве вы не слышите рёв мотора? Все внезапно примолкли, прислушались. В этот раз рёв стал значительно громче, потому что лодка приближалась. Через какое-то время они смогли увидеть эту лодку. При этом им пришлось шуметь. Плескаться и кричать так громко, чтобы их хоть ненадолго, но услышали. Лодка гнала где-то в стороне от них. При приближении, они поняли, что никакая это не лодка. Как минимум, туристический катер. Вполне себе земного происхождения! И, что удивительно, управляли этим катером не просто ЛЮДИ, а разговаривающие на русском языке. — Ты всё-таки загадала своё желание! — рассмеялся Олег. — Мы действительно на Земле… И не просто на Земле, а в России. Он старался это говорить в один голос с гламурным детиной, принимавшим их на борт. — И только давайте пошевеливайтесь, неудачники! О’кей?! Когда они все забрались, он им объяснил ситуацию. — Мы здесь снимаем порно. Врубились?.. Ну, неважно. Слушайте сюда. Мы вас провозим дальше, там будет проплывать торговая баржа. Мы с понтом выкидываем вас за борт, а дальше уже решайте сами. — Эй, — подошёл какой-то мордоворот, — а чё ты их подобрал?! — А чё? — Да ты вообще, врубаешься?! — Чё ты на меня быкуешь! — Да ты знаешь, чё перевозят на той барже?! Наркоту конкретную! — Да? И чё ты предлагаешь?! Ехать назад? Мы чё, лохи, туда-сюда кататься? — Какие симпатичные мальчики! — замурлыкала «Рубашка». Те косо глянули на её «прикид». — А тебе чё надо? бомжовка. — Да так, ничего. Просто спросить. — А ты тупить не будешь? Коза. — Если поехать назад, там что? — Да хрен его знает. Кораблик какой-то грёбанный. А тебе какой хрен? — А мы пойдём в каюту? Попробуем договориться. — Чё? Чё, у тебя бабки есть? Но они пошли… — Может, остановить её, пока не поздно? — посмотрела Алёна на Стаса и Олега. — Да я бы и сам рад… — зачесал Олег затылок. — Но ты посмотри, какие они кретины! Вдруг, там и правда перевозят наркотики! Уж лучше по нормальному, самим выпрыгнуть за борт и… продолжать плыть. По-собачьи. Но, через какое-то время, катерок достаточно резво разворачивался назад и бугаи старательно догоняли то судёнышко, которое шло в обратную сторону относительно подобравшего их катерка. Конечно же, хлопцы пошутили, по поводу порно. Никакое порно они тут не снимали. Просто, их сконфузило от внешнего вида «Ночной Рубашки». Но, когда она в каюте расстегнула свой пиджак, они были на взводе. И она обещала им награду, если те догонят это судёнышко. — Ну, что, хотите награду? — хохотнул Олег, когда те нагнали и связались по рации с бортовым экипажем. — Условный срок, я надеюсь, вас устроит? Я родственник одного известного прокурора… — Ты чё на нас бычишь? Гоблин! — Вы её изнасиловали? Нехорошо как-то получается. Но нас спасли — это весьма похвально… — КОГО МЫ ИЗНАСИЛОВАЛИ!!! — теряли те от возмущения словарный запас. — Но вы особо не бойтесь — я про вас никому не расскажу. — Чё за дела? Мы тебя щас ващще порежем! — Она — сумасшедшая, — объяснил им Олег. — Наша дальняя родственница. За сумасшедших вас в тюрьму не посадят. Но вот за то, что вы нас выручили — за это спасибо. — Ладно, валите отсюда… Гоблины. — Не, чё «валите»?! — возразил второй детина. — Давай их порвём! — Но вот если я им скажу, что вы надругались и над мальчиком, — продолжал Олег, — вот это будет уже намного серьёзнее! — Да чё ты паришься?! — отвечал первый мордоворот второму. — Пусть валят!.. Эй, ты, чудик! А мальчик у тебя тоже сумасшедший?! Га-га! 27 Когда их подобрали на борт того корабля, на который настроились мордовороты, то хозяин корабля очень сильно удивлялся. — Я знаю этих недоносков, — кивал он на разворачивающийся катерок. — Просто так они бы вас точно не подобрали! Скорее всего, им хотелось вас подставить: выбросить подле какого-нибудь «траулера»… перевозящего наркотики. — Именно этого они и хотели! — поддакивал Олег. — Поэтому странно, что они сбросили своих «жертв» неподалёку от рыболовецкого (нашего) судна. — А мне тоже кое-что странно, — всё пытался Олег втереться в доверие к владельцу данного, рыболовецкого, средства. — Как они узнали, что та баржа перевозит наркотики? Ведь она шла далеко впереди них! Они, что же, хорошо знакомы? — А как вы сами не смогли что-либо узнать? — наконец-то согласился этот мужчина с Олегом разговаривать. — И вообще, какого чёрта вы плаваете в море? — Это долго объяснять, — пожал Олег плечами. — Считай, нас выбросило из корабля. — Как это так? — не мог понять тот, как ни старался. — Выбросило… Но это же ваш корабль! Вы ни у кого его не украли… Так? — А что, здесь у каждого свой корабль?! — попробовала влезть в болтовню и «Ночнушка». — Вот как интересно у вас всё устроено! Что же это за страна такая? Я надеюсь, мы на российской территории? — Естественно! — усмехнулся хозяин. — А чему вы удивляетесь, барышня? Это раньше на всей земле был голод. Но сейчас, когда нашли великолепное средство для пропитания… жизнь резко изменилась! Теперь все люди счастливы и богаты. А главное, здоровы! Сумели, как-то, победить все болезни. Он посмотрел на них странно. Чего это они все примолкли? — Эй! С вами всё в порядке? — Да конечно! — хохотнул Олег, изобразивший бодрый вид, — нет проблем. — А скажите мне, пожалуйста, с какого именно корабля вас выбросило? Уж не с космического ли? — Ха, а как вы догадались?! — опять эта «Ночнушка» — растрепала. — Да у меня такое странное чувство, что вы с какой-то другой планеты… 28 И опять «Ночная Рубашка» всех «выручила»: Хозяин корабля предложил ей нарядиться в какие-то красивые платья. Только после этого он отдал приказ держать курс в сторону берега. Как выяснилось, слова о том, что их судно рыболовецкое — такая же неправда, как и болтовня того бугая о том, что они на своей яхте снимают «порнуху»… — Опять ноги раздвинула, — с грустью подумала Лена. — Опять ты завидуешь, — возразил ей Олег. — Могло ведь закончиться всё весьма плачевно! — Что значит, «весьма плачевно»? — Либо нас перебрасывали бы — с одного кораблика на другой. Либо, просто, сбросили бы как балласт и — плыви себе. — Что-то я не понимаю тебя. — Мне кажется, это другая планета, — поделился он своими соображениями. — Помнишь, как выглядело НЛО у нас на Земле? Оно меняло свою форму. Проще говоря, подстраивалось под наше сознание. Делало так, чтобы мы не видели то, что есть на самом деле. То же самое и с данной планетой! Она имитирует Землю. Понимаешь? — Не совсем. — Ну, просто эта девушка (наша попутчица), умеет как-то странно угадывать… — В смысле, угадывать? — Ну, помнишь, каким словом она назвала «летающие тарелки»? Тебе она, сразу же, конечно, показалась недалёкой. С таким недоразвитым воображением, что даже не в состоянии поверить в самое примитивное: полтергейст или НЛО! Но лично Стасу она объяснила, что эти «домики» только потому «домики», что они на курьих ножках. Ты можешь вообще понять подобную бредятину? Меняет ли это логику чуши, если объяснить то, что она сказала, словом «куриные ножки»? — Ну, не знаю. — В «домиках» живёт баба яга, — начал Олег разжёвывать уже совсем элементарное. — Она летает. Не так ли? Она ест человеческое мясо… — Человеческое мясо… — простонала та. — О, господи, и зачем ты попёрся в сторону этих «тарелок»!.. Что тебя туда потянуло… По-моему, ты просто ненормальный… — А всех этих зомби что тянуло? Почему они тоже шли, не только я?! — Ну, какое мне дело до твоих несчастных ЗОМБИ! — Скажи вот ещё что. Почему их притягивало к борту НЛО и они просачивались сквозь железяку, а меня не могло даже оторвать от земли. А?! Чем таким, особенным, я от них отличаюсь? Они туловища и я туловище! Чем?! Сдаёшься?! — Я-то не сдаюсь. Я смотрю на тебя и не могу понять: когда ты уже заткнёшься? Я имею в виду, перестанешь тараторить про своё «зомби в тарелках»! — Дело в том, что инопланетяне создали ещё одну «зрительную иллюзию». Вместо того, чтобы перевозить на свои планеты мясо, они перевозят… совсем другое. — Что ещё за «другое»? О чём ты там всё время болтаешь? — Я про золото. Они заливают этих зомби раскалённым золотом, потом выливают в свою «тарелку» и везут сюда. Поняла, как притягивает этих тварей к железяке? Всё очень просто: в корпусе «тарелки» встроен магнит — он притягивает различные металлы, в том числе и золото. Лена смотрела на него усталым взглядом. До него она сама ни один раз ломала себе голову по поводу этого чёртового «магнита». Так что, ей скучно было сейчас слушать Олеговы враки. — Поэтому, если тебя удивляет то, что я оказался на «тарелке» и полетел на эту планету, то сделал это чисто для того, чтобы элементарно разобраться. Правда ли то, что инопланетяне похищают наше золото? Да и как они это делают, если обычные люди на приисках каждый грамм вышкрябывают целую неделю! Я подумал, что для них это не составит такого же большого труда, как заставлять мертвецов ходить и нападать на людей. Поняла, что самое страшное в этой закрученной истории?! То, что они одновременно выкапывают золото из Земли и… нападают на ЛЮДЕЙ!.. — Кстати, — решила она сменить тему, — что ты там про бабу ягу рассказывал?… А, я вспомнила! Ты про эту девицу. Но, видишь ли, мне почему-то казалось, что то, что ты говоришь о её прозорливости, в народе называется юродивостью. То есть, люди произносят нечто бессвязное или вовсе безумное, но другие находят в их словах какой-то глубокий смысл. — Я знаю, как это называется! Но я тебе говорил про другое. Про то, что мы выпали из «тарелки», она сразу сообразила, что можно загадать какое-нибудь желание! Так вот, если учесть, что это действительно другая планета, то скажи мне: как она это поняла? Она что, здесь живёт? Нет. В том-то всё и дело, что она У-ГА-ДА-ЛА! Но Лена для себя несколько иначе понимала ситуацию. Она думала, что, если «тарелка» делает рейды между этими двумя планетами, то, чисто случайно, она могла подобрать «Ночнушку». Перебросить её на их Землю точно также, как перебросила сейчас их самих. Поэтому нет ничего удивительного в том, что «Рубашка» догадалась по поводу возможности загадать желание. — И можно даже её ещё раз об этом попросить! — обрадовалась Лена, завидев, как «Ночнушка» проходила мимо, прогуливаясь по палубе. — О чём это вы меня попросить хотите? — весело улыбнулась та. — Ты помнишь, — принялся объяснять ей Олег, — когда нас выбросило из «домика», ты сказала, что это особенная планета и здесь можно загадывать желания? — Ну, и что? — А ты не могла бы загадать его ещё раз? — Вы знаете, я тогда была очень сильно напугана… Я же не умею плавать! И я не соображала, что говорю. — А как же ты плавала второй раз? — решила поддеть её Лена. — Когда нас выкинули хозяева яхты, близ этого корабля? — Так я же с ними обо всём договорилась! Они выделили мне спасательный жилет… По крайней мере, под ним сиськи не так сильно видно, как под тем дурацким пиджаком!.. В нём постоянно пуговочки расстёгиваются… Я от него ужасно устала! — А ты не подумала, — спросил её Олег, — что плавать тебе мешали только твои ботинки? — Да я и так никогда не училась плавать! А тут ещё эти ботинки! Обалдеть. — Но это ничего, — сказал Олег Лене, когда «Ночнушка» продолжила разгуливать по палубе. — Если это действительно какая-то плохая планета, то у меня есть связь с Землёй. — Связь?.. — Один раз мне уже удалось связаться с Ванькой. Я ему передал, что пришельцы выгребают мясо из мертвецов. — А, я помню, ты мне рассказывал. — Судя по рассуждениям хозяина этого кораблика, жителей данной планеты кормят человеческим мясом. — Ну да. — И, если у нас появятся какие-то проблемы, я ещё раз свяжусь с Ваньком. Ванёк — это единственный человек, который меня правильно понимает. — Нужно сделать так, чтобы он ещё кого-нибудь подключил, — заметила Алёна. — Объяснил, что здесь происходит! Ты не пробовал? Тогда у тебя появится гораздо больше единомышленников… — Тот полковник… его отец… Он запер его под домашний арест. Я не знаю, сколько он проторчит дома… 29 Когда корабль причалил в порт и эти четверо «утопленников» вышли на берег, «Ночная Рубашка» очень много им рассказывала. Она общалась с человеком, который согласился их подобрать (должно быть, молодчикам с яхты как-то удалось его заинтересовать — рассказать побольше об этой красавице) и рассказывала об особенностях этой планеты. Да, её жителей кормят человеческим мясом, но всё не так просто, как может показаться на первый взгляд. Мясо используют только тех людей, которых пришельцам не удаётся восстановить. «А иначе откуда бы здесь обитали люди?! — оправдывала «Ночнушка» свою логику. — Планету бы населяли только одни «серые человечки» (те, которых первыми увидел Олег, оказавшись на борту «тарелки»). Они ничем не питаются. Но им как-то удалось переносить землян на свою планету. Они превращают мясо, которое выгребли из тех мертвецов, в Новых Людей. И это замечательно… Крайне замечательно». Она говорила, что «серые человечки» собираются опустошить живых мертвецов при помощи телепортации. То есть, мертвец обглодал свою жертву до костей и он может идти дальше, продолжать людоедство. Его желудок по-прежнему пустой — всё съеденное мясо за один миг перенеслось на эту планету. Тогда «отходов» будет значительно меньше, люди начнут заниматься земледелием, на планету можно станет переносить разные виды животных, разводить рыб… То есть, чтобы человечество могло питаться ровно тем же, чем питалось на Земле. сейчас леса и океаны абсолютно пусты. Они только лишь имитируют Землю! Как солнце на картинке, которое не греет, не светит; оно просто есть. «Этот парень называет свой корабль «Траулером», — рассказывала «Ночнушка». — На Земле он был рыбаком и жить не может без рыбной ловли. Но сейчас он просто так выходит в море. Как планета, на которой он живёт, имитирует Землю, так и он — имитирует рыбную ловлю. Правда, всё, что ему удаётся вылавливать, сплошной мусор. Но он не отчаивается. Главное, что они победили все болезни и на планете фактически не существует войн! А рыба… Рыба — она ещё появится». «За ней не заржавеет», — хотел сострить Олег. Убедиться в том, что они действительно не на Земле, а на какой-то другой планете, можно было за счёт мобильного телефона Стаса: он не принимал никакие антенны сотовой связи. Это говорит о том, что сотовыми телефонами здесь никто не пользуется. Как верно догадался Олег, когда подумал про торговую баржу, перевозящую наркотики: если баржа идёт далеко впереди тебя, то ты не мог бы узнать о её присутствии (кроме того, не мог догадаться, что именно они перевозят). Это значит, что люди здесь имеют между собой связь при помощи телепатии. Им принципиально не нужны сотовые телефоны! Наверно, это всё-таки от того безумного (чудовищно безумного) предположения, что все жители этой планеты, сделаны из одного мяса, перемешанного в одну кучу и безобразно сваленного на дно «летающей тарелки». — Олег даже представил себе мозги таких людей, в виде общего фарша… При этом его не удивило, как этим типам (жителям планеты) удаётся читать друг у друга мысли. А всё очень просто! Одна часть мозгов в одной голове, вторая — в другой, третья — во третьей… Фу, какая мерзость!.. — Может, мы переместились как раз на ту обетованную землю, о которой испокон веков мечтало всё человечество? — размышляла Лена, когда они втроём (вместе со Стасом) ехали на автомобильчике, взятом Олегом напрокат. — И не надо сюда переселять животных с Земли. — Почему ты думаешь именно так? — Ну, если они победили здесь все болезни, то откуда они перешли? Наверняка, от животных! — От животных?.. — Я имею в виду, от связи человека с природой. Человек природу уничтожает? Уничтожает. Почему она не может ответить ему тем же? — Природа?.. — Его собственная природа! Я говорю о связи природы человеческой с природой Земл… — Постой-постой! У тебя такая замечательная «женская логика», что ещё немного и я окончательно запутаюсь. — Просто неизвестно, какая конкретно у человека продолжительность жизни. У животных — чётко установлено. Но вот, если человека переселить в горы, другое дело. В горах лесов и морей нету, поэтому люди там живут по сто пятьдесят. Птицы там тоже особо не водятся. — То есть, ты хочешь сказать, что у человека малая продолжительность жизни, потому что она опускается до животного уровня? Чтобы, как кошечки-собачки, жить по пятнадцать, по двадцать лет. Так? — Я пока ещё не знаю, что здесь за жизнь. Сейчас, мы поедем и определимся. Поедем в другие какие-нибудь города… Хорошо, подружка наша нас спонсировала! У неё какие-то неожиданные связи с тем парнем, владельцем корабля. — Но, то, что в этой цивилизации не существует «скорой помощи», я уже понял. Но пожарная охрана-то существует? — Что? Ты о чём спрашиваешь? — О том, что, когда я проходил мимо здания корабельного порта, где мы высадились, заметил отделение милиции. Я о том, что милиция здесь тоже существует. Вот о чём. — Милиция??? — подал голос Стас, до этого всё время таращившийся в окна. Дело в том, что очень случайно мальчик увидел, как по небу что-то пролетало. Что-то гигантское и сверхъестественное… Ему так показалось, что это дракон. Но он не решался произнести вслух это слово. Всё, что он делал, не отрывался от окон! В данный же момент — он постоянно оглядывался назад. — Мне кажется, — договаривал он эту фразу до конца, — нас преследует такая машина! — Какая? — Автоинспекция, — присмотрелась и Лена в зеркальце заднего обзора. — Ну, это вполне естественно, — продолжала Лена, когда инспектор всё нагонял их и нагонял. — Может, болезни-то мы и победили, но неумение выполнять все правила дорожного движения, мы перенесли на эту планету вместе с собственными какашками! Уж чего-чего, но этого не убудет. А, если на этой планете работает ГБДД, то заодно существует и милиция. — Но ведь те парни нас обманывали, — дополнил Олег, — они нам грубили… Хотели нас зарезать… А грубость и ложь — первые составляющие преступности. — Значит, должна быть и скорая помощь, — вставил Стас. — Раны-то преступников заживлять как-то надо! — Ха, соображает пацан! — хохотнул Олег. — Но, а почему нельзя делать это в той же милиции? Не только арестовывать преступников, но и лечить пострадавших! 30 В это время полковник Юдашев собирался съездить на своём «уазике» на то место, где стояли «тарелки». Он подъезжал к резкому повороту трассы. Он запомнил место въезда в полосу пустыни. Но из прилежащего к трассе леса последовали выстрелы. Это удивило полковника и заставило его остановиться. Потому что сразу, как он остановился, выстрелы прекратились. Полковник вышел из машины и осмотрелся: что происходит? Из лесу начали выходить мертвецы. Те самые зомби, которые последнее время беспокоили их маленький городок. — Не уезжай отсюда никуда, — говорил один из мертвецов. Полковник был ошарашен. Он не ожидал, что все эти зомби способны разговаривать. Голос говорившего был густым, хриплым. — А в чём тут, собственно, дело? Кто стрелял? — Это мы стреляли. — Что значит «мы»?! — начал психовать полковник. Вышел уже и водитель дивизионного «уаза». — Кто вы такие? И что всё это значит? — Сейчас сюда приедет Павел Иванович, — продолжал говоривший так, словно не слышал сыпавшихся на него вопросов. — Он с нами договорился, чтобы мы остановили полковника Юдашева. Он всё объяснит. — Товарищ полковник, — обратился к нему водитель, — долго мы будем здесь стоять? — А ты можешь вообще ехать, — ответил нервный «полкан», — если куда-то торопишься. — Так, ведь, они начнут стрелять… — Тогда стой смирно и не выступай. — Тебе же дурню сказали, — дополнил Юдашев через какое-то время, — сейчас приедут и… и объяснят. — Но кто? Кто приедет-то? — Да придурок этот! Ненормальный. Это он подговорил своего безмозглого сыночка! Это они заварили здесь всю кашу. — Что-что? — Мне докладывали, — объяснил Юдашев непонимающему, — что этот болван торчит на шоссе и устроил мне здесь засаду. Я ещё не поверил, сейчас решил съездить, разузнать, остались здесь стоять эти идиотские «тарелки»… Ну, помнишь, когда я летал сюда на вертолёте? — Да-да… припоминаю. Мне ещё показалось странным: почему Вы не решили использовать свой «уаз». — Но, оказывается, эти сволочи торчат здесь до сих пор! По-прежнему вооружены и сидят в засаде. Эх, надо было батальон снарядить… Полковник прекратил болтать, потому что услышал, как приближается машина. Возможно, едет «этот ничтожный Павл Иванович». Как ни странно, но в машине оказался действительно ОН. Полковник ненароком подумал, что зомби бредят. Какой-то кретин им выдал оружие, они стреляют в каждого, кто проезжает… А что, хороший способ! Прежде, чем пожирать человека, застрелить его! Как раз, по уровню этих чёртовых людоедов! — Ну что, полковник, — выходил отец Стаса из машины, — попался? Долго я караулил тебя, гада! — Ты как со мной разговариваешь, пьяница?! — Хватит уже мне грубить! Сейчас ты не у себя в кабинете. Время сводить счёты. — Какие счёты?! Что ты несёшь?! — Мой сын пропал, а ты последним его видел. — Ну, мало ли, кто его видел! — А зачем ты мне лгал по телефону? Говорил, что не поедешь! Я организовал эту засаду, но ты, подлец, пробрался вертолётом! Думаешь, если у тебя в руках власть, то тебе всё можно? — На фиг ты мне всё это говоришь? Ты же никогда не интересовался своим сыном. Тебе всегда на всех было наплевать… — Может быть, я и не интересовался. Но у меня есть свидетели, — кивнул он на человекообразных «столбов», замерших по входе в лесополосу. — Они видели, как ты игнорировал моего сына! Ссылался на то, что в вертолёте места не хватает?! Обещался прислать новый вертолёт?! Ну, неужели у тебя не хватило бы места на МАЛЕНЬКОГО мальчика… Нет! Ты специально не стал подбирать всех этих четверых людей, чтобы мне насолить! — Прекрати это словоблудие, жалкий ты человечешко! — Почему это я должен прекратить? Что, в штаны наложил от правды?! — Потому, что ты и сам прекрасно знаешь, что дело не в своём сыне. Дело во мне. Признавайся по-хорошему. — В чём это я должен признаваться перед такой сволочью, как ты? — Немедленно прекратите оскорблять офицера! — влез в разговор полковничьий водитель. — В том, что ты решил отомстить мне, — отвечал полковник хаму. — А пропажа твоего сына тут совершенно не причём. — Да?! Да… Да я тебя… — Просто у тебя не было подходящего повода, — продолжал «полкан» ликовать. — Но, как только сынок пропал, вроде и появился. Да? Но ты ошибся. — Что ты там мямлишь! — Мы с тобой одинаково поступали в военное училище, — говорил Юдашев. — Тебя отчислили, меня не отчислили. Что ты подумал при этом? Ну-ка, вспоминай! Да то, что это моих рук дело. Разве не так? — Это неправда! — покраснел Павл Иваныч. — Мы с тобой всегда были, как те Моцарт и Сальери. Ты — гений, а я — Сальери: постоянно строю тебе козни. Ну чего, разве не так?! — ЭТО НЕПРАВДА!!! — стоял отец Стаса на своём. — И сейчас ты решил свести со мной счёты. Тебе кажется, что тебе повезло — у тебя появился повод. — Это неп… — Но ты ошибся. Ошибся, мой дорогой. Вот в чём проблема. — Да я разнесу твою колымагу ко всем чертям… собачьим… — Ты можешь разнести хоть сто колымаг. Но ты не учёл главного. Ошибки нужно не устранять, а исправлять. — Чего я не учёл? — говорил отец Стаса в один голос с полковником (Юдашев произносил последнюю фразу). — Того, что, если я не вернусь в часть, сюда будет направлена целая дивизия. Твои вооружённые «террористы» готовы дать достойный отпор? — Ты даже не соображаешь, что говоришь! Несчастный. — То есть, ты советуешь не затевать с вами бойню? — От вас… хрена моржового не останется. Вы ещё не знаете, на что способно наше оружие. — Что-что? — Сейчас мы готовы дать вам отпор. Только попробуйте, выстрелите хоть в одного мертвеца… — Ну детский сад, ей богу, — покачивал головой водитель «уаза». — Пацанячья бравада… Тьфу. 31 Машина-ДПС мчалась следом за ними так, словно очень долго преследовала. И не просто преследовала, а участвовала в какой-то осатанелой перестрелке. — Они что, за кем-то гонятся? — пожал Олег плечами. — Может, преследуют каких-то невидимок? — спросил Стас неслышным голосом. Такой сильный шум вокруг поднялся… — Прижмитесь к обочине, — громыхало из рупора, точно инспектор устал уже одно и то же Олегу повторять. — Повторяю — прижмитесь к обочине! Олег немедленно врезал по тормозам. Милицейская машинка их обогнала. Алёна даже подумала ненароком, что ГАИ кого-то преследует, поэтому попросило их, чтобы они не мешали погоне; сдали немножко в сторону. А сейчас машина инспекторов рванёт дальше… Но не тут-то было. Милицейская машина проехала чуть дальше. Из неё выбрался грузный инспектор. И медленно (можно было себе представить, как тяжело ему двигаться под навалившимся пузом) пошёл в их сторону. — Можно взглянуть на ваши права? — спросил он, после того как представился. — Мы в прокат взяли эту машину, — объяснил Олег. — У вас есть документы, доказывающие то, что вы… — Конечно, — тут же протянул Олег блюстителю правопорядка все необходимые бумаги. У него был такой вид, словно он чем-то напуган — Олегу даже неловко стало за себя. — Так, документы в порядке, — произнёс инспектор, но бумаги не отдавал. Он, больше, изучающе рассматривал пассажиров остановленной им легковушки. — Что? — не выдержал Олег долгого-тупого взгляда. — Что-то ещё? — Да. — Инспектор произнёс через минуту, а то и две. — Что-то не так. Не зря ведь я вас остановил. — Мы остановились сами… — подала было голос Алёна (ей как-то не понравился его тон; такое чувство, словно он, действительно, очень долго за ними гнался и уговаривал в свой динамик: остановитесь, остановитесь). — Секундочку! — прервал её тот. Он ещё какое-то время стоял неподвижно и… устало что-то разглядывал. — Можно взглянуть ваш паспорт? — наконец промолвил инспектор. Олегу ничего не оставалось, как протянуть документ. Он (опять очень долго) его рассматривал. Потом вернул… Вообще, было странно; либо время так уныло тянулось, либо… Либо инспектор их гипнотизировал. Он возвратил паспорт Олегу… И уже собрался возвращаться ни с чем, но… — Да, чуть не забыл! Мальчик едет с вами? — Простите, не понял. — Не поняли? Инспектор склонил свою жирную, толстую харю. Он вежливо улыбнулся, решив повторить попытку заново. — Мальчик — он ваш родственник? — Да нет, — пожал Олег плечами. — Просто мальчик. — Ну вот, — пободрел офицер и начал двигаться чуть живее. — Я же говорю: здесь что-то не так! — То есть, не так. — Вы взяли его у ваших знакомых? — продолжал инспектор допытываться. — Нет, — ответила на этот раз Лена. — Он сам — наш знакомый. — Выйдите, пожалуйста, из машины. — Что? — произнёс Олег. — Выйдите из машины, — сказал инспектор более сдержанно. Олег недоумённо смотрел в его сторону. Инспектор прочистил горло (словно подумал, что проблема с непониманием — в его голосе: он не полнозвучно говорит) и повторил всё заново: — Будьте добры, выйдите пожалуйста из машины. Дверцу ДПС-авто уже открывал его напарник. У него было такое озабоченное лицо, словно он что-то заподозрил. «Они что, наркотики везут?» Олег испугался уже не на шутку. В руках напарника щёлкнул затвор автомата. Он принял выжидающую стойку… У него был такой вид, словно этот автоматчик готов был открыть огонь сразу, как водитель не отреагирует на просьбу инспектора третий раз. — Всё-всё-всё, — покорно открывал Олег дверку, — выхожу-выхожу… — Руки на капот, — почувствовал жирдяй власть в своём голосе. 32 — Ну всё, мне надоело выслушивать эти разговоры, — сказал тот мертвец, которого, единственного, наделили способностями имитировать человеческую речь. Он вышел из лесу и надвигался прямо на полковника. В его поведении чувствовалась крайне серьёзная угроза и в руках он должен сжимать кое-что другое. Совсем не то, что придавало ему смешной вид. У него должен быть один из бластеров, которые всем зомби выдали пришельцы с той гигантской «тарелки». В руках ходячего мертвеца была голова оторванная. Её рот был раскрыт, то ли в крике ужаса (в предсмертной агонии), то ли в стремлении напасть на того, к кому её несут. — Во дают! — заржал водитель «уаза», глядя на Юдашева, который порядком струхнул при виде подходящего мертвеца и надвигающейся «опасности», в виде оскаленной глотки людоедской головы, капающий, то ли слишком густой кровью, то ли чьими-то кишками. — Это не смешно, — заметил ему Юдашев. — Это отвратительно. — Я не смеюсь, — оправдывался шоферюга. — В основном, я поражаюсь. Тому, каких высот достигли эти твари. Теперь они могут не только стрелять или разговаривать, но и… Но ведь, согласитесь! Это же невозможно. Мертвецу попадаешь в голову и — пиши пропало — его бессмертию настаёт вечный конец! — Ты хочешь сказать, что эта башка ничего не способна со мной сделать? Полковник это говорил и всякий раз отскакивал в сторону. Ему не были известны все эти возможности, над которыми так веселился этот болван-водитель… Но, может, дело просто в том, что он действительно болван? И он зря веселится. Если остановиться и не бегать вокруг «уазика», то голова ничего не сумеет сделать? Зомби бессильны, если они видят, что их нисколечко не боятся. — Уверен, она даже Вас не видит! Но в это время башка вырвалась из лап ходячего трупа, подлетела, словно тот мячик, и вцепилась в плечо Юдашева! — Чёрт! — завыл «полкан», глядя на опешившего дурня-водилу, в хихикающей роже которого застыл ужас (он подавился собственным смехом — он торчал в его глотке, как кость в горле). — Сделай хоть что-нибудь! Не стой, как истукан! Испуганный водитель подбегал к своему командиру, пытался сбить с его плеча эту бестолковку, но наддавал по ней с такой брезгливостью, словно голова была вытащена из топки. Словно, она кипела, как варево в котле какой-нибудь старухи-ведьмы. Наконец отлетела бестолковка! В зубах её торчал полковничьий погон, выдранный с мясом… Она всё ещё вертелась, «бегала» по асфальту, осатанело растрясывая в зубах свою добычу, как терьер тряпку. Обоих (не столько самого полковника, сколько водителя) ужасало больше не то, что этот «говорящий зомби» посмел поднять руку на военного офицера (если бы офицер оделся по гражданке и на нём только была рубаха, зубы легко прокусили бы то же место до крови), а замаранная честь мундира. Вот это поистине было ужасающим зрелищем. Уж лучше бы нарядиться в летнюю рубашку! Уж лучше бы голова прокусила его до крови, чем такая шокирующая «нелепая случайность»! Что он теперь скажет в части? «Поцапался» со своим дружком детства (совершенно дурацкие «детские» обиды) и он натравил на меня своего зомби»?! Зомби (тот, которого «натравил друг детства» на одного военного офицера) в это время медленно подходил к беснующейся голове (зубы её уже были не зубы — рыбьи клыки; изо рта ползла зеленоватая пена), поднимал её поглаживал и успокаивал. Мол, перестань, ну, не сердись, а то ты так и не укусишь этого подлеца: тебе постоянно будут мешать его погоны! Всё то, что кусала отгрызенная голова, должно оказываться в «мешке с дерьмом» (говорящем зомби). И, если бы они сожрали целого офицера, то там, далеко в звёздах, могла бы заработать (чисто случайно, как восстают из гроба мертвецы) машина телепортатора. Ведь им там так нужен офицер военный! Ведь, если не случится войны, то планета так и будет продолжать «имитировать Землю». У них не может начаться своя (настоящая) жизнь! Потому что они не смогут ничего никогда отвоевать у других цивилизаций! Погон уже был выплюнут, лежал на дороге (как тот огурец, который никто не ест), вокруг него всё ещё пузырилась пена зелёная… — Взять его… Фас… — слышали все утробное гудение (голос мертвеца-чревовещателя) существа, которое не открывало рот, не шевелило губами, а шло всё и шло… — Прекрати немедленно, — повторял Павл Иваныч уже, наверно, в третий или четвёртый раз. — Я тебя предупреждаю! Я буду стрелять! И тишину разорвали выстрелы. Чёрт его знает, какое безумное количество выстрелов вылетело из Пашкиного (папашкиного) «ствола», но все до единого решетили голову мертвеца, который давно уже не стоял, а валялся рядом с «отравленным погоном». Вокруг его звёздочек пузырилась и пузырилась пена! Шипела, как женщина-змея. Но змея была не женщина, а водитель с полковником. Судя по тому, какими глазами они смотрели на этого горе-стрелка. — Ты что же сделал, гад? — прошипел первым полковник. Вот чего так боялись эти двое! Не погона, пузырящего ядовитой пеной, а того, что один псих откроет стрельбу… Ведь законом же «зверски» запрещено! Нельзя стрелять в мертвецов… Но полковник, когда увидел вооружённых зомби или тех, выстраивающихся в «дьявольски ровную линейку», с ужасом понял смысл этого приказа. Если солдаты-земляне начнут стрелять в солдат-зомби, наступит война. И не на жизнь, а на смерть! — А что? — пугливо защебетал Павел. — А что я? Я… Это не я! Я скажу, ты! Ты выстрелил! А что я? Я… Это не я стрелял! Он даже пистолет от себя отбросил. «Полкан» с ужасом заметил на этом придурке резиновые (жёлтые) перчатки. До этого, когда он увидел у него ствол, то не особенно беспокоился — руки-то голые: балбес явно оставит «пальчики»! — Это же ты военный? — всё хохотал перепуганный Иваныч, подпинывая «пушку» всё ближе и ближе к Юдашеву. — Меня здесь вообще не было! Я не отвечаю за эту армию мертвецов… — Немедленно остановите его!!! — прогремел полковник, обращаясь больше к небесам, чем к водителю (жалкому созданию, которое тут же забегало своими коротенькими ножками, но уже успело споткнуться и ещё раз встать, но споткнуться). Водитель уже мчался за Павл Иванычем так, что аж пятки сверкали. Но его мгновенно остановили выстрелы (в основном, выстрелы в небо, в звёзды), донёсшиеся из бластеров, выданных инопланетянами ходячим трупам. 33 — А за что вы его? — наконец-то не вытерпел Стас и подал голос. — Ориентировка, мальчик, — пожал плечами инспектор. — Ты знаешь, что такое ориентировка? — Монтировка? Это что-то у шофёра? — Ну да, ну да, вроде того, — дружески улыбнулся «мент». Как оказалось, ориентировка в милиции не только на Олега, но и на его жену Елену. Потому что в камере предварительного заключения не было только Стаса. Мужа и жену — обоих упекли за решётку. — За что вас арестовали? — сидел неподалёку с ними, на общей скамье (длинной, протянувшейся вдоль целой камеры) какой-то интеллигент в очках. — Да вас, я вижу, тоже, вот так вот, ни за что ни про что, — ответил ему Олег. — Нет, меня, в обще-то, по делу. Час или около того назад я отравил свою жену. — Жену? — потянулась к нему Елена (потянулась её шея). — Отравили??? — Видите ли, я химик. Ну, что поделать? Эксперимент не удался… Но, в принципе, тоже, получается, ни за что! — А вам хоть её жалко?! — О-о-о… Жалко — не то слово. Но они же этому не верят. Если бы верили… Точнее говоря, если бы я не открывался в том, что мне очень досадно за свою неудачу… Вернее, за свою ошибку. Роковую ошибку. Так я бы тут сейчас не сидел! — Ох ты, — хмыкнул Олег. — Странная логика. Чтобы отпустили за убийство своего мужа или своей жены, нужно честно признаться, что испытывал к ним жестокость!… Я же говорю, долбанутая планета! Причём, долбанутая на всю голову. Очкарик должен был сказать, что имел в виду совсем не это (отпустили бы на свободу), а то, что его перевели бы в следственный изолятор, но ему не понравился ход этого разговора: начал с вежливого вопроса («за что сидишь»), но сейчас должен углубляться в своё собственное дело! С чего это вдруг? Они не «подсадные» ведь «утки» — не ради помощи следствию «пробрались» в его камеру! Наверняка, с ними тоже случилось что-то скверное. И им было бы лучше побыстрее поделиться с товарищами по несчастью, а не допрашивать этого очкарика. Им-то что до него?! Каждый должен заниматься своими заботами. Одним словом, очкарик должен поменять тему, но его застопорила эта фраза, брошенная Олегом: «ваша планета долбанутая». Может, он просто псих? Но тогда с ним лучше не связываться. И не удивительны его слова: «а Вас, очкарик, тоже арестовали незаконно?» На этой планете незаконно не арестовывают… Но, что касается психов, то с ними всегда так: натворят что-нибудь, а когда поймают с поличным, те ничего не помнят! Вот так в нашей тюрьме и множатся «невинные овечки»! Натворил дел в состоянии пьяного аффекта, а утром уже… ни бельмеса не помнишь. Очкарика звали Борис. Но с другой стороны, Борис не мог так вот, за глаза, называть человека психом. Пусть, даже, называть про себя. Но что иначе делать? И Борис сам решил разобраться. То есть, «залезть» в голову этому случайному встречному и, этак говоря, «покопаться». Олег уже подозревал, что на данной планете не существует сотовой связи (может быть, ещё каких-нибудь других средств, помогающих людям объединиться) и он не ошибался. Здесь никому ничего не стоит: проникнуть в сознание чужого человека и выведать там всю, необходимую себе, информацию. Может быть, если Олег столкнулся с таким явлением лично, он подумал бы про себя, что всё это чушь. Но смогла бы перемениться его оценка окружающей действительности, напомни ему о цыганках-гадалках? Ведь им тоже, как-то так удаётся вызнавать всевозможные сведения о своих визави! 34 — Как фамилия задержанных? — спрашивал старший следователь грозным тоном своего подчинённого. — Муж и жена? — Так точно, — отвечал подчинённый чеканным голосом, назвав фамилию. — Прибыли из прошлого. — ИЗ ПРОШЛОГО??? — совсем осатанел следователь. — Не фига себе! А я-то думал, это ещё одни бессмертные. — Обычные пришельцы, — пожал младший плечами. — Что тут такого особенного? — А ты подумай! Это же не пришельцы. Это шпионы. Их специально заслали, чтобы они разнюхивали… — Товарищ старший следователь, разрешите вопрос? — Спрашивай. — За что вы так ненавидите бессмертных? — Мы их не ненавидим. Просто люди к ним ещё не привыкли. — Но ведь люди сами бессмертные. Что же, они не осознают этого?! — А вот это нас не касается! Нам «стучат», доносят, а мы должны беспрекословно исполнять. — Но ведь, потом же более сильные стукачи будут доносить на них самих. Это такой же бессмысленный вопрос, как «почему люди не привыкли к чужому бессмертию, если сами бессмертны». — Кажется, вы заговариваете мне зубы. — Разнюхал всё-таки? — осклабился старший следователь. — Это потому, что ты торопишься, гонишь как угорелый. Бросил дело об убийстве жены очкастого интеллигента и перескочил на новеньких. — Вы считаете, что это не он её убил, а кто-то другой? — Опять ты лезешь в мою голову сосунок! Да, я так считаю! Может быть, её убили эти двое — муж и жена. Но ты запомни самое основное: пока мы работаем в милиции, мы воздерживаемся от чтения мыслей подозреваемых! Ты усёк?! — Так точно, товарищ… — Если ты будешь читать то, о чём думают эти мутанты, неровен час, подхватишь какой-нибудь вирус. И тогда тебя тоже придётся уничтожать. Ты заразишься бессмертием… — Вас понял! — Ведь работали же как-то менты по старинке? И ничего — справлялись. Раскрываемость преступности была не такая низкая, как у нас. — А что делать, товарищ старший следователь, если преступники меня гипнотизируют — затягивают в ловушку — в собственную голову? — Заблокируй их сознание, идиот! Ведь ты же власть! У тебя есть сила! — Так точно, товарищ старший следователь! — Давай лучше заниматься делом этого интеллигента очкастого. Значит, он не сознаётся? — Никак нет. — Говорит, что очень сильно любил свою жену и не испытывал к ней ненависти… — продолжал старший следователь. — А этих двоих, — постоянно перебивал его младший, боящийся заглянуть в сознание старшины и разнюхать всё, его интересующее, — мужа и жену, приговорить к смертной казни? Без суда и следствия. — Нет, ты ошибся! Не просто к смертной, а к мучительно смертной! Как грязных шпионов, пролезших в будущее и передающих телепатические сигналы людям своего времени. 35 Борис всё понял, в чём обвиняют его новых знакомых, молодожёнов Алёну и Олега, но, прежде, чем объяснить им ситуацию, он решил начать с истории той планеты, на которую их перенесло. — Раньше у нас на планете был голод, но потом быстро решили эту проблему. Власти сообщали жителям планеты, что вся окружающая их действительность — загробная жизнь, поэтому реагировать голод нелогично. Но, в процессе голодания жители планеты открыли в себе какие-то невиданные способности: возвращать мёртвых к жизни. Это лечебное голодание разблокировало в них подобные таланты. И сразу начало нам везти: Если раньше невозможно было контактировать с внеземными цивилизациями, то, после обретения наших новых дарований, инопланетяне сами вышли с нами на контакт. Они обещали прокормить истинных обитателей нашей «загробной жизни» и переправляли их на другие планеты. Правда, мы не знали, с чем связано то, что на нашей планете появилась еда… — Слушай, — прервал его Олег, — а зачем ты всё это рассказываешь? — Я хотел рассказать вам о том, что вас ждёт на нашей планете, но, когда узнал, передумал, и решил поговорить непосредственно о самой планете. Рассказать вам её историю. — Так зачем нам история? Ты тупо излагаешь факты, но не приводишь причины… Например, Иванов набил морду Сидорову, но пришёл Петров и набил морду Иванову… Это, конечно, очень интересно, но нелогично. Потому что просто так морду набить невозможно… Нужен какой-то повод. — Ну, хорошо. Что именно вам непонятно из того, что я рассказываю? — Да буквально всё. Например, голод. Ну, про голод мы уже слышали. И знаем даже больше. Знаем, чьё конкретно мясо переправляют вам инопланетяне. Но из-за чего случился голод? Ведь голод — это такая странная штука, что просто так он не начинается. — Закончилась третья мировая война. Она — причина голода. — Ого?! А ты уверен, что именно третья, а не вторая, не первая? — Странный вопрос, — наивно улыбнулся очкарик. — Почему та баба умолчала про то, что здесь была война?! — уставилась Лена на Олега. — Она общалась с капитаном того корабля. И чё, он не мог ей рассказать самое главное? Или она забыла по легкомыслию?! — Лена, не мешай. — И Олег вернулся к Борису. — С кем была вторая мировая война? Кто её затеял? — Германия, — пожал тот плечами. — Гитлер. Это повело Олега в шок. Значит, они на Земле находятся?! Но попали в далёкое будущее. И оно находится НЕ на Земле. На одной из планет… Умопомрачительно! — Понимаете? Мы победили многие болезни. Человечество сейчас способно быть бессмертным… — Как интересно Вы говорите, — улыбнулась Алёна. — «Способно быть бессмертным». — Не потешайся, дорогая! «Способно» — это значит, что нас задержали для того, чтобы казнить. То есть, претить нашим способностям. — Нет, просто так у нас не убивают. Как вы сами правильно заметили: нет повода. Нужно, чтобы был повод. Например, задержали вас по подозрению, что вы похитили из детдома ребёнка (у вас не было на него никаких документов). Казнить собираются по подозрения, что вы шпионы — прибыли из прошлого, чтобы… — Так, ты подожди! — осенила Олега неожиданно. — А ты уверен, что у вас на планете существуют дети? Если размышлять по логике: «человек бессмертен, потому что у него не существует костей, следовательно, после смерти не останется скелета»… Как ты говоришь, не причины (повода для смерти)… То есть, если на вашей планете существуют дети, они так и останутся всё время детьми? — Это к чему вопрос? Не могу понять его смысл. — У вас есть дети на планете? — Главное в человеке — вода, а не кости. Потому что не кости заставляют людей двигаться и совершать какие-то действия, а вода — она приводит кости в движение; ведёт человека к какой-то цели. Да, точно. У нас детей не существует. — Значит, — продолжил Олег объяснять суть своего вопроса, — я говорю к тому, что, когда дорожный инспектор заметил в нашей машине ребёнка, то он заподозрил, что мы прибыли из другой планеты. Из другого измерения. ОТТУДА, ГДЕ ЕСТЬ ДЕТИ. — Продолжайте, — кивнула Лена Борису. Чтобы он продолжил объяснять, за что их собираются казнить. — Одним словом, — продолжил тот, — причина как всегда одна и та же. Главная причина. Человеческое бессмертие. Наши власти покамест к этому ещё не готовы… — Как понять, не готовы? Не готовы — поэтому истребляют… — Например, милиция работает без воздействия телепатии. То есть, они действуют, как по старинке — не лезут ни в чьи головы. И это неудивительно. Пока человек молодой, он может не считать себя бессмертным. Может думать, что он такой, какими были люди перед третьей мировой войной. — Именно в это стараются верить наши власти. Милиция, конечно, обладает даром телепатии, но старается не показывать это друг перед другом. Дескать, пусть все думают, что они старого сорта! Лицемерят… — Это ты лицемеришь! — устал уже Олег слушать, как ему зубы заговаривают. Ходят вокруг да около. — Я? — Ты хочешь сказать, что больше причин нет. — Ну, почему же нет? Есть одна. Но мне не хотелось бы вам говорить об этом. — А что ты теряешь? Очкарик обречённо посмотрел на них. Ох, не хотел он открывать им правду-матку! Ох, не хотел. Но в камеру в любой момент может войти дежурный и, по закону подлости, разлучить этих людей с рассказчиком. Поэтому он тянул время. Надеялся, что заболтает их, за ним придут и эти молодожёны не узнают самого страшного — его совесть останется чиста. — Дело в том, что вас съесть хотят. — Съесть? — Да. Вы не ослышались. Ни для кого не секрет, что мы питаемся человеческим мясом. Но у жителей нашей планеты ещё не было повода, чтобы есть человечину напрямую. То есть, не переваренную живыми мертвецами на вашей земле, не перевезённую через огромный космос… Сами понимаете, что есть друг друга мы не можем по той простой причине, что… Он хотел продолжить (договорить начатую фразу до конца), но не находил нужных слов. — Потому что вы «перерожденцы», — сказал Олег за него. — Инопланетяне вас породили из «фарша». — Да, именно так. — Это всё, что ты хотел сказать??? Очкарик мялся. — Не молчи, — нажимал Олег. — Просто ответь: нет, да. — Относительно именно вас… — продолжил Борис через силу. — Желание съесть вас живьём возникло не у всех жителей данной планеты. — Почему не у всех? — Потому что наша планета — это не тропический островок, где обитают дикари. — Так… — Такое желание возникло у одного человека. Всего одного. — Но ты не хочешь говорить, кто он. — А что, если вы его не знаете? Вам-то что до того, что это за человек? — А зачем же ты тогда начал всё это рассказывать? — проговорила Лена. — Хорошо, я скажу. Этот парень — ваш сын. — Ну наконец-то докопались до сути, — вздохнул Олег с облегчением. — С этого же нужно было начать! — Если бы я начал прямо, вы не поняли бы не бельмеса из того, что я говорю! — Почему ты так считаешь? Как ты сказал, вы здесь умеете заглядывать людям в сознание и считывать у них информацию. Что, неужели было трудно разузнать, что нам кое-что известно? Хотя бы то, что летающие тарелки прилетают раз в двадцать или в тридцать лет. Другое дело, что я не мог угадать причину! Мне казалось, что всё это время у них уходит на дорогу. Но сейчас выяснил: они улетают в будущее, которое опережает нашу жизнь на двадцать-тридцать лет, поэтому возвращаются с таким интервалом… С разницей на двадцать-тридцать… — Олег, — отвернулась от Бориса Алёна, т. к. у неё появилась новая надежда (Борис теперь, как пройденный, использованный материал), — ты говорил, что пытался мысленно связаться с тем мальчиком? Ну, который на мотороллере! — Я пытался с ним связаться ещё сразу, как нас замуровали в эту камеру! — И что? Есть какие-то результаты? В её голосе всё ещё не исчезала искорка надежды. Веры в лучшее — в спасение. — Если я тебе скажу «нет», это что-то изменит? Только то, что ты получишь от ворот поворот. Понимаешь, мне кажется, что между нашими планетами слишком огромное расстояние. Я думал, что Ванька меня не слышит, но… — Что ты имеешь в виду, огромное? — Представь себе планету, до которой не долетают солнечные лучи! Это значит, что её жители потеряли связь с Солнцем. — Но ведь здесь солнце светит совершенно также, как у нас на Земле. — Это ложное заблуждение, — вмешался Борис в их разговоры. — Здесь такая же точно Земля и такое Солнце. Но, поверьте, это четыре абсолютно разные планеты. — Что, серьёзно? — Серьёзнее не бывает, — промычал очкарик со своим мрачным лицом. — А ты можешь хотя бы приблизительно знать, за что наш будущий сын так озлобился на своих родителей? — Трудно ответить на этот вопрос. В нём много непоняток. Ну, например, то, что у вас сын единородный. Так считают одни. Другие совсем иного мнения: сын нашёл свою сестру и они живут, как муж и жена. Говорят, от этого у него снесло крышу. — Обычно, при кровосмешении, — начала тараторить Лена, — действительно бывает так, что у кого-то сносит крышу. Но, поверьте, молодой человек, не у родителей! Дети рождаются больными… — В общем, вы прославились на весь мир, — продолжил рассказывать Борис. — Что-что? На весь мир? — Вы прославились, как идеальные родители. То есть, создатели совершенно нового поколения. Совершенно нового рода человечества. Вас ещё называли «Адам и Ева». Но вскоре у вас пропал сын. То есть, убийства Каина и Авеля не произошло, поскольку сын был единственный. Но только он так не считал! Он кинулся на поиски своей сестры. — А он, что, был уверен, что такая существует? — Не совсем в этом, но кое в чём несомненно был! А точнее, в том, что вы самозванцы. Ну, звёздная болезнь — сами понимаете… То есть, он считал, что где-то на белом свете у него есть сестра и Ева с Адамом — они с ней, а не их родители. — Да прямо Стивен Кинг какой-то! Дети, блин, кукурузы! — воскликнул Олег. — Мания убить своих родителей… — Сестру он, конечно, не нашёл. Но… Случайно вас увидел. Таких вот молоденьких — хорошеньких… Таких, которые ещё не обзавелись детишками. — И он, значит, решил отомстить… Отмстить нам за то, что мы так жестоко его облапошили — не родили сестричку… То есть, по причине бедности не выбросили на помойку одного из двойняшек… — Ну, не то, чтобы близнецы… Просто… Ну, как вам сказать? Девочка незаконнорожденна… Олег тут же уставился на Лену. — Что ты так на меня смотришь? — испугалась та. — У тебя случайно нет внебрачных детей? — Ты хочешь сказать, что я могла бы скрыть своего ребёнка из страха, что меня никто не возьмёт с ребёнком замуж? Я могла бы, как ты говоришь, «выкинуть его на помойку», придушить?.. Между двумя супругами повисла мучительная пауза. Нерешительное молчание. — Я не хотел тебе говорить, — начал Олег, — но, раз уж на то пошло, то у меня есть дочь. — Во как! И что, ты боялся, что я не смогу её полюбить? — Нет. — А как тогда? — Просто ребёнок родился гениальным. Ясное дело, ему тут же нашёлся более подобающий отец. То есть, богатый и… — И? — А меня, как я сказал, а ты процитировала, «выбросили на помойку». За ненадобностью. — И это всё? — Значит, ему кто-то проболтался… Но я вот о чём подумал. Судя по тому, что сказал нам Борис, сын наш далеко не гениален. Но зато гениальна природа. — Что значит, природа? — Ну, посуди сама. Если так стеклись обстоятельства, что природа принесла моей девочке славу, но однако обидела родителя, то второй раз… слава обрушилась непосредственно на них. — На них? — На родителей. 36 Комната Ивана Юдашева была по-прежнему заперта. Окна в их доме — по-прежнему разбиты, но зарешёчены. Когда Ваню начинали раздражать все те звуки, которые издавал его младший брат Саша, он подходил к окну и вслушивался в тишь. Тишина за окном с каждым днём ему начинала казаться всё более и более «громкой». Вообще, последнее время создавалось такое ощущение, словно космическое пространство «захватывает землю». Потому что тишина за окнами кажется не такой ограниченной, как раньше. Более глубокой. Она занимает более огромное пространство и, кажется, увлекает вовнутрь всякого, кто задумается хотя бы на секунду о том, что «она» существует. О том, что это не шутки. Зомби уже давно не бродят. Не подходят к окнам частных домов или коттеджей и не пытаются выбить стёкла или, если они уже выбиты и оконные проёмы не зарешёчены, залезть в дом. То есть, вокруг плотно скопилась тишина. С одной стороны, она должна завораживать. С другой стороны, она настораживает. Приносит собой ощущения о готовящемся апокалипсисе. Либо о начале третьей мировой войны. Ведь, бог любит троицу? Значит, третьей-мировой — быть. И то, что военные получили приказ не стрелять в зомби, это напоминает затишье перед бурей. Ведь, наверняка их пытаются обмануть! Да, зомби перестали нападать на людей после того, как военные прекратили их отстреливать. Но разве два этих факта как-то связаны между собой? Увы, у живых трупов свой характер: они кровожадны и нападают даже в том случае, если находятся в глухом селе, где не существует военизированной охраны. Начни по ним пальбу (целься в голову каждому по отдельности), и это их остановит. Если учитывать, что попадаются «разумные, смышлёные зомби», а не одно сплошное быдло, то они обращают внимание на то, что за их товарищами ведётся беспощадный отстрел. Это говорит о том, что когда-то дело коснётся и них самих (проще говоря, им вышибут мозги; не посмотрят на то, какое стадо умнее, а какое тупее), поэтому они перестают привлекать к себе внимание (нападать на людей, с целью отведать их на вкус) и стараются укрыться от стрелков. Но это не говорит, что, когда стрельба прекратится, то «зомби-трусы» будут продолжать осторожничать, вести себя тихо, не вызывающе. Нет-нет! В них, скорее всего, вселится дух убиенных. Тех, кто при жизни являлись быдлом, и после смерти стали особо агрессивными тварями. Поэтому «быдлом» невольно становятся «думающие зомби». Они немедленно выбираются из своих укрытий и продолжают людоедствовать, но на этот раз с удвоенной силой. Так Ваня и торчал дома взаперти, пытаясь развлечь себя фантазиями-мечтами о том, да об этом. Только лишь однажды нарушили его одиночество. Ваньке невольно показалось, что к окну подошёл тот молодой муж, который недавно улетел на «тарелке» и его жена осталась с носом (он передавал ему мысленные сигналы; говорил, что научился такому новаторскому способу мышления у инопланетян). Как же её звали? Алёна? Но, что мужа зовут Олегом, это Ванька знал совершенно точно. Но он ошибся. — Эй, — позвал Ванька этого человека, поскольку он крутился возле его окон. То проходит мимо, то опять возвращается… Человек оглянулся на Ваньку: «Вы мне?» А кому же ещё? Зомби здесь не бродят. Только ты. какой-то странный. Вроде, на зомби ты не похож, но… Довольно часто здесь появляешься. Именно подле этих окон! — Это Вы со мной телепатически связывались? — Что-что? — решил этот человек подойти к окну поближе. Ему показалось, он окончательно запутался в том, что сказал этот парень. — Ну, — пояснил Иван, — Вы должны меня помнить. Я тогда был на мотороллере. Вы ходили по пустыне… со своей женой. С вами была ещё какая-то красивая девушка, но безобразно одета. В жуткой одежде, будто бы снятой с какого-то мертвеца. Что, не помните? — Вообще-то, молодой человек, у меня нет жены. И, в общем-то, никогда не было. — Да? — Но… Мне кажется, что Вас заперли… Кто-то запер. Может быть, нужна какая-то помощь? Ну, там, я не знаю, еды… Еды какой-нибудь принести. — Еды? — зачесал Ванька затылок. — Да я не знаю. Человек без еды… минимум неделю может протянуть. А я тут всего без году неделя. — Да? А что с тобой случилось-то, сынок? — Отец запер. Домашний арест. Ну, у нас свои дела. Но дело в том, что он запер и куда-то пропал. — Ну ладно, неважно. Так что ты говорил там по поводу телепатии? — Просто, Вы очень похожи на того человека, который недавно улетел… Ну, одним словом, в космос. Может, слышали? В нашем городке инопланетяне недавно приземлялись. Наверно, они хотели похитить кое-кого. — Ну. Очень интересно. И что дальше? — Мне передали, что Вас «засосало» в эту тарелку. — В «тарелку»? — Ну, НЛО! Вы понимаете… Короче, Вас зовут Олег и я точно знаю, что Вы связались со мной посредством телепатии. — Ты знаешь, мальчик, — высказал своё мнение этот мужчина. — Я мало что помню… — Но ведь, что у Вас нет жены, это же Вы помните… ТОЧНО ЗНАЕТЕ! Ванька вспомнил об амнезии. Где-то, в книжках фантастики, пишут, что тех, кого похищают пришельцы, ждёт значительная амнезия. Поэтому есть хорошая зацепка! Можно будет выломать оконную решётку и отправиться на поиски жены этого человека. Если придёт отец, то подговорить Сашку, мол решётка — это работа зомби (Ванька оголодал, поэтому начал дразнить мертвяков, увидев у тех в зубах куски мяса, и мертвяки разворотили решётку, залезли в его комнату, а Ванька выскользнул через окно). Главное, узнать точно, что у этого человека амнезия, если он открещивается от того, что женат! — Я убеждённый холостяк… Но мне больше интересно, почему ты со своим Олегом не поддерживаешь контакт? Этому человеку, представившемуся «Олегом», показалось довольно странным, что этот мальчик собирается лезть к нему в душу разведывать по поводу личной жизни случайного прохожего. Зачем ему это надо? Может, он его с кем-то спутал? С каким-то Олегом… — Контакт? — не понял мальчуган. — Какой контакт? — Ну, если ты считаешь, что твоего Олега похитили инопланетяне… И в то время, когда их НЛО уносило Олега на свою планету, то он с тобой связался, как телепат. Правильно? — Ага. — Так почему же ты не выяснишь сам, тот ли Олег находится перед тобой или не тот? Может, настоящий «Олег» всё ещё в плену? И ты мог бы спасти его, а не доставать меня дурацкими вопросами! — А что я такого сказал? — спросил Ванька уязвлённым голосом. — Копаешься в моей личной жизни: женат ли я, есть ли у меня дети. И, если нет, то почему! — А что, и спросить уже нельзя?! — Да меня на работе ещё запарили подобными вопросами! Станешь тут озлобленным?.. Порой, так и хочется кому-то вмазать? — А что не вмажешь? — Да потому что попадаются постоянно такие малолетки, как ты! — А где же ты работаешь? — развеселился Ваня. — В школе, что ли? — Сейчас уже облом — уволили. А всё из-за чего? Да то, что терпел! Не начистил хорошенько хлебало… Нет, не в школе, что ты! «Малолетки» — это образно. Ты знаешь такое слово «инфантильные»? То есть, когда у людей лица взрослого человека (щетинистые или небритые), но характер как у ребёнка! Им бы в детский сад идти работать… Ну, там, воспитателками-учителями. Но они, как на зло, работают именно там, где ВЗРОСЛЫЕ-СЕРЬЁЗНЫЕ ЛЮДИ. Ну, такие, как я. Общались бы, болтались с детишками, если такие недоразвитые! Правильно? Не мешали бы нам жить. — Так что же с тобой стряслось? Ну, кроме того, что тебя уволили из-за капризных «взрослых детей». Почему ты говоришь, что многое не помнишь? — Мне кажется, меня кто-то загримировал недавно. То есть, превратил в совсем другого человека. Но я не помню, кто это сделал. — А почему ты не снимешь весь этот грим с себя? Боишься быть собой? — А что толку? Сейчас меня не узнают все эти подонки, которые надо мной всегда насмехались. Я потерян, но, с другой стороны, сбылась моя мечта: я могу ходить, как человек-невидимка. Оставаться не узнанным и не ждать, что из какого-то окна мне полетит в спину грязный помидор. — Помидор? — Это игра слов: «мой-пидор» — наоборот «помой-мидор». То есть, помидор. — Вы материтесь? — Не обращай внимание. — А что, если Вы двойник того человека? — Ну, и что? — Ну, к примеру, Вы хотели жениться, но всё как-то не решались. Поэтому у Вас появился двойник… То есть, с учётом того, что в процессе влюблённости, у человека меняется внешность. Он становится красивее… — Красивее?.. Интересная логика!.. Это, значит, перед тем, как «покрасиветь» (скажем, стать похожим на моё лицо), он должен быть чрезмерно некрасивым?.. — А что? Всякое бывает… — Что ты имеешь в виду? — Что? — Ну, просто! Объясни. Как ты себе это представляешь? Или тебе, лишь бы о чём поговорить?.. Зубы заговариваешь, только бы не спасать своего друга… — Я имею в виду, он может быть зомби. — Экак!.. — осенило Ванькиного собеседника. — Как-то я сам не дотумкал… Извини. Зомби — это достойный аргумент «твой логике», мальчик. Но видишь ли какое дело, пацан? Меня действительно загримировали… — Но может, Вам это приснилось или привиделось! Ведь, Вы же говорите, что не помните, кто Вас загримировал и, как всё это происходило. Логично?.. Тоже ведь логично! — Логично-то логично. Только я не понимаю, к чему ты клонишь. — К тому, что, если Вы настоящий человек, а не призрак, то Вашего двойника спасать вовсе и не надо. Похитили его инопланетяне? Ну, и шут с ним! А зачем выходить на контакт с этим человеком?.. — Но ведь ты считаешь, что я тот самый «Олег»! Вышел бы, да проверил! Убедился, что это не я. Что тот «Олег» всё ещё захвачен «пришельцами». — Это справедливо. Но зачем я должен его спасать? Ведь, если он Ваш двойник… — Мальчик, ты сам двойник! Свой собственный… — Настоящие люди не решаются многое делать! Прилетают инопланетяне, вселяются в других людей и превращаются в двойников! Вся власть на земле захвачена инопланетянами! — Уймись! Мальчик! — И моего друга похитили инопланетяне! — не остывал Ванька. — А вы знаете, что происходит с этими людьми дальше?! С двойниками-то! Они погибают. Они совершают самоубийство. Они понимают, что их тупо использовали и сейчас они — как те выпотрошенные куклы! Из них выдрали вату, вытащили моторчики, какие-то железки… И всунули в других плюшевых игрушек! — Ну? Ну чего ты разошёлся? А почему с другом своим хотя бы не свяжешься? Вдруг, они с тем «Олегом» на одной планете! И твой друг тебе скажет, что с «Олегом» всё в порядке. То есть, меня тебе больше не понадобится донимать. Своими криками, своими вопросами, своей истерикой. — А как я могу связаться с другом? Это один Олег вышел со мной на контакт… — То есть, твой друг — такой же маленький мальчишка! Он беспомощный… Ну, давай я тебе помогу! — Вы? А Вы-то здесь причём? — А у меня тоже друга похитили. Инопланетяне! И я сам выходил с ним на контакт. Могу похлопотать и за тебя. Похлопотать? — Но, ведь, я Вам за это буду должен! Как я смогу расплатиться? — А ты считай, что это мой подарок! Ну, просто за то, что я похож на твоего «Олега», как две капли воды! Ну, так разрешишь? — Ладно… — промямлил Ванечка. 37 — Ну что, — сказал старший следователь младшему, — одного из них надо уже забирать. Я смотрю, они там успели спеться! Так прямо и болтают… Как старые знакомые. — Ага, — поддакнул младший, наблюдая в видеокамеру, — не разлей вода! Но на того (имел он в виду Бориса-очкарика) документы пока ещё не готовы. Сами понимаете, дело мутное. Надо собрать доказательства, что он действительно химик, а не так, как он говорит. Слова-то к делу не пришьёшь… — Химик, твою мать!.. Тоже, подлец, с бессмертием борется! Изобретает препараты, умерщвляющие… — А Вам-то что? Борется, ну и хорошо, нам же на руку! — Так, конкуренцию, блин, создаёт… Младший тоже посмотрел на Бориса, лоб его заметно нахмурился. — А с этими двумя, что, тоже мутно? — А вот их можно уже прямиком в изолятор. — Что серьёзно?! — Да серьёзнее уже некуда. — Что же ты молчал?! Садовая твоя голова! — Молчал я только потому, что в изолятор их переводить никто не будет. Сразу передадут в руки правосудия. — Да?? — Ну, ведь, жалко их! Молоденькие совсем… Я подумал, может, подержим какое-то время их у себя? Будем изображать, что мучаемся — собираем факты и улики… Ну, чтобы был повод для перевода в СИЗО! — О чём ты говоришь? — Я о том, что исполнитель приговора покамест ещё не знает, что их уже успели арестовать. Ему не доложили. Может, он думает, что они в данный момент гуляют по городу. — Гуляют по городу! — вздохнул старший следователь. — А что Вы опять волнуетесь? — Да гуляки эти мне… Как бы драконов наших не увидели! Они, понимаешь, тоже: птицы вольные! Тоже летают себе свободно… — Ну, и пусть летают! Драконы же нам пользу неоценимую приносят! — Но не хочется, чтобы всякие там шпионы их заметили и передали «своим»! Не хочется, чтобы по НАШЕМУ городу кто-либо разгуливал… — Ну, так что Вы решили, товарищ старший следователь? Подержим их у себя ещё какое-то время? — Нечерта держать этих проходимцев! — рявкнул старший следователь. — Немедленно связываться с исполнителем приговора! Немедленно убирать их от этого очкарика! Как бы не проболтался про наших драконов этим наглецам… НЕМЕДЛЕННО. Всё делать немедленно… Буквально через минуту в камеру входил дежурный и выводил Лену с Олегом. Ещё через пару минут они предстали перед человеком, который пожаловался на них в правоохранительные органы. Как в следствии выяснилось, он же должен был исполнять приговор. То есть, съесть эту парочку на обед. — Вот тебе и раз! — воскликнул Олег, когда увидел этого человека. Буквально час назад он их перевозил на своём корабле, а сейчас… — Вам запрещено разговаривать, — предупредил владелец (или капитан) корабля, который, по странным стеченьям обстоятельств «спас» их, выброшенными из «летающей тарелки». — Ещё одно слово и я прикажу исполнить приговор немедленно. — А что мы должны, — возмутилась Лена, — сидеть тебя и слушать?! — Это в ваших же интересах. Я могу не объяснять вам обвинение, а исполнить приговор молча. Но вы должны подписать протокол. Следовательно, как Вы говорите, «вы должны сидеть и слушать, что я там болтаю»! Говоря это, он смотрел на Лену, поскольку она подала голос — можно сказать, нарушила его предупреждение. Он ждал от неё реакции. То есть, выразит ли она поддержку тому, о чём он сказал. — А если я не согласна?! Меня что, будут пытать?! Заставлять подписывать собственный приговор силой? — Лично Вас пытать никто не будет, — объяснил этот тип. — Обвинение предъявляется ОДНОМУ субъекту. Либо Вам, либо Вашему мужу. Здесь уж вы решайте сами. — Что это всё значит?! — вылупила та на него свои глаза. — Если хотите, мы можем провести нудную процедуру следствия. Но, поверьте, это не в ваших интересах. — Да я не то, чтобы не верю, я — НЕ ПОНИМАЮ! — Настоящие виновники находятся в бегах. Так уж получилось, что вы являетесь уменьшенными образцами этих физических лиц… — Но ты, бюрократ! Ты мели языком, да знай меру! Думаешь, нахватался всего этого «юридического жаргона», так тебе теперь всё можно? — Я могу оштрафовать вас за оскорбительный тон. — А зачем так мелко? — вошёл в кабинет старший следователь. — Можно приговорить обоих — и точка! Зачем размениваться на какой-то штраф? — Так уж и приговорить… — Да элементарно! Сейчас это называется не иначе, как «послевоенный беспредел»! А то ишь ты, поблажку им сделали, так она и варежку раззявила! — Извините, — запричитала Алёна, — я больше так не буду… — Да будешь! Ты БОЛЬШЕ будешь! — Между прочим, кричать на подследственных, — залопотал обвинитель. — Вернее, даже, на приговорённых… Это неадекватно с точки зрения закона. — Что же тут неадекватного? — Они, считай, за свою вину уже расплатились… Считай, что ты кричишь на человека, который отсидел пожизненный срок и выходит на свободу дряхлым стариком. Станешь ты на него кричать? Разумеется, нет! Потому что есть элементарная логика: он заплатил уже за содеянное. Рассчитался с законом. Пока он это говорил, старший следователь сунул руку в пиджак и доставал портсигар. Его подковырнули — надо покурить — успокоить и без того расшатанную психику. Олег смотрел на всё это и думал: «Если закон у них на планете такой жестокосердный, то что будет дальше?» Но, с другой стороны, сам себя успокаивал. «Это закон, который находится на первобытном уровне. Молодой и горячий закон. Пройдёт какое-то время, он перебесится и станет более справедливым, чем на планете нашей! Я уверен, закон будет более милым и даже ласковым». — Товарищ следователь, разрешите к вам обратиться? — решила Лена воспользоваться паузой перекура, устроенной «товарищем» следователем. Тем более, что он промолчал в ответ на её просьбу — смотрел на дым сигаретный. Дым его интересовал больше. — Этот человек вёз нас на своём корабле, — указывала она на обвинителя. — Мы плавали в открытом море, а он нас спас. Так что же он не предъявил ничего нам сразу? На месте. Не кажется ли Вам это несколько подозрительным? — Ну ладно, — затушил он в пепельнице едва начатую сигарету. — Разбирайтесь тут сами. Если потребуется моя помощь, я у себя. И он вышел из кабинета. — А что такое «уменьшенные образцы обвиняемых»? — спросил Олег следователя, пока тот не захлопнул за собой дверь. Следователь на какое-то время остановился и вернулся в кабинет. — Между прочим, на твоём месте, я бы с ними не панькался. — Хорошо. Я постараюсь это учесть. — А что «постараюсь»? Ты же прекрасно знаешь, что виноваты оба! Сказав это, он наконец-таки вышел. — Уменьшенные образцы, — ответил Лене обвинитель, — это специальный термин. Если вас интересует конкретика, то скажу проще: обвиняемые сильно омолодились. Так устроит? — Что значит, «омолодились»??.. — Вы хотите знать, что это такое? Вы действительно хотите это знать?.. У нас существуют бессмертные. Конечно, в данный момент, человеческое бессмертие преследуется законом, но, поскольку бессмертных развелось слишком много, мы спускаем это дело на тормозах. Конечно, стараемся всячески выискивать причины, чтобы изолировать бессмертного от общества. Так вот, пока существуют бессмертные, казалось бы, людям бессмысленно делать себя моложе. Ну, зачем заниматься омоложением, когда ты и так бессмертный!.. Правильно?… Поэтому, заметив вас двоих, мы были слишком удивлены. Нам кажется, что омолаживаться сегодня очень немодно… Неактуально, что ли?.. А тем, чем не занимается никто, заниматься очень сложно. Однако, закона против омоложения не существует… — А Вы представьте себе другое, — решил Олег рискнуть жизнью (нарушить запрет и вставить слово), но не просто так, а, чтобы помочь ему сформулировать то, что он рассказывает слишком долго. — Что, другое? — То, что мы вернулись из прошлого. — Из прошлого невозможно вернуться, — возразил обвинитель. — Наукой установлено, что где-то во вселенной… в космосе… существует планета, которая повторяет нашу историю. Можно сказать, планета-имитатор. Она точно также как мы вращается вокруг солнца… Кстати, солнце тоже имитирует Солнце Настоящее! Так вот, всё, как у нас: луна, звёзды… Гипотетически, конечно, можно предположить, что эта «загадочная планета» является действительным Нашим прошлым. Но мы не стали усложнять. Уж, и без того всё запутанно! Мы просто предполагаем, что вы омолодились. Как-то вам это удалось… Поменять паспортные данные и переписать их на старое время… — На какое ещё «старое время»? — сморщила Алёна свой лобик. — Какой сейчас год? — Не задавайте два вопроса одновременно! «Старое время» — это специальный термин. Проще говоря, время, незадолго до начала третьей мировой войны. — Послушай! — надоело Олегу терпеть, как этот фрукт дурака валяет. — Скажи прямо! Мы твои родители? — В данный момент, вы обвиняемые. То, что вы омолодились, сильно смягчает вашу вину, позволяет вам остаться только одному в качестве обвиняемого. Вы совершили побег от закона, но омолодились… Короче, если вы хотите на прямоту, то да — вы мои родители. Но при этом не забывайте, что третья-мировая развязалась из-за вас! Не забывайте то, что вы преступники. — Послушайте… Я даже не знаю, как Вас называть… Сынок? Но мы ещё только расписались с Олегом… Проводим медовый месяц… — Вы хотели что-то спросить… мамочка? — Обвинение нас в развязывании огромной войны — это, конечно, эгоцентризм… Я так думаю, мы с Олегом виноваты перед тоб… перед Вами лично? — Вы виноваты?! О чём вы говорите?! Вы исковеркали мне жизнь… — Чем мы исковеркали тебе… Вам жизнь? — А эта женщина вам ни о чём не говорит?! — молниеносно достал «сынок» из стола фотографию. Это была та самая — «Ночнушка»! — О, проклятие, — прорычала Алёна. — Ну почему я её не придушила?! — Отец изменял моей матери с этой шль… С этой женщиной! Я не мог вынести бардака, творящегося в нашей семье и должен был уйти! — Это провокация! — стонала Лена, вне себя от душащей её ярости. — Она нас оболгала! Эта дрянь… Она Вам сказала, что трахалась с Оль… С МОИМ МУЖЕМ! — ПРЕКРАТИТЕ НАДО МНОЙ ИЗДЕВАТЬСЯ!!! Обвинитель был весь в слезах. Его душила какая-то страшная горечь. — А сестрёнку-то свою ты нашёл?! — не выдержал Олег. Слова сами вырвались из его горла. — А то я могу дать адресок… Успеть! Пока меня не… Пока меня не приговорили!!! 38 Одним словом, между Олегом и человеком, который назвался его сыном, получался какой-то беспробудный скандал. Вся надежда на Алёну. Может, ей одной удастся его унять… — Ну, ладно, — сказала она «сыну»-обвинителю. — С этой женщиной, с которой Ваш отец изменял Вашей матери, неважно. Но как же мальчик? — Какой ещё мальчик? — на какое-то время перестал сынок брызгать слезами… — Я так понимаю, — начала объяснять Лена, — эту женщину, виновницу Вашей исковерканной судьбы, Вы тоже арестовали… Но что Вы сделали с мальчиком. С нами ещё мальчик ехал! — Мальчик? — нахмурился обвинитель. Он не вспоминал — он не находился, что сказать. — Почему нас задержал дорожный патруль по подозрению, что мы похитили этого мальчика? А? Сейчас-то вы уже убедились, что мы его не похитили! Навели все справки? — Подождите… Я вас что-то не понимаю, — замямлил обвинитель. — А что тут непонятного? Вы говорите, что меня отпускаете, по причине невиновности. Я хочу, чтобы вы вернули мне мальчика, который с нами ехал. Вот так! Обвинитель настраивался на то, что канальи начнут хитрить; так и этак выворачиваться. Но то, что сказала ему эта женщина, совершенно непохоже на шантаж. Что же это тогда происходит? Может, они вправду ни в чём не виноваты, потому что прибыли из прошлого? Но ведь это же невозможно! Нет-нет, всё не так просто. Надо ещё подумать какое-то время… Обвинитель решил вернуть их назад в камеру. Туда, откуда доставили их по его приказу. Единственная удача, которую ему довелось осуществить в этот тяжёлый-непростой день, позаботиться, чтобы в «обезьяннике» не было Бориса. Пусть насильно, но его перевели в изолятор. Обвинитель ненавидел халатность, тем более бездарность в соблюдении закона. Но день как-то с утра не задался. — «Наверно, встал не с той ноги. Подожду до завтра, может, всё само наладится». — Прогуливался на своём кораблике, как обычно, утренняя прогулка. Но какого чёрта эти негодяи попались именно ему?! Почему эти говнюки с яхты не забросили их на ту баржу, про которую они болтали по рации! Тогда бы они прямиком попали в лапы обвинителю… «Вот срака! Я же ещё чему-то ужасно обрадовался, увидя их рожи! Сразу, как-то, не врубился, что эти гнусные твари выглядят в два, а то и даже в три раза моложе!.. Но мне ведь было не до этого, когда полные штаны радости! Я должен был задуматься, что мне делать с негодяями, которые устроили себе пластические операции — поменяли лица на «уменьшенные образцы»! Искать клинику? С ног собьёшься! Вот я бы и взгрустнул». 39 Пока обвинитель кусал локти от досады, Олегу чисто случайно вспомнилось что-то крайне интересное. До этого он сидел в глубоких раздумьях, а сейчас обратился к своей Алёне. — Послушай! — опередила она его. — А ведь, то, в чём он нас обвиняет, это же полный абсурд, правильно? Если он уверен, что ты изменял тебе с… этой… тёлкой, сколько же ей лет было в те годы?? — Это ерунда! — отмахнулся Олег. — Не забивай себе этой «тёлкой» даже голову!.. Я тебя другое хотел спросить… — Но постой! Как же ерунда?! Ведь это же очень важно… — Ну, что «важно»? — промычал он устало от её озабоченности. — Почему ты считаешь, что это ерунда? — Ты помнишь, я тебе звонил на Стасов мобильник? Когда я был там, то кое-что узнал. — Ну, помню. Я тогда на тебя ругалась, чтобы ты не лез в эти «посудины» и поскорее возвращался. — Так вот, я тебе сказал, что инопланетяне послали вам своего двойника. Как ты думаешь, кто это был? — Кто… Ну, не знаю… — А ты не находишь подозрительным, что, сразу, как я тебе это сказал, наша стройная леди куда-то заторопилась? Как ты думаешь, где она была и что там делала? — Ты что, хочешь сказать, что она и есть тот «клон», о котором ты говорил?? — Я тебе ничего не говорил. Но говорю сейчас: не забивай этой девушкой себе голову. Тебе же легче будет! Дело очень мутное… — Ну ладно. Что ты там хотел у меня спросить? — Ты помнишь, — начал Олег, — как-то раз ты мне показывала записку, найденную в пластиковой бутылке? — Записку? — не поняла та. — Ну, записка… Дневник, рукопись что ли… Она потихоньку начала вспоминать… — А, да, да, да, что-то такое помню. А что ты про неё вдруг вспомнил? — Да со мной мысленно связался какой-то человек, — пожал тот плечами. — Спрашивает, не находил ли я в какой-то пустыне пластиковую бутылку. Там его записка. — И что ты ответил? — Да ничего я не ответил. А сейчас случайно вспомнил. Алёна покачала головой. — Странные воспоминания. — Просто, до этого момента, я думал, что автор этой записки — наша с тобой приятельница. — Почему вдруг? — Ну, она же рассказывала всё в точности, как там написано. Про то, что по деревне шагают мертвяки… Про то, что они исчезают внутри могил… Зомби подходит к памятнику и проваливается вовнутрь. — Поздно же ты спохватился, — усмехнулась Лена так, словно нашла отличный повод, насмехаться над своим мужем. — Я просто вот что подумал. С Земли со мной связаться невозможно (даже Ванька на контакт не выходит), только на этой планете. Потому что люди здесь обладают такими дарами. Но что же, получается, этот человек идиот? Задал какой-то пустой, бессмысленный вопрос и куда-то пропал. Но я сомневаюсь, что на этой планете существуют идиоты! — Почему? — Потому что идиотизм — это болезнь, а здесь все болезни победили… — Да? Интересная логика… — Просто, когда ты мне эту записку показывала, я подумал, что человек, её написавший, мой духовный родственник. То есть, мы с лёгкостью могли бы читать мысли друг друга. Таким образом, если он связался со мной прямо с Земли… Это лишний раз доказывает крутизну такого человека. — Ты хочешь, чтобы я нашла эту записку? — Да. Было бы неплохо. Я мог бы почитать его записи и, может быть, он выйдет на меня повторно. Сейчас мне хотелось бы с ним связаться… Именно сейчас. 40 В кабинет старшего следователя вошёл обвинитель. Он глянул на монитор камеры видеонаблюдения. — Ох, как они мне не нравятся!.. — А что такого? Четырёхглазого убрали… — Я в своём кабинете за ними наблюдал. То сидели молча, а то опять… Как только к тебе зашёл, смотрю, опять шушукаются! — Да, тут вот ещё что. Бабонька эта — просится на выход. — Настаивает, чтоб её отпустили? — Вроде того. — В таком случае, надо привести ей мальчика. — Какого ещё мальчика? — Из-за которого их задержали. Ну, якобы по подозрению, что те его похитили! — А разве это законно? — Ты его, просто, в камеру к ней приведи! Ну, чтобы не возникала… А потом, когда его выпустим, то мальчика назад. Будем искать его родителей. — То есть, ты считаешь, что в городе есть ещё «шпионы»? Кто-то, кроме этих типов. Так? — Не исключено. Сам мальчик, в одиночку, бы не прибыл на нашу планету… Старший следователь задумался, нахмурив лоб. — Когда она будет идти по улице, — объяснил ему обвинитель, — наши люди её отвлекут, а мальчишку похитим. — Ловко это Вы! — восхитился следователь его смекалке. — Я бы так никогда… — Ну да, ты бы отнял мальчишку силой!.. — представил он себе, как бугай с бритым черепом (старший следователь) пытается вырвать из рук перепуганной женщины кричащего пацана! А все на это смотрят, как на дурдом… 41 «А я-то думаю, — размышляла Лена, — с чего вдруг я вспомнила про Стаса, когда разговаривала с тем психом? (якобы представившимся моим сыночком). Ведь та пластиковая бутылка наверняка у него! Ну, не потеряла же я её!» Когда Лена это вспоминала, то чуть не расхохоталась. Потому что она подумала, что есть ещё один вариант, у кого может быть пластиковая бутылка: у этой дурёхи, которая, скорее всего, сдала их этому гаду, на корабле! То есть, если бутылка у неё, то это в корне исключено. Потому что она кукла безмозглая — даже читать не умеет, не только думать! Скорее всего, она вытащила бы записку и выкинула её. А, если спросить, зачем она это сделала, кукла ответит: «В этой баночке была какая-то бумажка. Может, ветром надуло… Я её выкинула. А баночку сохранила! Вот». Когда Стаса вводили в КПЗ, ему не сказали ничего о том, с кем он встретится, поэтому мальчик был несколько изумлён, увидев там Лену и Олега. — Привет, Стас, — тут же обратилась к нему Лена. — Скажи, у тебя случайно нет такой пластиковой бутылки?.. Ну, в ней ещё бумага свёрнута… Не знаешь? — А мне кто-то сказал, что вас перевели в изолятор, — продолжал Стас всё о своём. — Не ожидал, что увижу здесь именно вас! — С нами сидел ещё один сокамерник, — сказал ему Олег. — В изолятор должны были перевести, либо его, либо меня. Лену отпускать собираются. Очевидно, они перепутали. Те, от кого ты это услышал. — Ах, да! Бутылка! — полез Стас в свой рюкзак для тинейджеров. — Она плавала, а я её положил себе. Ну, просто, чтоб не потерялась. Хотел сообщить об этом Лене, но в суете забыл. — Это, когда мы в море упали? — вспоминала Лена. — Да. — Как хорошо, что ты её нашёл! — протянул Олег за ней руку. — Ну всё, теперь можете идти. — Я с тобой хочу остаться, — сказала Лена. — А Стас тогда как? — Да, Олег, — вспомнил Стас ещё кое-что. — Я всё время хотел спросить, но не знал, у кого. — Что ты хотел? — Это правда, что на этой планете существуют драконы? — Что?? — посмотрела на него и Лена. — Драконы??… Какие ещё драконы?.. — Когда мы ехали на машине, я видел одного. А потом ещё… — Интересные наблюдения, малыш, — потрепал Олег ему волосы. — Всё, идите… А то эти кретины опять что-нибудь передумают… Всё-таки, Лене пришлось выйти на улицу. Сама ведь попросила об этом следователя! Но она планировала заняться поисками мальчика — не ожидала, что его так просто приведут к ней. Ей важно было найти эту бутылку. То, что бутылка у Стаса, она предположила чисто случайно. И не ожидала, что дело так скоро обернётся. Лена выстроила вот какой план: она находит этого мальчика, спрашивает у него про бутылку, выясняет, что у мальчика её нет и сообщает Олегу об этом. Он ведь помнит, что записка была именно у неё! Надо же как-то оправдаться перед своим мужем… А то он совсем в отчаянии, голову понурил. 42 «Ты должен остановить этого человека! Понимаешь? Остановить, во что бы то ни стало!» Всё это в голове Олега кричал «внутренний голос». Олег, как и рассчитывал, начал читать его заметки, начал по ходу чтения размышлять. Тут-то в его голове и заработало долгожданное «радио»! «Но как я его остановлю?! — ни один раз за весь «контакт» повторял Олег своему «внутреннему голосу». — Ведь он же не верит в существование нашей Земли! Для него она — всего лишь глупая планета, повторяющая ИХ историю… Понимаешь?! Безмозгло повторяющая!» «Дело ведь вовсе не в том, что этот козёл съест своих родителей! Да наплевать! Как на родителей, так и на вас самих…» «Постой-постой-постой! Причём здесь «родители»? Этот козёл уже отпустил Лену!» «Это он тебе так сказал! А своему бугаю (старшему следователю) он сказал, что захватит (переманит) только одного Стаса! С понтом, будет разыскивать его родителей… Но на самом деле, он схватит их обоих! Понял, ты?!» «Да понял-понял, не рычи», — ещё сильнее понурил свою черепушку Олег. «Так вот, на то, что он собирается тебя лично съесть (тебя или твою супругу), мне глубоко начхать. Меня другое больше беспокоит. То, что инопланетяне начнут похищать людей. То, что люди будущего почувствуют «изысканный вкус»! Ты знаешь, к чему ведёт это ДЕРЬМО?! К третьей мировой войне. инопланетяне запретили землянам открывать стрельбу, т. к. земляне не знают «домашний адрес» гуманоидов и гуманоиды угрожают им атомной бомбой. Но сейчас с этим никаких проблем: я могу сообщить, куда надо и «адресок» очень быстро пронюхают. Вот тогда каюк! Ты сам прикинь: инопланетяне живут на множестве разных планет, выделили «новым землянам» всего одну колонию. Так вот, если земляне полетят на своих грёбанных «ракетницах» на эту вашу грёбанную «клонированную Землю», их в одно мгновение всех обстреляют… Налетят с разных концов, блин, как саранча!» «И что же мне теперь делать?.. Меня, тоже вот, обложили со всех сторон. Как ты говоришь, «налетели с разных концов…» «Думай, солдат. Думай…» Олег не решался это спросить. В конце концов, человек, который с ним разговаривает в области телепатии, находится на другой планете. А может быть, и того хуже! Если учитывать, что он сам не может наладить контакт с Ванькой, это говорит о том, что Олег общается с самим собой. У него началась шизофрения, или раздвоение личности, и Олег слышит «голос», обычно берущийся из вселенной сновидений (голос зачастую безумный, но всё зависит оттого, насколько сильно ему доверять). Поэтому Олег решился. И спросил: «А может, ты сам мне поможешь?» «Я? Сам? Как ты себе это представляешь?!» 43 Лена выходит из управления милиции. Она очень крепко держала за руку Стаса. Ей казалось, что она уверена в своих силах. К ней надвигался какой-то молодой человек с ангельской внешностью, поэтому Лена была уверена, что руку Стаса не отпустит ни в какую. — Девушка, — подошёл «ангелочек» и начал бездарно «клеиться». — Вы не поверите, но вы мне очень понравились… «В басне про ворону и лисицу, лиса пела более убедительные тексты песен!» — чуть было не вырвалось у Алёны вслух. — Правда, она хотела съесть сыр, а не саму ворону! «Ангелочек» же, видимо, хочет меня, а не… гм… мои половые органы. Ведь ему понравилась Я — вся целиком». — Лена, — раздался голос откуда-то со стороны. Она обернулась и… глазам своим не поверила! Это был Олег! Олег?.. На свободе?! — Уууух тыыыы… — вырвался Стас из Алёниной руки и понёсся к этому человеку. Тому, который назвал по имени эту девушку. Стас не сразу это заметил, но, когда уже подбежал, было очень поздно. Оказывается, это вовсе не Олег был! Человек, слишком на него похожий, но… далеко не Олег. И, когда Стас решил поворачивать назад, лже-Олег резко дёрнулся в его сторону и схватил за руку. — Слышь, ты? — крикнул лже-Олег «ангелочку». — Не трогайте девушку и с парнем всё будет в порядке. Договорились? У «ангелочка» был такой вид, словно он собирается «дурака включить», но у него инструкция: сейчас совершенно некогда, играть в разные там игры. — А если нет? — Вам ведь не нужен этот парень! Правильно? Вам нужна только женщина. — Я вас не совсем понял, молодой человек, — заметил «ангелочек» лже-Олегу. — Чего вы от меня хотите? — Просто. Не устраивай эту уличную сцену и я отпущу этого пацана. — Да мне-то какое до «пацана» дело! — Пострадает ваша общая репутация. Сейчас сюда приедет телевидение и в новостях покажут, что вы выпустили некоего Олега (очень опасного преступника) под залог того, что он начнёт отлавливать на улицах разных там детишек. Ну, что, дошло наконец? «Ангелочка» тут же, как ветром сдуло. Алёна в это время подходила ближе и ближе к этому «Вещему Олегу». Она видела перед собой собственного мужа, но женское её сердце ей подсказывало, что перед ней находится самая что ни на есть натуральная кукла. То есть, если это действительно её Олег, то внутри он набит ватой. — Ты кто? — осмелилась она подать голос. — Клон? — Зомби-зомби, — успокаивало её это существо. — Мы должны зайти обратно и… продолжить разговор с теми засранцами. Кажется, мы ещё не всё сказали друг другу… 44 Олег ответил на вопрос своему «внутреннему голосу». Объяснил, как он себе это представляет. И… случилось нечто невообразимое. Секунду назад на планете Земля находился человек, которого зомбировали инопланетяне. Они «превратили» его в Олега с той целью, чтобы его родственники не сбились с ног в поисках этого человека. Соответственно, он продолжал бы оставаться на Земле и подавно. Но, как только Олег «с другой планеты» предложил ему свой способ, этот человек, нежданно-негаданно, оказался на «Новой Земле». «Это именно то, чего я больше всего хотел, — продолжал он телепатически разговаривать с Олегом, находясь уже на его планете. — Они должны съесть меня, потому что ты — мой двойник». «Чего-чего?» «Настоящий Олег — я. Но как я жил?.. Я всю жизнь хотел жениться. Всю жизнь хотел создать семью. Продолжать свой род, свою фамилию. Но у меня не хватало решительности даже на то, чтобы начать ухаживать за какой-то женщиной. Если бы я родился женщиной, то у меня было бы меньше проблем с тем, чтобы сотворить собственное потомство… Я ненавижу все эти «любовные отношения»! Да, сейчас очень много отцов-одиночек, но, мне кажется, меня это не касается. Я слишком озабочен возможностью иметь детей. А таких, как я, «кидают». Общество ненавидит озабоченных. Мужчинам они кажутся неудачниками, женщинам — кобелями. Современники издеваются над гениями. Судьба гениев складывается таким образом, что они обязательно остаются с носом. К примеру, если гений хочет ребёнка, то бракоразводный процесс отсуживает у него это «богатство»! Ребёнок достаётся матери, а отец становится изгоем. Своеобразным Иисусом Христом, судьба которого сложилась так, что Его казнили, но сделали это с той целью, чтобы Его избранница (Мария Магдалина) воспитывала в одиночку плод, который она носила под сердцем в момент столкновения Иисуса с Понтием Пилатом». «Э-э-э! Тормози! — остепенил его Олег. — Куда это тебя понесло! Ты что, религиозный фанатик? Сектант?..» «Я просто хотел сказать, что важен не сам человек, а его духовность», — объяснил Олегов внутренний голос. «Что это такое, духовность?» «Это родник… Вода, которая течёт в человеческом теле, как и во всяком земном растении». «Родник?» — задумался Олег. «Твоя духовность прогрессирует. Ты — женился (как-то тебе повезло с уровнем твоей судьбы), значит, ты омолодел. Я — всю жизнь прожил, как тушёнка. Я протух изнутри. Но внешне мы с тобой, как братья близнецы. Понял? Голова твоя садовая!» «Не совсем», — честно признался Олег. «Если эти зомби ТЕБЯ сожрут… А заодно и Алёну… и Стасом не побрезгуют (у него тоже богатая духовность будущего семьянина), то наступит конец света. Потому что эти гады насладятся ощущениями крови счастливого (семейного) человека. Они начнут охотиться только на САМЫХ ВКУСНЕНЬКИХ, самых сочненьких! Сейчас же зомби на Земле жрут всех подряд. Без разбора. Ну, ты же и сам понимаешь: если из сожранного мяса инопланетяне делают эдакие «котлетки»-сосисочки в виде младенцев, то, когда эти «новые» детишки вырастают, им захочется восстановить справедливость. Но что конкретно нужно для этого делать? А — жрать! Жрать тех, кто сожрал их самих. Понял, как? Если этого не сделать, человек НИКОГДА не успокоится. За всю историю существования человечества: прошлого-настоящего-будущего. Значит, если они съедят меня, то… Я уверен, что на Земле не существует истинно несчастных. Все несчастья землян из-за денег — недостатка или переизбытка. Таких, как я — чертовски мало на Земле. Тех, кто хочет имитировать благополучную семейную жизнь, но несчастен из-за этого, потому что натыкается на бесконечные подножки неудач». «Теперь я тебя понял, — заметил Олег. — С очень большим трудом, но понял». «Это очень хорошо. Дело в том, что сейчас я нахожусь в двух шагах от тебя». — ЧЕГО?! — не выдержал Олег — слова сами вырвались из его горла. — А ты посмотри в окошко своей камеры, — донёсся до него с улицы его собственный голос. Олег тут же глянул… и остолбенел. Он увидел самого себя. Человека, который заводит его жену в управление внутренних дел… 45 — Вам не кажется, что вы не того арестовали? — вошёл в УВД человек, идеально похожий на Олега. Он обращался к вытаращившему глаза обвинителю и держал шприц возле шеи Стаса. — Но да ладно, — продолжал этот человек разглагольствовать. — Я предлагаю вам такой вариант: Вы садите меня в камеру с целью исполнить задуманный Вами приговор. В противном случае я умертвляю вот этого мальчика. Вам это невыгодно, поскольку Вы экспериментатор — Вам хочется кусать живое, а не мёртвое человеческое тело… — СЛУШАЙТЕ! — взревел Господин Обвинитель. — Что вы себе позволяете?! — Наш разговор записывается на скрытую видеокамеру. Если я умертвлю маленького мальчика, то назавтра это будет показывать телевидение. Этого мальчика никто не знает, кроме нас с Вами. Телевидение трактует это, как захват заложника террористом. Понимаете, о чём я говорю?.. Но я предлагаю совершенно мирный план: выпустите этого человека, меня на его место и… Мальчик останется цел и невредим. Этот человек, — указывал он на Олега, — доверяет тому, о чём я говорю. Верно, Олег?! Олег испуганно закивал. — И поторапливайтесь! — всё время держал двойник шприц подле шеи Стаса. Сейчас он командовал г-ном Обвинителем, глядя на то, как тот трусовато засуетился — вытаскивал из сейфа ключ от камеры, подбегал и распахивал дверцу. — Быстрее-быстрее, Олег! В это время он заходил в камеру, заводил туда мальчика и предлагал закрыть дверь на замок, а ключ передать ему. — Это во избежание фокусов с Вашей стороны… — объяснял двойник обвинителю. — Что вам от меня надо?.. — блеял несчастный обвинитель. — Чтобы вы повлияли на то, чтоб всех этих людей переправить назад! Туда, откуда вы их притащили! Первым рейсом отвозите Лену и Олега. Вторым — этого мальчика. Понятно тебе, дятел?.. Всё это время я буду держать шприц возле его шеи. И не забывайте за скрытыми видеокамерами! Если вы сглупите и не довезёте мальчика на Землю, то наутро вашу задницу будут вещать в новостях все желающие телеканалы. — Ты хочешь поехать вместе с ним? — указывал обвинитель на мальчика. — А как же? Но я готов подписать договор о том, что, окажись я на Земле, я не сбегу от вас. Вернусь назад, чтобы ублаготворить ваш закон. То есть, вы меня съедите. Живьём. Не подавитесь. Ну, в смысле, я подпишу даже такую бумажку: гарантию, чтобы вы мной не подавились! 46 Лену и Олега отправили на Землю не сразу. Дело в том, что в кармане Лены случайно завалялся Стасов мобильник. Она сама не заметила, как Стас подкинул его ей в карман. Когда телефон замурлыкал, до Лены всё мгновенно дошло: Пока она принимала от Стаса пластиковую бутылку, то зазевалась и не заметила, как вместе с бутылкой к ней попал и сотовый телефон. — Олег! — обратилась она к мужу взволнованным голосом. — По-моему, звонит этот урод… Он тебя спрашивает! — «Господин Обвинитель», что ли? — усмехнулся тот, принимая трубку. — А как он узнал этот номер?.. И вообще, здесь же не работает сотовая связь… Но об этом он собирался поговорить уже непосредственно «со своим сыночком»… — Прежде, чем отвозить вас на вашу планету, — послышался в трубке до боли знакомый голос, — я должен кое-что выяснить… — А ты не перебьёшься? — нахамил ему в ответ Олег. — Вы просто ставите меня в какое-то неловкое положение!.. — разочарованно произнёс тот. — Я всего лишь хотел у вас выяснить, действительно ли вы двойник того парня? — А как ты звонишь по телефону? Мне казалось, на вашей планете не работает сотовая связь! — съязвил Олег, думая, что на этом разговор закончится — обиженный фраер отключит трубку и выругается там на них, в своём жалком кабинете. — Сотовая связь не работает для бессмертных, — пожал обвинитель плечами. — Для тех, кто умеет читать мысли друг друга. Мы же считаем себя вполне нормальными людьми (не всемогущими экстрасенсами). И поэтому у нас своя сотовая связь. Конечно, антенны не такие, как на Вашей земле. а нас микроскопические антенны, и поэтому на планете их размещается намного больше… — Ну ладно, хватит болтовни. Скажи, лучше. Зачем инопланетяне зомбируют ходячих мертвецов и заставляют их маршировать в сторону своих «тарелок»? Какая у них цель? Выгрести из этих зомби съеденное человеческое мясо? Или что покруче? — Что значит, «покруче»? — Есть у меня информация, что вы занимаетесь контрабандой. Гуманоиды на самом деле заливают этих зомби золотом. Можешь ты мне что-нибудь сказать по этому поводу? — Но ты же сам всё видел! Мясо, которое они сваливают в люки. Потом они поднимут его в космос и оно таким образом замораживается… Так удобнее перевозить… Вообще, зачем ты меня об этом спрашиваешь? Сам всё видел, но пытаешься себе противоречить! Как-то странно. Ты правда напоминаешь кого-то клонированного, а не настоящего Олега… — Но почему? Разве с золотом точно так же нельзя обращаться? Пока пронесёте его через весь космос, оно остынет, «заморозится»… А дальше уже дело техники: вываливаете из тарелки готовый слиток! — Нда. Какую-то ерунду вы говорите… — Ну, хорошо, ерунду! А что по поводу драконов? — ДРАКОНОВ?? — А что ты так испугался? — Да нет, ничего. У нас нет драконов… — Точно нет? — спросил Олег и принялся дожидаться ответа. — То есть, ты хочешь сказать, что вы не похищаете на нашей планете газ, чтобы наполнять им своих драконов?! — Я не понимаю, о чём ты. — О том, что я намереваюсь выяснить всё это. В ближайшем будущем я планирую к вам ещё раз прогуляться и всё пронюхать. Если выяснится, что ты меня обманул, то вам не вздобровать. Не дай бог, я найду там у вас залежи золота… Не дай бог, земляне заметят, как вы похищаете наш природный газ… 47 Лена и Олег были уже далеко. Они мчались на «летающей тарелке» в сторону Земли. Олег был уверен, что Стас подтянется чуть позже. И он не ошибся в ожиданиях, потому что следом спускалась ещё одна «тарелка». Его двойник успел уже подписать договор, гарантирующий соблюдение закона на их планете. Своего рода, подписку о невыезде. Но двойник Олега не очень-то доверял всем этим бумажкам. Ему необязательно было устраивать ту сцену из боевика! Он мог бы решить всё достаточно мирным путём. Но… Должен же быть повод для его ареста у этих «грёбанных инопланетян»?! — как сказал бы двойник Олега. Самим же инопланетянам это было только на руку. Если этот двойник попытается сбежать, то прекрасный повод — связаться с землянами (с местными властями) и объявить этого типа в розыск! Это лишняя возможность для налаживания контактов с землянами… 48 — Папа! — встретился Стас со своим отцом. Павл Иваныч «зверски» обрадовался такой неожиданной встрече! — Папа, а ты что, угрожал полковнику Юдашеву?! Организовал отряд вооружённых зомби?! — Сынок… Мы с Юдашевым обо всём договорились. Это была примитивная провокация пришельцев. Знаешь, как они это делают? Гримируют другого человека, зомбируют его… Лишь бы только поссорить его с кем-то! — То есть, это был не ТЫ??? — Ну, конечно, не я!!! — А Ванька как? Его освободили от домашнего ареста? — И ТЫ этому помог!… Вот чёрт, что вы там такое сделали, что зомби перестали восставать из мёртвых??? — Долго рассказывать, папочка! Долго рассказывать. 19.02.09 — 07.03.09 Оглавление ПРОЛОГ 1 Первая часть «А ЗОМБИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ» 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Вторая часть ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЛЕТАЮЩЕЙ ТАРЕЛКЕ 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Популярные книги

Город зомби и «Ночная рубашка

Поделиться книгой

arrow_back_ios