Содержание

Правительства независимых африканских стран поощряют развитие «зоологического туризма».

Результаты превзошли все ожидания. Туристические компании, устраивающие поездки в африканские заповедники, вынуждены бронировать места в гостиницах примерно за год до отправления туристской группы. Благодаря прекрасной организации дела и строжайшей дисциплине (путешественнику разрешено выходить из машины лишь в определенных местах) животные настолько привыкли к автомобилям с фотографами, что охотятся, едят и спят, не обращая на них никакого впимания. Сейчас за один месяц, проведенный в африканском заповеднике, можно приобрести больше знаний по практической зоологии, чем в былое время за двадцать пять лет.

Естественные заповедники Африки делают больше для улучшения отношений между животными и людьми, чем все публикации, фильмы и конференции, посвященные этой проблеме. С давних пор укоренилась традиция смотреть на чудесную африканскую фауну сквозь прицел винтовки европейского охотника, который всегда торопился спустить курок и нимало не заботился об изучении нравов своих будущих трофеев. Один вид белого человека с ружьем заставлял животных обращаться в бегство, и, естественно, охотник мог их фотографировать лишь мертвыми или умирающими.

Животные, родившиеся в больших заповедниках, ведут себя совершенно естественно, так же как в районах, населенных примитивными народами, обычно но пользующимися огнестрельным оружием. Здесь звери подпускают людей очень близко, так как оружие местных жителей действует на небольшое расстояние. Можно с уверенностью утверждать, что присутствие белых охотников в Африке в течение пятидесяти лет резко изменило естественные условия существования животных, особенно таких мирных, как антилопы и слоны: антилопы приучились убегать при первой же опасности, а слоны — нападать на врагов.

Сегодня читатель, сопровождающий нас в путешествии, сможет удостовериться, что мирное сосуществование со львами и носорогами вполне возможно. Мы будем передвигаться по бескрайним пастбищам среди стад зебр и антилоп; птицы будут прилетать к нам и клевать корм прямо из рук; мы увидим сказочные земли, которые с полным основанием можно назвать африканским раем.

Не выходя за границы огромного прямоугольника, стороны которого отсекают часть Кении, Уганды, Танзании и береговой полосы Восточного Конго, мы познакомимся с наиболее характерными природными зонами Африки — саванной, степями, горами и девственным лесом, — с ее реками и вулканическими озерами.

В саваннах, периодически орошаемых благодатными дождями, с редкими островками рощиц, разбросанных по гигантскому травяному ковру, мы увидим огромные стада зебр и антилоп гну, насчитывающие сотни тысяч голов, и познакомимся с образом жизни этих животных.

Мы сможем оценить по достоинству роль льва, так же как других плотоядных — леопардов, гепардов и питающихся падалью гиен и шакалов, в регулировании количества травоядных. Возможно, многие наши читатели-спутники сделают открытие для себя, узнав, что первый среди степных охотников не лев, а малоизвестное животное, о котором в литературе едва ли написано несколько страниц. Я имею в виду дикую гиеновую собаку. Холмы Мара-Масаи, равнины Серенгети, дно огромной вулканической котловины Нгоронгоро и еще несколько районов — последние саванны Африки, экология которых не изменена человеком.

Между Серснгети и потухшим вулканом Нгоронгоро мы задержимся в знаменитом ущелье Олдовай, где известный антрополог Лики открыл зинджантропа, предка человека, жившего миллион семьсот пятьдесят тысяч лет назад. Своими руками мы прикоснемся к ископаемым костям — остаткам пиршеств нашего почтенного предка. Ученые-натуралисты пригласят пас принять участие в страстных спорах и познакомят с гипотезой, которая связывает явления вулканизма в Африке с некоторыми тайнами происхождения человека. В период плейстоцена [2] , который закончился приблизительно миллион лет назад, многочисленные действующие вулканы Восточной Африки, вызывавшие пожары, явились, видимо, причиной превращения лесов в саванны. Частые извержения, вероятно, закупоривали реки и создавали тем самым внутренние озера, берега которых явились прекрасной средой для развития человека. Лава оставила в почве элементы, способствовавшие гигантизму некоторых видов травоядных животных и росту самих приматов. Наконец, огонь, одно из необходимейших условий для жизни человека, также был даром вулканов эпохи плейстоцена.

Большие пространства в Восточпой Африке занимают степи. Это покрытые негустой травой и поросшие сухим кустарником равнины и склоны невысоких гор. Флора и фауна степей великолепно приспособились к засушливому климату. При очень незначительных осадках и изнурительной жаре животные, населяющие степи, довольствуются немногочисленными ручейками, источниками и ямами с дождевой водой. Степь изобилует крупными млекопитающими — слонами, носорогами, жирафами, антилопами — красивыми орикс и грациозными импала и геренук.

В горах средней высоты мы увидим необычайно изящную антилопу куду, перепрыгивающую с камня на камень; дамана — копытное млекопитающее величиной с кролика; множество орлов и гигантских африканских «падальщиков». На протяжении всего пути за нами будут наблюдать и, улучив момент, расхищать наше имущество павианы бабуины, проносящиеся по степи чуть ли не военным строем. В Цаво мы встретимся с красными слонами и львами-людоедами, которые на некоторое время парализовали строительство железной дороги в заповедниках Марсабит и Амбосели.

При пашем приближении к берегам озер Накуру и Патрон поднимется туча карликовых фламинго, и небо окрасится в красный цвет. В озере Найваша, находящемся в глубине Рифт-Валли, огромной тектонической впадины, мы сфотографируем эскадры пеликанов, которые ловят рыбу по всем правилам стратегии; увидим исполинскую цаплю, различные виды бакланов, множество пастушковых, уток и зимородков величиной с голубя. Крокодилы и бегемоты района реки Виктория-Нил, недалеко от водопадов Мёрчисон, завершат паше знакомство с африканской фауной.

Мы пересечем Рувензори — знаменитые Лунные горы — и проникнем по тайным тропам в лес Итури, в центре Конго, чтобы познакомиться с пигмеями — простодушными охотниками-собирателями, которые еще переживают эпоху палеолита. Они помогут нам раскрыть тайны, окружающие лесных животных. Жители саванны — масаи поведут нас по следам львов.

Мы познакомимся с бесконечно разнообразным птичьим миром Африки и сделаем интереснейшие фотоснимки птиц. Проследим, как строят гнезда ткачики, увидим смешной танец вдовушек, будем наблюдать причудливых калао, дроф, турачей.

Правда, для этого нам придется совершить множество длинных и не всегда комфортабельных путешествий на самолете, автомобиле, вездеходе, в моторных лодках, пирогах или просто пешком. Но поскольку автор не намерен увеличивать объем книги, рассказывая о превратностях экспедиции в ущерб основной теме повествования — описанию жизни и повадок африканских животных, то читатель, словно по мановению волшебной палочки, будет переноситься с гор на озера, а из степи — прямо в тропический лес. Исключение в этом плане составят несколько анекдотических эпизодов, которые напомнят читателям, что они совершают путешествие в обществе выдающихся натуралистов, премированного фотографа и автора — их покорного слуги.

Симба — великий охотник саванны

У отеля «Кикрок», откуда мы начали сафари, нам пришлось поспешно усесться в вездеход: прибежал Мейсон Оле Лепоре, наш гид-масай, и из его взволнованного разговора с шофером на языке суахили мы поняли одно слово, которое они все время твердили:

«Симба… Симба… Симба!»

«Симба» — это лев.

Наш гид даже не дал нам времени обменяться традиционными пожеланиями хорошего сафари с теми, кто оставался. Автомобиль рванул с места, и мы понеслись по извилистой, хорошо утрамбованной красноватой колее, стараясь уберечь от тряски два наших фотоаппарата с телеобъективами. Справа и слева от нас расстилалось море травы. Это сравнение избито, но, по правде сказать, я не нахожу другого слова для описания саванны Мара-Масаи.

И да будет известно читателю, что львы обитают не в лесу и не в пустыне, как ему, может быть, приходилось читать, а в саванне.

Трава — лучший союзник льва: она скрывает его и дает пищу добыче. Обычно большие стада львов во главе с великолепными сильными самцами выбирают для охоты луга близ рощиц и кустарпиков по берегам небольших рек, покрытые сочными травами. Львы-одиночки, отбившиеся от стаи, довольствуются охотой в открытых сухих степях, где мало воды и нет тени.

Сведения о том, что львы обитают в пустынях, очевидно, относятся к тому времени, когда эти хищники еще водились в Северной Африке, в Аравии и на Ближнем Востоке. Теперь они в этих районах истреблены. В Иране и Месопотамии едва ли осталось несколько экземпляров этих животных. Что касается львов, населяющих леса, — очевидно, речь идет об Индии, — то здесь из многочисленных львиных семейств сохранилось не более трехсот особей в районах Гира и Котиавара. В последние годы охота на них запрещена. Считают, что тигры — более сильные и независимые хищники — пришли с севера в Индию и изгнали львов из лесной зоны, оказавшейся прекрасным обиталищем для полосатых охотников. Немалую роль в истреблении индийских львов сыграли и люди. Сегодня родиной львов нужно считать Африку к югу от Сахары, за границей тропических лесов.

Но вернемся к нашему поспешному отъезду, из-за которого чуть было не пострадало ультрасовременное фотоснаряжение Хаиме Пато. Специальный проводник фотографов сообщил прошлой ночью Мейсону, что большая стая львов (двадцать восемь голов) доедает остатки жирафа в десяти километрах от отеля «Кик-рок».

Такие многочисленные стаи встречаются довольно редко. Обычно львы живут семьями из семи-восьми особей: взрослый самец, пара самок и четверо или пятеро львят. Лишь при самых благоприятных условиях, когда добычи вдоволь, львы объединяются в большие стаи. Самая большая группа львов живет в заповеднике Крюгера, в Южной Африке. Она состоит из сорока животных.

2

Плейстоцен — нижний отдел четвертичного периода, или антропогена, — эры человека, предшествовавший современной эпохе — голоценовой. Эпоха плейстоцена длилась с 550 000 до 25 000 — 10 000 лет до п. э. Это период мощных и длительных оледенений и теплых межледниковых пауз. Уже начиная с конца среднего периода плейстоцена животный и растительный мир стал почти таким же, как в наши дни.

arrow_back_ios