Содержание

Глава 1

Сомнительное дельце

В обшарпанной приемной сидела секретарша — плоскогрудая девица в дешевом ситцевом платье, уныло висящем на тощих плечах.

Она подняла тусклые глаза на вошедшего детектива:

— Добрый день, мистер Шейни. Проходите. Мистер Кинкэйд ждет вас.

Майкл Шейни кивнул и прошел мимо ее стола к матовой стеклянной двери с надписью «Без стука не входить».

Он постучал по стеклу и, не дожидаясь ответа, толкнул дверь.

В комнате, изнемогая от жары, сидели двое мужчин. Того, что покрупнее, Шейни видел впервые. На нем были белые фланелевые брюки и трикотажная безрукавка. Из-под небрежно сдвинутой на затылок кепки яхтсмена виднелись седеющие волосы. Ему можно было дать лет тридцать, но, возможно, ему было за сорок. Плотный, загорелый, он выглядел элегантным и гибким, видимо, благодаря гимнастике и заботам первоклассного массажиста.

Рядом с этим крупным, пышущим здоровьем мужчиной Ларри Кинкэйд казался слабым и худосочным.

Его впалые щеки покрывала нездоровая бледность, тяжелый завиток влажных черных волос падал на лоб наискось, словно закрученный нервными пальцами. Темные глаза — а Шейни знал времена, когда они загорались огнем энтузиазма — смотрели сейчас недоверчиво и раздраженно.

При виде детектива плотный мужчина широко улыбнулся:

— Почему бы вам не подождать, пока выяснятся факты, мистер Шейни? Это совсем не то, что вам кажется. Я не сделал ничего такого, что следовало бы скрывать. Информация, которую этот тип пытается мне всучить, совершенно иного характера. Он грозится оставить у себя доказательства моей нечестности и тем доставить мне серьезные неприятности. А взамен он требует нелепо огромную сумму.

Шейни повернулся к яхтсмену и окинул его тяжелым взглядом. Потом покачал головой и решительно сказал:

— Это уже не важно. Если бы вы не обратились к Ларри, я еще мог бы вам помочь. Мне-то нечего бояться за свою репутацию. Но если адвокат начинает свою карьеру с такого сомнительного дела — ему крышка. Такое не раз случалось и с ребятами почище Ларри. Одно пятнышко на репутации — и все кончено. Какого черта вы пришли к Ларри с этим грязным делом? Кто вам сказал, что Кинкэйд за это возьмется?

— Минуточку, — умоляюще заговорил молодой адвокат, — ты же не знаешь всего, Майкл. Мистер Томас не приходил ко мне. Ко мне сначала обратился Грэйндж.

— Гарри Грэйндж?

— Да, ты же его знаешь, правда? Он попросил меня связаться с мистером Томасом.

— Это еще хуже, — проворчал Шейни, — ты закладываешь своего клиента, как дешевый фискал. Удивляюсь тебе, Ларри.

Кинкэйд потупился и закусил губу. Он собрался было что-то объяснить, но Эллиот перебил его:

— А я не знал, что вас пригласили сюда в качестве блюстителя нравственности. Кинкэйд рекомендовал мне вас, как толкового…

— Заткнись! — рявкнул Шейни, не сводя глаз с бескровного лица адвоката.

— Что ж, я не намерен оставаться здесь и выслушивать оскорбления.

Томас встал и двинулся к двери, но Ларри вскочил и преградил ему дорогу.

— Не обращайте на него внимание, мистер Томас. Майкл скоро остынет и передумает. Все уладится. Я поговорю с Грэйнджем и все устрою.

— Надеюсь, — бросил Томас и вышел, не прощаясь. Кинкэйд рухнул на стул.

— Боже мой, Майкл! Ты хоть знаешь, кто это был!

Шейни тряхнул головой. Его энергичное лицо стало задумчивым.

— Мне наплевать, кто он. Но ты сделал неверный ход, Ларри. Если ты начнешь работу в Майами с таких вещей, тебе не избежать пересудов. Подожди немного, и нужные клиенты сами появятся.

Молодой человек упрямо сжал губы.

— Черт возьми! Из тебя получился бы неплохой проповедник! — огрызнулся он.

Глаза Шейни вспыхнули, но его худое лицо оставалось бесстрастным.

— Ладно, Ларри, — сдержанно ответил он. — Все знают, что я не отказываюсь от денег, когда могу до них дотянуться. Да, мне приходилось брать такие дохлые дела. Но я берусь за них, потому что могу рисковать. Я не женат, и, если попаду под машину или в колонию Рэйфорда, это мое дело и никого, кроме меня, не касается. А ты должен думать о Хэлен и сыне…

— Может, именно о них я и думаю, — Ларри измученно взглянул на друга. — Я открыл свой офис шесть месяцев назад, и с тех пор знаешь, сколько клиентов побывало у меня? Всего двое. Один с документом на право владения какой-то овощной фермой, а второй — с завещанием. Эллиот Томас — миллионер. И на этом деле я могу заработать сразу тысячу. И именно теперь ты требуешь, чтобы я отказался. Не понимаю.

Шейни полез в нагрудный карман и вытащил бумажник.

— Почему ты не сказал, что у тебя трудности с деньгами? Я же обещал поддерживать вас с Хэлен, пока не появятся богатые клиенты. Все, что от тебя требовалось — это дать мне знать, что ты на мели.

— Я больше не возьму у тебя денег, — ответил Ларри. — И так слишком много тебе должен. Я хочу сам встать на ноги. Если справлюсь с поручением Томаса, он хорошо мне заплатит. Слово такого человека что-нибудь да значит.

Шейни спрятал бумажник.

— Ты совсем запутался, Ларри.

Он умолк, закурил и внезапно спросил:

— Как ты познакомился с Гарри Грэйнджем?

— С Грэйнджем? Мы с ним иногда встречались в разных местах.

Он избегал пронзительного взгляда Майкла. Шейни нахмурил рыжие брови.

— Это неправда, Ларри. Начинающие адвокаты просто так не встречаются с людьми типа Грэйнджа.

— На что ты намекаешь? — вспыхнул Кинкэйд. — Я что, должен докладывать тебе, где провожу время, если не торчу в этой душной конуре в ожидании клиентов, которые даже не подозревают о моем существовании?

Шейни озадаченно молчал.

— Нет, я только пытаюсь объяснить тебе, к чему это может привести, — сказал он наконец. — Когда ты общаешься с мелкими жуликами типа Гарри Грэйнджа, создается впечатление, что ты работаешь на их уровне. Неудивительно, что, обделывая свои темные делишки, они считают себя вправе обращаться к тебе.

— Я не думаю, что Грэйндж жулик. Он просто опытный игрок, если хочешь знать.

— Мало ли, что ты считаешь, — резко сказал Шейни. — Я знаю людей вроде Грэйнджа. Он и сотни ему подобных пасутся в Майами и на побережье всю зиму. Тут уж они разворачиваются вовсю. Между прочим, они получают свою долю в игорных домах, приводя туда сосунков просаживать родительские деньги.

— Должен заметить, что это ему с блеском удается, — раздраженно ответил Кинкэйд, — он уже держит на крючке эту девчонку Брайтон.

— Кого?

— Филлис Брайтон. Смазливую наследницу, которую ты так опекал, когда месяц назад ее обвинили в убийстве матери. Многие думают…

— Плевать, что они думают! — в глазах Шейни появился опасный блеск. Он раздавил в пепельнице окурок, бормоча: — Значит, Грэйндж уже подцепил ее?

— Конечно. Их каждый вечер можно видеть в прибрежном казино Марко, — торжествующе заявил Кинкэйд, — и она благополучно освобождает свои карманы за рулеточными столами.

Шейни нетерпеливо махнул рукой.

— Она еще слишком зеленая, чтобы заподозрить подвох. Но ты, Ларри! Брось эту идею — сразу заработать кучу денег. Браться за такое дело — все равно, что гулять по минному полю.

— Все будет чисто, если ты мне поможешь. Дело абсолютно законное. Томаса несправедливо обвиняют в одном деле. К Грэйнджу случайно попали доказательства его невиновности. Грэйндж требует огромную сумму. Иначе грозится передать эти сведения другому лицу, тогда ситуация осложнится.

— Об этом не может быть и речи.

Шейни подошел к молодому адвокату и присел на угол стола. Он положил руку на худое плечо Ларри и попытался убедить его:

— Не суйся в это дерьмо, парень. Бог свидетель, я знаю, что говорю. Сам когда-то начинал так же. Мне не терпелось добиться успеха. Как и ты, я считал, что это чертовски важно — сразу заработать кучу денег. Посмотри, кто я теперь?

— Я и смотрю. Ты теперь наверху, и твоя репутация позволяет самому выбирать себе дела.

— Да, вшивый частный сыщик, — настойчиво продолжал Шейни. — Ты же можешь — о, дьявол, — ты можешь стать губернатором, сенатором, кем захочешь, если только продержишься и не сделаешь неверного шага…

— Или специалистом по сомнительным делам, — горько усмехнулся Кинкэйд.

Наступило неловкое молчание. Солнце уже добралось до стола. В комнате было невыносимо жарко. Шейни взял со стола маленькую фотографию Хэлен Кинкэйд с сыном на руках.

— Ты должен думать о них, — кивнул он на снимок.

Кинкэйд сбросил с плеча руку друга, резко встал и подошел к открытому окну. Он долго стоял молча, потом порывисто обернулся.

— Я думаю о них, — выпалил он, — ты не знаешь Хэлен. Ей все время не хватает денег. Она ненавидит район, где мы живем, а ничего лучше я не могу себе позволить. Она вечно требует денег. И вот случай представился. Я был бы настоящим идиотом, если бы упустил его. И ты должен мне помочь, если тебя так волнует судьба Хэлен и мальчика.

Последние слова он произнес с вызовом, точно ожидая возражений. Шейни не принял вызова.

— Я не прикоснусь к этому, Ларри.

— Отлично. Тогда я сам справлюсь.

— Если ты настолько глуп — давай.

Кинкэйд сунул руки в карманы брюк и сказал с неприятной ухмылкой:

— Так вот чего стоит твоя дружба! Мне бы следовало знать. Первый раз я прошу тебя о помощи — и ты отказываешь.

— Смотри, как бы ты потом не пожалел.

Но адвокат хрипло продолжал:

— Вот значит как. Прекрасно. Пора понять, что на тебя нечего рассчитывать. Думаешь, я не знаю, почему ты ходишь ко мне?

arrow_back_ios