Содержание

Пролог книги. Некромант.

- Ты - самый ничтожный и жалкий темный маг из всех, что здесь были! – унизительно выкрикнул всё тот же голос за спиной подсудимого, - Ты даже мышь не можешь без палочки отогнать! Ничтожество!

«Интересно, откуда он узнал про крысу? Он же не видел мою щеку…» - пронеслась мысль в голове тёмного мага.

Он попытался провести пальцами по щеке, но ржавые кандалы, сковывающие ему руки, не позволяли поднять ладони и на сантиметр от неструганных подлокотников стула. И правда, щека саднила от укуса…

По ходу «разбора» его дела, оскорбления типа «ничтожество» были самыми мягкими словами. Наверное, инквизиторы думали, что таким способом смогут сломать его волю, сделать еще хуже, чем есть…

Хотя куда уж хуже? За все время существования Магической Инквизиции, здесь не выносили оправдательных приговоров. И любому темному магу, сидящему в цепях на деревянном стуле в центре Знака Отрицания – знака, «убивавшего» любую магию – оставалось только ждать, когда поднимется Великий Инквизитор и огласит обвинительный приговор. Мучаясь ожиданием не самого решения – оно-то известно заранее – «виновен», - а того, как тебя упокоят – будешь мучаться на плахе, подергаешься в петле или погреешься перед смертью в магическом огне?

«Да, я – темный маг и действительно творил зло, в котором меня обвиняют, но я не доставлю им удовольствия меня сломать…», - решил для себя заключённый.

- Итак, Раймус де ля Диск, - сидевший прямо перед ним маг-инквизитор встал, чтобы огласить приговор, - вы виновны. Казнь через сожжение произойдёт через десять минут. Ваше последнее слово?

Раймус улыбнулся:

- И вы когда-нибудь будете гореть на кострах!

Цепи со звоном упали на пол, и, встав, темный маг направился к выходу с гордо поднятой головой, где его уже ждали двое магов–охранников, чтобы сопроводить на площадь позади храма магической Инквизиции.

Когда за ним захлопнулись тяжёлые двери подземного зала суда, на несколько минут воцарилось молчание.

- Не сломался, - вздохнув, расстроенно сказал тот инквизитор, который больше всего оскорблял подсудимого.

- Да, - не то ответил ему, не то просто подвёл для себя какой-то итог главный.

Главный судья быстро что-то чиркнул в деле Раймуса, потом в приказе, лежащем перед ним.

В обычных кострах маги не горят, но это никогда не останавливало магическую Инквизицию – и к топору палача сначала присоединилась пеньковая верёвка, а потом и хорошие яркие магические костры… И в них тёмные маги горели хоть и не охотно, но насмерть.

Через пять минут слуга внёс следующее дело. Главный маг-инквизитор бегло взглянул на имя, и побледнел. Волна холода прокатилась по его телу, когда губы прошептали имя подсудимого. Инквизиции уже не раз приходилось сталкиваться и с самим этим магом, и с фактами злодеяний этого человека, если он ещё хоть на малую толику оставался таковым. Рассказы об этом чародее наводили такой ужас на великого мага, не один десяток лет руководившего судом магической Инквизиции, что волосы, уже давно подёрнутые сединой, вставали дыбом. Врать ему не смог бы никто – любой инквизитор наделён способностью ощущать малейшую ложь, любую эмоцию человека, его потаённые желания, и даже может читать мысли, правда, недолго.

Ксандро Сандрийский… В Инквизиции поговаривают будто он само зло…

- Введите его! – приказал маг-судья, предчувствуя что-то плохое.

И его привели. Переступив порог зала, Ксандро бегло огляделся: зал с круглым потолком, стены сложены из неотёсаного камня, ровно в центре зала стоит стул из досок. Расположен стул был в центре Знака Отрицания – поколдовать можно будет только в мечтах…

В подземелье царила жуткая аура – каждый камень, казалось, был пропитан страхом, ненавистью подсудимых и надменностью инквизиторов.

- Проходи! – его больно ткнули факелом в спину.

В нишах по стене зала располагались столы инквизиторов – двадцать пять столов, все они были заняты – судебная коллегия магической Инквизиции в полном составе.

Пока подсудимый шел к стулу, инквизиторы успели его внимательно рассмотреть. Высокий, очень высокий – для того времени рост метр восемьдесят был пределом – Ксандро же был выше двух метров росту. И при своем великанском росте он был необычайно худ. А его лицо с несколькими шрамами, с запавшими тёмными глазами, обрамлённое длинными грязными спутанными волосами, было настолько худым, что казалось, будто кожу с неимоверным усилием натянули на череп.

- Ксандро Сандрийский, вы обвиняетесь, - начал маг-инквизитор, - в занятиях чёрной магией, наведением порчи, …

«Интересно, а что они будут делать, когда поймут, что меня нельзя убить?» - размышлял слабо интересующийся своими злодеяниями волшебник. Вряд ли Инквизиции известно всё, что он успел сделать, а сам он сбился со счета пару лет назад.
- «Хотя я, наверное, уже совершил все известные миру преступления, и не по одному разу», - подумав с минуту, решил черный маг.

Он чувствовал, как инквизиторы боятся его, как они нервничают, как страх и ужас бежит по их жилам.

Маг-инквизитор, сидевший за спиной Ксандро, продумывал мощное оскорбление этому кладезю прегрешений и злодеяний. Но, взглянув на сутулую спину закованного в цепи мага, судья не смог произнести и слова – волна ужаса захлестнула его настолько, что зубы начали стучать. От подсудимого исходила такая сила, такая мощь, что с ней, казалось, не справиться никому в этом мире.

- Ксандро Сандрийский, вы виновны в преступлениях многочисленных и страшных. Суд Инквизиции приговорил вас к сожжению на костре. Ваше последнее слово?

Приговорённый ничего не сказал, только залился таким ужасным смехом, что его одного хватило бы, чтобы лишить коллегию судей сна на недельку-другую.

Когда за осуждённым закрылись двери, все облегчённо выдохнули. Глава судейской коллегии тяжело рухнул на кресло – от страха его ноги дрожали так, что он не мог стоять. Джордано била крупная дрожь. Никогда. Никогда! Никогда он не чувствовал такой силы у осужденных. Никогда он не испытывал страха перед заключенными. И еще никогда он не чувствовал такого спокойствия в маге, земной путь которого должен закончиться минут через пять.

Восхвалив Мерлина за то, что это было последнее на сегодня дело, судья чуть ли не бегом направился в свою комнату, где постарался хоть как-то успокоиться.

А еще через полтора часа к нему забежал испуганный Николо Россини, человек, который занимался казнью еще тогда, когда Джордано даже колдовать не умел. За всё то время Россини насмотрелся такого, что страх у него должен был атрофироваться полностью. И сейчас эта каменно-спокойная личность тряслась, как осиновый лист, стоя на коленях перед креслом Джордано.

- Он не горит!
- хрипел он не своим голосом.

У главы судейской коллегии оборвалось сердце…

Ксандро Сандрийский не горел. Потом он полчаса провисел повешенный, но и не думающий умирать, и болтал от скуки с висящими рядом трупами, отвечая за них другими голосами.

Яд черного мага тоже не взял.

А после сорокаминутной попытки утопить Ксандро, тот лишь произнес:

- По секрету, только тебе, Россини, голодом меня тоже не уморишь…

Молодецкий удар топора отделил голову мага от тела. Удар был такой силы, что голова докатилась до ног Джордано.

Запавшие глаза посмотрели на мага с вселенской жалостью, а разбитые о брусчатку губы изобразили некое подобие жалеюще-грустной улыбки. После чего голова Ксандро участливым голосом спросила:

- Ну что, убил? – и закатилась в приступе ужасного хохота, от которого Джордано лишился чувств.

По приказу Россини палач разрубал тело черного мага на мелкие куски…

Когда Джордано очнулся, инквизиторы уже запечатывали ящики с кусками Ксандро заклинанием Вечной нерушимости.

- Где твои палочка, книга, кинжал, балахон, плащ и посох? – спросил судья у головы черного мага, кладя её в последнюю пустую коробку.

- Ты забыл про медальон, кольцо и, самое главное, пойти к дементору! Я бессмертен, и я вернусь! Вернусь и отом…

Крышка захлопнулась, не дав Ксандро договорить. «Упаковав» голову мага, Джордано собрал всех магов Инквизиции, и более тысячи человек одновременно произнесли Раскидывающее заклинание…

После того, как коробки разлетелись по всему миру, двадцать пять магов-инквизиторов и Николо Россини поклялись хранить память об увиденном, и беречь эти знания от посторонних вовеки веков.

Так в истории Сандрийского мага-некроманта наступило затишье, длившееся более тысячи лет…

***

Спустя двести лет появился Визенгамот, а еще спустя пятьсот - магическая Инквизиция за исключением пары отделов сильно сдала. Сменились нравы и порядки.

О маге из Сандрии не забыли только двадцать шесть человек.

Часть 1. Лето.

Пролог. Пожиратели Смерти.

В тронном зале родового замка Салазара Слизерина Тёмный Лорд клеймил молодых Пожирателей Смерти, которые только сегодня принесли ему клятву верности. Их было немного – около десяти человек. И вот подошел последний.

- Ты готов идти за мной до моей победы или твоей смерти? – спросил Волдеморт.

- Да, готов!

- Вытяни вперёд левую руку! – приказал Лорд.

- Не уверен, что это хорошая идея, Повелитель, - спокойно сказал новоявленный Пожиратель.

По залу прошелся гул неодобрения.

- У меня есть для вас очень хорошее предложение…

- Да ну?! – притворно удивился Волдеморт.

- Видите ли, повелитель, я уже состою в Ордене Фен…Стоп!!! – рявкнул человек, услышав со всех сторон «Ава…», - Убить меня вы успеете, но вот только мёртвые не разговаривают…

- Хорошо, говори, - холодным голосом разрешил Лорд.

Убедившись, что Пожиратели опустили палочки, новобранец продолжил:

- Да, я уже довольно давно состою в Ордене Феникса, и предлагаю вам свои услуги в качестве шпиона. В ордене я уже свой, не пешка, и не думаю, что во мне быстро разглядят шпиона… И, мне кажется, что моя информация вам может очень и очень пригодиться… Но поставь вы мне метку - и всё, вы лишитесь преданного вам шпиона.

- Ты предлагаешь мне обмен? Я не ставлю тебе метку, а ты шпионишь для меня в Ордене… Интересно… Я сказал бы, даже заманчиво. Вот только где гарантии? Может ты и Дамблдору рассказал такую же сказочку?

- Я пошел на это ради мести. Вам известно имя Найджелус Пальмеир?

- Нет. А должно?

Предложение явно заинтересовало Лорда: с самого начала он следил с помощью легилименции за парнем – тот ни разу не солгал, и всё, что он говорил - правда. Интерес Волдеморта укрепился – этот паренек предлагает хорошее дело … И он может быть полезен при любом развитии событий.

- Он был мирным магом, держался подальше и от Ордена, и от Пожирателей, просто пытался жить… Но семнадцать лет назад его подло убил Грюм. В спину, безоружного.

- А тебе-то что от его смерти?

- Моя настоящая фамилия Пальмеир. Найджелус был моим старшим братом – заменил мне родителей, когда они умерли.

- И ради мести ты пришел ко мне?

- Да.

- Мракоборец Грюм – очень сильный маг, в бою он стоит не одного и даже не двух Пожирателей, но с ним можно справиться…

- Мне мало смерти Грюма…

- Вот как?

- Именно. Я буду шпионить в Ордене при двух условиях: вы не ставите мне метку, и Грюм – мой. Ваше слово?

- А Дамблдор тебя не раскусит?

- Даже если раскусит – вы об этом не пожалеете, - Пальмеир скинул балахон – на спине у него была жуткая татуировка, но, если очень приглядеться, это был стилизованный знак карающего огня – при нарушении условия, при котором знак был сделан - от его обладателя и пепла не оставалось, а вокруг него разверзалось самое настоящее инферно.

Волдеморт захохотал:

- Ты мне нравишься парень! Я согласен! По рукам!

Темный Лорд получил очень ценного шпиона в Ордене Феникса.

***

Через несколько дней было созвано собрание Истинных Пожирателей – старой гвардии Волдеморта. В личной комнате Темного Лорда собрались самые преданные ему Пожиратели: Малфой, Лестрейнджи, Долохов, Нотт и Джагсон.

- А где Северус? – удивлённо спросил Люциус.

- С Дамблдором, там, где ему и положено быть, - ответил Лорд.

- Повелитель, Северус Снегг один из нас, истинный Пожиратель. Он был с вами в первый раз, так же, как и каждый из нас. Его мнение имеет такой же вес, как и мнение любого из нас, - парировал Долохов.

- Антонин, я сказал - Северуса на совещании не будет, - отрезал Повелитель ледяным тоном, - поэтому он будет не в курсе происходящего. А вы сейчас дадите слово мага, что о разговоре не узнает никто, кроме нас.

«Похоже, лишился все-таки Северус доверия Лорда» - подумал Малфой-старший, принося Лорду клятву о неразглашении тайны.

Волан-де-Морт говорил о планах на будущее:

- Нам нужно возродить силу Пожирателей – артефактами, количеством, силой, знаниями. Хватит сидеть в Англии, пора выходить на мировую арену. Чистокровные маги должны стоять у власти во всем мире. И мы придём к этому.

Темный Лорд перевел дыхание и продолжил:

- Кто из вас слышал о городке Сандрия, что в Италии? Что, совсем никто? – переспросил Волдеморт, не услышав ответа.
- Жаль. Тогда я расскажу сам. До меня дошли лишь самые малые обрывки упоминаний о том, что в этом городе очень давно жил самый сильный тёмный маг за все времена. Его сравнивают с самим Злом, и считают основоположником тёмной магии… Неизвестно, как и кем он был уничтожен, известно только одно, что он – настолько могущественен, что я, Волдеморт, готов признать себя слабее его. Это всё, что мне удалось о нём узнать. Мне нужна информация о нем. Любая и как можно быстрее… Эта задача, а не война с Дамблдором, сейчас является основной.

«Чёрт! Да если они хоть немного узнают о том маге, или, не позволь им Мерлин, найдут его вещи, может случиться катастрофа».

Люциусу Малфою было страшно. Его мысли, защищенные антилегилиментивным зельем, в панике носились в голове. Это превосходит всё, что Волдеморт сделал до этого. Малфою было интересно служить у Лорда – это давало власть в определённых кругах, куда Малфоям был ранее «заказан путь», силу, которую сложно было сломать… Но для Люциуса это было игрой, хобби, развлечением, а не серьёзным делом.

Первая партия осталась за Дамблдором. Без знаний о сандрийце вторая перейдёт в патовое состояние. А вот со знанием правды о маге, и, тем более, с его артефактами вторая кампания грозит хорошим апокалипсисом. Малфой-старший этого не хотел.

План действий вырисовывался не слишком отчётливо. Дальний предок Малфоев был одним из тех двадцати пяти магов-инквизиторов, что судили сандрийца. Поэтому он точно знал, что на самом деле произошло и чем всё закончилось, точнее, продолжается. И сейчас, спустя более тысячи лет, на нём, Люциусе Малфое, лежала клятва беречь знания о сандрийце от всех и вся. Он был точно уверен, что в истории мага по имени Ксандро не надо ничего трогать, тем более, менять. Повезло, что в тот раз маг не думал о мировом господстве. А если в этот раз Лорд заразит его такой идеей...

***

В то же самое время в другой комнате происходил горячий спор:

- Белла! Он нас и слушать не станет!

- Да, Руди, сейчас велика вероятность, что не станет. Но ты же тоже чувствуешь, что ей грозит опасность. И она гораздо серьезнее, чем будь наша дочь в Англии. Даже в Хогвартсе ей будет безопаснее.

- Мы и так не в чести после фиаско с пророчеством, чтобы просить о таком. Лорд только набирает силу, а на выполнение нашей просьбы потребуются большое количество ресурсов. Ты сама понимаешь, что нужно всё сделать так, чтобы никто и ничего…

- Руди! Я за неё готова умереть! Я чувствую - она в опасности, и опасность растет каждую секунду.

- Белла, я …

- Ты просто трус! Ты боишься подойти к нему с просьбой спасти нашу дочь!

- Я уже подходил.

- Прости, Руди, я не знала… И что Лорд?

- Я привел ему того человека, Пальмеира, шпиона, и спросил о награде…Но Лорд отказал. Сказал, что это потребует таких затрат, на которые он не может пойти даже ради тех, кто так долго служил ему верой и правдой. А когда я выходил из покоев Лорда, он намекнул, что преданной службой можно добиться больших успехов, чем пустыми просьбами…

- Точно! Руди, собирайся!

- Куда?

- Мы едем!

- Куда, Белла? Что ты задумала?

- Собирай вещи, а я скажу Лорду, что мы готовы отправиться в Италию – на родину мага из Сандрии.

- И тогда, выполнив это задание, мы сможем… Белла, ты гений!

Через час супруги Лестрейндж покинули Англию и отправились на поиски информации о Ксандро Сандрийском

Люциус узнал об этом только на следующее утро. Уже с самого начала его план действий по сохранению тайны сандрийского мага пошёл наперекосяк…

arrow_back_ios