Содержание

ПРОЛОГ

Шериф Такер Мэлоун отложил стопку бумаг и отодвинулся от стола в своем рабочем кабинете. Затем встал, устало расправляя плечи, и подошел к окну. Он не мог работать. И он знал причину, его отвлекала женщина, которую звали Эмма.

Обычно в Сторквилле праздник Хэллоуин проходил спокойно, только иногда случались мелкие беспорядки и хулиганство. Но Такер все равно решил задержаться на работе на всякий случай. Нет, если быть честным, то он остался из-за влечения к этой женщине, которая не могла вспомнить даже своего имени. К счастью, у нее на шее висело ожерелье с выгравированными буквами «Эмма» единственный ключ к загадке, которую Такер должен был разгадать. Неодолимое влечение к ней пугало его.

Он подошел к столу и взял фотографию Эммы, которую, размножив, собирался разослать в департаменты ближайших городов. Наверняка эту женщину уже разыскивают, у нее ведь должен быть дом и семья. Вор взял и сумочку, и шаль, и все, что помогло бы опознать ее. В Сторквилле ее никто не знал. Но она не могла приехать откуда-то издалека, в окрестностях города не нашли никаких брошенных машин. Все было так загадочно…

Сияющие зеленые глаза Эммы смотрели на него с фотографии. Вьющиеся волосы цвета меди обрамляли лицо, окутывали ее всю, как облако. У нее такая нежная кожа, такая милая улыбка, что все время, когда он смотрел на нее, ему хотелось…

Возьми себя в руки, приказал он себе. Ты должен выяснить, кто она, и отправить туда, к тем людям, с которыми она должна находиться.

Последние три дня она провела под его крышей, и Такер уже начинал сходить с ума от ее присутствия. Два месяца она жила у Джерти Андерсон, которая стала свидетельницей того, как на Эмму напали и ограбили. Но потом к Джерти неожиданно нагрянули родственники из Швеции, решив устроить сюрприз, и для Эммы больше не осталось места. Такер сразу же предложил ей пожить в его доме, прежде чем успел хорошенько подумать о своем предложении.

Такер взял кожаную куртку, снял шляпу с крюка на стене и решил ехать домой, надеясь, что Эмма заснула, ведь на часах уже одиннадцать.

Выйдя из кабинета, он остановился у диспетчерской и пожелал всем мирной и спокойной ночи. Диспетчер Кора Харпер улыбнулась ему.

— Вы сегодня засиделись допоздна. Поезжайте осторожно.

У Коры был мягкий голос, и она могла оставаться спокойной в любой ситуации. А еще она любила опекать всех и проявлять заботу.

— Свяжитесь со мной в случае чего, — сказал он, и Кора кивнула в ответ.

Его седан стоял у дороги как обычно. Садясь в машину, он думал о трех годах, прожитых в Сторквилле. Тут он обрел хоть какое-то спокойствие и умиротворенность. Работа здесь очень отличалась от работы полицейского в Чикаго, где он служил раньше. Жителям города понравился новый шериф, и его избрали на эту должность еще на четыре года. Здесь его жизнь обрела новый ритм и, может быть, даже какой-то смысл.

Такер проехал по маленьким уютным улицам, чтобы удостовериться еще раз, что все спокойно.

Вскоре он уже подъезжал к дому. И в который раз подумал, зачем он купил такой большой дом, слишком большой для одного человека: три комнаты и ванная наверху, гостиная, большая кухня, неотделанный подвал. Но дом продавался с большой скидкой, потому что ему требовался основательный ремонт.

Не то чтобы Такер мечтал в будущем обзавестись семьей. Он оставил эти мечты, когда подписывал бумаги на развод, и даже еще раньше, в ту ночь, когда…

Он оборвал цепь воспоминаний, которые для него были слишком тяжелы. Такер поставил машину в гараж и вошел в дом. Повесив куртку и шляпу на вешалку, он сразу же направился в кухню, где горел свет. Наверное, Эмма оставила его включенным для хозяина. По дороге он услышал приглушенное бормотание — работал телевизор. Похоже, Эмма еще не ложилась спать.

Эмма слышала, как машина подъезжала к дому, и приготовилась к встрече с Такером. Он сказал, что сегодня задержится, и Эмма решила дождаться его и провести хотя бы несколько минут с одним из немногих людей, которых она знала. После того, как ее ударил напавший на нее вор и она узнала, все ее прошлое исчезло, словно стерлось, и Эмма до сих пор не могла привыкнуть к этому. А что, если она никогда так ничего и не вспомнит? Что, если ей нужно начинать жить заново?

Тетушка Джерти, Такер и сотрудники детского центра, где Эмма теперь работала, остались единственными людьми на всем земном шаре, которых она знала. Когда Такер предложил ей жить у него, она долго колебалась, но тетушка Джерти — так звали ее почти все в этом городе — развеяла сомнения Эммы, сказав то, что она и так уже знала в глубине своего сердца:

— Такер Мэлоун — самый честный и порядочный человек из всех знакомых мне мужчин. С ним ты будешь в безопасности, и он сделает все, что в его силах, чтобы выяснить, кто ты.

Услышав звук закрывающейся двери, Эмма сделала глубокий вдох. Она не знала, какой опыт общения с мужчинами был у нее в прошлом. Но похоже, не таким уж большим, потому что после обследования в больнице врач сообщил Эмме, что она девственница. Как бы то ни было, Эмма считала Такера Мэлоуна самым сексуальным мужчиной из всех, кого она видела.

Она слышала, как он прошел в кухню, в столовую. И вот он появился в дверях гостиной. Сердце ее учащенно забилось. Он был высокого роста, широкоплечий, в его темно-каштановых волосах пробивалась седина. Их взгляды встретились, и Эмма прочла его немой вопрос: почему она еще не спит?

— Я подумала, ты захочешь выпить немного сидра, — сказала она, едва владея своим голосом.

Такер не подошел и не сел рядом с ней, а по-прежнему стоял, прислонившись плечом к двери.

— Много детишек приходило за угощениями?

— Мне пришлось отдать все конфеты и попкорн. Но осталось еще печенье.

Она кивнула на поднос со стаканами и тарелкой печенья.

Такер пересек комнату. Его взгляд задержался на ее волосах, темно-зеленом свитере и брюках. Эмма чувствовала, как она покраснела и все внутри замерло. Она вертела в пальцах ожерелье, единственное подтверждение того, как ее звали.

— Ты сама его испекла? — спросил он хрипло.

Эмма кивнула. Когда он предложил ей жить здесь, Эмма согласилась при условии, что она будет стирать, убирать и готовить для него.

Такер взял одно печенье и съел его.

— Орехового печенья я не ел уже лет сто. Очень вкусно.

— Спасибо, — пробормотала Эмма, изучая выражение его лица.

Интересно, эти тонкие складки и морщинки у глаз появились от грустных или счастливых событий в его жизни? Нельзя сказать, что у него было красивое лицо, скорее мужественное, свидетельствовавшее о прошлых бурях и невзгодах, а сильная челюсть и отросшая за день щетина лишь усиливали мужскую привлекательность.

Такер взял у Эммы пульт от телевизора и нечаянно коснулся ее руки. Во всем ее теле сразу вспыхнул жар. Взглянув на Такера, она встретилась с ним глазами. С той самой ночи, когда Эмму ограбили и Такер отвозил ее в больницу, она чувствовала напряжение, которое всякий раз возникало между ними.

— Эмма, — прошептал он.

Она боялась пошевелиться, боялась ответить ему, боялась, что сейчас он отодвинется. Но он и не собирался. Его рука обвила ее стан, его губы накрыли ее губы…

Она отдавалась поцелую Такера, и то, что их сейчас объединяло, казалось намного большим, чем просто желание. Она тонула в нем, наслаждаясь каждым новым ощущением, пока он вдруг не отстранился.

— Прости, Эмма. Этого больше не повторится, — прохрипел он.

Только через несколько мгновений Эмма осознала, что волшебство исчезло. Такер сожалеет о том, что произошло. Эмма все еще дрожала и не хотела, чтобы он заметил ее состояние.

Он прав. Она не может никем увлекаться и начинать какие-то отношения, пока не выяснит, кто она такая.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Днем первого ноября в кабинете Такера зазвонил телефон. Он поднял трубку.

— Мэлоун слушает.

— Такер? Это Рой Комптон. У меня новости.

Звонил Рой Комптон — детектив из Омахи. В августе Такер сообщил ему о найденной девушке Эмме и попросил о содействии. Сердце Такера забилось быстрее.

— У вас есть что-то для меня?

— Да. Здесь, в Омахе, обнаружился человек, который заявил о том, что его дочь пропала. Ее зовут Эмма, и твоя Эмма подходит по описанию. Его заявление лежит тут уже шесть месяцев, с тех пор как отец и дочь поссорились, поэтому-то его нашли не сразу. Девушка уехала из дому, забрав все свои вещи, пока отец находился на работе. У него не оказалось фотографии дочери, а та, которую вы выслали, получилась не очень четкой. Он говорит, что это ее волосы и в принципе она похожа на его дочь. Он очень хочет поскорее опознать ее, Такер. Вы смогли бы привезти ее сюда сегодня днем?

— Я поговорю с Эммой, потом позвоню вам и скажу, когда мы приедем.

Так или иначе они постараются уладить это дело сегодня же. Эмма должна получить ответы на все интересующие ее вопросы. К тому же тот поцелуй прошлой ночью очень взволновал его. Он просто не мог его забыть.

Такер признался наконец самому себе, что у него есть личные причины желать, чтобы Эмма поскорее вспомнила свое прошлое. Взяв шляпу и куртку, Такер направился к стоянке.

Как обычно в последние два месяца, Эмма работала в детском центре, который открылся недалеко от дома Джерти.

Через несколько минут Такер уже припарковал свою машину у трехэтажного здания. Расположившийся здесь детский центр уже давно был нужен городу. Теперь работающие родители могли без опаски оставлять своих детей в надежном месте и в надежных руках.

Такер открыл дверь и заглянул в комнату направо. Эмма сидела на полу и собирала кубики с близнецами Сэмми и Стеффи, которым было где-то по году. Такер обычно старался держаться подальше от детей, и эти рыжеволосые близнецы с голубыми глазами не составляли исключения.

arrow_back_ios