Содержание

***

Много ли нужно для сохранения памяти о человеке?

Час работы мраморщика.

А. Карр

Когда начинаешь о чём-то рассказывать, хочется сразу огорошить слушателя, в данном случае читателя, чем-то сногсшибательным, чтоб слушали тебя с открытым ртом, не перебивая всякими мелочами, и верили каждому продуманному (придуманному) слову. Тогда можно и приукрасить чуть-чуть, так сказать, напустить пару для общего интереса. Поэтому начинать следует так.

Выйдя и припаркованного авто, она сразу заметила, что двое курящих парней двинулись к ней наперерез. Поздний вечер, где в тусклом свете фонарей дремала безлюдная улица, - вручал им убийственную фору. Ещё она приметила, что они затягиваются сигаретой по очереди, так делают обычно наркоманы-гопники (сокращённо гопы), которым дозарезу нужны чужие деньги на вторую закрутку.

- Девушка подождите! – крикнул один из гопов.

- Стой, где стоишь! – приказала она. – А то получишь электрошокером между ног.

- Не надо электрошокером между ног! – упрашивал гоп. – Мы ночные курьеры принесли вам письмо.

Гоп достал и показал запаянный, фирменный конверт.

- М-м-м, какого чёрта вы затеяли этот спектакль?
- продолжая не верить им, спросила она. – Бросили бы в почтовый ящик.

- Вручая вам лично, мы надеемся получить небольшую премию. Наличными…

- За что?

- Судя по приметам для вас там хорошие вести.

- С чего вы взяли? – заходя в подъезд, спросила она.

- Ну, например, сегодня пятница тринадцатое… - следуя за ней, сказал один из гопов.

- И ещё… - хотел добавить другой гоп.

- Так, стоп! – велела она. – Положите письмо, где почтовые ячейки и пять шагов назад. Иначе…

Гоп недовольно озираясь, положил конверт сверху ячеек и вслух, отсчитывая шаги, попятился назад.

- Раз, два, три, четыре пять…

- Ай! – вскрикнул другой гоп. – Ты наступил мне на ногу.

- Ах, какой же ты театрал! – воскликнул гоп, который пятился. – Тебе ведь не больно. Мы ведь вообще не чувствуем…

- Что? – насторожилась она.

- М-м-м, ничего… - ответили они.
- Открывайте конверт, а то мы спешим.

Она осторожно взяла конверт и, потянув за ленту раскрывающего клапана, избавилась от фирменной упаковки. Внутри находился обычный, почтовый конверт, на котором корявым почерком было выведено:

«Вале Хуле. Лично».

Неплохое начало, не так ли? Поэтому стоит открыться и в прятки играть больше не имеет смысла, потому что письмо адресовалось мне. Да мне – Вале Хуле.

О себе расскажу немного позже, так как меня, и, наверно, вас тоже заинтриговал текст письма.

В письме тем же корявым почерком было начиркано:

«Я беру вас на работу. Завтра в десять. И ещё приписан адрес».

- Ну что там, хорошие вести? – спросил один из гопов.

- Мы вас не обманули? – вставил другой.

Я сверлила курьеров взглядом, пытаясь зацепиться хоть за краешек их мыслей, потому что они наверняка знали всё заранее, что написано в письме вряд ли, но в курсе всех дел были точно. Я что-то почувствовала, словно прикоснулась к коже близкого человека. Когда от лёгкого, волнообразного возбуждения твой партнёр непритворен и должен в чём-то признаться. Но они отвели взгляды и лишь повторили:

- Мы спешим.

- За доставку пятьсот рублей хватит? – предложила я.

А про себя подумала: «Глаза-то у них ясные, как синее небо. Не затуманенные».

- Вполне… - ответили они.

Я протянула им деньги. Они взяли и торопливо вышли, обменявшись короткой репликой.

- Косячок получится на загляденье…

От неожиданности я вздрогнула, за моей спиной кто-то кашлянул. Повернувшись, я увидела консьержа дядю Борю, который таращился на меня из своей комнатёнки, будто я демонстрировала для него проплаченный стриптиз.

- Я уже хотел в полицию сигналить, - показывая мобильник, отрапортовал он. – Чего они пристали?

- Это обычные курьеры, - поднимаясь по лестнице, сказала я.

- Как же, курьеры. Кх-кх-кх. – Он снова закашлялся. – Что я курьеров не видел. Эти двое разодеты словно финансисты.

«Действительно, - подумала я. – Как же я сразу не обратила внимания. Одежда действительно дорогая и подобрана со вкусом. А дядя Боря, старый козёл, подслушивал».

***

Перед тем как принять контрастный душ я немного выпила, виски хорошо расслабляют, впрочем, мои традиционные действия по возвращению в домашнее гнёздышко сегодня превратились в обычную суету, так как я хотела банально отвлечься, чтобы мои противоречивые мысли хотя бы на время замерли. Перед тем как зажечь свечи, я торопливо искала спички, там, где их не могло быть. Я хотела включить именно инструментальную музыку, поэтому долго перекладывала диски, с поддельным вниманием рассматривая обложки. Я пыталась читать любимого Толстого, но между строк всплывали напоминания загадочной встречи, и я мигом перескакивала с одной страницы на другую. Я тянула время до тех пор, пока очередная порция выпивки, выскользнув из рук, вдребезги разбилась. Сон, безусловно, лучшее средство отложить сегодняшние проблемы на потом, но перед сном я из любопытства включила ноутбук, чтобы покопаться в электронной почте, в надежде найти подтверждение сегодняшнему письму. Почтовый ящик был пуст.

Многочисленные резюме, разосланные в поисках работы, или оставались без ответа, или приходили в виде тривиальных отписок, которые рассылал, судя по скорострельности, робот-пулемёт.

Теперь немного о себе.

Моё резюме кричало:

«Мне двадцать три года!»

Эхо отскакивало от стены, словно просроченный горох.

«Ну и что». Вторили мне.

«Я не дурна собой».

«Дурёха».

«У меня высшее экономическое образование!»

«Таких специалистов, как ты, вагон и маленькая тележка».

«Возьмите с испытательным сроком, 35 тысяч в месяц меня устроит».

«Ну-ну».

«Суки вы!»

«Кто так обзывается, тот сам так называется. Хи-хи».

***

Московское, утреннее солнце добавило хорошему настроению светлого позитива. Солнечные лучи, ныряя в комнату, бесцеремонно рассеивали тёмный мрак, правда, с моей тенью им пришлось немного повозиться. Пока я накручивала велотренажёр они, словно несмышлёные котята, бегали за моим силуэтом, до тех пор, пока я не ушла принимать душ. В ярком свете холодных брызг моя тень, естественно, растворилась, а я продолжала пронзительно кричать, потому что в процессе закаливания, когда в здоровом теле зарождается здоровый дух, без душераздирающих воплей не обойтись.

На деловую встречу я вышла с чувством собственного достоинства, к которому прилагалось: минимум косметики, стрижка каре, строгое платье, идеальные туфли, ну и конечно новое, нижние бельё, как залог будущего успеха, в котором я ничуть не сомневалась.

Вы, наверно, подумали, что я крашеная блондинка? Конечно же, нет. Нет! И ещё раз нет. (Кстати у меня русый цвет волос). Просто на фоне замечательного утра захотелось немного пофонтанировать.

Я за ранее вызвала такси, отказавшись от личного авто, и оказалось, что попала точно в яблочко. Во-первых, хотелось спокойно поразмышлять и подготовиться к предстоящей встрече. Во-вторых, пассажир в любое время, чтобы не томиться в пробке, может стать пешеходом и нырнуть в подземку. И, в-третьих, как потом выяснилось, у моего «жука» прокололось колесо.

Садясь в такси, я заметила, что на парковке крутятся двое крутых, похожих на вчерашних курьеров. Или мне показалось, или финансисты со всего света, одетые с иголочки, специально побросали все дела, чтобы поглазеть на моё авто. Пока таксист выруливал с прилегающей территории эти двое сели в джип и поехали следом. Доехав до метро ВДНХ, таксист вышел купить сигарет, преследователи притормозили, а я недолго думая, бросилась в метро. Удивление моего окружения достигло предела: у таксиста отвисла челюсть, шпионы, выпрыгнув из джипа, в растерянности переступали с ноги на ногу, будто под ними горела земля.

***

От Китай-города до офиса, где в десять утра меня ждали, было рукой падать. И дом, который был мне нужен, стоял особняком. Зелень стриженых насаждений тянулась вдоль брусчатки к подъездам: один выглядел обыденно - видимо для квартирантов, другой - с мраморной лестницей и тонированным стеклопакетом - наверняка учреждение, правда смущала вывеска: «Контора добрых услуг». Странное название, но у меня не было выбора, и я позвонила в домофон. Вместо ответа щёлкнул электронный замок, дверь приоткрылась и я юркнула внутрь ослеплённая темнотой, так как свет был настолько слаб, что мне потребовалось время, чтобы освоиться. Потеряв надежду, что кто-то выйдет навстречу, я поднялась по ступенькам вверх и упёрлась в барную стойку. В пепельнице дымилась сигарета; и ещё странный звук, похожий на бульканье алкоголя, привлёк внимание. Я присмотрелась, но никого не увидела. Послышался бой. От неожиданности я вздрогнула и машинально схватила барные часы, которые сигнализировали ровно десять. Каждый новый звук подталкивал моё сердце к обрыву, на дне которого сверкали зубы ненасытного страха. Я шагнула к выходу, но пол под ногами заходил ходуном, будто прогулочный корабль накрыла сумасшедшая волна. Меня понесло по коридору влево, вниз, ещё влево. Я походила на шар, которым управляют так, как хотят, чтобы, в конце концов, загнать в очковую лузу. Собственно так и случилось. Метнув в стену часы, которые зациклились на цифре десять, потому что они, естественно, разбились, я вкатилась в открытую дверь и плюхнулась в подвернувшееся кресло.

***

- Эй, что с вами?!

- М-м-м, - не в силах стерпеть запах нашатыря я приоткрыла глаза.
- М-м-м, где я?

- Вы у меня в кабинете.

- А-а-а, зачем я тут? – пары нашатыря стучали в голове, будто удары кузнеца.

- Я сейчас вызову санитаров.

- У-у-у, - придя в себя, я продолжала играть полуобморочное состояние, в надежде выиграть несколько драгоценных минут. – Дайте что-нибудь выпить.

- Виски?

- Нет можно воды, только без газа.

Моей собеседницей была женщина. Пока она наливала воду, стоя ко мне спиной, я жадно разглядывала её фигуру, словно по ней я могла определить хороший человек передо мной или плохой. Кстати было видно, так сказать невооружённым глазом, что женщина следила за собой.

- Держите. – Она протянула мне стакан. – Как вы просили без газа.

Я сделала несколько спасительных глотков.

- Вы Валя? – спросила она.

В ответ я кивнула.

- А я, Маргарет. – Представилась она и приветливо, чтобы окончательно успокоить меня, улыбнулась.
- Представляю английскую компанию, которая мне безгранично доверяет.

На слове «безгранично» она сделала ударение.

Я хотела вставить что-то умное, так сказать, поддержать разговор, но дежурная фраза, «какая вы хорошая», которая вертелась на языке, отдавала пошлостью и говорить её себе дороже.

- Вы согласны у меня работать? – И не давая мне опомниться. – Зарплата тридцать пять тысяч, как вы и просили, но только в неделю.

Я зачем-то начала прикидывать, сколько же это будет в месяц. Сумма должна получиться приличная – хватит и на обновки и на развлечения – но окончательную цифру, возможно, от нежданно-негаданно свалившегося выигрыша, сосчитать в уме не получалось.

- Сто сорок тысяч в месяц. – Она видела меня насквозь. – Хорошо, правда? Это пока, а потом будет прибавка.

Услышав эту цифру, я расстроилась.

«Что-то многовато. Не зная, на что я способна отвалить такую кругленькую сумму. Что-то здесь ни так.
- Ещё чуть-чуть и я совсем могла потерять лицо. – Ну, смелее. – Подбадривала я себя.
- Пора показать своё я».

- В чём, собственно, будет заключаться моя работа? – спросила я. Мой голос звучал уверенно.

- Ничего сложного, - успокоила она.

- Хотя бы в двух словах, - настаивала я.

- Мне нужен череп одного писателя.

«Череп, да не вопрос… - диалог получался на загляденье. – Сейчас же беру лопату и иду копать».

- Извините, - сказала я. – Эта работа не для меня.

- Да подождите вы, сядьте! – указывая мне на место, велела она. – Дослушайте до конца. Ни какой череп выкапывать не надо. Нужно будет снять размеры с чере…м-м-м… с головы живого человека.

«А если этот человек вспылит и врежет мне по черепу».

- Хорошо, продолжайте, - вся эта карусель напоминала мне игру, в которой было тысяча свечей. – Я вас внимательно слушаю.

- Оксфордский Музей Эшмола заказал хрустальный череп писателя Ерофеева. Вы придёте к нему, заплатите премию, снимите размеры. И всё. Ясно? Кстати он в курсе дела.

«Как я не старалась включить логику, мысли путались в голове, словно пряжа для вязанья, выпавшая из рук. А что здесь собственно криминального? – думала я. – У богатых свои причуды. Кто-то заказывает портрет, кто-то череп».

- Я согласна.

- Вот и хорошо, - сказала она с явным облечением, словно моё согласие избавляло Маргарет от применения ко мне других методов убеждения, включая и насильственные. – У стойки бара получите всё, что необходимо для работы. И ещё вот… - на столе я увидела небольшой свёрток. – Деньги для вас и премия для него.

- А контракт? – вырвалось у меня.

- Давайте потом… секретарь, к сожалению, заболел. – Маргарет протянула мне руку. – Желаю удачи.

- Don’t change horses in midstream? – глядя ей в глаза, спросила я. (Коней на переправе не меняют (англ.))

- Смотря, какая лошадь…

arrow_back_ios