Содержание

Предисловие автора

(прочтите, оно короткое)

Много сейчас пишут фантастики на тему «переиграть войну». Много. Вот, я тоже решил написать. Что-то вроде «как бы мы им наваляли, если бы у нас»…

Не, чего-то не то. Такое не хочу писать. Спору нет, атомная подводная лодка конца XX века выглядит сурово на фоне дизельной середины тридцатых годов, а «Тирпиц», конечно, удобнее всего топить ракетой «Гранит». Да и танк Т-72 будет чуть посильнее PzKpfw II. А уж если у Т-72 ещё и снаряды есть, так это вообще сказка.

Урезаем осетра. Возьмём попаданца без военной техники с собой. Первое, что приходит на ум —грозный спецназовец, ветеран многочисленных вооружённых конфликтов. Этакая помесь Поддубного с Терминатором. Хм. Представляю, что за книга получится. Это будет примерно так:

Семерых убил одним поленом, Генералу дал под дых коленом, Сорок пушек изувечил, Сорок танков искалечил, Так сиди, пехота, не скучай!

Такой, пожалуй, и без помощи Красной Армии справится. А к 1 сентября 1941 года он лично возьмёт штурмом Рейхстаг, захватив в плен Гитлера, Рузвельта и Маргарет Тетчер. Причём по дороге к Рейхстагу, заодно освободит из застенков Гестапо Патриса Лумумбу и Кобланды Батыра.

Не хочу. Ещё урезаем осетра. Попаданцем будет студент-очкарик. Вон он, уже готов. Стоит, вцепившись потными ладошками в свой ноутбук. Что дальше будет, понятно. Ядерный гриб над Берлином 22 июня. Отдай ноутбук, отдай! Без него провалишься! Да отдай же! Вот, так-то лучше. А теперь у нас будет… ядерный гриб над Берлином 22 июня. Что такое? А, он читер. У него в задний карман джинсов КПК засунут. Выковыриваем КПК из кармана студента. Получаем… ядерный гриб над Берлином 22 июня. Тьфу, пропасть! Он много читал про это и сам помнит.

Хорошо. Тогда попаданцем будет школьник. Причём, двоечник. Он даже не помнит, какого числа началась война, хотя год и запомнил —1941. А ещё он знает, что День Победы —это 9 мая. Иногда этот школьник что-то видел по телевизору о войне. Что-то слышал краем уха. Совершенно точно знает, что Япония на СССР не нападала. Это СССР напал на Японию, когда запинал Германию. И ещё школьник твёрдо уверен в возможности создания ядерного оружия.

Ну вот, опять стратегическая информация просочилась. Раз ядерное оружие можно сделать —значит его нужно сделать. Срочно. Товарищ Берия, обеспечьте! А на границе с Японией войск можно держать и поменьше. Что получаем? Получаем грандиозную Битву за Киев, которую никто не выиграл. Этакое Бородино в квадрате. Но потери были столь чудовищны, что ни о каком наступлении на Москву не могло быть и речи. Ядерный гриб над Берлином вырастает в сентябре 43-го, когда РККА уже Варшаву штурмовала.

Не, так тоже не хочу. Ещё урезаем осетра. Попаданцем будет младенец. Он ничего не знает и потому ничего важного не расскажет. Погодите. А зачем нам тогда вообще нужен такой попаданец? Чем он от местных младенцев отличаться будет? Да ничем! Ну, и нахрена он нам?

А книжку написать хочется. И что делать?

Я решил поступить очень просто. Взял ластик и из названия жанра данной книги отважно стёр слово «альтернативная».

Ну и, вот что получилось…

Глава 1

Солнце. Я очень люблю солнце. Наверное потому, что я рыжая. У нас в семье ни у кого нет рыжих волос, только у меня. У всех остальных волосы обычные, русые. Странно, верно? У всех волосы русые, а я, самая младшая, рыжая. И веснушки у меня весной высыпают. Сейчас их уже почти не заметно, а весной много было. Но я ничуть не огорчаюсь этому. А Сонька Николаенко —просто дура. Говорит, что веснушки —это уродство и с ними нужно бороться. Зачем?

Как хорошо лежать в кровати, и через ресницы жмуриться на солнце! Мама рассказывала мне, что я даже когда была совсем маленькой, уже любила солнце. Я всегда улыбалась в коляске, когда мне на лицо падал яркий солнечный луч.

Жалко, что в моё окошко солнце так редко заглядывает. Во-первых, небо у нас чаще затянуто тучами, чем голубое. Город у нас такой, совсем не Анапа, куда я прошлым летом ездила в пионерлагерь. В Анапе-то всё время солнце, а у нас вечно что-то капает с неба, а под ногами что-то хлюпает. Нет, я не жалуюсь. Свой город я люблю, он очень красивый. И ни за что не согласилась бы насовсем переехать в эту Анапу. У нас лучше. Мне лишь хотелось бы, чтобы солнца у нас тут было побольше и почаще.

Второй причиной того, что солнце является редким гостем в моём окне, является то, что это окно выходит во внутренний двор. Дом у нас шестиэтажный, а мы живём на третьем этаже. Дворик совсем крохотный и дом напротив солнышко загораживает. Летом солнышко может заглянуть ко мне только с девяти до одиннадцати утра. Если туч на небе нет, понятно.

Но сегодня —хороший день. Сегодня солнце пришло! Вставать ну совершенно не хочется. Хочется лежать и жмуриться на солнце. За шкафом слышу какую-то возню. Верно, наши уже встали и готовятся к завтраку. Пора бы и мне из моей берлоги выбираться, но вот только лениво вставать. Это Лёнька так мой уголок назвал —«берлога». Моя кровать стоит прямо у окошка, а с помощью двух шкафов часть пространства у кровати отгородили от остальной комнаты и у меня получился небольшой и уютный собственный уголок. Помимо кровати у меня тут ещё письменный стол стоит, тумбочка и стул. А ещё полки висят на стене. Света же в комнате и от второго окна хватает. Тем более что с той стороны шкафов спит Лёнька, а этот бирюк наоборот солнце не любит. Вечно норовит в тень забиться.

Лёнька —это мой старший брат. То есть, средний. Наш самый старший, Мишка, сейчас в армии служит. Вернее, на флоте. На Северном флоте. И не абы где, а на подводной лодке! На самой настоящей подводной лодке. Я это точно знаю, у меня и фотокарточка его есть. Правда, самой лодки на карточке нет (она секретная!), зато есть Мишка в форме.

Лёнька тоже хочет на флот попасть. Его в армию осенью должны призвать. Только вот, я думаю, что флот ему не светит. Потому что Лёнька —водитель. Он сейчас на хлебозаводе работает —развозит на своём фургоне хлеб по булочным. Думаю, водителей на флот не берут. Это же глупо. Хотя… морякам тоже ведь на чём-то нужно к своим кораблям подвозить припасы со склада. Наверное, бывают и моряки-шофёры. Но такие моряки —моряки лишь по названию. И если Лёнька и попадёт на флот, то всё равно видеть море он будет лишь из кабины грузовика.

Ммм… блинами запахло. Мама зовёт меня вставать и идти умываться. Я люблю блины, особенно если с мёдом. А Лёнька больше со сметаной любит. Впрочем, сегодня ему никаких не достанется —ни с мёдом, ни со сметаной. Лёнька в утреннюю смену сегодня. Хлеб ведь пекут на заводе ночью, и развозить по булочным его нужно рано-рано. Вот и встаёт Лёнька, когда он в утреннюю смену работает, в четыре часа утра. Потому что в это время ещё трамваи не ходят и ему приходится на работу идти пешком.

Я ещё раз потянулась в кровати, откинула одеяло и спустила ноги на пол. Как вкусно пахнет! Накинула поверх ночной рубашки халат, взяла с полочки свою зубную щётку, мыло, коробочку с зубным порошком, и пошла умываться. У двери привычно остановилась и прислушалась. Вроде бы, их там нет. Во всяком случае, в коридоре тихо.

Осторожно приоткрыв дверь, шмыгнула в коридор, быстро прошла к ванне и заперлась внутри. Повезло, ванна не занята. Теперь бы ещё обратно вернуться так же удачно. Лёньки ведь нет сегодня! Они про это знают и вполне могут учинить какую-нибудь пакость. Я, конечно, могу всё рассказать Лёньке, когда он вернётся, и тот Сашке уши опять надерёт. Вот только не хочется ябедой прослыть. Сама как-нибудь справлюсь.

Сколько себя помню, в нашей квартире всё время идёт с переменным успехом война между мной и Сашкой Кругловым. Мы ещё с детсадовских времён воюем. Даже несколько раз дрались с ним. Но это когда маленькими были. Сейчас драться нельзя. Сашка теперь гораздо сильнее меня. Он вообще самый сильный мальчишка в своём классе. На девчонку руку не поднимет —засмеют. Да и от Лёньки тогда ему наверняка прилетит нешутейно.

Странно, вот говорят, что сильные люди обычно бывают добрыми и великодушными. Что-то вот по Сашке этого совершенно не заметно. Такого мерзкого фрукта как он днём с огнём не сыщешь. Постоянно всякие гадости мне придумывает. Я вот почему зубной порошок со щёткой в комнате храню? Да потому что если оставить их в ванной, то очень скоро в зубной порошок мне насыплют соли, а щётка «случайно» упадёт в мусорную корзину. И одежду свою я не могу вешать в коридоре, как делают все соседи. С неё тогда начинают пропадать пуговицы и появляются подозрительные пятна. Или моя одежда начинает странно пахнуть.

И ведь все у нас знают, что это Сашкина работа. Но сделать с ним не могут ничего. Как правило, он как-то выкручивается. Врун он неимоверный! А как стал подрастать Вовка, так стало ещё хуже. Вовка —это младший Сашкин брат. Ему семь лет скоро. В этом году в школу пойдёт. Мелкий-то он мелкий, но пакостит изрядно. Достойный продолжатель дела своего братца растёт.

На прошлой неделе вот, например, пошла я в гастроном. А недавно дождь прошёл, лужи кругом. Так этот мелкий гадёныш за сараем во дворе спрятался, дождался, пока я мимо большой лужи проходить буду, да и как кинет в лужу кирпич! А сам бежать. У меня же всё платье в грязи, будто я в лужу упала. А я это платье, между прочим, только что погладила. Прямо вот сил уже нет никаких. И ведь родители-то у них нормальные! Да все соседи у нас в квартире хорошие. Эти вот только два урода. Да ещё Старая Мымра, но она хоть кирпичами по лужам не кидается.

Я быстро умылась, почистила зубы и вернулась в нашу комнату. Повезло, братья-вредители не повстречались. Мама с папой явно меня ждут. На столе дымящееся блюдо с блинами, мёд в горшочке, варенье, сметана. И чайник. Большой зелёный чайник с кипятком. Ммм… вкуснятина!

Солнце ещё не ушло. А обеденный стол у нас тоже у окна стоит. Не у того, где я сплю, а у другого. У нас два окна в комнате. Как здорово!

Мама говорит, что сегодня мне можно надеть белое платье. Оно у меня самое красивое. Ну, его и надену. Мы ведь сегодня все втроём —я, мама и папа в зоосад поедем. Хотя Лёнька и смеётся. Говорит, что я уже большая и в одиннадцать лет поздно по зоосадам ходить. А мне кажется, он просто завидует и сам бы с удовольствием пошёл с нами, если бы не работал сегодня.

Мы быстро позавтракали, я помогла маме убрать со стола и помыть посуду, затем все переоделись и вышли на улицу. Я в своём белом платье и с белой сумочкой на плече. В коридоре, правда, встретили вредных братьев, но когда я с родителями, те не пристают. Идём к трамвайной остановке. Мама с папой под ручку, а я чуть позади. Папина резная деревянная трость постукивает по мостовой. Папу на войне ранили в ногу, с тех пор он хромает и без трости ему ходить трудно.

Подошёл трамвай. Загрузились в него и поехали. А на проспекте Горького остановка прямо перед входом в зоосад. Ой, народу-то тут! Особенно малышни много. Шумят, галдят. Какой-то малыш лет пяти в смешной жёлтой панамке ревёт в голос. Ушибся, что ли? А, нет. Ему бабушка мороженое отказывается покупать. Говорит, что он и так уже две порции съел, хватит. А то горлышко заболит. Предлагает вместо мороженого булочку. Но малыш не соглашается и требует мороженое.

Кстати, я тоже хочу мороженое. Пока папа стоял в очереди в кассу, попросила у него денег и купила. Вкусненько так. Приятненько.

И вот, мы прошли на территорию зоосада. В этом году я ещё ни разу не была тут. Всё никак не получалось. То дела какие-нибудь, то погода неподходящая. А сегодня вот получилось приехать. И родители свободны, и погода отличная. Солнышко ярко светит, воробьи на ветках чирикают. Идём, зверей смотрим. А я ещё и брикет мороженого облизываю, стараясь не капнуть себе на платье.

Неожиданно, лившаяся из репродукторов музыка смолкла. Незнакомый голос прокашлялся и сказал, что ровно в полдень будет передано важное правительственное сообщение. Вновь заиграла музыка. Что-то случилось? Впрочем, меня это мало волновало. Гораздо важнее было не обкапаться мороженым, которое начало таять у меня в руке.

В конце концов, мороженое на солнце растаяло до такой степени, что держать его стало невозможно. Я начала оглядываться в поисках урны, чтобы выбросить остаток. И тут музыка снова оборвалась. А вот этот голос я узнала. Это товарищ Молотов говорит. Люди стали замолкать, подтягиваться ближе к громкоговорителям и слушать товарища Молотова, который начал свою речь:

Граждане и гражданки Советского Союза!

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковав нашу границу во многих местах…

arrow_back_ios