Содержание

Глава 1

Еще несколько часов — и все разойдутся. Она справится! Ей нужно продержаться хотя бы в память о родителях.

Марианн Карр тяжело вздохнула и расправила плечи, стараясь сдержать подступающие к глазам слезы. Машинально поправив упавшую на лицо прядь волос, она посмотрела на себя в зеркало. Вроде бы нормально! То, что она недавно плакала, почти незаметно. «Значит, можно вновь спускаться к гостям», — с тоской и горечью подумала она.

Остановившись на верхней площадке лестницы, Марианн обвела отсутствующим взглядом собравшихся в гостиной людей. Как и полагается на поминках, все пришли в черном и старались разговаривать вполголоса. Она была знакома с большинством присутствующих, и лишь несколько новых лиц вызвали у нее настороженность.

Внизу к Марианн подошла домоправительница и старая подруга ее матери Кристал. Она помогала их семье по хозяйству еще до рождения дочери, поэтому Марианн, знавшая женщину всю свою жизнь, относилась к ней как к няне. У нее сжалось сердце, когда она увидела покрасневшие от слез глаза Кристал.

— Все уже готово. Я предложу гостям пройти в столовую? — спросила та дрожащим голосом.

Марианн вначале молча кивнула, но потом не удержалась и крепко обняла женщину:

— Кристал, дорогая моя, я прекрасно понимаю, что ты сейчас чувствуешь! Ведь вы с мамой были близкими подружками. И еще, конечно, спасибо тебе за поддержку… Что бы я без тебя делала?

— Ну что ты, Марианн, не надо преувеличивать. Эх, бедная моя девочка… Да… Я до сих пор не могу поверить, что мы с тобой их больше никогда не увидим. Все кажется, вот-вот откроется дверь, и они вернутся домой. Улыбающиеся и жизнерадостные, как всегда.

У Кристал в глазах вновь заблестели слезы.

— И не говори… Так все неожиданно. И что теперь делать, пока не представляю…

Об аварии ей сообщила Кристал, которая позвонила сразу же после того, как узнала о случившемся от полиции.

Бросив все дела, Марианн помчалась в лондонский аэропорт, чтобы вылететь в Корнуолл. Весь полет она мысленно молилась о матери, находившейся в больнице на грани жизни и смерти. А отец, как сообщила Кристал, погиб на месте.

Когда Марианн приехала, состояние матери стало ухудшаться, но она все же успела провести с ней последние минуты.

Потом полицейские рассказали Марианн, что авария произошла из-за того, что у ее отца, сидевшего за рулем, случился инфаркт: он потерял сознание, и неуправляемая машина врезалась на полном ходу в дерево. По заключению патологоанатома отец умер за несколько секунд до столкновения. Полицейским оставалось лишь выразить Марианн свое сочувствие — в один день лишиться обоих родителей!

Марианн заставила себя сконцентрироваться на разговоре с Кристал и сразу заметила, что та снова утирает катящиеся по щекам слезы.

— Кристал, я все сделаю сама. Это моя обязанность — пригласить гостей в столовую.

— Нет, нет! Если ты можешь держаться, то я и подавно, — запротестовала женщина. — Позволь мне.

Они посмотрели друг на друга с сочувствием. Кристал погладила девушку по плечу и поспешила к гостям.

Марианн взглянула на часы, подарок родителей на двадцатишестилетние. «Всего лишь час дня, — отметила она про себя. — Гости, по всей видимости, начнут расходиться не раньше четырех». В этот момент послышался голос адвоката отца и друга семьи Тома Блекторна. Когда он вчера заезжал к ней выразить свои соболезнования, то попросил у нее разрешение остаться после поминок, чтобы ознакомить ее с завещанием. Марианн пришлось согласиться, хотя ей не хотелось заниматься в такой день бумагами. Кроме того, она догадывалась, что Том собирался поговорить с ней о судьбе дома «Сикрест». Конечно, он не мог не посоветовать ей, продать дом и прилегающую к нему территорию.

Она ведь оставалась одна, если не считать Кристал, в этом огромном доме, а на его содержание нужны деньги, и немалые.

Том не мог не дать ей этот совет, однако Марианн не собиралась к нему прислушиваться. «Сикрест» — ее родной дом. Огромное каменное здание на вершине холма построил прапрадедушка Марианн более ста пятидесяти лет назад. Здесь выросли ее прадед, дед, отец и она сама. К сожалению, она получила дом в наследство слишком рано, родители могли бы еще много лет радоваться в нем жизни. Но как бы ни было ей сложно, у Марианн и в мыслях не было продавать фамильный дом. Наоборот, она считала своим долгом поддерживать его в хорошем состоянии до своего последнего часа.

Том, который до этого разговаривал с высоким темноволосым мужчиной, которого Марианн не знала, сочувственно посмотрел на нее.

— Анни! — воскликнул он, подойдя к ней и по-отечески обняв.

Она знала его с детства и была искренне благодарна ему за поддержку в такой тяжелый момент. Теперь у нее нет любящих родителей, которые могли бы прийти на помощь в трудную минуту.

— Спасибо, Том, — прошептала она, в который раз борясь со слезами.

— Марианн, хочу тебе представить Райфа Стида. Он сын старого друга твоего отца.

— Очень приятно, — автоматически пробормотала Марианн.

Впервые за весь день у нее появилась возможность рассмотреть высокого незнакомца, который стоял рядом с Томом в церкви, а потом и на кладбище. Из-за слез Марианн почти никого не видела во время отпевания и прощания у могилы. Только теперь она нашла в себе силы собраться, чтобы обратить внимание на гостей.

Райф был таким высоким и широкоплечим, что Марианн удивилась, как могла раньше не рассмотреть его как следует. Такого мужчину, как он, просто невозможно не заметить! Его голубые глаза словно пронизывали насквозь, отчего ей сразу стало не по себе. Выражение лица Райфа было абсолютно серьезным, в чем не было ничего странного, учитывая повод приема. Однако у Марианн почему-то сложилось впечатление, что он вообще редко улыбался.

— Мой отец просил выразить вам соболезнования. К сожалению, из-за плохого самочувствия он не смог бы выдержать перелет сюда из Штатов, чтобы лично засвидетельствовать свое уважение к памяти вашего отца, — сказал мужчина после продолжительной паузы.

Его холодный тон и низкий бархатистый голос окончательно смутили Марианн. Старый друг отца? Тот никогда не упоминал никакого Стида. Фамилия была ей совершенно незнакома. Почему этот человек попросил сына полететь в Англию на похороны друга, которого столько лет не видел? Все это очень странно!

— Спасибо, — произнесла она с трудом. — Наши отцы дружили? Простите, но, честно говоря, я никогда не слышала вашей фамилии.

— Не сомневаюсь. — Райф нисколько не смутился. — Они росли вместе. Мой отец уехал в Америку, когда ему было двадцать с чем-то лет.

У него был акцент, похожий на тот, с которым говорят в классических голливудских фильмах. Судя по отсутствию какой-либо теплоты в голосе, Марианн догадалась, что мужчина по какой-то неведомой ей причине относится к ней с неприязнью.

— Понятно. — Она не уследила за логикой незнакомца, но в такой момент ей вообще было трудно о чем-либо думать. — Прошу вас передать мою благодарность вашему отцу. И скорейшего ему выздоровления!

— Мой отец умирает, мисс Карр.

Марианн изумленно посмотрела на Райфа, у которого, ни один мускул не дрогнул. Она растерялась, не зная, как себя вести в такой ситуации. Ее невольно выручил Том Блекторн.

— Райф! Что же ты мне раньше об этом не сказал! — воскликнул он. — А я ведь и не знал ничего! Ужасно! А когда-то ведь мы все были хорошими друзьями — твой отец, отец Анни и я. Этакие три мушкетера.

Наступила тишина, и Марианн показалось, что Стид проигнорирует слова Тома, потому что неотрывно смотрел на нее. Неожиданно Райф все-таки перевел взгляд на Тома, и она вздохнула с облегчением.

— Я так и предполагал, — холодно ответил он. «Что за неприятный человек!» — промелькнуло у нее в голове.

Марианн не могла поверить, что можно прийти на похороны и так сухо, без всякого сочувствия разговаривать с человеком, который только что потерял родителей. Выпрямившись, чтобы хоть немного уменьшить разницу в росте с высоченным Стидом, она решительно с ним попрощалась.

— Простите меня, мистер Стид, но я должна пообщаться и с другими гостями, — сказала Марианн, добавив по себя: «Которые, в отличие от вас, милые и приятные люди». — Дядя Том, с вами я не прощаюсь. Мы еще встретимся после приема, как и договаривались.

Для нее Том Блекторн и его жена Джиллиан всегда были родными людьми, а к их двум сыновьям и двум дочерям Марианн относилась как к своим кузенам. И очень дорожила их дружбой, хотя все уже жили в разных уголках Англии.

Как и собиралась, Марианн обошла всех гостей, а затем присоединилась к Блекторнам, чтобы хоть немного передохнуть среди близких друзей. Но и в их компании ей не удалось избавиться от странного ощущения, что Райф Стид не сводит с нее своих голубых глаз. Она спиной чувствовала его взгляд. Мужчина стоял на том же самом месте, где она разговаривала с ним, но уже один, и, видимо, просто забавлялся от скуки, наблюдая за ней.

— Кто этот красавчик, которого тебе представил папа? — спросила Виктория, младшая дочь Тома и Джиллиан. — Что-то я его раньше не видела. Он откуда?

— Виктория, как тебе не стыдно приставать с подобными глупостями в такой день! — возмущенно прервала ее миссис Блекторн.

— А что такого, мама? Разве тебе самой не интересно? — Она снова повернулась к Марианн: — Папа сказал, что это старый друг, но никто из нас о нем никогда не слышал. И мама тоже, а она-то уж знакома со всеми друзьями отца.

Марианн улыбнулась. Виктория Блекторн слыла коварной искусительницей. Она строила политическую карьеру, в чем, надо отдать ей должное, премного преуспела. Уже все давно знали, что брак и дети Викторию абсолютно не интересуют, как, впрочем, и любые долговременные отношения.

Ходили слухи, что она разбила уже не одно сердце. Мужчины один за другим попадали к ней в сети, поскольку высокая стройная рыжеволосая красавица с голубыми глазами сводила их с ума своей чувственностью и легкой стервозностью. Виктория умело пользовалась своими чарами, чтобы заполучать тех из них, на кого падал ее глаз. Было заметно, что Райф Стид вызвал у нее неподдельный интерес и она наметила его своей следующей жертвой. «Вот и слава богу, будет ему небольшое развлечение», — с надеждой подумала Марианн.

arrow_back_ios