Содержание

Осекшись на полуслове, девушка замолчала, зато вмешался ее защитник:

— Ты язычок-то укороти, — почти шепотом посоветовал пирату Рикар. Здоровяк заметно охладел в своих отцовских чувствах после заявления Аллариссы о желании покинуть поселение, но заботу о ней по-прежнему проявлял.

— Все успокойтесь и затихните, — вмешался я, зло сверкнув светящимися многогранными ледяными кристаллами, что с недавних пор заменяли мне глаза. — Снять парус, весла в воду и грести всем. Ниргал, ты оставайся в центре рядом со мной и не дергайся. Не хватало еще плот опрокинуть.

С тихим плеском обмотанные тряпками весла опустились в воду, и плот медленно направился к темной кромке берега. Заграс — еще один морской волк, отобранный Мукри в наш отряд, спешно спускал парус, стараясь производить как можно меньше шума.

— Господин, — прошептал здоровяк, в чьих ручищах весло казалось игрушечным. — Вы в сторону корабля поменьше бы глядели, а то глаза словно фонари светятся. Да и на берег не смотрите, там тоже стражи не дремлют.

— Тут ты прав, — отозвался я, поспешно прикрывая сияющие глаза закованной в стальную перчатку ладонью и опуская лицо к бревнам плота.

После перенесенных нами передряг в руинах Твердыни глаза стали светиться еще ярче, а свисающие с моих плеч ледяные щупальца ярко светились в магическом зрении, переливаясь всеми оттенками синего.

— Можно глаза тряпка завязать, — пропыхтел Тикса, наваливаясь на весло.

— Лучше себе рот завяжи, — посоветовал горюющий по утраченному топору здоровяк, и Тикса обиженно замолк.

Разговор не утих, просто стал почти неслышным, но я не прислушивался. По-прежнему прикрывая пылающие синим светом глаза, я сквозь пальцы всматривался в медленно, но верно надвигающуюся на нас темную кромку берега. С виду — точно такой же, что был оставлен нами чуть более двух часов назад, а на самом деле совсем другой. И понятно это было с первого небрежного взгляда — у подножия холмистой гряды мирно светились огоньки небольшой деревни. Вот угас один из них, и я воочию представил себе, как уставшая за день крестьянка осторожно задувает масляную лампу и спешит в теплую постель к мужу. И воздух… Здесь был совсем другой воздух. Здесь пахло людьми и… спокойствием.

Через полчаса плот мягко ткнулся в берег и застыл, удерживаемый упертыми в дно шестами. Выгрузка не заняла много времени, и вскоре мы все стояли на твердой земле и настороженно оглядывались по сторонам. Получилось. Нам удалось преодолеть Пограничную Стену и оказаться на другой стороне.

Отойдя на два шага в сторону, я высвободил удерживаемый в руке пучок щупалец, и они взмыли в воздух, закачавшись над моей головой. Остальные оттаскивали наши невеликие пожитки подальше от кромки воды. Мукри на пару с Рикаром ожесточенно пилили ножами мокрые веревки, превращая плот в груду разрозненных бревен. С легким скрипом удерживаемая на растяжках мачта накренилась, и ее тут же подхватили крепкие руки мужчин, не давая с грохотом обрушиться.

— Быстрее, — почти прошептал я, произнося эти слова безо всякой надобности.

Работа и так шла вовсю. Без дела осталась только Алларисса, чью приближающуюся стройную фигурку я легко разглядел благодаря своему новому зрению и отступил на шаг, чтобы не дать ей попасть в пределы досягаемости моих ледяных щупалец.

— Корис, — тихонько позвала девушка, вытянув перед собой руки подобно слепцу.

— Я здесь, — отозвался я. — Стой на месте и не дергайся.

— Вижу, — приглушенно фыркнула Алларисса, вглядываясь в ночь. — Выпустил своих новых друзей погулять?

— Ага, — кивнул я. — Слушай, Аля, шла бы ты к… то есть, баронесса, вам лучше отойти к сумкам и там подождать, пока мы не закончим с плотом.

— Я хотела поговорить… хотела объяснить… это важно… — тихо пробормотала она, и что-то в ее тоне не позволило мне отмахнуться от ее слов.

— Хорошо. Но не сейчас. Сперва надо уйти подальше от берега, все разговоры потом. Но если хочешь — мы поговорим.

— Обещаешь?

— Да, баронесса. Обещаю, — глухо произнес я.

Больше не произнеся ни слова, Алларисса кивнула и направилась к сумкам, ориентируясь на приглушенное бормотание Тиксы, стаскивающего наши пожитки в одну большую кучу. А я обескураженно потянулся почесать затылок, но наткнулся на холодный металл шлема. Ну и как это понять? О чем собирается поговорить со мной вздорная девчонка, сама не знающая чего хочет?

Когда я перевел взгляд на плот, то обнаружил вместо него лишь пустое место. Плот бесследно испарился. Последние бревна совместными усилиями спешно затаскивали в обнаружившиеся поблизости густые заросли.

— Все сделано, господин, — буркнул здоровяк, взваливая на плечи самый тяжелый и самый драгоценный наш мешок: помимо вещей самого Рикара, там были найденные нами в руинах Твердыни ценности. — Можно уходить. И чем быстрей, тем лучше.

— Командуй, — отозвался я, зачерпывая из-под ног пригоршню снега и лепя снежок. — Не забудьте замести следы.

— Ветки уже срезали, заметем, — кивнул Рикар. — Только куда пойдем-то, господин? Тут поблизости только деревушка мелкая, ежели вон тем огонькам верить.

— Нет. В деревни заходить не стоит. Мне нужен город. На худой конец — небольшой, но оживленный городишко. Место, где можно найти Исцеляющего. Не думаю, что маги часто посещают деревни едва сводящих концы с концами рыбаков.

— Тогда нам вон туда, — здоровяк ткнул пальцем мне за спину. — Ежели пойдем вдоль берега, то через пятнадцать-двадцать лиг уткнемся прямиком в Коску — портовый город. А других крупных поселений поблизости и нету. Ближайшее — лиг за пятьдесят, а то и больше будет. И самое главное — в Коске крепостной стены нет и в помине. С любого бока незаметно зайти можно, если знаешь как.

— Вот и решили, — ответил я, отводя в сторону настырно маячившее перед лицом щупальце. — Отправляемся в Коску…

Отступление первое

Придержав коня, отец Флатис бесстрастно оглядел открывшуюся его взору картину — на придорожном камне навзничь лежал мертвый мужчина с раззявленным ртом и раскинутыми в стороны руками. На груди виднелась глубокая колотая рана, некогда добротная купеческая одежда пропиталась кровью, превратившейся в лед. Открытые глаза слепо таращатся в небо из ввалившихся глазниц.

— Сегодня ночью падал снег, не так ли? — ни к кому конкретно не обращаясь, поинтересовался отец Флатис, но ответ был получен незамедлительно.

— Истинно так, святой отец. Снегопад закончился только под самое утро, с приходом благословленного Создателем нашим солнца, что своими лучами развеяло…

— Я понял, — недовольно поморщившись, отец Флатис прервал цветистую речь молодого черноволосого монаха, что спешился и внимательно оглядывал закостеневшее от мороза тело. — Прибереги свое усердие в риторике для паствы. Мне достаточно услышать «да» или «нет».

— Мы догоняем носителя Близнеца, отец Флатис. Мы совсем близко, — эти слова произнес отец Морвикус из ордена Привратников, и в его обычно спокойном голосе слышалось возбуждение гончей, наткнувшейся на еще совсем свежий лисий след.

— Нас разделяет самое большее полдня пути, — согласно кивнул отец Флатис, поправляя перепоясывающий белую меховую шубу красный пояс. — В это время года тракт относительно безлюден, к тому же мы практически на окраине страны, у самого южного побережья Ядовитого моря. Отец Морвикус, вы знаете эти края лучше, чем я. Если следовать этой дорогой, то куда она нас приведет милостью Создателя?

— Впереди есть несколько небольших деревушек и хуторов, но они достаточно далеко от тракта, — наморщив лоб, медленно ответил священник. — Если проехать еще тридцать лиг, то мы окажемся в прибрежном городе Коске.

— Коска… — задумчиво повторил отец Флатис, устремляя холодный взгляд на юг. — И там, несомненно, есть порт…

— Порт, верфи, множество мелких рыбацких суденышек и корабли покрупнее. Туда часто заходят купеческие судна — пополнить запас воды и провианта, дать отдохнуть команде… Вы считаете что Близнец пытается ускользнуть из наших рук по морю?

— Я в этом почти уверен, — сухо ответил священник, пришпоривая коня. — Если бы этот проклятый артефакт хотел затеряться, то отправился бы в самый центр страны, но никак не стремился бы столь упорно к ее границе. Нам следует поспешить. Не забудьте позаботиться о мертвом теле и, самое главное — разбейте оскверненный нечестивым жертвоприношением камень на мелкие куски, да прочтите изгоняющую зло молитву. Негоже оставлять поганый жертвенник целым.

У мерзлого куска мяса, некогда бывшего человеком, засуетилось трое монахов, а небольшой отряд продолжил свой путь по совсем истончившемуся торговому тракту, направляясь все дальше на юг, к портовому городу Коска.

Глава вторая

Коска

Первое, что я испытал при виде широко раскинувшегося перед нами портового города Коска, — ощущение жутковатой нереальности происходящего. Казалось, что я сплю, грежу наяву.

День уже клонился к вечеру, но солнечного света вполне хватало, чтобы разглядеть окраины Коски в мельчайших подробностях. Разнокалиберные домишки стояли безо всякого видимого порядка, нависая над узкими улочками и переулками. На развешанных веревках сушилось, а вернее вымораживалось, белье. Над крышами вились многочисленные дымы из кухонных печей и просто очагов. И люди. Повсюду были люди. Непривычно много людей. Для меня, впервые осознавшего себя в безлюдных Диких Землях, видеть столь много людей было крайне непривычно. За тот час, что я провел закопавшись в сугроб и не сводя глаз с Коски, я увидел самое малое несколько сотен жителей, занимающихся своими привычными делами. Домохозяйки вытряхивали половики, суетились у покосившихся сарайчиков, задавая корм животным. Мужики пилили дрова, через забор перекидывались шуточками с соседями и прохожими. Дети помогали родителям, совсем мелкая ребятня, разделившись на две группы, обкидывались снежками из-за возведенных из снега укреплений. По-хозяйски вальяжно прошли стражники, зябко дуя на замерзшие ладони, лениво поглядывая по сторонам и небрежно отвечая на приветствия местных жителей.

arrow_back_ios