Содержание

1

Звезды, с их холодным блеском и ритмичным мерцанием, напоминали глаза, равнодушно взирающие вниз – на скопление скал, которые своими острыми вершинами норовили проткнуть черное полотно неба. Звездам не было никакого дела до человека, невесть как и неизвестно зачем забравшегося в царство мрачных ущелий.

Юноша с длинными, свисающими до самых глаз светлыми волосами, вжался в холодный камень скалы так, что почти слился с ним воедино. Он оставался неподвижным уже больше двух часов и его гибкое, мускулистое тело изнывало от бездействия.

Однако пошевелить в сложившейся ситуации хоть пальцем, означало бы пустить насмарку все плоды трехдневного блуждания по мрачным местам, где каждый булыжник, чахлый кустик и безобидная на первый взгляд травинка таили в себе угрозу для чужака, посмевшего нарушить их покой.

Три, показавшихся бесконечными, дня Оргор, сын отшельника Арама выслеживал жутких существ, которых его народ именовал шиунгами и боялся так, что произносил их название только шепотом.

Шиунги часто нападали на поселения кинокефалов, пробивали весом своих тел крыши хижин и похищали тех, кто не успевал скрыться в специально вырытых для защиты от шиунг подвалах.

– Никто на моей памяти не мог убить шиунгу, – говорил Оргору Арам. – Многие смельчаки пытались сделать это. Они покидали родные хижины полные надежд и уверенности в собственных силах, но никто не возвращался из Гибельных Ущелий.

– Так шиунги обитают в Гибельных Ущельях! – неосторожно воскликнул Оргор. – Значит, там этих тварей можно застать врасплох!

– Даже и не думай! – Арам ткнул сына кулаком в плечо так, что тот охнул от боли и неожиданности. – Не для того я растил и воспитывал тебя все эти шестнадцать лет, чтобы ты, безрассудный дурачок, сложил голову в поединке с мерзкой шиунгой. Поединке, заранее обреченном на поражение.

Оргор ничего не ответил и, скорчив обиженную мину, удалился в свой угол, где улегся на сплетенную из мягких водорослей циновку, сделав вид, что спит. На самом деле он дожидался пока уснет мудрый, но, увы, любящий всхрапнуть Арам-отшельник.

Юноша не верил в то, что совладать с шиунгой невозможно. Он твердо решил доказать обратное и бросить к ногам отца голову ужасного существа. Перед самым рассветом, когда Арам спал особенно сладко, Оргор перебросил через плечо тонкую, но прочную веревку, свитую из гибких ветвей дерева тау, прихватил самый большой из имевшихся в хозяйстве ножей и в несколько прыжков преодолел расстояние, разделявшее вход в пещеру и первые деревья леса, в который юноши его возраста не отваживались заходить.

– О Великий Псоглавый Азурус! – напевал Оргор песенку собственного сочинения. – Помоги твоему верному сыну вернуться с победой домой!

Не столько покровительство бога кинокефалов Азуруса, сколько простенькое вокальное упражнение отвлекало смелого юношу от мрачных раздумий и тревоги, наполнявшей все его существо, по мере того, как он приближался к Гибельным Ущельям.

Густая зелень деревьев с каждым часом становилась бледнее, а вместо мягкого мха все чаще встречалась твердая каменистая поверхность. На второй день Оргор перестал слышать пение птиц и, его рука уже не отпускала рукоятку ножа. Юноша ожидал увидеть Гибельные Ущелья еще до темноты, но, ночевать пришлось так и не достигнув цели путешествия. Спал Оргор плохо. Стоило ему закрыть глаза, как в ушах раздавался шум крыльев шиунги и характерный кашель, которая эта тварь издавала при полете. Самому юноше никогда не доводилось слышать эти звуки, но Арам, славившийся умением подражать всем когда-либо услышанным шумам, не раз демонстрировал звуки, издаваемые страшным врагом кинокефалов.

Оргор просыпался, вглядывался в темноту, а затем долго лежал с открытыми глазами.

На завтрак пришлось довольствоваться яйцами больших древесных муравьев. Ради более чем призрачного насыщения пришлось лишить несчастных трудяг их потомства. Оргор запил свой завтрак довольно мутной водой из лужи и пожалел, что покинул пещеру, где в этот час его бы ждало куда более сытное кушанье.

Скалы, которые и составляли в своей массе Гибельные Ущелья, показались только на третий день. Выросший в лесах Тонг-Ашера Оргор поначалу испугался открытого пространства и долго прятался за огромным валуном на опушке леса, прежде чем осмелился выйти.

Первую из тварей, на которых он собирался открыть охоту, была замечена уже через несколько минут. Шиунга величаво планировала над скалами, изредка взмахивая своими черными перепончатыми крыльями. Оргор мог различить маленькую, лишенную волос голову и бугристый извивающийся хвост. Шиунга взмыла под облака, а затем камнем рухнула вниз, туда, где, по мнению юного охотника у нее было гнездо.

– О, Азурус! – прошептали губы Оргора, который начал сомневаться в успехе своей затеи.

– Кха-кха! Кха! – разнесся в скалах зловещий кашель. – Кха-кха!

Однако охотнику этот звук показался скорее смехом, чем кашлем. Прежде чем продолжить свой путь Оргор тяжело вздохнул, вознес короткую молитву Азурусу и мысленно попросил прощения у Арама, которого ослушался. Весь дальнейший путь юноша проделал так бесшумно, как это могли делать только его сородичи, с раннего детства привыкшие бороться за выживание.

Гнездо шиунги он отыскал там, где и предполагал. Теперь оставалось только одно: выждать удобного момента. Оргор прижался к скале и попросил своего псоглавого бога наделить себя терпением.

Только через два часа, когда все тело затекло, с вершины скалы, которую венчало сделанное из толстых сучьев и камней гнездо, раздался шум и покряхтывание.

По рассказам Арама, неуклюжие шиунги не могли взлетать прямо из гнезда и сначала спускались вниз, где было достаточно место для разбега.

Прямо в лицо Оргора посыпались земли и мелкие камешки – шиунга явно собиралась спуститься. Тело юноши напряглось, а каждая клетка завибрировала от переполнявшей ее энергии. Все было готово к встрече с врагом: в одной руке Оргор сжимал веревку с петлей на конце, заранее привязанную к большому, напоминавшему очертаниями дерево камню и нож, рукоятка которого стала липкой от пота.

Несмотря на долгое ожидание, крылатая тварь рухнула вниз внезапно, но тело молодого охотника действовало, как хорошо отлаженная машина. Оргор метнул аркан и… Шиунга оказалась проворной тварью и молниеносно отпрянула в сторону. Петля упала на скалы всего в полуметре от цели. Охотник и дичь поменялись местами. Оргор увидел горящие яростью, красные, как раскаленные угли глаза шиунги и резко рванул веревку к себе, хотя и понимал: времени для второго броска у него уже не будет.

2

Поединок светловолосого юноши и существа, несомненно, являющегося порождением ада, проходил в полной тишине. Теперь, когда минуты жизни Оргора были сочтены, он имел возможность рассмотреть шиунгу до мельчайших деталей. Лысая голова твари переходила в туловище сразу, без всякого намека на шею. Две трехпалых руки шиунги были тонкими и узловатыми, как корни деревьев. Каждый палец венчался крючковатым когтем, предназначенным для того, чтобы рвать на куски. Задние ноги существа были кривыми и маленькими.

Скорее всего, они атрофировались от того, что шиунга ими почти не пользовалась. Это было ни к чему, поскольку природа наделила тварь длинным и толстым хвостом, удар которого мог бы свалить и толстое дерево. Оргор понял это, когда покрытый уродливыми наростами хвост с силой рассек воздух в нескольких сантиметрах от лица. Юноша отпрянул назад и врезался спиной в скалу. Удар был таким сильным, что от вспышки боли потемнело в глазах.

Оргор тряхнул головой, отшвырнул в сторону ставшую бесполезной веревку. Если у него и был шанс выжить в этом смертельном поединке, то заключался он только в ноже.

– Кха-кха!

Под желтым, испещренным морщинами лбом и кустистыми седыми бровями победно сверкнули треугольные глаза, а черные губы раздвинулись, обнажая два ряда зубов-игл.

Кха-кха! – вновь то ли прокашляла, то ли засмеялась шиунга.

Взмахнув перепончатыми крыльями, она ринулась на Оргора. Справа и за спиной юноши высилась скала. Он мог отступить только влево, но подозревал, что противник знает об этом и поэтому остался на месте. Резко опустившись на одно колено, Оргор выставил перед собой нож и едва шиунга оказалась рядом, поднырнул под ее приподнятые руки, чудом избежав знакомства с крючьями-когтями. Острое как бритва лезвие ножа вонзилось в место, где голова шиунги соединялась с торсом.

Кха-кх…

На этот раз в кашле-смехе твари отчетливо звучали нотки удивления и боли. Кашель сменился клокочущими звуками. Из глубокой раны ударил фонтан багровой крови. Оказавшись позади шиунги, Оргор воспользовался моментом, чтобы вновь, по рукоятку погрузить лезвие в спину жуткого существа. Взмахи крыльев агонизирующей шиунги рассекали воздух с такой силой, что юноша едва удержался на ногах под порывом ветра.

Из груди юного воина готов был вырваться крик победителя, но в следующий момент Оргор получил страшный удар и рухнул на землю, как подкошенный. В пылу схватки он позабыл о хвосте шиунги и поплатился за это.

Когда сознание вернулось, над Гибельными Ущельями уже показался оранжевый диск солнца. Оргор резко сел и застонал от боли в груди.

Убитая шиунга лежала рядом, укрыв скалы черным покрывалом своих крыльев и уставившись в небо подернутыми пеленой смерти глазами. Даже после гибели она наводила на Оргора ужас, однако предстояло запастись трофеем, который доказал бы соплеменникам то, что жуткое порождение ночи было побеждено им, молодым кинокефалом. Кровь твари еще не успела застыть и, пузырясь впитывалась в камни.

Следуя законам своего народа. Оргор соорудил из обломков камней жертвенник, наломал веток чахлых деревцев. Из кожаной сумочки на поясе, юноша вытащил приспособление для добычи огня: два камешка с острыми краями.

Над Гибельными Ущельями взвилась струйка дыма, уносившая к небу дар Оргора Азурусу – кончик хвоста мертвой шиунги.

Как и всякому молодому человеку Оргору было свойственно тщеславие и желание доказать всему миру, что он – лучший из лучших. По этой причине очень хотелось внести в пещеру Арама, не что-нибудь, а именно уродливую голову шиунги. Однако, уходя в свое авантюрное путешествие, Оргор не прихватил с собой ни мешка, ни корзины и сейчас задумчиво сидел на камне, думая, из чего соорудить средство для переноски жуткого трофея.

В конце концов, юноша решил, что ничего более подходящего, чем крылья шиунги он все равно не отыщет. Опустившись на колени, Оргор вырезал большой кусок хрустевшего, как сухой лист крыла и брезгливо поморщившись, принялся отрезать голову мертвого чудища.

Нужно было спешить, поскольку в любой момент могли нагрянуть сородичи убитой шиунги.

Оргор, наконец, справился со своей неприятной задачей. Он завернул трофей в обрезок крыла, затянул узел и, перебросив ношу через плечо, двинулся в обратный путь. Теперь дорога шла под уклон и двигаться стало значительно легче, а если учесть и душевный подъем, который испытывал Оргор, то можно было сказать, что он просто летел на крыльях.

Мысли, вившиеся под копной светлых волос, были легкими и приятными. Интересно, как его теперь назовут? Оргор Могучий? Оргор Непобедимый? В любом случае Арам, да и все жители ближайшей деревни перестанут относиться к нему, как к несмышленому, постоянно нуждающемуся в подзатыльнике мальчишке.

Не сам ли Арам-отшельник твердил о том, что убить шиунгу не удавалось еще никому? А он, Оргор сделал это с легкостью, так пусть теперь народ кинокефалов прославит его в своих песнях и увековечит подвиг в преданиях для потомков!

К тому времени, когда Оргор достиг леса, он окончательно убедил себя в том, что справился с крылатым демоном быстро и легко. В голове смельчака даже сложился рассказ о поединке с несколькими шиунгами, но, поразмыслив, юноша решил, что это чересчур. В конце концов, и одной будет вполне достаточно!

Запахло жильем. Ноздри Оргора щекотал дым, и восхитительные запахи готовящейся пищи. Молодой организм требовал чего-то более существенного, чем безвкусные древесные муравьи и юноша представил себе жирную ногу тучана-быка, которую уплетет по ходу рассказа о своей победе, под восхищенные возгласы слушателей.

Оргор взобрался на высокий холм, у подножия которого располагалась деревня, и остановился на вершине, чтобы полюбоваться открывшимся видом Тонг-Ашера – страны кинокефалов.

arrow_back_ios