Содержание

Предисловие

Наша жизнь — лучший сценарист. Зачастую этот гениальный «драматург» в считанные мгновения разыгрывает виртуозные комедии и трагедии, для создания которых писателям и сценаристам требуются многие годы. И не случайно наибольшей популярностью среди читателей и зрителей пользуются те произведения, в основу сюжета которых легли реальные события. История гибели актрисы Грейс Келли, жены принца Монако, оставила глубокий след в душе американской писательницы Барбары Делин- ски. Автомобиль, в котором ехала Грейс Келли, сорвался с дамбы. Ее семнадцатилетняя дочь Стефания выжила в страшной катастрофе. Однако воображение Делински дорисовало картину событий… Ее новый роман «Наша тайна» — будто реквием по известной, элегантной, яркой женщине, трагически ушедшей из жизни при загадочных обстоятельствах.

Барбара Делински — одна из самых популярных романисток Америки, чьи книги занимают первые места в литературных рейтингах. Писательница родилась в Новой Англии, где проживает и поныне вместе с мужем и тремя взрослыми сыновьями. И хотя прежде, чем начать писать книги, Барбара Делински была социологом и фотографом, истинное свое призвание она нашла в мире литературы. Благодаря ее удивительному таланту читательская аудитория приобрела уже семнадцать популярных романов, которые издаются миллионными тиражами.

«Наша Тайна» — это прекрасный симбиоз философско-психологической истории и детектива. Увлекательный роман о сложных взаимоотношениях в семье, вынужденной скрывать страшную тайну от жителей маленького городка, и о лжи, которая, увы, не спасает. Мастер слова Барбара Делински в своих книгах затрагивает серьезные проблемы, невольно заставляя читателей пересмотреть собственные убеждения и жизненные взгляды.

Подобно главной героине, которая, работая семейным врачом, лечит телесные болезни, автор романа исцеляет души. Перо Барбары Делински, как смычок скрипача, рождает сонаты и этюды человеческих взаимоотношений. Умело играя на струнах души, Барбара по праву заняла свое место в сердцах читателей. Писательнице снова удалось создать неординарный, запоминающийся роман. В нем отражено глубокое понимание семейных отношений и эмоциональных кризисов.

И если до теперешнего момента ваше знакомство с книгами Барбары Делински еще не состоялось, то, прочитав роман «Наша тайна», вы сделаете приятное открытие.

Приятного вам чтения!

1

За несколько секунд до удара они ссорились. Позже Дебора изводила себя мыслями, что если бы она смотрела только на дорогу, то, возможно, что-то заметила бы и смогла предотвратить случившееся — ведь ссора поглотила все их внимание. Они с дочерью никогда не ссорились. Их взгляды, темперамент, интересы полностью совпадали. Дебора никогда не делала Грейс замечаний, сыну Дилану — часто, но Грейс — никогда. Грейс всегда понимала, как нужно себя вести и почему.

Но в тот вечер девочка дала отпор.

— Ты зря волнуешься. Ничего не произошло.

— Ты говорила, что родители Мэган будут дома, — напомнила ей Дебора.

— Так мне сказала Мэган.

— Я бы дважды подумала, если бы знала, что там будет компания.

— Мы делали уроки.

— Ты, Мэган и Стефи, — сказала Дебора. Правда, учебники действительно были влажные после пробежки Грейс к машине под дождем. — А еще Бэкка и Майкл, Райан, Джастин и Келли, которых там не должно было быть вовсе. Три девочки делают уроки. А четыре девочки и четыре мальчика устраивают вечеринку. Родная, идет проливной дождь, но даже через этот шум я слышала пронзительный хохот, пока шла от машины к дому.

Дебора не знала, выглядела ли Грейс виноватой. Длинные каштановые локоны прятали широко посаженные глаза, ровный нос и полную верхнюю губу. Она только слышала, как дочка жевала резинку. Мятный запах перебивал запах влажных книг. Дебора быстро перевела взгляд на дорогу, вернее на то, что могла видеть, несмотря на работающие в два раза быстрее дворники. Видимость на этом участке и в самые ясные ночи была плохой. Фонарей не было, а лунный свет едва пробивался сквозь ветви деревьев.

Сегодня дорога была похожа на водосточный желоб. Дождь несся им навстречу, поглощая свет фар, метался между дворниками. Конечно, дождь в апреле — обычное явление, но этот был необычным. Если бы дорога возле дома Мэган была такой же, Дебора ни за что не пустила бы Грейс за руль. Но девочка попросила, а муж Деборы — бывший муж — слишком часто обвинял ее в чрезмерной опеке.

Они ехали достаточно медленно (Дебора много раз повторяла это в последующие дни, и полиция это подтвердила). До дома оставалось несколько минут, и они прекрасно знали этот участок дороги. Но была непроглядная тьма, а дождь лил как из ведра. Да, Дебора знала, что для того, чтобы дочь научилась водить, ее нужно пускать за руль, но она боялась, что Грейс не справится.

Дебора ненавидела дождь, но девочку, похоже, это не волновало.

— Мы уже сделали уроки, — возразила она с жевательной резинкой во рту. Ее руки крепко держали руль, все было, как положено. — В доме было жарко, а кондиционер еще не включили, поэтому мы открыли окна. Мы сделали перерыв. И вообще, разве смеяться — это преступление? Я имею в виду, разве этого достаточно, чтобы моя мама приезжала и забирала меня…

— Извини, — вмешалась Дебора, — но разве у меня был выбор? Тебе нельзя ездить одной по ученическому удостоверению. У Райана и Келли, возможно, есть водительские права, но по закону они не могут сажать к себе в машину друзей без сопровождения взрослых. К тому же мы живем дальше всех, на противоположном конце города. И что плохого в том, что мама забирает тебя в десять вечера в будний день? Солнышко, тебе едва исполнилось шестнадцать.

— Вот именно, — горячо заговорила Грейс. — Мне шестнадцать, мама. Через четыре месяца у меня будут настоящие водительские права. И что тогда? Я всюду буду ездить одна, потому что мы не только живем далеко от всех остальных. Мы живем у черта на куличках. Потому что папа решил, что он должен купить кучу земли, чтобы построить особняк в лесу. Потом он решил, что особняк ему не нужен, поэтому бросил его и нас, переехал в Вермонт, чтобы жить там со своей давно забытой любовью, которую двадцать пять лет назад…

— Грейс! — Дебора не могла больше терпеть. Возможно, девочка и чувствовала себя покинутой без отца, но эта утрата ударила Дебору намного больнее. Ее брак не должен был распасться. Это не входило в ее планы.

— Хорошо, забудем о папе, — продолжала Грейс. — Но как только я получу свои права, буду везде ездить сама. И ты не будешь видеть, с кем я, есть ли рядом кто-то из родителей и учимся мы или устроили вечеринку. Тебе придется доверять мне.

— Я тебе доверяю, — ответила Дебора, защищаясь, но в то же время умоляя. — Я не доверяю другим. Разве не ты рассказывала мне, как на прошлых выходных Кайл принес пиво на вечеринку в доме Катрин?

— Никто из нас не пил. Родители Катрин заставили его уйти.

— Родители Катрин. Вот именно.

Дебора услышала раздраженное ворчание:

— Мама, мы делали уроки.

Дебора уже собиралась перечислить, что может произойти, когда подростки делают уроки: она видела это с детства. Ее отец был единственным врачом в городке, а сейчас Дебора работала вместе с ним и лечила десятки подростков. Вдруг краем глаза она заметила справа какое-то движение. Затем последовал тяжелый удар о бампер машины, визг тормозов и скрежет шин. Ремень безопасности натянулся, удерживая Дебору, автомобиль вынесло на затопленный тротуар, бросило, закрутило, и все это за считанные секунды. Когда все остановилось, они оказались развернутыми на сто восемьдесят градусов.

На минуту стук сердца Деборы заглушил шум дождя. А потом все перекрыл испуганный крик Грейс:

— Что это было?!

— С тобой все в порядке?

— Что это было? — повторила девочка, на этот раз дрожащим голосом.

Дебора тоже задрожала, но дочь сидела рядом, пристегнутая, целая и невредимая. На ощупь отстегнув ремень безопасности, Дебора набросила на голову капюшон куртки и выбежала, пытаясь найти то, что они сбили. Свет фар отражался от мокрого асфальта, но за освещенной частью дороги была кромешная тьма.

Сунувшись обратно в машину, женщина стала рыться в бардачке в поисках фонарика. Вернувшись на дорогу, она осмотрела обочину, но не увидела ничего хоть отдаленно напоминающего сбитое животное.

Возле ее локтя материализовалась Грейс.

— Это был олень? — испуганно спросила она.

Сердце Деборы все еще громко стучало.

— Я не знаю. Солнышко, возвращайся в машину. Ты без куртки.

Был достаточно теплый весенний вечер. Она просто не хотела, чтобы Грейс видела то, что они сбили.

— Это точно был олень! — закричала Грейс, — Он даже не пострадал, просто убежал в лес. Что еще это могло быть?

Дебора не была уверена, что олени носят спортивные костюмы с полосками на рукавах, которые, она могла поклясться, мелькнули за лобовым стеклом за долю секунды до аварии. Спортивный костюм означал, что здесь был человек.

Она прошла вдоль обочины, освещая низкие кусты фонариком.

— Эй! — крикнула Дебора, не зная, к кому обращается. — Вы ранены? Дайте знать, где вы!

Грейс топталась за ее плечом.

— Слушай, он появился ниоткуда, мама. Ни один человек не может быть здесь в такой дождь, значит, это была лиса или енот… или олень. Это точно был олень.

— Возвращайся в машину, Грейс, — повторила Дебора. Ее слова еще висели в воздухе, когда она что-то услышала, и это не был стук работающего двигателя. И не завывание ветра в ветвях или шум дождя.

Звук повторился. Это определенно был стон. Женщина пошла к обочине и еще раз направила туда фонарик, но ей понадобилось больше минуты, чтобы рассмотреть источник звука. Кроссовку трудно было заметить среди мокрых корней в каких-то полутора метрах от обочины, а на черной штанине, наполовину спрятанной под низкой веткой болиголова, виднелась синяя полоска. Вторая нога была согнута под необычным углом. «Сломана», — догадалась Дебора. Тело скрючилось под деревом. Лежа навзничь, пострадавший не мог задохнуться, но глаза его были закрыты. Короткие темные волосы прилипли ко лбу. Продираясь сквозь мокрые заросли папоротника, Дебора направила луч фонарика на его голову, но увидела только небольшую царапину на подбородке.

arrow_back_ios