истинно арийский Попаданец общий файл книга 2

Греев Гера

Греев Гера - истинно арийский Попаданец общий файл книга 2 скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать
Глава 21 19 апреля 1941 года Западный Буг Выше городка Влодава Пять часов утра И было утро. И был день первый Пасмурное апрельское утро разорвалось ревом моторов и на земле и воздухе. Войска группы армий "Центр", под командованием фельдмаршала Бока двинулись к советской границе. Захватив без единого выстрела мосты через Буг, танковые войска: под непосредственным командованием, командующего 4й армией генерал-фельдмаршала фон Клюге ниже Бреста и, командующего 2й танковой группой генерал полковника Гудериана выше города начали переправу на восточный берег. Одновременно с захватом мостов начался массированный артиллерийский и авиационный налет на город и Брестскую крепость. Отдельные группы танков Гудериана, снабженные шноркелями, приспособлениями позволяющими танку двигаться под водой на глубине до четырех метров, перешли на восточный берег, в районе Непли, захватывая плацдарм. Вся гладь реки покрылась плотами, надувными лодками и понтонами. В нескольких местах, с удобным подступом к воде, понтонеры начали наводить плавучие мосты. С тяжелым, надсадным гулом по небу, волна за волной, в сторону молчащих погранзастав и мирно спящих аэродромов уходили бомбардировщики и пикировщики, прикрываемые идущими зигзагом сто девятыми. Вой пикировщики, уходящих в отвесное пике, столбы взрывов и зарева пожаров на земле. Советская сторона молчала. И только, когда солдаты немецких штурмовых групп, накопившиеся перед тереспольскими укреплениями попытались форсировать водную преграду, тишина разорвалась залпами выстрелов, стонущим воем мин и лающей скороговоркой автоматических зенитных пушек. Офицеры наблюдатели штаба фельдмаршала Бока, находившиеся в зоне ответственности 4й армии генерал-фельдмаршала фон Клюге и с удовлетворением наблюдавшие в бинокли за захватом плацдармов и началом штурма крепости увидели как медленно, горбясь вверх и оплывая клубами дыма начали разрушаться пролеты волынского моста, сбрасывая с себя в черную воду мечущиеся фигурки солдат и черные коробочки танков. Потом им стало не до наблюдений, выскользнувшие на высоте около ста метров из багровой полосы восхода полтора десятка незнакомых им серо-зеленых, двух фюзеляжных самолетов встали над районом расположения штаба Клюге в сплошное, широкое, слившиеся от скорости в мутную полосу кольцо и, делая горку внутрь кольца, начали сбрасывать в верхней точки своей траектории контейнеры, раскрывающиеся россыпью мелких бомб. (бомбометание с малой высоты в кабрировании) Над кольцом поочередно выходящих на цель бомбардировщиков сформировалось второе кольцо истребителей, время от времени пикирующих вниз и клюющих землю трассами пулеметными очередей, подавляя зенитчиков. Через восемь минут на месте ставки генерал-фельмаршала Фон Клюге встала сплошная стена разрывов. 19 апреля 1941 года Западный Буг Окраина Минска Пять часов 30минут Волна тяжело нагруженных "Штук" (Юнкерс 87) сформировала кольцо из надсадно ревущих машин на полутора тысячах метрах над еще спящим минским аэродромом. Один из самолетов, на малой высоте очертил круг дымовой шашкой над целью. Знаменитый звездный удар – машины по очереди, с разных сторон, переворачиваясь через крыло, с надсадным воем сирен начали почти вертикально пикировать через этот круг на наземные цели. Ни один самолет не успел подняться с забитого техникой аэродрома – как спичечные коробки, под бомбовыми ударами начали вспыхивать и переворачиваться краснозвездные машины. Звездный час для многих молодых, не обкатанных войной пилотов – бессильная добыча под расправленными когтями молодых орлов. Одним из таких арийских орлов был Ганс – Ульрих Рудель. Последнее что он увидел в своей жизни – с окраин аэродрома, казалось бы прямо из под земли, с абсолютно пустых мест, навстречу его машине потянулись плотные огненные нити. Четырнадцати миллиметровые роторные пулеметы – две с половиной тысячи выстрелов в минуту. Лавина огня рассекла самолет еще в воздухе и обломки вместе с бомбами посыпались на макеты самолетов и раскатанные по земле масштабные рисунки аэропланов, заправщиков и рисунки капониров с мирно спящими машинами. Зенитные МОТы ПВО, укрытые маскировочной сетью в глубоких, обложенных мешками с песком артиллерийских окопах делали свою привычную, отработанную сотни раз на учениях, воинскую работу. Два бронированных купола, на шасси старенького Т26, между которыми бешено вращался блок из четырех стволов – большой купол с наводчиком и дальнометристом и малый, в котором в автоматизированную этажерку были уложены пять магазинов по 600 патронов каждый. Легко бронированная машина, с механизированным приводом башен и стволов; с дальномером и системой автоматического ввода поправок, обслуживаемой механиком водителем. Две с половиной тысячи выстрелов в минуту. Бронебойные патроны и стволы, разработанные для ПТР, охлаждаемые, обтекающим вращающийся блок, потоком воздуха. Для не бронированной "Штуки", лишенной возможности выполнять противозенитный маневр в момент атаки и выводимой из пике автоматом в 200х метрах над землей, такой подарок был смертелен, начиная с дистанции в две тысячи метров. Те юнкерсы, которые остались неповрежденными, пытаясь уклониться в сторону от шквала огня, нарушили строй и сразу попали под огонь зашедших со стороны солнца вражеских машин. Ударные пары самолетов, в чем то похожие на привычные И16, но в то же время, в чем то от них значительно отличающихся – ведущая машина с изломанными, так же как у Ю87, крыльями и со скошенным набок носом, из которого торчал набалдашник орудия и меньший, отличающийся от обычного "ишака" только более длинным и изящным капотом – ведомый. Капоты ведущих выбросили вперед и взад плотные облака не то дыма, не то пара и среди немецких машин, мечущихся в попытке уйти, вспухли плотные "букеты" шрапнельных разрывов. Дротиковая шрапнель с дистанции 50-100 метров в клочья рвала плоскости и фюзеляжи с крестами. Истребители прикрытия в этой свалке не участвовали – немецкие пытались разбить висящее на высоте 3000 метров оборонительное кольцо советских истребителей; советские вяло отмахивались короткими очередями, проявляя активность только тогда, когда кто ни будь из немецких ассов пытался достать ударные машины внизу. В общем, Иваны вели себя не по рыцарски – не хотели сражаться по общепринятым среди культурных пилотов, правилам. 19 апреля 1941 года 7часов 45мин Западный Буг Понтонная переправа Девятой полевой армии ниже городка Сувалки. Генерал-полковник Штраус с раздражением смотрел как на переправе, по которой медленно ползли коробочки танков, заметались фигурки людей и пулеметы начали клевать воду все ближе и ближе к понтонам моста. Вот люди бросились в разные стороны и высокий столб воды разорвал нитку переправы, сбрасывая в воду машины и людей. Адольф Штраус раздраженно опустил бинокль и повернулся к своему начальнику штаба – Третий раз за два часа, переправа войск практически сорвана и тактическая группа на том берегу не имеет поддержки. Я уже не говорю о потерях техники и людей при каждом взрыве. Скажите мне, откуда на реке могут взяться плывущие по течению морские мины!? Чем занимается наша жандармерия. Это ведь любому дураку понятно, что мины спускаются в воду с берега или с лодки выше по течению. Начальник штаба мрачно пожал плечами – жандармерия прочесывает оба берега реки в сторону Сувалки, пока безуспешно. Это единственное удобное место для наведения переправы в данном районе и русские видимо хорошо подготовились. Русский осназовец который давал команду на магниты освобождения минрепов на дне реки, антенны которых были замаскированы на берегу, сидя в 800 метрах выше немецкого генерал-полковника в зарослях березняка и развернув УКВ антенну, был бы с ним вполне согласен – хорошо подготовились. Правда наверняка бы добавил – И не только к этому. Подразделения осназа НКВД приступили к третьей фазе операции – по всей припограничной зоне и ближним тылам Группы Армий Центр захлопали выстрелы "тихих стволов"; стали пропадать курьеры и фельдъегеря; от вполне естественных причин стали нарушаться линии связи между подразделениями. У всех убитых солдат и офицеров изымались документы и, иногда, форма и оружие. В случае необходимости смерти предшествовал "форсированный" допрос. Привыкшие к безнаказанности и отсутствию угрозы для своих тыловых подразделений в Европе и малых странах, немцы не уделяли особого внимания охране тылов. Охранные подразделения традиционно укомплектовывались солдатами ограниченно годными к строевой службе. Корпус жандармерии был незначителен и в основном направлен на работу против дезертиров, нарушителей воинского устава и расследования внутренних проблем. В таких условиях, хорошо подготовленные осназовские группы, работающие в лесистых районах Польши скрытно а, в сложной для маскировки местности, в форме немецких подразделений и постоянно имеющие, от захваченных для уточнения ситуации языков, свежие документы и последнею информацию о введенных контрольных метках, чувствовали себя как рыба в воде. При работе в "контакт" группы строго придерживались нескольких правил: никогда не проводились крупные операции в немецкой форме; никогда не оставлялись свидетели или результаты допросов; никогда не проводились две операции в одном и том же месте в короткое время. И главное, при проведении работы всегда старались, что бы результаты не указывали слишком явно на специально подготовленную группу – "случайно выжившие" свидетели видели польских крестьян или сбежавших военнопленных, перемотанных бинтами одиночек в общевойсковой форме. Там где была возможность, происшествие "оформлялось" естественными причинами – прошедший лесной кабан порвал нитку связи; мотоцикл фельдкурьера занесло на мокрой дороге, никто не выжил, но все документы на месте и следов вскрытия пакетов нет; во время авиационного налеты погибло несколько офицеров высшего звена … Очень большое значение отдавалось координации бомбовых ударов, среди которых не трудно было замаскировать несколько целевых подрывов и ликвидаций. Работа отрядов осназа НКВД перешла в третью фазу. Немцы, ошарашенные неожиданными и почти одновременными подрывами крупных артиллерийских складов в прифронтовой полосе в первые часы войны, проведя следственные мероприятия и выяснив у выживших, что в каждом случае над этими складами появлялся и кружился на малой высоте советский самолет, списали все на русское коварство и плохую противовоздушную оборону. Параллельно с работой спец групп началось ночное минирование с воздуха легкими бомбардировщиками Поликарпова тыловых дорог и армейских структур. Безкорпусные, не обнаружимые миноискателями, выполненные в виде полукилограммового куска камня или грязи заряды начиненные фосфором или гранитным крошевом и имеющие химический или сахарный самоликвидатор, прицельно или по наводки с земли, сброшенные с тихоходного биплана, вставали от удара на боевой взвод и взрывались при малейшем касании или попытки поднять их с грунта. Тысячи смертельно опасных комков грязи. Иногда взрывались и просто так, в самом неподходящем месте и времени суток, усиливая и без того медленно нарастающий в тыловой структуре немцев бардак и общую растерянность от, как-то неправильно, не по правилам, хотя и вроде победоносно идущей войны. Столкнувшись с серьезными и не всегда понятными проблемами в процессе проведения наступательных операций, немецкое командование не имело ни возможности, ни достаточного желания уделять особого внимания проблемам тыловых подразделений – только вперед – серьезные, трудно объяснимые потери первых часов и дней требовали достаточной мотивировки в отчетах, направленных вышестоящим. Только вперед. Героически выдавливая этих упрямых и коварных русских с занимаемых ими позиций и не давая организовать оборону на лесистых, еще затопленных после весеннего разлива белорусских полях и перелесках. Танки с черными крестами на башнях , вытаскивая друг друга, героически плыли по белорусской жирной грязи, стойко отражая атаки "отчаяния" разрозненных русских подразделений, появляющихся из неоткуда и исчезающих среди бесконечных заболоченных проток . Измазанная с ног до головы пехота выталкивала из грязи грузовики, с так необходимыми на фронте боеприпасами или впрягалась в постромки завязшей в грязи легкой и средней артиллерии. Только вперед – еще немного и русские, как и другие недочеловеки перед этим, побегут, бросая оружие и тысячами сдаваясь в плен. Только вперед – дранг нах остен! Немецкая армия, заполняя белорусские дороги сожженной неожиданными ударами с земли и с воздуха техникой, победоносно рвалась на восток. Справка – бомбометание с кабрирования позволяет наносить удар по площадям с предельной малой высоты (в РИ, в то время, не применялось). Зенитная артиллерия того времени против такого построения мало эффективна. Для 15и машин загрузка составила примерно 300 бомб по 25кг. (как сказал один русский генерал первой мировой – "берем не случайной меткостью, а густотой огня") http://www.hrono.ru/sobyt/1900sob/1941uman.html http://www.hrono.ru/1942w.php http://ww2.pp.ru/ Глава 22 Конец апреля 1941года Кремлевский кабинет А на войне, как на войне … Сталин повернулся к Шапошникову – Борис Михайлович, у меня сложилось мнение, что военные недовольны решениями принятыми генеральным штабом!? Да товарищ Сталин, многие товарищи считают, что проводимый нами отвод наших главных сил из под немецкого удара и тактика действия мелкими группами, или как они это называют тактика блошиных укусов, ни чем не обоснована. Часть военных считает, что надо переходить к решительным действиям – разорвав и окружив немецкие клинья, переходить к наступательной фазе войны. Геста, который до этого сидел, устало забившись в угол, встревожено вздернул голову. Сталин хитро на него посмотрел и продолжил – скажите, Борис Михайлович, какое соотношения потерь у нас и немцев? Шапошников озабоченно нахмурился, оценивая заданный вопрос – наши потери на белорусском направлении, учитывая высокую интенсивность боевых действий, можно считать небольшими, реально мы больше теряем людей и, тем более техники, как результат не боевых потерь. Есть серьезные потери от немецкого артиллерийского огня дальнобойных орудий, но мы постепенно учимся с ними бороться. Немецкие потери в авиации и техники намного значительней. Можно считать, что немецкая авиация, попав в хорошо подготовленные ловушки на брошенных аэродромах, потеряла до 70% ударной авиации и не менее 50% фронтовых бомбардировщиков. Потери в истребителях у них не так значительны, но, учитывая, что мы изначально имели общее численное превосходство в воздухе и, за счет широкого использования радиосканеров, можем точно наводить на них группы перехватчиков, укомплектованных машинами последних комплектаций, можно считать, что мы добились превосходства в воздухе. Были попытки прорваться в наши тылы машинами легиона "кондор" – насколько я знаю, из под удара "звеньев" товарища Вахмистрова не ушел никто. Потери немцев в танках и другой бронетехнике пока оценить очень трудно, у них, еще больше чем у нас, уровень не боевых, восполняемых потерь. Хотя если исходить из результатов авиаразведки и принять достоверность отчетов людей Рокоссовского за 50%, то потери немцев в моторизованной технике составили не менее 40-50%. Сталин рассмеялся – я смотрю, что товарищ Шапошников традиционно не доверяет рассказам товарища Рокоссовского. … Шапошников рассмеялся – очень хочется верить этим рассказам товарищ Сталин, но страшновато, уж больно там цифры приятные. Гранатометчиками и легкой техникой, пусть даже при поддержки авиации натворить таких дел!? – хотелось бы видеть подтверждение из независимых источников и по результатам фоторазведки. … Ну что же – это вполне резонное и технически решаемое желание. Скажите, если бы мы в первые дни войны отступили от тактики "белорусское болото" и стали действовать в рамках традиционной тактики и старого плана военных действий, каково было бы соотношение наших и немецких потерь? Учитывая ту силищу, которую они на нас бросили и, так же учитывая, что, даже зная примерную дату агрессии, мы физически не успевали перебросить с запада и развернуть в соответствии с мобилизационным планом, в столь короткие сроки, дополнительные дивизии – наши потери были как минимум в два раза больше. Это другой тип военных действий, товарищ Сталин, чем мы ранее предполагали. Немцы молодцы – даже в такой непростой обстановке: потери превосходства в воздухе; активные действия в их тылу террор групп и ночных бомбардировщиков; страшная распутица – они сумели сохранить на высоком уровне управление войсками и организацию материально технического снабжения. Сейчас их наступательные действия, в значительной мере сдерживаются только мобильными группами Рокоссовского, которые непрерывно рвут их правый фланг и, кроме этого, заставляют немцев, своими еженочными операциями, проводить все транспортные работы только в дневное время, что учитывая наше превосходство в воздухе очень чревато. Сейчас, на белорусском фронте, сложилась парадоксальная ситуация – днем немцы наступают, причем в достаточно высоком темпе, в отдельных случаях до пятидесяти километров день; ночью они вынуждены переходить к обороне и, если учесть, что мы, как правило, не даем им закрепиться на захваченных рубежах до наступления темноты – эти пятьдесят километров быстро превращаются в 10-15. … Скажите Борис Михайлович когда вы планируете возможный выход немцев к Полоцкому УРу !? Учитывая, что мы вполне успеваем подготовить к их приходу полевые укрепления Минской Дуги – не ранее конца мая. Сталин задумчиво прошелся по кабинету – … Так ли необходимо отдавать Минск – мы будем иметь там на пути немцев полукольцо вполне законченных полевых укреплений; постоянную угрозу немецкому правому флангу со стороны армии Рокоссовского и, как утверждают многие наши военные, войска укрепрайона на расстоянии дневного броск, способные взять у Минска немецкую группировку в клещи. Я не уверен, товарищ Сталин, что в свете той задачи, которая перед нами была изначально поставлена – "война малой кровью" – это будет оптимальный вариант. Бросая значительную часть наших сил на оборону Минска, мы фактически поможем немцам добиться их самой главной на сегодняшний день задачи – заставить нашу армию перейти к более привычной для них, традиционной тактике военных действий; дать возможность немцам подтянуть свои тылы и вынудить нашу армию начать изнурительные оборонительные бои в условиях, когда уровень сложности материально технического снабжения, и для нас и для них, будет как минимум одинаковый. … Значит, вы считаете что к Минску немецкая армия подойдет сохраняя достаточно высокую боеспособность и, учитывая худшую организацию чем у немцев работы тыловых частей РККА, наши войска могут оказаться втянутыми в длительные, изнурительные бои с неясным исходом!? Да, для немцев сейчас самое главное сохранить давления на нашу армию до прекращения весенней распутица и заставить тратить ресурсы на выгодных для них условиях. Для них, оказаться с физически, морально и материально-технически истощенной Группой войск Армии Центр перед нашими долговременными укреплениями, имея на растянутых, с разбитыми дорогами тыловых коммуникациях непрерывные действия припятьской группировки – это самый нежелательный из вариантов. … Хорошо, мы подумаем над этим. А что мы имеем на Прибалтийском и Украинском фронтах!? На прибалтийском направлении немцы особой активности не проявляют. После того, как мы провели сплошное минирование Финского и Рижского заливов селективными минами с радио управлением режима свой-чужой и, фактически, превратили Моонзундские острова в непотопляемые авианосцы, около которых, прямо через минные поля, непрерывно курсируют корабли Балтийского Флота, а Ригу через Западную Двину, в которую тяжелые речные мониторы могут заходить практически до Полоцка, объединили в единую оборонительную систему с Полоцким Уром, это направление, после нашего ухода из Восточной Литвы и сдачи Вильнуса, потеряло для немцев всякий интерес. Вести там наступательные операции, при условии, что мы полностью контролируем морское и воздушное пространство, чревато для них слишком тяжелыми потерями – с одной стороны вся территория Мамеля; Лиепая и Риги на глубину тридцати километров простреливается главными калибрами кораблей, с другой стороны, по Двине непрерывно курсируют хорошо бронированные мониторы, изготовленные на балтийских верфях из тяжелых речных барж, используя броню и орудия старых крейсеров и броненосцев. Немцы понимают, что форсировав Двину они окажутся зажаты между переброшенными в точку прорыва мониторами, имеющими, при высоте надводного борта всего шестьдесят сантиметров, шестидюймовые морские орудия, установленные в 120мм барбетах на 70мм бронепалубе, и укреплениями линии Псков, Опочка, Полоцк. Финский фронт в военном отношении интереса не представляет. Финляндия, под немецким давлением объявила нам войну, но эта война, как там принято говорить, идет в основном по переписке. Самый активный участник военных действий на этом направлении – "красный крест". По моему, при виде его активистов, особенно женского пола, полностью теряют боевой настрой командующие как с нашей, так и финской стороны. Сталин ухмыльнулся и, подчеркивая чубуком трубки свои слова, произнес – такая благородная общественная инициатива должна обязательно найти полную поддержку с нашей стороны. Когда, во время подготовки и проведения зимней Финской Компании, было принято решение максимально гуманизировать военные действия и всемерно поощрять активность красного креста, мы имели в виду именно такие последствия своей деятельности. Шапошников, вежливо помолчал и продолжил – на украинском фронте наши дела обстоят не настолько радужно, как нам бы хотелось, хотя особо угрожающей, создавшеюся там ситуацию, я бы не назвал. На Юго-Западных фронтах на нас наступает генерал-фельдмаршал Рундштедт со своей группой армий "Юг". К сожалению, климат и ландшафт сильно отличается от тех особо благоприятных условий которые мы имеем в Белоруссии и основная сила немцев, первая танковая группа генерала Гольдера смогла, прорвав наши пограничные укрепления и минные поля, в течении трех суток с начала вторжения захватить Львов и пройти до 30км в направлении Жмеринки. Была предпринята попытка немецко-румынских войск провести наступательные операции на приднестровском выступе, и, использовав имеющиеся там мосты через Днестр и хорошие условия для наведения понтонных переправ, зайти во фланг киевской группе наших войск. Попав в ловушки на заранее заминированных мостах и местах возможного наведения переправ, немцы потеряли под ударами реактивных систем залпового огня, самоходных минометов и ударной авиации до тридцати процентов техники ударной группировки и в дальнейшем особой активности на этом направлении не предпринимали, сосредоточив свои основные силы на Львовско-Киевском направлении. Пользуясь крайним нежеланием румынской армии, после такой показательной порки на днестровских переправах, принимать дальнейшее участие в войне, мы смогли на тяжелых полугусеничных грузовиках перебросить часть нашей девизионной артиллерии, поддержанной самоходной артиллерией на шасси танков БТ на более для нас важные участки. К сожалению, товарищ Конев не смог удержать своих офицеров от проведения встречных танковых боев с прорвавшимися немецкими танковыми колоннами и наши войска понесли достаточно тяжелые, хотя и сопоставимые с немецкими потери. Правда, я должен отметить, что потеряли мы в основном легкую технику на базе танков Т26 , не предназначенную для маневренного боя, и старые танки БТ5-7. Очень хорошо себя показали в противодействии немецким танковым клиньям 45мм противотанковые пушки с конусным адаптером – на расстояниях до 200м они пробивают лобовую броню любого немецкого танка. Вызывает определенное удивление то, что немцы использовали на этом направлении только легко бронированные танки и недостаточное количество авиации. Потери в авиации в первые дни войны здесь у немцев не так значительны, хотя нам и удалось добиться определенного превосходства в воздухе, ну, по крайней мере, по количеству машин. … Борис Михайлович, вы говорите, что результатом встречных танковых боев стал паритет наших и немецких потерь. Вы не могли бы нам уточнить свою мысль. Я не совсем понял ваш вопрос товарищ Сталин – результатом боев может считаться выполнение или не выполнение поставленной задачи, но никак не достижение паритета в потерях!? Сталин и Геста молча переглянулись. Сталин прошелся по кабинету, набил трубку, закурил и только после этого, остановившись напротив Шапошникова, произнес – Понимаете, Борис Михайлович, в другом времени и в другой исторической реальности, наши потери только за первый месяц боев, составили: от 400 до 500 тысяч человек, убитых, попавших в плен или пропавших без вести; мы потеряли почти всю, наиболее боеспособную авиацию и танковые части. Общие наши потери за почти пять лет войны составили, по различным подсчетам от 25 до 28 миллионов человек. В той реальности наша страна выиграла войну – потом помолчал и добавил – но, к сожалению не мир. Для такого аналитика как Шапошников произнесенная фраза разом объясняла все кажущиеся нелогичности и мало обоснованности решений, логические нестыковки и резкое изменение внешней и внутренней политики, последних двух лет. Потрясенный, он повернулся к Гесте – Значит Геста пришелец из нашего будущего!? Сталин прошелся по кабинету, Геста молча сидел, с интересом наблюдая за реакцией начальника генерального штаба. Нет – Сталин наконец ответил на вопрос Шапошникова – это конечно сложная научная и филосовская задача, к решению которого мы пока не готовы, но мы думаем, что это другая реальность, которая до 1938 года была точным подобием нашей, но опережающая нас по времени. Шапошников уточнил – Значит с 1938 года события у нас стали развиваться иначе!? … Да, будучи предупреждены о возможном нежелательном для нас развития событий и имея определенную техническую информацию, мы смогли принять меры. Поэтому, для руководства страны так важно иметь полный сравнительный анализ происходящих событий. Геста даст вам все необходимые материалы. Прошу учесть, что вы третий человек, имеющий ограниченный доступ – Сталин подчеркнул два последних слова – к информации по этому вопросу. Глава 23 ВСТРЕЧНЫЙ БОЙ Конец апреля 1941года Киевское направление Дребезжащий хрип нескольких динамиков разрывал деловую суету КПП Конева. … Васька, Васька, тридцатый – мать твою … у тебя на час тридцать, 250 метров, в ложбине два коротких и пехота … … Стрекоза … тебя слышу … не могу туда … меня зажали … у сука! … в двигатель попали ….ребята …. горю …. … воздух, воздух я шестой – там, у излучины, наших зажали две роты немецкой брони с "…номагами" – нужна поддержка… … Шестой, я пахарь четыре …. уже работаю … коробочки, коробочки поддержите меня огнем, на мне мессеры висят … … коробочки я шестой к вам ушел пахарь с подпаском, у него на хвосте мессеры…поддержите огнем … Встречный бой – слоеный пирог из своих и чужих. МОТы неожиданно выскочившие на немецкие Pz III и подставившие борта под ураганный огонь, не успев привести орудия в боевое положение. Двухвостые Поликарпова вставшие в круг и поочередно ведущие с пикирования огонь дротиковой шрапнелью прямо в переполненные пехотой коробки хономагов. Желтые тени мессершмитов, пытающиеся этот круг разорвать и сами попадающие под огонь истребителей прикрытия и очереди зенитных пулеметов с земли. Трубчатые корзинки легких вездеходов выскочившие на помощь своим коробочкам и ведущие, прямо на ходу, огонь по немецким машинам из ручных гранатометов. Артиллерийские разрывы, накрывающие немецкую батарею самоходных противотанковых орудий … Метлы, метлы …поправка … вот так … хорошо, в самый цвет … … Батя … Батя … я двенадцатый … нужно шесть коробок огурцов и четыре лука… … Ануприенко! … Мать твою! … дави их гадов, что б не вякали ! … Конев сжал кулаки. Чертовы дети! – у кого-то из командиров взводов не выдержали нервы и, вместо того, что бы после нанесения удара из засады по немецкой бронетанковой колонне сразу отойти на новую, заранее подготовленную позицию, он не смог или не захотел удержать своих людей от преследования бегущего противника. Расстреляв немецкое боевое охранение, засадный взвод выскочил вперед и сходу ввязался в бой с основной танковой колонной, идущей походным порядком по узкой дороге, зажатой между крутыми холмами и излучиной реки. Командир роты, спасая попавший под удар взвод, втянул в бой весь батальон, и вот, все Приднестровье закипело ревом моторов, треском пулеметных очередей и хаканьем танковых пушек. Прошло немного времени и бой местного значение перерос в полный огневой контакт двух армейских группировок. Сказать, что Конев был так уж очень возмущен партизанщиной, проявленной его командирами – было бы слишком прогрешить против истины. Он сам давно добивался от ставки разрешения на удар по изрядно пощипанному непрерывными атаками с земли и с воздуха противнику. Но удар должен быть хорошо подготовлен – время лихих кавалерийских наскоков осталось далеко в прошлом. Чертовы дети! Конев повернулся к своему начальнику штаба, который даже не скрывал своего одобрения возникшей ситуацией – давай, вводи резервы по плану "карпатское танго" и поднимай все ударные группы со жмеринских и киевских аэродромов. Связисты, передайте военморам пусть выводят свои соусницы – начинаем. Конец апреля 1941года Правобережье Днестра Отряд речных бронекатеров Черноморской Флотилии Бронекатера БКА-1125МБ или в одесском просторечии их экипажей "Бабушка! Моя!" или "… Бабушка" – измененный типовой проект малого броне катера БКА-1125 в который, разрезав пополам корпус, вставили усиленную броне коробку с двумя танковыми дизелями, корпус сделали двойной, заполнив промежутки пробкой и с бортов прикрепили длиннющие, заполненные пенно керамикой или шлаковым пеком бугеля. В другом времени и в другой реальности такое суденышко назвали бы "тримаран" Бабушка, водоизмещение которой увеличилось до 56 тонн, была: слегка неповоротлива – это конечно минус; но весьма зубаста – увеличение водоизмещения позволило установить на нее автоматический 150мм миномет с солидным запасом "крылаток", как обычных так и "подарочного варианта", активно-реактивных, и очень даже не слабую батарею из четырех зенитных стволов. Малые осадка, миномет и хорошая зенитная батарея на таком суденышке не были "изысками" – Днестр река с норовом, имеющая высокие, заросшие лесом и кустарником берега: спрятаться, что бы потом вылезти попакостить – есть куда; но и стрелять приходиться вверх, через "бугор" – скорострельный миномет, с охлаждаемым водой стволом, там "самое то". Вот только, не очень скоростной катер, если вылез из кустов на зеркало реки, несмотря на маскировку, для самолетов врага как на ладони. Тут как раз и к месту хорошая зенитная батарея, да и "подмести" из нее противника, высунувшегося на береговой обрыв очень даже, "… не плохо, глядится…". Все ребята! – связист выскочил из рубки, как чертик из коробочки – шабаш пузо топтать, слышите пальбу – нам тоже задачу поставили, гирик (автожир наводчик) уже к нам вылетел. Пока палубная команда, с привычной сноровкой, стягивала со стволов и скатывала пятнистую от весенних нашлепок маскировочную сеть, а зенитчики проверяли и перезаряжали свое хозяйство, командир запустил дизели и катер, побулькивая на малом ходу выхлопом, стал выбираться из зарослей осоки. Выйдя на фарватер, у правого, вражеского берега, который для такого высоко сидящего кораблика шел практически в "тени" берега, "бабушка" бодро пошла на северо-восток, на звуки все нарастающей артиллерийской пальбы. … Бабушка я борт … вижу вас … но меня "худые" … шибко сильно (мессершмит 109 – сленг) гоняют … … Во, суки! … маленьких обижать!… Иди сюда мой хороший, бабушка тебя от плохих мальчиков защитит! … Автожир – наводчик, уворачиваясь от двух мессеров, пытающихся атаковать маленькую и слишком верткую цель, выскочил на малой высоте прямо на замерший у берега катер. Немецкие пилоты заметили катер, сливающийся своей маскировкой со струями воды, слегка пенящейся в весеннее половодье, только тогда, когда по ним ударили все его стволы, включая и минометный, который снарядом с дротиковой шрапнелью и взрывателем установленным на самое раннее срабатывание мог построить перед собой сплошной конус из стальных стрелок на дистанцию до километра два раза за три секунды. Один из мессеров, нарвавшись на такой конус, запнулся в воздухе и выпал в воду всеми своими деталями поотдельности; второй получив в бронированное пузо очередь бронебойно зажигательных, вспыхнул и чадно дымя потянул на запад. …. Ну, вам же говорили, сучары … не обижайте маленьких… … Бабушка я борт … с меня при встрече фляжка… … Боренька, оставьте ваши мансы … какие между нами расчеты … вашу фляжку мы и просто так разопьем … Вас понял … фляжка и закусь с меня … вижу цель …выходим в створ … Начинаю давать директрису … Гирик сделал над рекой полукольцо и медленно двинулся над катером, указывая направлением своего движения директрису огня. … Борт, я бабушка директрису снял… … Бабушка, я борт – наклонная дальность 5500 … цель групповая …броня и машины с пехотой … … Вас понял … два пристрелочных… … Я борт, поправка … азимут … дистанция … … два пристрелочных … … Бабуся .. . есть вилка…… поправка … … даю серию … … накрытие … поправка … есть накрытие … … беглый огонь … Сорок выстрелов в минуту, кумулятивные заряды с осколочными элементами чередуются с дротиковой шрапнелью – десять минут огня, четыреста выстрелов, две трети боезапаса – на месте того, что раньше было немецким броне мобильным батальоном, вспух плотный клубок огня и дыма. … Бабуся, притормози – туда уже двухвостые вышли, сейчас додавят… … я пошел на заправку … пока ребята … Гирик резко просел над водой и, рубя винтом не по весеннему стылый воздух, нырнул между деревьями, прикрывающими ближайшую протоку. Бронекатер прибавил обороты и так же ушел к склонившимся над осокой зарослям ивы дожидаться "малышей", которые должны были доставить ему расходные материалы и боеприпасы. Конец апреля 1941года Правобережье Днестра Ударная эскадрилья Жмеринского авиа отряда Звено, три пары – И16W (двухвостые) и сопровождающие их И/ПО187 , плавно теряя высоту, скользили к извивающейся среди прикарпатских холмов ниточки тракта, на котором, не имея возможности развернуться в боевые построения, столкнулись советские и немецкие броне мобильные части. … Я лидер три вижу место, где должна быть цель … ни чего не разобрать … там вроде "соусницы" или "гвардейские" поработали! … Встаем ребята в круг и ждем, когда утрясется … а то своих побьем, сгоряча… … Командир, это "соусница" сработала, я видел, как она под берег уходила… … глазастый ты наш – подковырнул своего стрелка лидер – смотри опять мессеров не проворонь, а то тоже, куда ни будь, под бережок "уйдем"… Звено сформировало два круга, один над другим: нижний – ударные машины и верхний – истребители прикрытия. Немецкие пилоты, после первых дней героических штурмовок такого построения, научились, в случае если они не имели, как минимум, двойного превосходства в воздухе, а это случалось все реже и реже, с уважением обходить такие "свадебные" колечки. Очень простое построение – нижнее кольцо из нескольких ударных машин, кружащихся на минимальной высоте над целью, со слишком большой угловой скоростью, чтобы зенитчики внутри кольца смогли брать правильные поправки и верхнее кольцо из тяжелых истребителей с двигателем воздушного охлаждения, пушками с высокой дульной энергией и противопульным бронированием. Ударные машины "выпадают" из строя внутрь кольца, наносят удар – обычно, один полный барабан своих пятизарядных автоматических гранатометов и встают в кольцо на другой стороне. Вражеский истребитель, пытающийся атаковать кольцо, попадает под совместный огонь оборонительных пулеметов всех машин и рискует попасть при выходе из атаки под сосредоточенный огонь курсовых пулеметов, как минимум, двух машин сразу. Одновременно, на атакующего противника, используя скорость пикирования "падает" истребитель прикрытия. Наносит короткий удар и, независимо от результатов атаки, или возвращается в верхнее кольцо, где машины так же защищают хвост друг друга огнем своих пушек, или встает под прикрытие пулеметов ударных машин. Индивидуальный воздушный бой или, тем более, групповая "собачья свалка" не принимаются – вся группа работает на подавление наземных целей. Другой результат боя, кроме уничтожения ударными машинами атакуемого объекта, не признается – "… мы не АСЫ, мы пахари войны…" – смеются над собой летчики ударных эскадрилий. Истребители прикрытия выполняют еще одну важную задачу – их длинноствольные, дальнобойные автоматические пушки должны подавить на поле боя зенитную артиллерию противника, расчищая место работы для двухвостых. … Я лидер три … вон там … около изгиба дороги что то ползает … … Лидер … я шестой … это наши коробочки … смотри на шесть (на шесть часов – положение солнца принимается за 12 часов) … … Вон, они … такие нехорошие … в ложбинку залезли … начинаю … все работаем … Ударные машины одна за другой "выпадают" из кольца на пытающиеся выйти из под удара остатки разбитого бронетанкового полка, у которого, после работы "соусниц", осталось едва ли половина танков и была выбита, бьющей сверху шрапнелью, почти вся пехота. Пять 85мм осколочно-кумулятивных гранат в барабане – 15 прицельных выстрелов, в пологом клевке, с высоты от 500 до 200 метров, за один оборот круга, из которых хотя бы одна граната достигает своей бронированной цели, прожигая ее корпус. Несколько сот 4-5 граммовых осколков от "промахнувшихся" гранат, выкашивающих вокруг танков остатки пехоты. Шесть кругов – и еще восемь добавочных чадящих костров на месте остатков немецкого гренадерского полка. …лидер три … я коробочка шесть… спасибо за работу … дальше сами справимся… … коробочки … да ни каких проблем … забирайте … мы найдем где притулиться …удачи … … удачи.. Двухвостые перестроились в колонну и, идя на малой высоте, поплыли на запасную цель. Над ними, прикрывая их сверху, построили свою змейку истребители сопровождения. Конец апреля 1941года Район жмеринского Вокзала Тылы 1й танковой бригады Командир первой танковой бригады полковник Горелов смотрел на заполошную суету подъездных путей жмеринского вокзала Будучи крупнейшей узловой станцией Приднестровья этот железнодорожный вокзал и идущий через него подвижный состав обеспечивал основную долю снабжения советских армий, действующих на киевском направлении. Наблюдая как прямо с грузовых платформ, ощетинившихся стволами скорострельный пушек, сползают новые танки, присланные в пополнение для его изрядно потрепанных в боях частей, полковник вспоминал события недавнего прошлого, когда, еще не получившую боевой приказ, бригаду срочно перебросили в приграничный район Приднестровья, в расположение армии генерала Конева. Конев пожал Горелову руку – Ну что полковник будем служить вместе – улыбнулся он. Насколько боеспособна твоя бригада и как быстро мы ее сможем укомплектовать до штатного состава? Ты ведь наверно догадываешься, что отсчет до конца мирного времени пошел на месяцы. Горелов поиграл желваками – Я уже докладывал члену военного совета, моя бригада на данном этапе не может считаться боеспособной единицей. … Что ж ты так на себя наговариваешь – конечно, твоя бригада считается кадрированно – учебной, но по отчетам она почти полностью укомплектована личным составом, да и техника у тебя имеется. … Вот именно по отчетам – техника настолько выработала свой ресурс и изношена, что тренировки экипажей мы предпочитали проводить в пешем строю, изображая свои действия, в том числе и стрельбу на "пальцах". Относительно техники – например, 94 танковый полк имеет только 36 устаревших Т27 из которых исправны только 24. Да и на тех воевать нельзя – разваливаются на ходу, мехводы не успевают чинить. В так называемом гаубичном полку только четыре гаубицы, ветераны первой мировой войны. Конев рассмеялся – наслышаны мы про твои учения в пешем строю в районе Аккерманских хуторов. Ты хоть знаешь, сколько звездочек после твоей героической докладной полетело!? Горелов насупился – за это нужно не звездочки, а головы сносить. Владимир Михайлович, если мы в таком составе пойдем в бой, просто бессмысленно погубим людей! Конев посерьезнел – Иван Степанович, а твои люди справятся с другой техникой, у тебя ведь будет в лучшем случае один месяц на переподготовку? Будет настоящая техника – люди справятся. Ну что ж, техника тебе, до полного состава, уже выделена из специальных учебных бригад Рокосовского, причем, вместе с командирами машин и рембатом. Тебе нужно будет укомплектовать ее мехводами и наводчиками с заряжающими. Горелов мрачно прокомментировал – это дисбатовцев Рокоссовского командирами машин… Может быть, я лучше своими парнями обойдусь!? Конев улыбнулся – ну, насчет дисбата Рокоссовского – это утка, специально пущенная в строй ореликами из НКВД. Машины очень сильно модернизированны – твои герои с ними просто не справятся. А насчет младших командиров Рокоссовского – прежде чем отправлять их строем на губу, приглядись – ребята стоящие, просто иначе, чем мы привыкли, обучались. Кстати, батальон связи; две развед роты, со своей техникой, и пару десятков опытных гранатометчиков тоже тебя дам, а остальных они тебе доучат. … Да гранаты у меня все умеют бросать – деревяшек в свое время с запасом наделали. Деревяшки говоришь, и как далеко? На 150 метров противотанковую гранату закинут? Горелов с интересом посмотрел на генерала – Наверное, что-то новое, вроде наствольных гранат!? … Скорее уж наплечных… В общем, принимай людей и технику, а потом мы с тобой еще поговорим. Дальнейшее Горелов помнил только отрывками – сумасшедший дом – заново, в аварийном порядке комплектующейся бригады – лица новых командиров; жалобы, претензии и восторги старых; вопросы снабжения и нестыковки старых и новых должностных инструкций. Устало посмотрев на вошедшего к нему начальника армейской разведки Соболева, сказал – ну а ты чем у нас Алексей Михайлович недоволен!? А что, много недовольных? А все, чем ни будь недовольны – ну, то есть, сначала проникновенно рассказывают какие они недовольные и обиженные, а, потом, старательно объясняют какую конфетку им, обиженным детям, нужно дать, чтобы не плакали. Вымогатели – блин. … Хотя нет – твой визави Подгорбунский от своих разведчиков в полном восторге – "… во лосяры…!" – говорит – "… укладка за тридцать килограмм, а они умудряются волчьим поскоком идти. Я налегке за ними сдыхать начинаю … ". Ну, раз сам старший лейтенант Подгорбунский от коллективных прогулок по лесочкам "…сдыхать… начинает …" – значит с разведкой у тебя все в порядке. Я твоему секретчику кодировочные карты привез, да и заодно посмотрел, как развертываетесь. Ничего, впечатляет – давно, наверное, о новых машинах мечтал!? Горелов оживился – машины хорошие, не скажешь что новые, побегали они хорошо, но "ТО" они, в отличие от наших старушек, полное получали, да и запчастями обижены не были. На такой технике можно воевать, особенно МОТы и БТ7 с новыми двигателями нравятся – молодцы заводчане – мощность конечно меньше, но зато пожарника к двигателю при заводке приставлять не надо (реальная ситуация при заводке авиационного двигателя БТ) и место в корпусе в два раза меньше занимает, даже в БТ заряжающего и дополнительный боекомплект смогли добавить, да и новая башня с кормовым карманом попросторней. А мощность… – со снятыми гитарами и рулевым, на одних гусеницах, ее вполне хватает – дизель, другие тяговые характеристики, чем у старого авиационного. От машин огневой поддержки мои комбаты вообще от восторга пИсаются – длинноствольная 75ка, да и еще за счет пневмо наката, от независимого воздушного компрессора, может стрелять зарядами различной мощности, только таблицы меняй, да выстрелы в досылатель добрасывай. Соболев посерьезнел – значит, к концу месяца, бригада к боям будет готова? Горелов резко выпрямился – даже так? Да, но считай, я тебе ничего не говорил. Начало войны бригада Горелова встретила в Львовской области, куда пришелся основной удар немецких войск, сконцентрированных в районе Кракова. Непрерывная чехарда ударов; контр ударов; засад и отступлений на заранее, и не всегда заранее, подготовленные позиции. Несколько раз танковой бригаде приходилось "садиться ежом" (занимать круговую оборону). – … ничего, спасибо ударной авиации, которая расчищала дорогу, каждый раз вырывались без большой крови. Но все равно, месяц непрерывных боев изрядно потрепал бригаду и выбил ее технику. Медленно, с непрерывными боями откатываясь под ударами немцев вдоль Днестра в сторону Жмеринки, батальоны, нанесшие ударным частям генерал фельдмаршала фон Макензена, настолько тяжелые потери, что он был вынужден фактически прекратить наступление и на отдельных участках перейти к обороне, начали поочередно выводиться в ближний тыл на переформирование и доукомплектацию. Пользуясь затишьем на фронте, прикрываемом бригадой, Горелов сам вылетел на связном автожире принимать с платформ новую технику. Аэродром подскока располагался прямо у маневровых путей. Вылезая из открытой кабины, он, лицом к лицу, столкнулся с быстро идущему ему на встречу генералом Волоховым. … А, Владимир Михайлович, что, не удержался сам за новой техникой прилететь!? Не удержался товарищ генерал – мне главмех такого по рации напел – ну думаю или шутки надо мной шуткует или поднабрался без моего участия. Решил сам проверить, посмотреть, что к чему. Генерал майор рассмеялся – вот, фома неверующий, а посмотреть есть на что, вспомнило о нас бедных самое высокое начальство и протянулась рука щедрая… Вон первый номер нашей цирковой программы. Горелов в полной растерянности смотрел как по путям, через которые они шли к платформам с которых разгружали новую технику для бригады, медленно, выплевывая сизый дым выхлопа дизелей, плавно разгоняясь и поводя по небу многочисленными стволами, стоящими в зенитном положении, проплыл мимо них громадный корпус тяжелой броне дрезины. … Ну что полковник, махнешся не глядя на свои коробочки!? Три штуки к нам пригнали – кстати, как раз твою бригаду, вместе с нашими двумя старыми бронепоездами поддерживать будут – прошу любить и жаловать. Ну и чудовища, сколько же она весит!? 120 тонн – больше брони и пушек на нее просто не смогли навесить – говорят, путя не будут выдерживать. Черт! Крепость на колесах! На одной удлиненной платформе наворочено больше чем на хороший бронепоезд. Горелов ошарашено покачал головой – хороша маша, но не наша – наши хоть и поменьше, но зато к железной дороге не привязаны. Проводив взглядом уходящую машину добавил – серьезная машина, до тех пор пока полотно не разобьют много делов своими пушками наделать может и, по крайней мере, авиацию противника к себе своими 57мм точно не подпустит. Для того и взяли – у бронепоездов хорошие морские пушки а вот, против воздуха, без прикрытия нашей авиацией беззащитны. Да и пару платформ с полевой артиллерией эта красавица тоже, вполне потянет – обложим на каждой платформе пару тяжелых гаубиц мешками с песком, и будет у нас хорошая передвижная батарея на собственном ходу. Ну да ладно, пойдем твои машины посмотрим. Мне пообещали, что до конца лета вся бригада такие получит. Новые машины сгружали прямо у грузовых пакгаузов, подручными средствами, под руководством главмеха бригады военного инженера, майора Горностаева. Увидев начальство, главмех направился к ним, на ходу вытирая подвернувшейся ветошью руки. … Здравия желаю, товарищи командиры, с довольной улыбкой на лице обратился он к Волохову и Горелову. Ты смотри – рассмеялся Волохов – Так ты майор даже улыбаться умеешь! Горностаев, который руководил всей ремонтно технической частью бригады и буквально "на коленке" в полевых условиях возвращал в строй разбитую технику: вечно усталый; охрипший и с испачканными в тавоте руками, рассмеялся – "Да тут заулыбаешься, представляете – в машинах даже инструменты в масле и рем комплекты нетронутые, муха не сидела…" Я же лет пять новой техники не получал, даже с какой стороны к ней подходить не знаю. А если просто через люк попробовать – с серьезным видом подсказал Горелов!? Все засмеялись. … Ну как у тебя дела? Людей достаточно? Нормально товарищ полковник. Людей хватает – часть техники россыпью (без экипажей), но вся спец техника мехводами и командирами машин укомплектована, а это примерно процентов тридцать, ну и плюс моя черная кость. А, что за спец техника? – Волохов повернулся к выезжающим с разгрузочной площадки машинам – эта вроде, по ходовой, на Т-34 похожа, но верхняя часть совсем другая, да и пушка явно помощней, такая же, как у МОТов. Броне трейлеры, правда поменьше – для легких машин – я уже видел. … Так точно, товарищ генерал, эта машина на базе Т34 и сделана, большая часть узлов с Т34 взаимозаменяема – но двигатель и коробка собраны в единый мотоблок; место мехвода посередине и башня другая, лучше бронированная и с более мощной пушкой, 48 калибров. А вот эта машина очень интересная – помните у нас один огнеметный, вечно горящий БТ был – так вот эта машина сделана ему на замену на шасси тридцатичетверки. … И что, даже после пары выстрелов подряд полыхать не будет!? – с сомнением спросил Горелов, знающий о проблемах огнеметных танков не понаслышке. Нет, товарищ полковник, экипаж говорит – трейлер с горючей смесью выхлопными газами заполняется – так просто не полыхнет. Представляете, башенного в трейлере нет – башней трейлера и углом "ствола" командир машины со своего места управляет. Говорят, что машина горючку аж на 120 метров бросает – у напорных насосов свой сорока сильный движок. В общем, особенно если учесть, что четыре ремонтные летучки полной комплектации подбросили, жить можно! Ну, хорошо майор, удачи тебе – если к нам вопросов нет, иди, занимайся своим делом. Волохов и Горелов медленно пошли вдоль грузовой платформы. Ты обратил внимание, Владимир Михайлович, что полученная техника заточена на наступательные операции. Я вчера у летунов был – они тоже много новой техники получили: новые двухвостые с центральной кабиной и более мощной пушкой и новые скоростные тяжелые истребители . Пилоты все с Особого Военного Округа, молодняка почти нет. Горелов кивнул – да, конечно, скорее бы, надоело пятиться. У меня людей все чаще и чаще на подвиги тянет. По уставу вроде под трибунал за такую махновщину нужно отдавать, ору, луплю их по головам сколько есть сил, а у самого тоже кулаки чешутся. Ты что, думаешь, они это не понимают – еще как понимают! Вчера ору на одного ротного – вместо отхода на подготовленные позиции, как он выразился "… в связи со сложным стечением боевых обстоятельств…" устроил засранец ночной рейд на легких танках с десантом по ближним немецким тылам, да так, что еще несколько батальонов в бой втянул и авиацию пришлось поднимать, в общем – из ночи день сделали. Ну и что ты думаешь – я ору, а эти баламуты стоят навытяжку и щурятся как довольные коты, после мартовской ночи. Так мало того что лыбятся, меня летуны еще и поздравили – хорошо, говорят, твои ребята поработали…. почаще бы так…! "…Почаще бы так…" говоришь – Волохов рассмеялся – ну, значит, и будем почаще, и в хвост и в гриву. Это ж надо, до такого дожиться – за месяц нас, с этой неправильной войной, аж до Днестра отдавили – вон даже Кишинев сдали! Пора бы и честь знать. ГЛАВА 24 ВСТРЕЧНЫЙ БОЙ (часть вторая) Май 1941года Ставка Фюрера В районе Львова Докладчики : Начальник Штаба Вермахта генерал-фельдмаршал Кейтель Штаб Оперативного Руководства – генерал майор Йодль Управление разведки и контрразведки – адмирал Канарис Управление военной экономики и вооружений – генерал от инфантерии Томас Гитлер мрачно посмотрел на пюпитры на которых были закреплены фотографии, предоставленные различными службами с восточного фронта и подошел к столу, на котором были разложены оперативные карты. Господа Генералы – не повышая голоса начал он – в результате недооценки нашей разведкой готовности русских к войне и, возможно, в результате предательства, мы встали перед необходимостью, несмотря на продолжение Вермахтом наступательных операций на восточном фронте и полное освобождение нашими доблестными войсками: Латвии, Литвы от коммунистического ига и захват стратегически значимых территорий Белоруссии и Украины, поднять вопрос о пересмотре наших ближайших стратегических задач. Русским удалось провести скрытую мобилизацию и, как показали дальнейшие события, полностью перевести свою промышленность на военные рельсы и наладить достаточный выпуск боеприпасов и техники, в том числе абсолютно незнакомых для нас моделей. Особенно настораживающим является тот факт, что в числе образцов такой техники очень много совершенно новых даже для наших инженеров радиотехнических устройств и типов двигателей, в конструировании которых русская промышленность традиционно была отсталой. К сожалению, мы имеем очень мало работоспособных образцов, по которым можно сделать необходимые экспертные заключения. Неприятным фактом стало применение РККА нескольких незнакомых нам типов амуниции и автоматических минометов, как наземного типа, так и предназначенных для вооружения ударной авиации. Заслуживает особого внимание широкое применение русскими генералами новой тактики, базирующейся на использовании, особо подготовленных и имеющих специальные виды вооружения и техники, мобильных ударных групп. В результате всего этого наши потери всего лишь за прошедшие полтора месяца, я с огорчением должен констатировать, просто ужасающие. Господин Кейтель, представьте пожалуйста ваш доклад по обзору военных действий за прошедшие полтора месяца. Кейтель раскрыл перед собой папку и взял в руку указку. Господа, в общих чертах Фюрер очень точно обрисовал создавшуюся ситуацию. Мы должны признать, что противник оказался лучше подготовлен к войне, чем мы предполагали. Блицкрига не получилось. Мы продолжаем наступать, но это происходит только потому, что это хорошо согласуется с тактикой, которую считают для себя выгодной русские. Тактика очень простая, и многократно реализованная русскими генералами еще со времен наполеоновских войн – используя необъятное бездорожье России, заманить туда войска противника и, не принимая генерального сражения, действуя малыми тактическими группами, навязать ему мобильную войну до полного военного и экономического истощения. Такую тактику мобильной обороны можно назвать "оборонительным блицкригом". Положение ухудшилось еще и тем, что мы, уверенные в достаточном уровне секретности подготовки к плану "Барбаросса", не ожидали в момент начала операции заранее спланированных и тщательно подготовленных действий в нашем тылу, так называемых, "террор групп" – аналога нашего "батальона Бранденбург", только варварски увеличенного до размеров целой армии, под командованием уголовника Рокоссовского. Сейчас сложилась парадоксальная и крайне неприятная для нас ситуация – мы продолжаем наступление в глубину русского тактического пространства, но не способны контролировать свои тылы. Что бы обеспечить хотя бы минимальное снабжение наступающих Групп Армии Центр, мы должны снимать все больше и больше боеспособных частей для охраны наших тылов, в том числе и глубоких. Потери при проведении таких охранных мероприятий – в результате действий этой бандитской армии; коврового минирования по ночам дорог с воздуха и действия авиации противника, которая, за счет работы с глубоко замаскированных и легко меняющих свои позиции аэродромов имеет тактическое превосходство, особенно в свете чудовищных потерь нашей авиации в первые дни войны – сопоставимы с потерями на фронте при проведении наступательных операций. На направлении Группы Армий Север Единственный регион, где все оперативно тактические задачи можно считать частично выполненными – это Прибалтика. Русские нам ее просто отдали, превратив в огромный котел, который с одной стороны упирается в Западную Двину, по которой непрерывно курсируют тяжелые мониторы под очень сильным воздушным прикрытием и с опорой, на правом фланге – на полоцкий УР; а на левом на Рижский оборонительный узел, поддержанный дальнобойными орудиями Балтийского Флота, который опираясь на Моонзундские острова контролирует все прибрежное пространство Балтики. На правом фланге мы имеем мощную минскую группировку противника, вполне способную неожиданно перейти в контр наступление. Наши войска в районе Вильнюса, практически прекратили свое наступление, упершись в мощную минскую группировку противника. Фактически на этом направлении мы топчемся на месте – населенные пункты и стратегически важные точки переходят из рук в руки по многу раз, причем явно видна тенденция – русские стараются свести к минимуму свои потери в живой силе, выбивая нашу броне технику и разрывая цепочки материально технического снабжения. В Финляндии можно считать, что война завершилась, так и не начавшись, причем при явном взаимном сговоре сторон. Единственное, на что мы там можем рассчитывать, это не дать заключить перемирие официально и удержать на Советско-Финской границе максимальное количество частей РККА. На направлении Группы Армий Центр Из за чудовищной весенней распутицы на плохо оборудованных рокадах Белоруссии и разлива притоков местных рек, наши войска могут передвигаться только по основным дорогам и организовывать переправы только в ограниченном количестве мест. В результате практически непрерывного: ночного минирования, безкорпусными минами, неотличимыми по внешнему виду от комка грязи или булыжника, разминировать которые можно только прокатывая по дорогам тяжелые минные тралы; ударов ночных легких бомбардировщиков, для борьбы с которыми у нас нет соответствующих структур и техники; ударов русских террор групп, с которыми полевая жандармерия не способна бороться – все снабжение наших войск идет в дневное время, под непрерывной угрозой ударов дальнобойной артиллерии; фронтовой ударной авиации и летучих групп генерала Рокоссовского, имеющих адоптированную к условиям бездорожья легкую технику, и наносящих нам непрерывные фланговые удары броне пехотными подразделениями из Припятьских болот. Ситуация усугубляется малыми бронекатерами Припятьской Флотилии и легкой ударной авиацией с "блуждающих" аэродромов. Обращаю внимание на то, что до сих пор не ликвидирован очаг сопротивления в Брестской крепости. Более того, в него несколько раз прорывалось пополнение, доставляемое по реке и, судя по всему, гарнизон, глубоко зарывшийся под землю минными галереями не испытывает трудностей с продовольствием и боеприпасами. Каждый раз, когда мы пытаемся провести окончательную зачистку ее территории, развалины начинают вести плотный пулеметно ружейный огонь по нашим войскам, при поддержки средних и ручных минометов,. Стратегически значение этой старой польской крепости небольшое, но ее влияние на моральный дух наших солдат крайне отрицательное. Поэтому, я еще раз повторяю, несмотря на продолжения нашими войсками наступления на этом направлении, общая ситуация там становится критической. Несколько лучше, несмотря на фактический отказ вести наступательные действия румынскими войсками, ситуация сложилась на юге. Другой тип ландшафта и несколько другая климатическая зона дала возможность нашим войскам сохранить достаточную свободу маневра, хотя в предгорьях Карпат мы так же ограничены главными магистралями для прохождения бронетехники. Основные потери наши войска понесли в первые три дня войны, когда, как и на западном фронте, наша авиация штурмовала пустые аэродромы, неся катастрофические потери, а затем, войска вели наступательные операции не имея авиационной поддержки. Немецко-румынская группировка Армии Юг понесла большие и неожиданные для нее потери при форсировании реки Прут, где они попали в ловушки на оставленных РККА мостах и, впоследствии, в местах наведения понтонных переправ. Несмотря на ожесточенные контратаки русских, нашим войскам удалось закрепиться на правобережье Днестра. Несколько попыток форсировать Днестр не удались и привели к большим потерям, особенно среди румынских войск. В результате как этих потерь, так и того что коммунистическая пропаганда увязывает бомбардировки территории Румынии боеприпасами особой мощности с нахождением румынских солдат на советской территории, румынские войска были на грани бунта и нам пришлось отвести их в ближний тыл, используя для тыловой и охранной службы. Гитлер уточнил – что вы понимаете под "боеприпасами особой мощности"? … Наши специалисты пока не могут дать полного заключения, но, по предварительным данным, использовались фугасные боеприпасы нового типа, мощностью не менее 10 тонн тротила, имеющие высокое термическое действие и взрывающиеся или в момент касания земли, или на небольшой высоте. В течении последних семи дней такие массированные бомбовые удары наносились еженочно по нефтедобывающим структурам и промышленным районам. Судя по реакции румын, разрушения инфраструктуры очень значительные. Нам удалось отследить один из самолетов, совершивших вынужденную посадку на левобережье Днестра – это достаточно нам знакомый ТБ7 (АНТ42), но тогда остается совершенно непонятным, как он мог осуществлять полеты с таким грузом, тем более на большой высоте, вне зоны действия нашей истребительной авиации и при этом осуществлять столь высокоточное бомбометание. На львовском направлении наши действия более успешны, хотя и попытки ударить вдоль левобережья Днестра для захвата тактического плацдарма наткнулись на сильное противодействие русской танковой армии (реально это танковая бригада полковника Горелова), поддержанной бронекатерами, несущими автоматические минометы, авиацией и, в последние несколько дней, мощными бронепоездами. Несмотря на это, наши войска продвинулись в направлении Жмеринки на семьдесят километров. На Киевском направлении, используя более благоприятный для нас ландшафт, наши войска, с непрерывными боями, смогли продвинуться на 120км. Обращает на себя внимание, что войска генерала Конева, в целом, придерживаются более привычной и понятной для нас тактики встречных контрударов и эшелонированной обороны. К сожалению, на этом направлении мы не имеем достаточно сил и резервов для развития наступления на Киев, Жмеринку и захвата левобережья Днестра. Господин генерал-фельдмаршал – мрачный Гитлер обратился к Кейтелю – как Я понимаю ваш доклад, существуют две основные причины сегодняшнего сложного положения на восточном фронте – коммунистам удалось скрыть от нашей разведки свою подготовку к войне; и им стала известна точная дата нападения. Кейтель кивнул, да мой Фюрер, хотя я поставил бы из указанных вами причин на первое место то, что русским стала заранее известна точная дата и план нападения. Те критические потери, которые понесла наша Люфтваффе и ударные части Вермахта в первые дни войны; ловушки устроенные на пустых аэродромах; заминированные, с установкой точного времени взрывания, мосты и переправы; практически одновременные взрывы на наших тыловых складах, в точности совпавшие по времени с моментом начала операции "Барбаросса" – могут быть объяснены только точным знанием Сталина и его верховного штаба всех деталей запланированной операции. Причем я хочу обратить Ваше внимание на следующий факт: финскую компанию провела русская армия обычного типа – орда плохо подготовленных солдат, под командованием генералов, не имеющих представления о современном типе ведения военных действий; не имеющих достаточно средств связи; плохо организованная и с полным отсутствием тактического взаимодействия между родами войск. Начав войну с Россией, мы сразу столкнулись с армией другого типа; в которой решающие роли играли малознакомые нам командиры; с высоким уровнем работы подразделений связи и взаимодействием между родами войск. Такие изменения невозможно провести в экстренном порядке, для этого нужны годы – коммунисты, играя на финском покерном столе армией старого типа, уже тогда, в глубоком секрете, устремив жадный взгляд на запад, готовили свой фальшивый козырь, угрожая всему цивилизованному миру. … Значит, вы считаете, что изменения в русской армии начались как минимум в 1938-39 годах!? Да мой фюрер, причем эти изменения начались одновременно с целенаправленной волной дезинформации, которую начала получать наша разведка по новым типам русских вооружений. Вспомните фотографии, полученные из России и доклад разведки по сверх тяжелым танкам – прошедшие полтора месяца боев показали, что их, скорее всего не существует в природе, но, зато, нам пришлось противодействовать огромному количеству легкой русской техники, модернизированной именно под высокомобильный тип войны, и действия "малых тактических групп". Причем, если бронетехника и артиллерия, это только модернизация морально устаревших машин и, во многих случаях, по результатам допроса пленных, даже просто переделка в полевых условиях устаревшей и изношенной техники – то высочайший уровень организации связи и технический уровень радио устройств, во многом превосходящий реальные потребности обслуживаемых ими войск вызывает недоумение. … Вы считаете, что русская армия не имеет современной техники, тогда чем вы объясните такой высокий уровень наших потерь в авиации и броне технике!? Да, русские используют старые типы легких танков и самолеты, на базе устаревшего еще в испанскую войну И16, просто крайне модернизированных и доработанных под очень узкий круг, заранее им известных задач. Единственный ранее неизвестный нам тип вооружений это безоткатные минометы различных типов, имеющие общую конструктивную схему, и широкое применение пневматики в автоматических минометах и танковых орудиях, нигде в мире ранее не использовавшееся. По заключениям военных специалистов, создается впечатление, что вся новая для нас техника создавалась в одном месте и в пределах единой стратегической концепции. То, что Русская промышленность, не смогла разработать, или, по крайней мере, начать выпускать новые виды техники, а ограничилась только целевой модернизацией старых образцов, говорит как раз о том, что она напрягала все силы, что бы выполнить конкретную, в спешке поставленную руководством задачу. Несколько особняком в этом ряду стоят захваченные нами радиоустройства, несмотря на применяемые в них системы самоуничтожения, нам удалось получить достаточно материала для анализа. Радиоспециалисты озадачены – многие применяемые там технические решения стоят на много выше обще мирового уровня в этой области, что отсталой русской радиопромышленности совсем не свойственно. Гитлер кивнул – да, я читал заключение специалистов "телефункен" об этих устройствах, они считают, что эти приборы опережают современный уровень, даже немецкой радио промышленности, как минимум, на десятилетие и их появление в России, традиционно, до последних лет, пытавшейся купить наши лицензии и технологии ничем не объяснимо. Господин Кейтель, меня очень насторожили ваши слова о применении русской стратегической авиацией нового типа боеприпасов в Румынии. С чем, по мнению специалистов, мы столкнулись? Как я уже отмечал в своем докладе, специалисты еще не закончили работу над этим вопросом, но, по нашему требованию, составили первичное заключение. Что обращает на себя внимание: на месте взрыва не остаются воронки от попадания авиабомб; очень высокая температура взрыва; на месте взрыва не осталось известных нам "взрывных подписей" (термин описывающий следы от применения конкретных типов взрывчатых веществ); бомбометание велось ночью, с большой высоты и без применения осветительных устройств, причем, наблюдателями отмечалась высокая точность попаданий и чудовищная мощность каждого, отдельного взрыва. Ударная волна и температура взрывов были настолько чудовищные, что специалисты говорят о новом типе взрывчатого вещества, близкого по своему действию к гексагену, в количестве не менее десяти тонн, для каждого отдельного боеприпаса. Как русские самолеты, рассчитанные по нашим справочникам, на грузоподъемность до 4 тонн могли с такими бомбами достигать высоты 12000м, то есть выше потолка наших ночных перехватчиков и осуществлять прицельное бомбометание ночью пока не понятно. … Считаете ли вы, что такие налеты могут быть произведены на территорию Рейха. Кейтель пожал плечами – этого нельзя исключать, хотя, как показали результаты анализа этих налетов, у них имеется очень ограниченное количество машин такого типа – за один налет было сброшено только от шести до восьми таких сверхмощных боеприпасов и такое соотношение мало менялось от налета к налету. … Благодарю вас господин фельдмаршал за исчерпывающий доклад. Прежде чем штаб оперативного руководства выскажет свои предположения о возможном плане развития восточной компании, нам бы хотелось услышать мнение Управления военной экономики и вооружений о состоянии нашей военной промышленности на сегодняшний день и возможных перспективах ее развития в свете новых требований восточного фронта. Прощу вас, господин Томас. Генерал от инфантерии Томас, которому формально подчинялось Управление военной экономики и вооружений, был в гитлеровской иерархии довольно странной фигурой, а, точнее, гвоздем в заднице многих влиятельных партийных чинов. Будучи, несомненно, храбрым боевым офицером, начавшим свою карьеру в первую мировую войну, он, одновременно, был грамотным экономистом, считавшим серьезную организацию военной экономики не менее важной задачей, чем правильное обучение солдат и офицеров. Он был один из немногих высокопоставленных офицеров крайне отрицательно относившейся к идеям нацистских бонз о всемирном доминировании Германии, провоцирующих, как он считал, новую мировую войну, к которой страна экономически не готова. Разумеется, такие высказывания не делали его популярной фигурой на германском олимпе, хотя к его профессиональным высказываниям внимательно прислушивались. Господа – начал он – многие здесь присутствующие, перед началом войны были ознакомлены с моим мнением об опасности для Германии таково развития событий. Гитлер недовольно скривился, но промолчал. Сейчас война идет и поздно жалеть об упущенных возможностях. Причем война идет в самом худшем для Германии варианте – блицкриг мы не смогли реализовать и страна вступила в длительную и тяжелую войну с экономикой, не полностью переведенной на военные рельсы. Для начала я хотел бы дать обзор состояния военной экономики и вооружений на сегодняшний день. По текущим отчетам, средняя укомплектованность пехотных дивизий составляет, несмотря на поступившее пополнение, не более 60%; комплектность моторизованных и танковых упала, с учетом высоких не боевых потерь, до 40%; за первые полтора месяца боев мы потеряли до восьмисот самолетов различных типов, из которых большую часть составляют ударные машины. Для продолжения наступательных операций, а другого решения пока не предложено, нам нужно немедленно обеспечить мобилизацию контингента пригодного для службы в моторизированных частях и восстановить комплектность нашей боевой техники, хотя бы до уровня 70%. Даже на первом этапе, из 2,5 миллиона человек, которых мы должны, для продолжения наступления в новых условиях, призвать из резерва, это не мене 300 тысяч резервистов имеющих гражданскую специальность, связанную с техникой. Первое, к сожалению, противоречит второму. Если мы призовем такое количество промышленных рабочих, то уже сейчас некому будет встать к станкам на предприятиях выпускающих военную продукцию. Также, после нанесения значительного ущерба румынским нефтепромыслам, возникла серьезная проблема с поставками нефти и соответственно с поставками топлива для армии, особенно с тяжелыми сортами. Мы не имеем достаточного резерва по запасам многих стратегических материалов. Более того, имеющиеся у нас резервы используются крайне не эффективно. Принимая во внимание снабжение воюющей армии как первоочередную задачу, наше управления предложило мобилизационный план, для перевода экономики в режим военного положения. Более того, я считаю, что на военное положение, должна переводиться не только экономика Германии, но и экономики оккупированных нами государств. Для такой широкой и немедленной модернизации мы предлагаем следующие меры. Требуется создать правительственную организацию, которая: полностью возьмет на себе координацию экономики страны, с отдачей главного приоритета военным программам; все стратегические материалы, как на территории Германии, так и на территории оккупированных стран должны быть поставлены на учет и распределятся только по решению этой организации; вся промышленность оккупированных стран, способная производить тяжелую военную технику должна быть взята под контроль, наиболее приемлемый вариант – принудительная продажа контрольного пакета акций предприятия Германии с выплатой их стоимости в течение нескольких лет; немедленное сворачивание на заводах Рейха всех производств, не имеющих военного значения. Для обеспечения замены немцев, призываемых в вермахт, обеспечить ввоз необходимого количества иностранных рабочих, которые будут использоваться на работах не связанных непосредственно с военной промышленностью и в сельском хозяйстве. Контроль, распределение и управление использованием иностранных рабочих передать специальному управлению. Я настоятельно рекомендую, с одной стороны, свернуть все амбициозные проекты, не имеющие критического военного значения для сегодняшнего дня, а, с другой стороны, начать подготовку к серьезной модификации вооружений сухопутных сил и авиации, которые уже не полностью соответствуют поставленным задачам. Какие проекты вы имеете в виду – уточнил Гитлер. Я думаю это должно в основном касаться дорогостоящей модернизации надводного военно-морского флота и внутренних строительных программ, не имеющих военного значения. … Что нам может дать на сегодняшний день национализация в пользу Германии предприятий оккупированных стран, способных выпускать военную продукцию и не составят ли эти предприятия, в долгосрочной перспективе, конкуренцию германской промышленности? – с сомнением произнес кто то из военных – их продукция значительно уступает военным образцам, производимым в Германии. Томас кивнул головой, признавая значимость вопроса. Посмотрите на первый стенд. На нем приведена схема модернизации трофейного тяжелого французского танка B1bis , который мы захватили в значительных количествах, в тяжелый пехотный танк для нашей армии В1М. Как видите, изменения коснулись только башни и вооружения. Убрав из корпуса танка установленное там совершенно бесполезное 75мм орудие и установив на него новую, увеличенную башню, мы получили вполне приличный, хотя и тихоходный пехотный танк, с сильным бронирование, вооруженный 105мм гаубицей-пушкой переделанной из пушки Шнейдера , которые были нами захвачены в ходе военных действий или конфискованы в количестве около 1000штук. В качестве дополнительной меры, мы сейчас рассматриваем замену гусеничных траков и ведущего колеса на принятый у нас стандарт. … в чем заключалась переделка орудия? Мы проточили, с целью уменьшения веса, ствол; за счет вставки "лайнера" уменьшили зарядную камеру и навернули на ствол дульный тормоз. В результате таких работ мы имеем орудие ближнего боя, значительно превосходящее наше 7,5-см KwK(L24). В течение нескольких месяцев мы сможем поставить в войска до 100 таких танков и еще, не менее 200, до конца года. … Можно ли эти орудия устанавливать на другие шасси, ну например, на базе чешских танков? – спросил Кейтель – в связи с планируемым выходом к русским укрепрайонам, у нас большая потребность в самоходных штурмовых орудиях. Да, и над этим в управлении вооружений сейчас работают. Вторая трофейная машина, которая имеется у нас в больших количествах и производство которой легко может быть возобновлено, это, тоже французский, средний танк "Сомуа" – S35. При модернизации мы пошли по такому же пути – поставили на него увеличенную башню с более мощной пушкой, взяв нашу пушку 7,5-cm KWK L/24. Такой танк вполне заменяет наш PzKpfwIV, но при этом лучше бронирован. Если будет принята наша программа, в самое ближайшее время, мы можем поставить 300 таких машин и, в дальнейшем, наладить их массовый выпуск Третьей машиной, которой предстоит в ближайшее время быть переданной в войска – это самоходная 50мм противотанковая пушка которая будет выпускаться как на шасси наших основных танков PzKpfwIV так и чешских LT vz 38 (Pz-38(t)) Мы разработали очень удачное противотанковое самоходное орудие на базе этого танка. Мой Фюрер, вы сами инспектировали его мокап макет. Такое орудие способно бороться со всеми имеющимися, на сегодня, у русских танками и самоходными орудиями и, к тому же будет очень дешево в производстве. Гитлер кивнул – да, господин Томас, я помню этот проект – очень нужная для нашей армии орудие. Но, скажите мне, не слишком ли мы увлекаемся машинами сегодняшнего дня – мы ведь не знаем, что у русских в рукаве!? … У нас просто нет другого выхода – доукомплектовывая сегодня этими машинами наши истощенные подразделения, мы получаем резерв времени для завершения проектирования и начала производства машин завтрашнего дня. Хорошо господин Томас , мы благодарны вам за исчерпывающий доклад и, сейчас вполне можем выслушать генерал майора Йодля о наших ближайших возможностях и перспективах. Мой Фюрер, господа генералы! В качестве главной задачи начального этапа войны, которые ставил перед нами план "Барбаросса" был выход к старой русской границе и прорыв ее укреплений. Выполнение этой задачи давало нам возможность продолжить наступление на Москву и центральную часть России и, одновременно, лишало коммунистический режим всей его основной промышленной базы, сосредоточенной в этих районах. Второй, менее важной задачей был захват Украины, которая должна стать нашей продовольственной базой, с последующим выходом в кавказский регион, богатый нефтью и откуда мы могли бы продолжить свою экспансию на восток. Исходя из сегодняшнего положения дел, состояния нашей армии на "центральном" направлении, особенностей климата и ландшафта этого региона на ближайший месяц, нужно учитывать, что эта задача мало реалистична и не может быть выполнена. Прорыв сходу настолько серьезной оборонительной линии, имея нарушенные тыловые коммуникации; потерю господства в воздухе и недоукомплектованные техникой и людьми дивизии не представляется реальным. Сместить на полтора месяца начало наступления на этом участке, означает дать возможность РККА полностью завершить идущие, по данным авиа разведки, максимально интенсивно, оборонительные работы. Вторая задача – на южном направлении, так же не может быть завершена, но только по причине недостаточности усилий, которые мы прикладываем на этом фронте. Других объективных причин я не вижу. Исходя из климатических и ландшафтных особенностей; возникшего соотношения сил и риска потери Германией румынской нефти, я считаю нам нужно изменить поставленные приоритеты. Учитывая низкую мобильность русской армии, неготовность к боевым действиям Киевского УРа, на котором до сих пор ведутся, в основном, земляные работы и очень мало заранее подготовленных долговременных оборонительных укреплений – южное направление даст нам значительные преимущества для продолжения наступления. Используя приграничную сеть, находящихся в хорошем состоянии польских и румынских путей сообщения, мы можем, быстро перебросив и сконцентрировав достаточно сил на Южном участке, прорвать Киевский УР и нанести удар в направлении Ростов – на – Дону, отсекая от России весь Черноморский регион и выходя к Каспийскому морю. В результате такой операции мы не только ослабляем угрозу для румынских нефтепромыслов, но и отсекаем русских от их кавказских нефтяных полей, которые дают им значительную часть необходимых для ведения войны нефтепродуктов. Гитлер раздраженно заметил – Но, таким образом, мы практически отказываемся от завоевания славянских территорий, которые без падения Москвы, которая является их объединяющим центром, никогда не признают себя покоренными. Йодль пожал плечами – История показала, что русские армии вполне могут воевать и без Москвы, сдав ее в случае военной необходимости. В то же время, захватив Белоруссию, Украину и кавказский регион, мы лишим коммунистов значительной части их сельскохозяйственных, индустриальных и сырьевых районов, одновременно получая в наше распоряжение так необходимые Рейху ресурсы, в том числе и дешевую рабочую силу. Гитлер мрачно постоял у стола, попеременно разглядывая то лежащие передним карты, то лица своих генералов. Господин Томас, вы согласны с заключением, которое нам дал генерал майор Йодль!? Да мой Фюрер. Более того, мы сейчас, фактически, ведем войну на два фронта и я бы рекомендовал попробовать исключить из такого расклада одного из игроков дипломатическими методами. … Кого вы имеете ввиду – с трудом сдерживая желание устроить истерику прямо здесь, в штабе, перед этими лощенными свиньями с серебряными погонами, в ярости спросил Гитлер. Я не политик, у меня нет достаточной компетенции, что бы решать такие вопросы, но я разговаривал с русскими военнопленными и мне кажется сомнительным, что Сталин, на данном этапе пойдет на переговоры. В этой войне мне пришлось видеть много пленных вражеских солдат – поляков; французов; чехов … – чьи армии мы победили и на чью землю мы пришли. Их всех объединяет одно общее – они сломлены и деморализованы, ставя свое будущее в зависимости от наших будущих действий. Совсем другая ситуация с русскими солдатами – они, за небольшим исключением, именно солдаты, попавшие в плен в результате трагического стечения обстоятельств. Они так же во многом винят своих командиров но, в отличие от военнопленные других стран, не за то, что их бросили, а за то, что войне был придан оборонительный характер, несмотря на то, что, по их мнению, у РККА достаточно сил для нашего разгрома. Гитлер мрачно повторил сам себе – "…По их мнению, у РККА достаточно сил для нашего разгрома…" Томас помолчал и добавил – Мой Фюрер, я бы хотел дать еще один совет. Нельзя исключить, что в будущем, возможно, создадутся более благоприятные условия и мы сможем снова повернуться лицом к нашим западным противникам, проведя сепаратные переговоры с русскими. Учитывая такую возможность, желательно не настраивать нашими излишне агрессивными действиями против себя гражданское население оккупированных нашей армией территорий и, главное, прекратить тот, криминальный беспредел, который творят в этих районах националисты. … Гитлер мрачно заметил – Вы сами говорили, что экономике Рейха нужны восточные рабы… … Я и сейчас это повторяю. Но кто нам мешает отправить на работы в Германию именно этих националистов и ту часть населения Прибалтики, которая имеет прогерманскую ориентацию. И, одновременно, использовав уже имеющуюся на оккупированных территориях Белоруссии и Украины систему коллективных хозяйств, показать не успевшему эвакуироваться гражданскому населению преимущества Немецкого Порядка. Да, это будет, учитывая действия террор групп на этих территориях, очень трудная, но вполне решаемая задача. Кроме того, я думаю, несмотря на то, что коммунисты отказались подписать пакт о статусе военнопленных, нужно улучшить условия содержания пленных русских солдат и их медицинское обслуживание, широко использовав этот факт в пропаганде. Гитлер внимательно посмотрел в лицо генерала Томаса и кивнул каким то своим мыслям. Хорошо, господа генералы – обратился он к участникам совещания – я благодарю Вас за проделанную работу и прошу вернуться к своим обязанностям. А вас господин адмирал – тут он заметил тихо вошедшего в зал Гейдриха – и вас партайгеноссе Гейдрих, попрошу остаться! ГЛАВА 25 ВСТРЕЧНЫЙ БОЙ (часть третья) Июнь 1941года Кремлевский кабинет Сталин повернулся к Шапошникову – Борис Михайлович, как вы себя чувствуете? … После документов, с которыми мне дали ознакомится, и разговора с Гестой – предельно отвратительно. Сталин ехидно усмехнулся – Ну, Геста на всех производит крайне раздражающий эффект, Лаврентий до сих пор считает, что его выводить на люди можно только на коротком поводке и в наморднике. Геста и Лаврентий, которые на другом конце стола разбирали какие то бумаги, услышав свои имена, подняли головы, а потом, услышав привычную подначку, вернулись к своей работе. Шапошников тяжело вздохнул – Страшные бумаги и страшный вывод о результатах "победоносно завершенной" войны. Теперь я понимаю принятые вами решения, которые раньше вызывали у меня удивление и неприятие. … удивление и неприятие … – значит, в среде военных, нарастает все большее и большее возмущение принятой нами стратегией "война с минимальными потерями"!? Да, товарищ Сталин – большая часть наиболее компетентных и ответственных товарищей считает, что имея значительное преимущество в танках и авиации; и достаточно сил для нанесение серии мощных контрударов – наши действия и реализуемая на сегодняшний день тактика привели к тому, что, на отдельных участках, враг вклинился на нашу территорию на глубину до 150км. … вот то, что "… большая часть наиболее компетентных и ответственных…", как раз меня и настораживает против резкого изменения стратегии. Создается впечатление, что без разбитых голов эти товарищи ничему научиться не могут. У правительства создается впечатление, что в результате того, что этих товарищей долго водили за ручку и не дали совершить фатальных ошибок, у них началось головокружение от успехов. А каково личное мнение товарищей Рокоссовского и Жукова по этим вопросам? Шапошников некоторое время помолчал, обдумывая не очень удобный для него вопрос. Рокоссовский человек увлекающийся, причем он сейчас не в роли стратега, а, скорее, тактика, который получил великолепную игрушку – возможность претворить в жизнь свои стратегические и тактические наработки за прошедшие два года. До тех пор пока не изменятся условия в "белорусском болоте" и Рокоссовский может разменивать одного своего бойца на 10-15 солдат противника, он в вопросы стратегии лезть не будет. Да и вообще, игра в политику – это не его стиль. Жуков – очень серьезный и ответственный полководец, у него есть много интересных стратегических заготовок, некоторые из которых я видел – очень серьезные работы – но он не будет торопиться. Та ситуация, в которую, в свое время, он попал на учениях в "особом военном округе" произвела на него очень большое впечатление. Говоря про недовольство, я имел в виду, в основном, командиров среднего и старшего тактического звена – бригад, дивизий и тактических групп. Люди хотят наступать и гнать противника с нашей земли. … Что же, гнать противника с нашей земли это достойное и понятное желание, но второй генеральской фронды мы не допустим (имеются в виду чистки в армии в 1937году). Принцип единоначалия в армии не должен нарушаться. Скажите товарищ Шапошников, а как сами вы считаете – можем ли мы, на данном этапе, провести серьезную наступательную операцию и не попасть в то положение, в которое наши "герои" попали под Харьковом в реальности Гесты. Товарищ Сталин, к сожалению Геста не профессиональный военный и, кроме того, чисто историю, в том числе и Великой Отечественной Войны его реальности, он знает, не считая технических деталей, на слабую тройку. Та информация, о Харьковской операции, которую я смог с ним восстановить, достаточно фрагментальна и субъективна. … Сталин ухмыльнулся – судя по тому, как он немедленно после этого сбежал на "Урал четыре" и вернулся только час назад, вы проделали очень большую работу…. Шапошников улыбнулся – Да, мы проделали с ним очень большую работу, и не его вина, что способы хранения информации в его реальности значительно отличаются от наших, а многие конкретные исторические факты были вне сферы его интересов. … Вы считаете, что эти два факта взаимосвязаны? Да, конечно – когда можно в течение нескольких минут подобрать и вывести на экран сотни уже отсортированных документов, нет необходимости заучивать конкретные факты и полагаться на память. … Борис Михайлович, я понимаю, что вы хотите получить сравнительный анализ разведывательных сводок, над которым сейчас работают Лаврентий и Геста, но, все таки, мне хочется сначала услышать ваше независимое заключение. В общих чертах удалось реконструировать сложившеюся в реальности Гесты тактическую обстановку – Шапошников достал из папки и развернул начерченную от руки карту. Мне думается, что основными ошибками было: … То, что не была учтена возможность смены стратегических приоритетов германского командования; … Командование РККА было, почему то, уверено, что вермахт будет поступать строго в соответствии с предполагаемой ими концепцией развития ситуации; … Не был создан ни достаточный перевес сил на направлении главного удара, ни резерв на случай непредвиденного развития ситуации; … Не было обеспечено на достаточном уровне взаимодействие и связь между группами; … Не было в достаточной мере продумано материально-техническое обеспечение. В результате этого, противник смог скрытно перегруппировать свои войска и, ударами со стороны Балаково и Барвенково, отрезать наступающие части РККА. В результате потери связи между подразделениями, не имея полной информации и рассчитывая, что им, не имея достаточных резервов, удастся, только за счет мужества бойцов переломить ситуацию, командование не отдало своевременный приказ о прекращении наступательных операций, перехода к обороне и деблокировке окруженных войск. … То есть вы считаете, что такой исход Харьковской операции явился, прежде всего, результатом недостаточно полной оценки командованием оперативно-стратегической обстановки, отсутствием правильной организации взаимодействия между фронтами и ударными группами, явных недочетов в управлении войсками и недооценки вопросов оперативного обеспечения. Да, товарищ Сталин. … Какая ситуация, на сегодняшний день, сложилась на фронтах по вашему мнению? На сегодняшний день, немцы прекратили активные наступательные операции, и, по первому впечатлению, пытаются переосмыслить итоги начального этапа войны, и закрепиться на захваченных позициях. По докладам разведки, они начали прилагать значительные усилия по охране своих тыловых коммуникаций. Резко активизировалась их воздушная разведка, в том числе высотные полеты разведывательной авиации в глубину нашей территории. Высотное радио сканирование выявило перемещение больших групп немецких войск на территории Польши – видимо производится перегруппировка и доукомплектация потрепанных в боях дивизий. Наши войска пока придерживаются старой тактики, но она уже стала терять свою эффективность. По всей линии фронта в основном идут бои местного значения. Соотношение сил по всем основным показателям явно в нашу пользу, но если мы позволим немцам навязать нам выбранную ими тактику это преимущество может быстро сойти на нет. … на каких участках немцы ведут наиболее активную подготовку к обороне. Как ни странно, наиболее активно такие работы ведутся на Полоцком, Минском и Припятьском направлениях. … Почему для вас это странно!? – Брест они до сих пор не могут взять и, вместе с армией Рокоссовского, он сидит у них в мягком подбрюшье очень неприятной занозой; на минском выступе их наступление захлебнулось и они имеют нарастающую угрозу на своих флангах от наших армий. Видите ли, товарищ Сталин, до сих пор вся их стратегия, как в Европе и у нас, так и в Африке основывалась на концепции высокоманевренной войны, в которой кинжальные удары танковыми клиньями завершаются окружением противника с его последующим уничтожением. Наступление Армий Группы Центр на минском направлении явно указывало, что попытка расчленить и уничтожить наши армии в Белоруссии с прорывом укреплений старой границы, выходом на оперативный простор и формированием атакующего клина в сторону Москвы было основной стратегической задачей на начальном этапе войны. В свете такой наступательной доктрины, переход Армий Группы Центр к оборонительной тактике перед прекращением весенней распутицы и нормализации у немцев тылового обеспечения и материально технического снабжения выглядит, мягко говоря, подозрительным. Я считаю, что это указывает на изменении ими ближайших приоритетных задач и смене главного направления наступательных операций. … Не может оказаться, что немцы удовлетворились достигнутым и хотят закрепиться на захваченных территориях? Это кажется весьма сомнительным – немцы должны понимать, что мы обладаем значительными человеческими и материальными ресурсами, и наше давление на их войска будет постоянно возрастать, до тех пор, пока мы, как минимум, не выкинем их прочь с нашей территории. Учитывая наше господство на этом направлении в воздухе, им никто не даст возводить долговременные оборонительные сооружения. Сталин прошелся по кабинету и задумчиво проговорил – значит, изменение направления главного удара…. Из сообщение Сов Информ Бюро …. …. В целом положение на фронтах стабильное и продвижение захватчика на линии Полоцкий район, Минск, Припятьский район остановлено. По всей полосе фронтов идут бои местного значения…. Июнь 1941года Минская область На июнь 1941 года в группе армий "Центр" насчитывалось всего 442 053 офицера, унтер-офицера и солдата, из которых только 214164 могли считаться окопными солдатами. К ним можно отнести еще 44 440 офицеров, унтер-офицеров и солдат отдельных частей резерва Верховного главнокомандования, которые по всей полосе группы армий служили артиллеристами, истребителями танков, связистами, санитарами и водителями автомобилей. В те дни командование группы армий доложило главному командованию сухопутных войск, что ни одно из находящихся на фронте соединений неспособно отразить крупное наступление противника. Одним из таких солдат отдельных частей резерва был оберканонир Курт Лемке, начавший войну во Франции в составе восьмого тяжелого арт дивизиона, затем срочно переброшенного со своим 88мм орудием на полугусеничном шасси в Африку, когда там появились новые мексиканские танки и вот наконец оказавшийся после Роммелевской сковородки в вполне комфортных славянских условиях. Профессиональный солдат, он был тем типом вояк, кого через много лет, в другой реальности, один американский писатель назвал "возлюбивший войну". А что плохого!? – На войне как на войне. Машины закатили в уже готовые, оставшиеся от русских артиллерийские окопы, только немного их подчистив и обложив фашинами (цилиндрические корзины из прутьев) с землей. К плотному ужину удалось добавить неплохую кружку шнапса. Роте передали для поддержки три 37милиметровки и прожекторы для борьбы с русскими легкими бомбардировщиками. Вот когда эта война будет победоносно завершена, можно будет и подумать о том, что бы получить где ни будь, примерно в этом регионе, кусок плодородной земли и восточных рабов, что бы организовать образцовое немецкое хозяйство. И, видит бог, оно будет организовано не хуже, чем его взвод, который он, не жалея кулаков, сколотил из этих ограниченно годных швабских свиней. На фронте было затишье. Уже несколько дней никто ни на кого не наступал. Слышна была вялая стрельба, то на одном, то на другом направлении. Амфибийные войска иванов, начавшие после переброски на этот участок мобильных автоматических орудий, получать серьезный отпор затихли и уже редко вылезали ночью из обмелевших проток. Хорошо замаскированные сетями и срезанными ветками орудия держались в резерве, для поддержки танковых атак, и русской авиацией ни разу не были обнаружены. Чем не жизнь!? Лемке еще раз обошел все четыре окопа, где расположились три его орудия и приданная 37милиметровка. Строго посмотрел на тянущихся перед ним с перепуганными лицами солдат; попрыгал, проверяя как уложен деревянный настил, расширяющий платформу машины и облегчающий работу расчета; посмотрел, как складированы ящики с выстрелами. Как всегда полный порядок. Можно идти спать в землянку, где под тремя накатами ему был оборудован завешенный брезентом уголок. Еще раз осмотрел освещаемую редкими ракетами округу батареи. Какая то подсознательная тревога не давала зайти в землянку и заставляла опытного оберканонира раз за разом оглядывать залитую неверным белесым светом магнезия местность. …. Фердаммтэ шайсэ! (е* твою мать! – нем) … От дальних кустов, которые с самого начала не нравились Лемке, и которые он заставил пристрелять наводчика автоматической пушки, раздался хлопок и сразу, посреди расположения, запрыгала яркая звезда сигнальной гранаты. Затем еще одна с другого направления. … Ахтунг! … Ахтунг! … Ааршлохс! …. (гавнюки) … Все к орудиям … Шнейлер! … Шнейлер! …. (быстрей)… Солдаты только кинулись снимать маскировочные сети с орудий, как прямо над расположением подразделения вспыхнули, медленно опускаясь на парашютах, осветительные "люстры", заливая нестерпимым белым светом позицию и отсекая стеной темноты округу. Лемке, оттолкнув замешкавшегося наводчика, разрядил кассету зенитного автомата в сторону, откуда прилетели сигнальные гранаты, наводя в черноту по меткам, воткнутым около орудия. Одна шрапнельная кассета …, вторая …. перенести огонь по второй цели … … заряжающий … шнейлер …. шайскерль (мудак) … шнейлер …. ! Азартный холодок, где то в подреберье … шнейлер …. шнейлер ….! Полоса пыльных фонтанчиков вспухла перед орудием. Руссишь мисткерль (русские сволочи) Лемке повел стволом по кругу, пытаясь предугадать по фонтанчикам попаданий, где над слепящим светом "люстры" стрекочет ночная ведьма. … заряжающий … … и все вокруг вспыхнуло беззвучным красным огнем – содержимое термобарической кассеты легло прямо вокруг орудия… Сержант Приходько, прижав залитую кровью, раздробленную кисть руки к телу, пытался одной рукой вытащить стонущего мехвода из развороченной сороковки. Сука, … твою мать, … как видел гад, и поплавок и все отделение одной очередью снес… … шоковое состояние и вколотый тюбик не давали болевому шоку свалить сержанта с ног, но перед глазами плыла пятнистая пелена и туманила сознание. … мать твою – все отделение, сходу … с начала войны такого не было … да помогай же ты мне, придурок чертов … давай … давай … ножками … ходу отсюда … таких как мы в плен не берут… Шесть легких бомбардировщиков-бипланов Поликарпова, сбросив кассеты в догорающие люстры, переключили двигатели, сбросивших груз машин, на глушители и тихо поплыли на свой болотный аэродром. Внизу медленно разгорались дымным чадящим пламенем четыре машины зенитного взвода оберканонира Курта Лемке. Разорванная, очередями зенитного автомата и ударом объемного взрыва, ночь снова вступила в свои права. На западном фронте было затишье, только на разных участках этой гигантской дуги, вскипая ревом моторов, разрывами и треском выстрелов непрерывно шли кратковременные бои местного значения. Июнь 1941года Ставка Армии Белорусского фронта Жуков взял трубку ВЧ связи. … Да, товарищ Первый, я на связи… … Да подтвердилось – мы провели в нескольких критических для нас пунктах разведывательные операции силами мобильных ударных групп Рокоссовского и разведротами минской группы войск. На этих направлениях нам противостоят войска из группы войск генерала Ромеля, переброшенные из Африки. И вот что интересно, они заменили не самые потрепанные в наступательных боях дивизии, а сохранившие наибольшую боеспособность. … Да понимаю. … Мы ведем непрерывную разведку польской территории, как авиацией, так и силами осназа. … Да подтвердилась – все глубокие немецкие тылы кипят. Идет спешная доукомплектация и перегруппировка сил, с последующей переброской их в район Кракова. … Вы правы, я предполагаю, что они собираются, начать широкую наступательную операцию на Украинском фронте. … По моему мнению, наиболее интересные для них направления это киевское и левобережье Днестра. … Нет, форсировать Днестр они, скорее всего будут только в районе Кишинева и только после выхода своего основного танкового клина в район переправы. … Да, это даст им возможность сконцентрировать войска для удара по левому флангу недостроенного Киевского УРа и захватить удобный плацдарм для наступления на Одесском направлении. … Да понимаю. Мы подготовили несколько локальных наступательных операций в районе минского выступа. … Да, товарищ Первый, сил хватит – на этом участке мы, на сегодняшний день накопили, как минимум, полуторное превосходство по всем родам войск. Тем более, что со стороны Припятьских болот по ним ударит Рокоссовский, у него тоже все готово к наступлению. … Нет, переброска немецких войск со стороны Литвы маловероятна, там немцы изрядно завязли на линии Рига – Западная Двина. … Да понимаем. Такой исход событий маловероятен. У нас имеется достаточно свежих дивизий на полевых укреплениях Минска и резервная группа войск на долговременных укреплениях старой границы. … Спасибо товарищ Первый, придача нам авиационной ударной группы Особого Резерва это серьезное подспорье и значительно уменьшит наши потери. … Так точно, понимаю. Постараемся свести потери и риск к минимуму. … Нет, не согласен. После ликвидации котла нужно выходить к Бресту. … У меня то же ненужных солдат нет. … Так точно, товарищ первый. Благодарю за доверие. Июнь 1941года Белорусский фронт В районе Минского выступа На белорусский фронт опустилась короткая летняя ночь. Два часа утра. Еще немного и на востоке появится тоненькая розовая полоска рассвета. Удар пришелся на мирно спящие немецкие аэродромы. Термобарические кассеты, фосфорные бомбы и выливные приборы с напалмом несло все, что могло летать. Бомбы и ракеты почти не использовались, основной удар наносился по боевой технике. В первой волне шли ударные машины Поликарпова всех комплектаций, машины Илюшина и Петлякова. Во второй волне, на аэродромы, еще не пришедшие в себя после термобарического удара, пролился огненный дождю с машин старых типов, среди которых можно было увидеть всю историю советской авиации – начиная от стариков ТБ3 и СБ, поднявшихся с опережением аж с московских аэродромов и заканчивая кое как отремонтированными и поднятыми на крыло Р5, за штурвалами которых сидели курсанты аэроклубов и пилоты гражданской авиации. Завершили удар ночные бомбардировщики, которые, летя на малой высоте, добивали своими гранатометами то, что не заметили их большегрузные собратья. Над всем этим чадящим адом кружились кольца истребителей, собранных по всему западному фронту, уничтожая все, что смогло вырваться в воздух с горящих аэродромов. Советское командование пошло на серьезный риск, оставив на несколько дней остальные участки фронта почти без авиационной поддержки. Но этот риск был вполне оправдан. Лишившись в течение первых часов советского контр наступления практически всей своей авиации, Группа Армий Центр могла противопоставить последующей массовой штурмовке своих, еще не полностью завершенных позиций, только зенитную артиллерию, в которую плотно вцепились не имеющие противника в воздухе легкие бомбардировщики и истребители. На всех советских аэродромах белорусского фронта было состояние полного, трудно управляемого дурдома, которое даже сложно было называть боевой работой. Непрерывно садящиеся самолеты сортировали прямо на посадочной полосе и те машины, которые не должны были участвовать во второй части операции, просто оттаскивали машинами, тягачами а, иногда и просто откатывали на руках на окраины аэродромов. Их экипажи немедленно включались в работу аэродромных команд, к которым они были приписаны. Час передышки на перезаправку и перевооружение основных ударных машин и третья волна – на этот раз уже по ближним тыловым структурам и артиллерийским позициям немецких дивизий, ведущих наступление на Минск. Специально подготовленные эскадрильи легких бомбардировщиков начали "укладывать" кассеты маломощных термобарических гранат на , обозначенные ракетами с земли, минные поля, пробивая проходы. Одновременно с авиацией ударила артиллерия всех уровней. Приятная любому артиллеристу команда – "снарядов не жалеть"… И, наконец, как только над ближними тылами и арт позициями противника в воздух поднялась сплошная полоса разрывов, в почти безлунную, облачную июньскую белорусскую ночь с позиций РККА, прямо с упаковочных ящиков, у которых откидывалась одна стенка сорвались тысячи реактивных магниевых гранат. Жизнь каждой гранаты была короткой – всего несколько секунд – 300-400 метров полета. 300-400 коротких, но очень ярких метров, которые на полторы, две минуты полностью выводили из строя зрение напряженно всматривающихся в ночь солдат. Граната за гранатой, волна за волной, под прикрытием сияния которых, тяжело щурясь даже в отраженном свете, пошла мотопехота, поддержанная танками. Пятьсот метров нейтральной полосы – земля, на много раз перекопанная минами и снарядами, устеленная рваной стальной колючкой и выжженная термобарическими зарядами – одна минута для броне трейлера, вихляющего за своей МПП и, вместе с ней, ведущие огонь по всему, что шевелится. "снарядов и патронов не жалеть … " Самый страшный вид боя – ночной штурм оглушенного и ослепленного противника. Бой, когда все, стреляют во все – бой, когда короткая очередь или граната с подствольника сначала пресекают, замеченное в рвани мечущихся при пролете "фары" теней, движение и, только потом, разум оценивает, что это такое. Ночной штурм – ситуация, когда привычное, наработанное в сотнях учебных боев озверение спецназовца натыкается на "мужество страха" обреченных. Бой, где каждый сам за себя а, ударник с подхватом – это уже мощная тактическая группа. За отрядами спецназовцев, ломающих оборону противника, в немецкие окопы хлынула мотопехота. Команда "стрелять только в крайнем случае" – впереди спины спецназовцев, да и огневой контакт в черных при свете магния траншеях и окопах это слишком сложно для вчерашних мальчишек. Штыком и прикладом. Сбить противника на землю и, в сплошном, уже не воспринимаемом реве штурма, с выбросом, приседая на ствол всем корпусом, бесшумно, вогнать в него штык. Дальше, дальше – понимание от содеянного придет после, когда спадет горячечная истерика боя; тогда, когда вчерашний пацан, давя рвотные спазмы, будет пытаться стереть с себя горстью земли чужую кровь, хлестанувшую ему в лицо из разорванного штыком горла его немецкого ровесника. Отчаянное сопротивление первой линии окоп дало немецким офицерам возможность отвести часть солдат и организовать оборону на запасных позициях, но слишком поздно – прямо над головами, присевших при звуке сирен своих солдат, через разбитые ударной авиацией и минометами батареи противотанковых пушек, стреляя на ходу из стабилизированных орудий, пошли танки. Не все противотанковые орудия были разбиты и то тут, то там, снаряд от пятидесятимиллиметровой самоходки разбивал гусеницу или тусклым пучком искр рикошетил, не пробив броню. Неприятной неожиданностью для наступающих танков стали спрятанные за задними склонами холмов, в глубоких капонирах 88мм зенитные флаки на полугусеничных машинах. Сволочная техника – высунется на несколько секунд из за гребня холмика, ударит в невидящую ее машину и спрячется назад, что бы выскочить, уже с другой стороны, и ударить по другой цели. И так раз за разом, до тех пор, пока ее не накроют самоходные минометы или легкие ударные машины авиаотряда, приписанного к этому, нарвавшемуся на засаду, батальону. Поднявшееся в мутной, багровой пелене солнце робко осветило разбитую и горящую технику, заглянуло в полу засыпанные землей и заваленные трупами траншеи. Бой ушел вперед. Санитарные команды придут чуть попозже. Пленных в ночном бою не бывает. 10е июля 1941года Москва Штаб по чрезвычайным ситуациям Сталин мрачно смотрел через стекло на тревожную суету, кипящую в бункере штаба – трещали телетайпы и телекопиры, с какими-то бумагами и свертками карт, входили порученцы, передавая их офицерам штаба. Подошел Шапошников – товарищ Сталин – окликнул он вождя. Ну что, Борис Михайлович – иронично бросил он штабисту – переиграли вас умников немцы!? … Переиграли, товарищ Сталин, но и своих целей тоже не достигли – они не ожидали такой ночной атаки и прорыва наших танковых клиньев с десантом за первые три часа на сто километров. Да и наличие у Рокоссовского в Припятьских болотах серьезной бронетехники и использование нами в массовом масштабе термобарических зарядов тоже стало для них неприятной неожиданностью. По их планам, нашу авиацию, идущую на штурмовку немецких фронтовых аэродромов, должны были перехватить их истребители, которые были скрытно переброшены на вильнюсские аэродромы и, в это время, пехотные части вермахта должны были организовано, непрерывно контратакуя, отступить – часть к их новому Вильнюсскому УРу; а, остальные, вымотав РККА за неделю боев, за Западный Буг, на укрепления польской границы. Та тактика, которую мы применили, спутала им все планы и их потери в результате того, что мы перемололи их части в припятьско-брестском котле очень велики. В результате возникла патовая ситуация – немцы угрожают нашим флангам из укреп районов Вильнюса и Владова, но не имеют достаточно сил, что бы нанести удар; у нас, из за чрезмерно растянутой линии фронта, нет достаточно сил для прорыва этих УРов и мы вынуждены спешно закапываться в землю. Перебросить, как планировалось, после разгрома немцев, наши ударные подразделения на Украину, мы тоже не можем из за серьезной угрозы нашим флангам. Сталин скептически посмотрел на Шапошникова. Если я вас правильно понял, у нас ситуация как у того охотника, поймавшего медведя – справиться с ним не может, а уйти, медведь не отпускает!? … Да, чем то напоминает. Ну и что будем делать, товарищи полководцы!? Опять шапками закидывать? Вы понимаете, что у вас в ближайшее время возникнет угроза немецкого наступления на киевском направлении, с возможным ударом в направлении Одессы и Николаева!? Да, товарищ Сталин. Хотя для такого наступления у немцев сил сейчас нет – слишком большие потери они понесли в припятьско-брестском котле и вынуждены спешно возвращать свои наиболее боеспособные дивизии в район Варшавы и Владова. Сталин прошелся по застекленной коробочке кабинета – Как я понимаю ситуацию, победителем в ней окажется тот, кто первый сможет в кратчайшие сроки мобилизовать свои ресурсы. Товарищ Шапошников, до конца августа мы должны любой ценой, я еще раз подчеркиваю – любой ценой не допустить нового наступления немцев и, еще лучше, выдавить их с нашей территории. Я понимаю товарищ Сталин, мы привлечем все возможные резервы. ГЛАВА 26 ТОЧКА ЗРЕНИЯ Июль 1941года Белый дом Кабинет президента Ну что же Гарри, за это можно и выпить – принципиальное согласие советского посла признать важность консультаций "милитари систем инкорпорэйшен" с нами по профсоюзным вопросам означает, что в 1944 году наша партия получит поддержку их профсоюзов, а это, вместе с членами семей несколько десятков тысяч голосов. Я уж не говорю о том, что кадровая политика и система поощрений и льгот корпорации для своих рабочих вызывает все больший и больший интерес. А это значит голоса еще несколько десятков тысяч сочувствующих. Гарри качнул виски в стакане – да уж – создали мафиозный клан, где преданность "семье" и "дону" заменена на преданность корпорации и ее ручному профсоюзу. Рузвельт пожал плечами – наши промышленники сами виноваты, они хотели получить все, а умные люди всегда подбрасывают ездовому псу косточку, до того как он, доведенный голодом и непосильным трудом до потери чувства сохранения, бросится на хозяина. … Может быть ты и прав, но не слишком ли мы торопимся, форсируя переговоры с русским. У русских не так уж и хорошо идут дела, а время работает на нас. Все таки, Гитлер на территории России, а не Сталин в Германии. Хотя, надо отдать должное, судя по тому, как немцы любыми путями стараются выйти на переговоры с нами, положение у них достаточно тяжелое – потеря румынских нефтепромыслов для них тяжелый удар. Вот именно поэтому, мы Гарри торопиться не будем: наша задача на сегодня – подменить наших британских союзников в Африке и, не подавившись, скушать этот кусок пирога. Немцы начали отзывать свои войска из Африки в Россию, а с макаронниками мы вполне справимся. Есть неприятная новость, о которой ты Франклин возможно еще не знаешь – Русские выделили Англии под банковские гарантии и, судя по всему, с условием передачи им части английских баз на территории Ближнего Востока, целевой кредит размером в пол миллиарда долларов на покупку у "милитари систем инкорпорэйшен" вооружения. Кроме того идут переговоры о поставках в Англию, в обмен на промышленное оборудование, продовольствия и сырьевых ресурсов. … Очень неприятная новость – если Томми получат дополнительное вооружение и неконтролируемый нами источник ресурсов, нам будет трудно заставить их считаться с нашим мнением. Надо попытаться договорится с консерваторами, там тоже есть реалистично мыслящие люди, и провести через конгресс вопрос по ленд-лизу, который "милитари систем инкорпорэйшен" совместно с изоляциналистами настойчиво блокируют. Пока мы будем старательно изображать на панели невинную девочку, этот кусок пирога может попасть в чужой рот. Скажи, ты подготовил статистику по номенклатуре продукции этих мексиканских мерзавцев, отправляемую непосредственно в Россию!? Да, конечно. И, к сожалению, ты был как всегда прав – доля чисто военной продукции составляет там вполне скромную часть – и это в основном транспортные средства различных типов. Большая часть – это различное промышленное оборудование; алюминий и каучук и другие стратегические материалы. Последнее время они наладили производство и стали отправлять в Россию обезвоженные продуктовые концентраты. Причем заводы смонтированы прямо на сухогрузах или баржах река-море. Плавучий завод, становится у причалов в выбранном месте, и сырье закупается непосредственно у производителя. Рабочие работают вахтовым методом. Поступает информация, что сейчас идут переговоры о работе таких заводов в Австралии и Аргентине. В Канаду такой завод уже ушел. Рузвельт раздраженно поставил стакан на столик – то есть они опять, введя новые технологии, опередили нас на корпус и собираются продавать наше продовольствие в Англию. … Ты будешь смеяться – но не только в Англию, сейчас началась серьезная рекламная компания этих обезвоженных полуфабрикатов среди наших домашних хозяек. Я обратил внимание, что в последнее время "милитари систем инкорпорэйшен" все больше и больше интересуется продукцией двойного предназначения, или выпуском чисто гражданской продукцией. Нет, не буду – это уже весьма не смешно. Такое изменение политики говорит о том, что "комми" считают результаты и сроки завершения войны под полным своим контролем и начинают думать о задачах завтрашнего дня. Рузвельт тяжело откинулся на спинку стула – … пол миллиарда долларов, немалая сумма для нищей и воюющей России… Ты уверен, что в этот бизнес не вмешалась третья сторона!? … Скорее всего нет, русским в этом снимании с Томми последних подштанников, не нужны помощники, тем более, что: во первых – эти деньги им дали сами англосаксы за предыдущие поставки и проводки караванов из нового в старый свет; а во вторых – этот кредит существует, в отличие от денег, которые Англии придется возвращать, только на бумаге. В реальности, идет отправка ресурсов, в основном нашего континента, для воюющих Томми и перекладывание Корпорацией денег из своего правого кармана, в левый, причем под банковские гарантии третьих стран. Накладные расходы "милитари систем инкорпорэйшен" сравнительно невелики и значительно растянуты по времени, чего не скажешь о деньгах и преференциях которые они уже получили с воюющих или собирающихся воевать стран. Гарри, а что наши караваны? Так же – полный бардак и непрерывные потери!? … Ну, чем дальше, тем потери будут явно меньше – не только моряки, но и владельцы судов все чаще отказываются участвовать в наших конвоях. Кроме того начались проблемы со страховыми компаниями – они подняли суммы страховых гарантий для судов, выходящих в сопровождаемых нами или канадцами караванах, в несколько раз – слишком несоизмеримы потери тоннажа. Русские проводят свои караваны, либо вообще не имея нападений на гражданские суда, либо сводят потери к минимуму. … Скажи мне, не может быть, что комми опередили нас и у них есть договоренность с немцами по поводу караванов!? Нет, Франклин, не думаю. Наши корветы выловили из воды несколько моряков спасшихся с немецких субмарин поджидавших русские конвои на пути караванов. Среди них есть старший офицер одной из субмарин. На допросах он даже не может объяснить, как была уничтожена его подлодка. Создается впечатление, что русские расчищают курс конвоя, используя какую-то неизвестную нам новую технику и тактику. Ты ведь знаешь, нам до сих пор так и не удалось побывать на борту их, так называемых китобоев и эскортных авиаматок. Они просто не заходят в наши порты, формируя караваны в Канаде и Венесуэле. … а нельзя надавить на канадцев? Вряд ли, эти слишком осторожны и их политиков уже успели прикормить. Гарри – Рузвельт задумчиво посмотрел на помощника – а не получится так, что уплатив сумасшедшие деньги Деницу за безопасность проводимых нами караванов, мы наткнемся на эту самую, русскую неизвестную технику и тактику. С этих мерзавцев вполне станется, они учатся ведению бизнеса удивительно быстро. Конец июля 1941 года Специальная психиатрическая клиника На окраине Берлина Гитлер с мрачным лицом стоял перед стеклом с односторонней прозрачность, за которым сотрудник Абвера в форме офицера НКВД допрашивал на русском языке доктора Плюмера. Синхронный перевод допроса немедленно выводился на наушники стенографиста и внутренние динамики для посетителя. Гитлер повернулся к Канарису – Ну и зачем нужен весь этот фарс, с имитацией допроса в НКВД!? – спросил он. Канарис, который, в отличие от фюрера, внимательно вслушивался в реплики, на минуту оторвался и прокомментировал – Специальными химическими препаратами на основе экстракта из одного мексиканского кактуса и использованием гипноза нам удалось, подавив личность нашего дорогого доктора, максимально активизировать личность его симбионта. Другого языка кроме русского он не знает и, кроме того, после допросов его второго носителя в НКВД, эта форма вызывает у него максимальное желание быть предельно откровенным, причем без крайних мер с нашей стороны. Допросы офицером НКВД перемежаются проникновенной беседой с немцем врачом, который проявляет максимальное сочувствие к подследственному и "почти верит" в рассказанную им историю. Старая добрая методика – злобного и доброго следователя, ну, конечно, с поправкой на местную специфику учреждения. Причем врач не скрывает своей прогерманской ориентации. … Не слишком ли это шито белыми нитками!? Если учесть, что подследственный не способен, да и не хочет критически воспринимать навязанную ему реальность – он все это воспринимает всерьез. В какой-то мере, это для него служит защитной реакцией на происшедшее в действительности. Выполняя вашу рекомендацию, мы ведем себя по отношению к нему предельно корректно и, ведущий с ним личные беседы врач, наш опытный сотрудник, постепенно ведет его идеологическую обработку в нужном нам ключе. Вы можете вкратце изложить мне результаты допросов!? Да мой фюрер, хотя это скорее не результаты допросов, а результаты анализа монологов, иногда и на очень отвлеченные темы, спровоцированные допросами. Как и у всех шизоидных личностей, его внимание и направление активности вполне можно переключать определенными вопросами. Плохо то, что мы просто не знаем о чем его можно спрашивать, тем более, что его реальная эрудиция очень не велика и, в основном, сформирована просмотром художественных фильмов и обменом информации в так называемом "чате" – как мы поняли, в некотором роде, это аналог открытой для любого анонимного пользователя телеграфной линии. В любом случае такие беседы дают много интересной информации о его времени и/или реальности. … Что он говорит о передачи им тех технических новинок, которые сейчас против нас используют русские. Какую информацию он им вообще успел передать!? Канарис с сожалением посмотрел на динамик и пожал плечами – Я вообще не уверен, что русские действуют на основе полученной от него информации. Его техническая подготовка на уровне домохозяйки зажигающей газовую печку – "… ну вот если эту ручку повернуть, то, в правильно работающей печке, отсюда пойдет газ, который можно поджечь…". Для специалиста по печкам это вероятно очень информативно, но мы в положении, когда у нас такого специалиста нет. Как конкретный пример, можно привести попытку выяснить о боеприпасах, использованных русскими на румынских нефтепромыслах. Все, что мы смогли из него извлечь в области военной пиротехники и боеприпасов, сводилось к рассказам, с размахиванием руками и выпученными глазами, какой большой "бабах" у них умеют делать. Правда, один момент наших специалистов заинтересовал – так называемые "вакуумные бомбы". Под таким термином он определяет боеприпасы, которые создают смесь специального горючего вещества с воздухом, способную вызывать мощный взрыв, с последующим схлопыванием зоны пониженного давления, после выгорания реагентов. К сожалению, он не смог ничего конкретного сказать ни о применяемых веществах, ни, что более важно, об условиях, необходимых для образования такого мелкодисперсного, объемного облака. Как мы выяснили, все его воздействие, на той стороне, заключалось в том, что он устраивал истерики коммунистическим лидерам и произносил длинные монологи, в стиле юного Цицерона (Цицерон в молодости был косноязычным заикой), о том, как они должны ценить положительное влияние, оказываемое ИМ на их реальность. Гитлер скептически посмотрел на Канариса – я сомневаюсь, что коммунистические лидеры, те люди, которым можно закатывать истерики и они будут их выслушивать. … Ну почему же, это вполне могло быть, в том случае, если они вели с нами дезинформационную игру, используя этого клоуна. Фюрер насупился – Вы уверены, что это игра русских, а не сознательное предательство Гимлера!? Мы нашли у него в сейфе много документов, серьезно компрометирующих его деятельность. Канарис пожал плечами – расследование по делу Гимлера ведет партайгеноссе Гейдрих и его люди, я не совсем в курсе. Хорошо, дайте мне подборку наиболее значимой информации, которую вы получили в результате допроса …. – Гитлер помедлил, а потом продолжил – … этого несчастного мальчишки. Пусть ваш сотрудник, работающий с ним под видом врача, проявит максимальный профессионализм. Атлантический океан Подводная лодка тип Со бортовой номер 41 Подводная лодка Со или в просторечии "Сталинский охотник" была одной из лодкой проекта |Х бис модифицированных под выполнение специальных задач. Имеющие каплеобразный нос, полностью покрытые пятисантиметровым слоем армированной резины, с демпирующими каналами, такие лодки, имеющие пониженную шумность и специальный комплекс аппаратуры акустического обнаружения, скрытно двигаясь в составе конвоев, несли основную нагрузку по их защите от немецких волчьих стай и надводных рейдеров. Ставшая уже стандартной, еще с первых конвоев, но выполненная на более современном уровне схема – корабль матка, на базе среднего траулера, ведет за собой одну или несколько субмарин, по очереди, в подводном положении, заряжая их аккумуляторы от своего мощного генератора через буксирный кабель и давая возможность отдохнуть сменному экипажу. Подводная лодка – самая тихая в мире и самая секретная, доработанная из стандартных эсок на специальных верфях и которую ни один посторонний глаз еще не видел в надводном положении. Кораблик, в котором все было заточено под возможность как можно на большем расстоянии обнаружить цель и бесшумность атаки. Первый помощник устало откинулся, в своем кресле в тщательно изолированном носовом акустическом посту, глядя на напряженные спины акустиков. … Устал … Лодка вторые сутки шла поисковым зигзагом в подводном положении, время от времени запуская свой маломощный дизель, получающий воздух через шноркель, для подзарядки аккумуляторов. Еще пара часов и можно будет возвращаться к конвою на "матку" для отдыха, лодку сменит ее "подружка". Павел Петрович, право на тридцать посторонние шумы на грани слышимости… … Я БЧ 4, шумы право тридцать … вас понял… Бесшумная тень лодки, довернув на шум, ускорилась. Павел окинул взглядом отсек акустиков, современнейшая особо секретная аппаратура, появившаяся полтора года назад и самый большой секрет этих лодок – второй акустик. Если бы кто то, несколько лет назад, сказал капитану второго ранга, что на подводной лодке, причем идущей в транс океанский поход, будут служить выпускники спец школ для слепых, он бы рассмеялся и покрутил пальцем у виска. Сначала такую новинку на флоте приняли очень скептически, но несколько проведенных учений все расставили по своим местам – да, современная аппаратура позволяла многократно усиливать любой подводный шум; да, она позволяла с высокой точностью отследить направление на него; да, современный высокочастотный эхолокатор позволял с достаточной точностью для прицельной стрельбы определять положение противника, да, новые электрические самонаводящиеся торпеды могли с дистанции пяти – восьми кабельтов поразить любую маневрирующую подводную цель – вот только было одно но, только мозг слепого, который всю свою сознательную жизнь жил и ориентировался внутри объемной звуковой картинки был способен выделить, после предельно напряженного тренинга, среди сотен других шумов нужный звук на пределе слышимости и идентифицировать его. … товарищ капитан есть идентификация – лодка в надводном положении под зарядкой. … Я БЧ 4, неопознанная подлодка по курсу ведет зарядку аккумуляторов… Вспыхнули лампы боевой тревоги и лодка медленно пошла пеленгующим зигзагом на сближение с вероятным противником. … дистанция пятнадцать кабельтов, лодка немецкая, предположительно седьмого типа. … десять кабельтов… … пять кабельтов… … БЧ 4, сонар в режим подсветки … Легкий толчок и тихий шум в наушниках электромоторов 800мм торпеды, выскользнувшей из носового аппарата. … 5, … 4, … 3, …2, … 1 … акустики быстро переключили аппаратуру в спящий режим, защищая ее от акустического удара, потрясшего лодку от взрыва четырехсот килограмм мелинита (пикриновой кислоты). Еще одни герои Деница даже не успели понять, что с ними произошло… Начало августа 1941 года Кабинет Гитлера Референт тихо подошел к Томасу – господин генерал, Фюрер ждет вас. Сам по себе вызов к Фюреру, который последние две недели, после серии провалов в Белоруссии, оставивших германскую армию не побежденной, но в очень неопределенном положении, само отстранился от участия в работе генерального штаба, был очень странен. Последние время Томас предельно напряженно, в ходе нескольких инспекторских поездок по регионам ответственности армий пытался организовать материально техническое снабжение и ремонт военной техники за счет местных ресурсов. Где то: как например – в Чехословакии, это было просто вопросом переговоров с промышленниками и подписания соответствующих контрактов; где то, как например – в Польше, приходилось подключать немецких специалистов и полностью заново создавать соответствующие структуры, аккуратно подменяя существующий на местах перманентный, сложно управляемый хаос и коррупцию. Сложнее всего было на оккупированных территориях Советов. Более или менее положительные результаты удалось получить только на территории Прибалтики, где действовали серьезные прогерманские силы. Генерал от инфантерии Георг Томас, хорошо знающий круг генералов и старших офицеров, подготавливавших отстранение Гитлера от власти и находящийся со многими из них в переписке, не ожидал для себя ни чего хорошего от этого вызова. Войдя в плохо освещенный кабинет, Томас подошел Гитлеру, смотревшему в темное вечернее окно, и невольно вздрогнул, когда Фюрер повернулся к нему. Перед ним было заострившееся лицо предельно измученного и много дней нормально не спавшего человека. Я рад вас видеть генерал, проходите и, если хотите, садитесь. Как проходит ваша инспекционная поездка? Достаточно сложно, господин рейхсканцлер, но определенные сдвиги уже есть. Гитлер посмотрел ему в лицо и, отвечая скорее каким-то своим мыслям, заметил – да, да, конечно, определенные сдвиги есть. Отошел от Георга и, мрачно глядя в темное окно, продолжил – господин Томас. Я перечитал все ваши доклады за 1939-40ой годы, вы по-прежнему придерживаетесь мнения, что эта война губительна для Германии!? Генерал некоторое время помолчал, потом твердо произнес – да мой Фюрер, более того, мы, особенно в свете того, что творят на оккупированных славянских территориях националисты и войска СС, сейчас сделали своим непримиримым врагом единственную страну, которая в принципе могла бы поддержать наши притязания на захваченные в Европе территории. Вы считаете, что Сталин, до тех пор, пока я нахожусь у власти, не пойдет ни на какие переговоры с Германией? Томас вздрогнул, но, сдержав нарастающее нервное напряжение, твердо ответил – да, национал социалистическая партия и ваше правительство слишком дискредитировали себя в его глазах, особенно – ничем не спровоцированным нападением. Гитлер мрачно произнес – они вполне были готовы к такому развитию событий … и явно лучше, чем мы… Остановил пытающегося возразить ему Георга жестом руки и, внимательно глядя ему в глаза, спросил – вы можете ответить мне на один вопрос предельно откровенно господин генерал!? Это ваше мнение – мнение военного или вы получили какую то неординарную информацию по этому вопросу? … Я не совсем понимаю, что вы подразумеваете под "неординарной информацией"!? Вся эта информация имеется в материалах генерального штаба и в моих работах есть на нее ссылки. Я имел в виду некую трансцендентную информацию. Мой Фюрер, начал возмущенно Томас, я военный и экономист, мистические проблемы вне сферы моих интересов … Хорошо, хорошо … Гитлер еще раз прошелся по кабинету, видимо окончательно принимая какое то тяжелое для него решение. Господин Томас, я хочу предложить вам должность генерал губернатора всех оккупированных восточных территорий, с правом вето на действия любых имперских структур в отношении гражданского населения. Что бы это не было фиктивной должностью, соответствующий циркуляр об обязательной поддержке всех ваших решений, за моей подписью, уже подготовлен и будет разослан всем подразделениям СС и вермахта. Вам так же дается право на самостоятельный контакт по линии красного креста с противником, без принятия политических решений и деклараций. Еще раз прошелся по кабинету и тяжело, без обычного для него пафоса произнес – я солдат и не боюсь смерти, страшно знать, что станешь самым проклинаемым человеком для того народа, которому служишь. Начало августа 1941 года Резиденция Абвера "Дом на набережной Тирпица" Канарис посмотрел на сидящего напротив, в глубоком кресле, Гейдриха и мысленно хмыкнул – да, шеф СД, главного управления имперской безопасности, в штаб квартире Абвера – что бы такое произошло, в рейхе должно было сдохнуть что то значительно большее, чем соседская кошка. Мой дорогой друг – Канарис на правах хозяина первый прервал затянувшиеся молчание – прекратил ли наш обожаемый фюрер свое затворничество!? Гейдрих поморщился – прекратите адмирал, нам сейчас не время играть в политику. Как видите, я даже согласился на совещание в вашей штаб квартире и не требую от вас выключить все записывающие аппараты. Нам нужно немедленно выработать свою окончательную позицию по теме доктора Плюмера и его симбионта. Мы оказались в очень сложном и двусмысленном положении на восточном фронте и ситуация очень проста: либо мы принимаем все, что говорит этот психопат, Плюмер, за объективную данность – и это требует изменения всей нашей партийной и военной политики; или это просто еще одна тщательно подготовленная и великолепно проведенная операция нашего противника – и мы должны действовать в пределах наших традиционных решений и методов. Канарис вежливо поправил – я бы скорее сказал выработать позицию по теме симбионта. Химическими препаратами и гипнозом личность доктора Плюмера разрушена полностью. То есть, вы считаете, что мы действительно столкнулись с пришельцем из будущего – волнение явственно сказывалось на речь Рейнгарда. Канарис внутренне усмехнулся и подумал … что мой дорогой друг, не удалось усидеть на двух стульях и информация по окончательному решению еврейского вопроса, старательно и профессионально слитая русскими в печать, поставила твоих западных собеседников в неприятное положение… – в этом не может быть никаких сомнений для человека, достаточно хорошо знающего, что из себя представляет Ваш великий маг. Я думал, что у вас есть самое полное в Германии досье на это, с трудом способное поставить свою подпись, убожество!? … Но, все таки, не может ли это быть дезинформацией русских, проведенной через доктора с помощью какой то, неизвестной нам технологии. Пусть симбионт реальность, но действительно ли он из нашего будущего? Канарис задумчиво выровнял лежащие перед ним стопочкой папки. Как вы знаете, мой дорогой друг, я в достаточной мере владею русским языком и хорошо знаком с их литературным наследием. Когда, перед началом военных действий на востоке, у нас возникла проблема доктора Плюмера, которую подкинул нам Ваш обожаемый партайгеноссе Гимлер, я просмотрел все, что было написано у русских в области научной фантастики. В том числе и их гениального корифея в этой области – Беляева. Понимаете, ни один фантаст не может придумать того, что лежит совершенно вне плоскости той исторической реальности, в которой он существует. Все их невероятные фантазии на научную тему это переосмысливание, каких либо отдельных реальных или предполагаемых достижений сегодняшнего дня. Другое дело, что мы, простые люди, просто можем быть не в курсе этих рассуждений в научной среде. Особенность таких произведений – они исчерпывающи только в какой-то одной плоскости, ну например – в биологии, а все остальное будет дано предельно схематично. При допросе этого русского мальчишки, мы получаем пусть не всегда понятную для нас, но целостную картину его мира, в котором каждая деталь способна тянуть за собой, в пределах уровня его эрудиции, десятки других, органически связанных с ней мелочей. Большую часть которых, пусть он и не может объяснить, но они вполне логичны и могут быть хотя бы частично объяснены нашими специалистами. Гейдрих мрачно попросил – вы не могли бы привести какой ни будь конкретный пример, вы ведь знаете, что я очень далек от техники. … Вы наверно читали в отчетах, что мы несколько дней вели с ним разговоры об американском танке будущего, которым он очень восторгался и о котором с большой охотой говорил. Дело даже не в том, что в результате этих отрывочных бесед и его достаточно сумбурных монологов вырисовывается концепция реально существующей для него машины. В процессе разговора о радио начинке этого американского монстра, ему был задан вопрос о том, как удалось сделать такие удивительные устройства. Он сразу встал в позу и долго, малопонятно говорил о неких "микропроцессорах" и "микросхемах", которые имеют на своем кристалле тысячи "транзисторов" выполненных фототравлением. Помните, мы получили разбитые образцы русских радиоустройств, выполненных посредством кремниевых кристаллов по незнакомой нам технологии!? Когда мы показали фрагмент записи этого монолога нашим специалистам, работающим с этими обломками, они были в восторге – этот фрагмент сразу объяснил им все нестыковки в их предположениях. И таких отдельных фрагментов, указывающих нашим специалистам новые пути в различных областях в его бреде десятки. Другое дело, что нам потребуется тоже десятилетия, что бы претворить все это в реальные изделия. Шеф СД резко вскинул голову – но ведь русские смогли за неполные два года не только понять, но и запустить все это в производство!? Вот в этом и есть наша самая главная и очень неприятная проблема, мой дорогой Рейнхард – согласился с ним шеф Абвера. Более того, им нетребовалось – Канарис произнес это по слогам – тратить время на попытки понять – кто то, достаточно компетентный, работал с ними, по крайней мере, на уровне консультаций. Гейдрих с сомнением побарабанил пальцами по столешнице – вы делаете такой вывод только на анализе искореженных взрывом обломков радиоустройств!? Все остальное, с чем мы сталкиваемся у русских, это, в основном, модернизация вполне нам известных машин. Боже мой, конечно нет. Причем именно эта модернизация пугает специалистов, которым дана вся информация по этой проблеме, больше всего. Понимаете, вполне можно предположить, что у русских появился какой ни будь гений в области радио и, убедив политиков, сделал удивительный прорыв в этой науке. История знает подобные примеры. А вот когда десятки практически не связанных между собой образцов военной техники, которые в течение длительного времени подвергались только косметическим изменениям неожиданно и одновременно модернизируются, причем во всех этих устаревших машинах реализуются идеи, которые в наше время или неизвестны или не используются в подобных целях – это уже вызывает серьезный вопрос. Вопрос о том – кто стоит за такой модернизацией!? Причем обратите внимание – нет неудачных или промежуточных образцов – сразу получается необходимый конечный результат. Просто на основе полученной информации на таком уровне выполнить работу невозможно. Для этого нужно знать нечто более значимое, чем пригодные для этого прогрессивные идеи. Исполнитель или исполнители, что более важно, должны знать все проблемы, с которыми ранее сталкивались при реализации этих идей – Канарис опять выделил голосом ключевой, по его мнению, момент. Шеф СД медленно, как бы перекатывая во рту каждое слово, задумчиво спросил – вы, конечно, пробовали получить информацию от "пришельца" по этим машинам …? Из за проблем в Белоруссии у меня не было возможности просматривать все сотни страниц этих допросов. Да, конечно, и как раз те детали, которые вызвали наибольший интерес у привлеченных мной специалистов, вызвали у него наибольший поток словоизлияний и удивления от того как мы не понимаем таких простых вещей. Понимаете, мой дорогой Рейнгард, для этого мальчишки, в отличие от лучших военных инженеров Германии, абсолютно естественно: что механик водитель не сидит, а практически лежит на спине при управлении танком; что на танке стоит гладкоствольное орудие большого калибра; что снаряды автоматически подаются в камору; что двигатель стоит поперек корпуса и объединен с коробкой передач. Для него это настолько естественно, что на вопрос – "а почему так!?" – он, с удивлением, отвечает – "а в мое время всё так делают!", и начинает рассказывать, ну например, о свое дешевой, купленной со вторых рук машине, у которой двигатель стоит вот именно так, поперек, и объединен в единый узел с коробкой передач. Более того, у специалистов сложилось мнение, что за всеми этими модернизациями стоит один человек – чувствуется определенный, вполне сложившийся стиль. А насчет новых машин – у нас есть основания считать, что они уже есть. Несколько выживших летчиков дальней авиации рассказывали, что их разведчиков, летящих на запредельной высоте, атаковали неизвестные им машины русских, имеющие полное преимущество по всем параметрам. Этим пилотам удалось уйти в сплошной облачный фронт и вернуться на свои аэродромы только чудом. … Скажите Вильгельм, ваша служба пробовала вычислить этого "чужака"!? Да, мы серьезно работаем над этим, но вы же знаете, с какой маниакальной подозрительностью русские прячут все свои секреты. Но мы, в определенно мере смогли воспользоваться тем, что они, компенсируя нехватку квалифицированных специалистов стали использовать западных инженеров, нанятых по контракту. Гейдрих внимательно посмотрел на Канариса – У вас есть среди них агенты!? …Нет, как ни странно, они хорошо подобрали людей. Но западные специалисты более открытые и среди них циркулируют определенные слухи, которыми мы вполне смогли воспользоваться. Рейнгард, хорошо знавший, что иностранные специалисты в России работают в полностью закрытых городах и не имеют никаких внешних контактов, не стал обращать внимание адмирала на допущенное им логическое несоответствие. … Анализируя их сплетни, мы обратили внимание на одну, достаточно странную фигуру. Во всех случаях, когда возникали сложные технические проблемы или рассматривались неоднозначные технические решения, а, в отдельных случаях и когда возникали конфликты или непонимание с иностранными специалистами, появлялась довольно колоритная фигура – некий Геста. Имя или псевдоним явно испаноязычные; по заключению филологов – скорее псевдоним, означающий, на сленге мексиканос, незваного гостя или праздного гуляку. Рост, примерно, 178см; возраст около 55-58; очень массивен, но явно без лишнего жиру и в хорошей физической форме. Основной язык общения русский, но достаточно хорошо владеет несколькими иностранными языками. Всегда одет в полувоенную форму, хотя не имеет никаких знаков различия. Обычно приходит в сопровождении местного офицера НКВД, курирующего проект и одного из старших кураторов. При решении технических или организационных вопросов, его мнение никогда не оспаривается, хотя он явно предпочитает не принимать окончательное решение, а последовательно подводить к нему специалиста, с которым работает. Судя по тому, как к нему обращаются кураторы и старшие русские специалисты, имеет большие полномочия по широкому спектру вопросов. Шеф СД задумчиво побарабанил пальцами по столешнице отбивая такт, какой то сложной мелодии – … "Геста"… – … "незваный гость" … – чужак … Что ж, очень может быть … Вы пытались выяснить, появлялась ли, где ни будь, кроме России такая фигура или его псевдоним!? Нет!? Ну, тогда озадачьте его описанием всю вашу резидентуру, а мы проверим по своим каналам. Причем, я думаю нужно проверять все подряд, а не только испаноязычные страны. И вот еще – объявите своим агентам, что за эту информацию назначена денежная премия, сумму определите сами. Канарис скептически посмотрел на возбужденного Гейдриха – из каких фондов будут выделены эти деньги!? … Из фондов партии, предназначенных ля решения особо важных задач. http://militera.lib.ru/h/donitz/index.html http://wunderwaffe.narod.ru/Memoirs/IronCoffins/index.htm Глава 27 Иллюстрации чтобы посмотреть иллюстрации кликните слово иллюстрации правой кнопкой и выберете "открыть линк в новом окне" Подчеркнутые и выделенные фиолетовым цветом наименования – гиперссылки на поясняющие рисунки с других глав Финишная прямая Начало августа 1941 года Кремль, спец архив Сталин задумчиво чистил яблоко, оглядывая помещение, пока Геста доставал и сортировал папки – я смотрю у тебя, какой то, новый ящик – кивнул он на большой белый шкаф, жужжащий в углу, между двумя картотеками. Геста сразу оживился – А, это, ребята с завода холодильного оборудования подарили, не совсем то, что нужно для масс продакшен, аммониевый хладогент, но на первый случай пойдет. Нужен нейтральный носитель, у нас их называли фреонами, но пока химики, и у нас и на западе, не могут наладить производство, либо температуры кипения не те, либо плохо стыкуются с минеральными маслами. Я смотрю, ты все больше и больше переключаешься на гражданскую продукцию!? Геста пожал плечами – … Ну, с войной все понятно – даже без применения спец изделия мы выкинем немцев с нашей территории уже через несколько месяцев. Вот только, ты же сам понимаешь, нам нужно выиграть еще и мир, причем сразу на многих фронтах и со многими противниками. Да и в нашей стране тоже – тол на хлеб не намажешь, а масло в танке хранить не будешь. Вот здесь, холодильное оборудование и конденционеры воздуха, будут самое то, и у нас и на экспорт. Я смотрел статистику – те кинотеатры, которые мы в штатах скупили по дешевке и оборудовали кондиционированием воздуха и простейшими кафе, перетянули на себя практически всех клиентов. Лето было очень жаркое. Сейчас скупаем небольшие рестораны и организуем пункты проката кондиционеров малой мощности для частных квартир. У нас, в Союзе, кондиционеры пока не самое актуальное, но хорошие и дешевые промышленные холодильники и холодильные модули дадут по стране прирост производства продуктов питания процентов на двадцать пять – сейчас потери продукции просто чудовищные. Ну ладно – вот все, что у меня есть последнее по теме "урал4". Что именно тебя интересует!? Сталин задумчиво обмял табак в трубке и прошелся по свободному пятачку, между столом и кульманами. Давай начнем с самого изделия. … Само изделие практически готово, сейчас заканчиваем нарабатывать 6литий для цилиндра из урано-литиевого дейтерида. Планируемая мощность от 7 до 15 килотонн. Сказать точнее ученые не могут – они до сих пор ломают копья над тем, как пойдет реакция второго уровня в урано-литиевом дейтериде и, соответственно, как пойдет реакция третьего уровня в наковальне и корпусе из обедненного урана. Может быть, ты зря настоял на многоступенчатой схеме!? Ты ведь не уверен, что такая схема сработает. Геста пожал плечами – конечно нет. Но, на мощность выхода реакции первого уровня это практически не повлияет; потери оружейного урана и 6литий дейтерида не очень велики, а ученым это даст ту информацию, которую они не имеют из-за того, что мы не произвели полноценных испытаний. И, предупреждая вопрос, добавил – в любом, самом крайнем, случае при попадании в цель будет "хлопок" (неполная реакция в плутониевом ядре) мощностью не менее чем 300-500 тонн тратила. Нам этого вполне хватит. А самопишущей научной аппаратуры на сопровождающих самолетах и разведчиках второй волны будет более чем достаточно. Габаритные размеры и вес изделия удалось ужать за счет использования магниевого сплава в трубе ускорительного трека. Общий вес устройства, включая системы охлаждения для рабочего ядра, 2,5 тонны. Изделие очень хорошо вписалось в силовую схему машины, приняв на себя большую часть продольной нагрузки, и, учитывая то, что мы в ней применяем более совершенные материалы и взлет идет с практически пустыми баками – значительный вес, полностью заправленный машины не влияет на взлетные характеристики. Первая заправка танкером, на базе ТБ7, произойдет на высоте восемь тысяч метров сразу после взлета. Вторую заправку, в случае необходимости, осуществит машина сопровождения. По предварительным расчетам вторая заправка в нормальных погодных условиях не нужна. Полет пройдет на высоте 14 тысяч метров. Комбинированная силовая установка – поршневой двигатель с многолопастным импеллером плюс реактивный двигатель – обеспечивает на такой высоте крейсерскую скорость 750км/час. После выхода на цель, кольцевой нож из детонирующего шнура и взрывные болты отсекают и отбрасывают консоли крыла, уменьшая размах крыльев с 20 до 14 метров и переводя самолет в скоростную конфигурацию. Скорость пикирования машины до 900 км/час – на сегодняшний день у немцев нет средств ПВО, способных ее перехватить. Все элементы изделия многократно испытывались с имитаторами рабочего ядра. Машина прошла полный цикл испытаний, включая пикирование на максимальной скорости. К системе радиоуправления у летчиков замечания нет. … Но, все-таки, ты хочешь использовать в этом случае пилота!? Да, пилота и стрелка, оператора заправочной станции – слишком важная цель и слишком точно заданно время удара. Мы не имеем права на ошибку. … Скажи мне Геста, вот с пилотом вполне понятно – у него рак в последней стадии, максимум полгода, а потом медленное и тяжелое умирание одинокого человека. Для него этот полет достойное завершение его жизни, звездный час. Но вот стрелок – это ведь сравнительно молодой и полный сил человек, ему жить и жить – что его толкнуло вызваться на полет в один конец. С Миколой сложнее – эсесовцы Гейдриха у него на глазах, в Полесье, сожгли за сотрудничество с осназом все село, живьем. Не спасся ни кто, в том числе и его семья – жена и двое детей. Ребятам из его группы пришлось его связать, что бы унести в лагерь. У командира с ним потом были серьезные проблемы – нельзя отправлять на задание человека, который при виде эсэсовцев теряет над собой контроль и для которого собственная жизнь ничего не стоит. Пытались на него через священника воздействовать – Микола, как ни странно для осназовца, глубоко религиозный человек. Священник развел руками – говорит что этот человек взял на себя служение за погибших и переубедить его вряд ли кому ни будь удастся. Я с ним познакомился, когда летал посмотреть, что творится на освобожденных территориях. Знаешь, после того, что я увидел в Белоруссии, у меня все сомнения насчет изделия пропали. Говоришь очень религиозный человек…. Скажи, а он хорошо понимает, на что идет!? Он понимает, что в результате его действий разом умрут тысячи человек, в том числе и невинные!? Геста внимательно посмотрел на Сталина – Что и тебя это достает!? Они бы в таком случае не сомневались. Слетай в Белоруссию, посмотри – там вся Припять в сплошных пепелищах. Уничтожили всех, кто не успел или не захотел эвакуироваться. Знаешь, что Микола мне на такой же вопрос ответил!? – "…Вы зря меня уговариваете Геста, я умер уже давно, тогда, когда увидел горелища на месте своего села. Они за все должны заплатить – за мою жинку, за деток моих, за моих односельчан. А невиновные!? – пусть Б..г будет мне судия, я за все отвечу…". Сталин кивнул – Да предельно тяжело – я пока не стал получать отчеты Рокоссовского, не до конца верил в твои рассказы из вашей истории. Кстати твоя информация о заводах по уничтожению людей на территории Германии и в Польше тоже подтвердилась. Нам удалось получить оттуда фотографии, скрытно сделанные специальной камерой нашим агентом, ты о нем знаешь, Брайтенбах – страшное зрелище. Не понимаю – одна из самых культурных наций в Европе. А что тут понимать – нацизм это болезнь растоптанной нации. Прямо перед тем, как я к вам попал, в России, в которой никогда не было предпосылок для развития фашизма, он вышел на улицы и стал серьезной проблемой для властей. А теперь представь, что там будет, если этим движением решит воспользоваться кто-то рвущийся к власти. Вот поэтому я и считаю, что немцев, как нацию, не нужно загонять в цейтнот. Да – безоговорочная капитуляция; да – нацистская партия и ее идеология должны перестать существовать и быть под абсолютным запретом. Но во всем остальном политическое решение должно быть максимально мягкое. Мы не нацисты – нам нужны надежные союзники, а не западные рабы, нас ненавидящие и мечтающие о реванше. Сталин молча прошелся по комнате – Наше правительство думает так же, поэтому мы дали согласие товарищу Жукову на официальные контакты с немецким генерал-губернатором Томасом по линии Красного Креста. Кроме того, товарищам Рокоссовскому и Судоплатову дана команда ограничить проведение чисто террористических операций территорией Советского Союза. Август 1941 года В летнем Берлинском парке Мюллер потрогал кончиком зонта клиновый лист, плавающий в луже – смотрите, мой дорогой друг, даже природа в недоумении, уже не лето, но еще и не осень. Канарис пожал плечами – Германия в еще большем недоумении: Фюрер увлеченно готовит страну к партийным праздникам и практически отошел от реальных проблем, передав все текущие партийные дела Гейдриху, помаленьку становящимся вторым лицом в стране; но, одновременно, он дал дополнительные полномочия генеральному штабу и генерал-губернатору Томасу, как гражданскому администратору. … Да, я в курсе, наш уважаемый Генерал-Губернатор как всегда очень серьезно воспринял поставленную перед ним задачу. Отдача им под суд нескольких старших офицеров СС и привлечение для их ареста армейцев вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Учитывая то, что ему удалось нормализировать снабжение боевых частей и снизить количество бандитских актов против наших солдат в глубоком тылу, его действия сейчас пользуются безусловной поддержкой Вермахта. Адмирал кивнул – да, и русских тоже, решение о прекращении терактов на территориях сопредельных государств было принято ими явно на самом высоком уровне и весьма демонстративно. Как вы думаете, Сталин пойдет на переговоры – при том раскладе сил, которое мы имеем сейчас, их условия мира не должны быть слишком жесткими – ни Польша, ни Румыния им не нужны, а Финляндия – ну что же, ее вполне можно и отдать!? … Не думаю – во первых, мы не знаем реальных сил русских, а, во вторых, они не пойдут на переговоры пока НСДАП у власти. Вы считаете, что русские в ЭТОЙ войне не используют всех свои возможностей!? Мюллер вздохнул – да, в отличие от нас, они сумели в полной мере оценить попавшую им в руки информацию о результатах ТОЙ войны и любой ценой сводят свои потери в живой силе и гражданском населении к минимуму. Скажите Вильгельм, Фюрер до сих пор интересуется этим русским мальчишкой? Да, он проводит с ним все больше и больше времени и, судя по всему, эта симпатия взаимная. История ничему не учит дураков – в той истории запад повторил с Россией то, что он в свое время сделал с нами после катастрофы первой мировой – растоптал и плюнул сверху. Ни одна великая нация, как бы ее лидеры не продались, не простит такого отношения к себе. Как результат, Россия пошла по пути Германии. И знаете, что странно, там не только возродился нацизм, как идеология униженных, но и русская молодежь принимает культ побежденного их страной Гитлера. Мой друг, вы лучше меня информированы по этому вопросу – какое положение заняла в той реальности Германия. Канарис мрачно посмотрел на собеседника – в реальности этого мальчишки Великой Германии нет, есть кучка сломленных и перепуганных людей, живущих на территории американской военной базы и являющихся ее заложниками. Причем немцы на территории ТОЙ Германии составляют вырождающееся меньшинство – страна медленно, но верно становится мусульманским доминионом. И самое парадоксальное в том, что, до тех пор, пока Советы не распались, положение немцев в их зоне влияния было значительно более достойно, чем на западе хотя и несколько уступало по уровню жизни. Мюллер задумчиво крутанул в руке зонт – я думаю, как наши проблемы так и проблемы русских в ТОЙ реальности проистекали из того, что нации понесли невосполнимые потери в людях, причем именно в лучших, в тех для кого слово Родина не было пустым звуком. Нам надо любой ценой не допустить такого развития событий и все предпосылки у нас для этого есть. В принципе мы имеем даже кандидата на пост канцлера, или как он там будет называться. … Ты имеешь в виду Томаса!? А почему бы и нет! Хороший экономист и организатор. Для русских, судя по всему, вполне приемлемая фигура. Военные его хорошо знают и считают за своего. С промышленниками он вполне ладит. А то, что он себя не пытается декларировать в этом качестве – это дополнительный плюс. Меня всегда настораживали люди слишком рвущиеся к власти. Канарис кивнул, соглашаясь – ну что же, тех людей, которых я представляю, такая кандидатура вполне устраивает. Я думаю, что после сентября, в зависимости от расклада сил, мы сможем на одном из оперативных совещаний в восточной ставке организовать нужный нам ход событий. … Я не уверен, что Фюрер появится у вас на совещании – на сегодняшний день он полностью устранился от проблем восточного фронта – судя по всему, он его просто перестал интересовать. И, тем более это странное распоряжение о передаче Роммелю всех модифицированных средних французских танков и самоходных орудий на базе чешских танков. Канарис рассмеялся – ну это явно прощальная детская пакость англосаксам. Гитлер очень разъярился, когда узнал, что янки так уверились в нашем уходе из Африки, что послали туда свои войска делить английский пирог. Представляю их изумление, когда вместо макаронников их встретит старина Роммель, получивший так долго ожидаемое им полноценное пополнение. … А почему только средние!? Наши специалисты уверены, что тяжелые слишком тихоходны для больших пространств пустыни и, кроме того, для их орудий там просто нет достойных целей. Английские танки для этих машин вообще не противники, а с мексиканцами вполне справятся зенитные флаки и чешские самоходки. … Как я понимаю на восточном фронте полное затишье!? Адмирал пожал плечами – ну, затишьем это назвать трудно. На польской границе в районе Брест-Сувалки обе стороны старательно окапываются и строят эшелонированную оборону – там особых акций явно не предвидится. На литовском выступе русские зажали наши войска между минской и рижской группировками и планомерно ломают авиацией и дальнобойной артиллерией все, что мы пытаемся там построить, одновременно накапливая резервы для наступления. Финляндский фронт перешел в максимально активную стадию взаимных попоек. Припятьское болото начало подсыхать, но наши военные, запуганные предыдущими месяцами, туда не суются – "…не буди лихо, пока оно спит…". В районе Днестра наши военные усиленно играют в войну, а русские с интересом на это смотрят, причем уничтожая каждый наш разведывательный самолет, который поднимается в воздух – моей службе это все это крайне не нравится, но слушать меня никто не хочет. Наши генералы стараниями господина Тодта и генерал-губернатора получили много тяжелой техники, достаточной по их мнению, для того, что бы взломать любую оборону русских. … Вы сомневаетесь!? Я, в отличие от наших бравых вояк, задумываюсь: что выпускает под беспрецедентным пологом секретности русская промышленность, переведенная на казарменное, а не просто на военное положение; и почему русские везут из Америки только бронированные автомобили и стратегические материалы. Судя по тому, что русские организовали в районе треугольника Харьков – Киев – Брянск несколько крупных лагерей и оттуда постоянно слышен гул техники, они начали перевооружение своей армии. Чем!? – пока не понятно, мы не можем в эту зону проникнуть. Агентурное наблюдение за эшелонами пока результатов не дало. В общем, на Украине, обе стороны занимаются торопливым наращиванием мускулов, не особенно озадачиваясь вопросами обороны. Вопрос стоит – кто первый успеет завершить подготовку. Некоторое время оба собеседника молча шли по аллее. Первым прервал молчание Мюллер – помните, я вам говорил про очень колоритную фигуру у русских – некого Гесту? Агент, которая передала о нем информацию, снова смогла подать весточку. … Агент женщина!? Мюллер поморщился – от вас ничего нельзя скрыть, мой дорогой друг, вы не прощаете противнику ни малейшей ошибки. … Да полноте, Генрих, мы уже давно не противники, когда стоит вопрос выживания нации нет места для мелких ведомственных дрязг. Жалко, что не все этого понимают. Шеф СС кивнул. Подтвердилась информация, что на этого человека завязаны все наиболее важные программы в военной промышленности русских. Причем, по утверждению агента, даже руководители главков не рискуют игнорировать его предложения, слишком близко он стоит к Сталину и слишком много было в прошлом неприятных для них инцидентов, подтверждавших его правоту. Отношение к нему у промышленной верхушки суеверно-испуганное – никто не понимает кто он такой, о нем не принято говорить, но и никто не пытается с ним спорить. Шеф Абвера задумчиво произнес – человек неоткуда… ; серый кардинал военной промышленности… ; человек без должности и под постоянной, не то охраной, не то конвоем, но имеющий влияние на самом высшем уровне … – да, это вполне может быть тот, о котором мы предполагаем. Ваш агент может непосредственно на него выйти!? Нет, слишком опасно. Да и, в таком случае, ее изолируют настолько плотно, что она полностью потеряет возможность связи. Да и зачем нам это нужно!? Уничтожив его мы не получим никаких преимуществ – его основная задача в этой войне уже выполнена. Остаются проблемы послевоенного переустройства – а вот тут, его влияние на русского лидера явно положительное. Как я понял, ТА история шла по значительно более жестокому и кровавому сценарию. Да – Канарис кивнул – тут я с вами согласен. Мы сравнили все, что нам удалось узнать о ТОМ варианте истории с ходом нашей исторической реальности. Видимо за точку отсчета нужно принять начало 1939 года, хотя не исключено, что чужак попал к нам раньше – ему нужно было время на адаптацию и выход на руководство страны. Резко видимые изменения начались во время финской компании – В той, другой реальности, Советы допустили грубую ошибку, подставившись западным политикам с бомбежкой, а точнее даже с попыткой бомбежки гражданского населения. Этим сразу сумели воспользоваться их "друзья" и Советы стали политическим изгоем с наложением экономического эмбарго. В нашей реальности этого не только не произошло, но и русские очень изящно обыграли карту красного креста и общественных организаций, поставив, этим самым, самих же финнов в не совсем удобное положение – выгнать красный крест и сборище вопящих по каждому поводу эмансипированных баб не совсем удобно, нормально воевать в их присутствии сложно, а русские, ведя наступления, регулярно призывают к миру и делают очень заманчивые предложения. В общем, финские политики под давлением общественности сломались на втором месяце и результаты этого чувствуются даже сейчас. Одновременно с этим начался "мексиканский проект". Проблема даже не в том, что организатор имел информационное и техническое преимущество – точно знал, кого из наших ученых нужно изъять, и в какой области нужно инвестировать деньги и новые технологии на американском континенте. Проблема в самой методики проведения операции – когда о ней рассказали мальчишке, он даже удивился – "ну и что здесь такого, у нас все так делают… ". Эти люди живут в мире с другим подходом к проблемам и с другой этикой, причем, весьма гибкой, как они выражаются "…деловой мужик…" И что интересно, при всей жесткости решения возникших вопросов, включая физическое устранение мешающих – конечные результаты опять предельно гуманные, включая предоставления работы и хороших социальных условий для рабочих обанкротившихся в результате его действий фирм. Все это сопровождается предельно наглой социальной демагогией и хорошо режиссированными выступлениями лояльной прессы. Как результат, янки оказались перед русским экономическим наступлением в положении финнов. Вот только преференции получили не пострадавшие, а лояльная к "миллитари систем инкорпорейшен" часть политиков и рабочих профсоюзов. Сейчас мы имеем ту же ситуацию, только на наших фронтах – стоило появиться у них представителям генерала Томаса, как русские отозвав свои, уже не нужные им террор группы, развили максимально бурную деятельность по гуманизации войны и мы, особенно после второго месяца воплей в мировой печати по поводу просочившейся информации о концлагерях и способах окончательного решения восточного и еврейских вопросов, сразу оказались в зависимом, от них, положении. Мюллер рассмеялся – да, я видел физиономию нашего дорогого партайгеноссе Гейдриха, после того, как он получил переводы из западных газет, это было еще ТО зрелище. Август 1941года Вашингтон Сказать, что Гопкинс был в бешенстве, это значило не сказать ничего – он метался по кабинету перед мрачно сидящим Рузвельтом от стены к стене. Сволочи – каждый раз, натыкаясь на стену, вскрикивал он – какие сволочи! … Сборище русских и немецких сволочных свиней! … Так поступить! … Так порядочные люди бизнес не ведут! … У него были серьезные причины для такого возмущения – политическая карьера десятков уважаемых джентльменов, как республиканцев, так и демократов, включая сидящих в этом кабинете, была развеяна в прах. На горизонте маячил призрак импичмента и хорошо если просто кризиса власти в стране!….. Сначала непорядочно поступили русские – они во всех контролируемых ими или сочувствующих газетенках напечатали пространные статьи, обильно снабженные фотографиями и материалами по плану "Ост" и окончательному решению "еврейского вопроса". Мало того, что они в этих статьях привели имена, фамилии и пространные характеристики людей, участвующих во вне правительственных контактах между Штатами и Германием, они посмели разместить в этих статьях стенограммы незаконно сделанных, как в процессе переговоров, так и в ходе приватных бесед, между уважаемыми джентльменами на эту тему, магнитных записей. Не успел хоть немного улечься этот скандал, как новая публикация – мерзавец Дениц ответил, на очень приличное деловое предложение по проводке американских караванов, через швейцарские газеты, изложив условия американской капитуляции и озвучив примерные суммы репараций. Это вполне можно было бы пережить, если бы в газетах опять не появились стенограммы непонятно кем сделанных, причем в самых неожиданных местах, магнитных записей. И последнее, только сейчас полученное сообщение из Африки. Немецкие свиньи во главе с этим бандитом Роммелем, вместо того, что бы как и планировалось уйти из Африки и заниматься своими делами на восточном фронте, не мешая серьезным людям делать бизнес, тайно перебросили через средиземное море танковый корпус с большим количеством гренадеров и нанесли удар по войскам союзников прямо с марша, когда этого никто не ожидал и еще не были завершены проводимые американскими генералами совещания по разделу зон ответственности и влияния между союзниками. Это был даже не бой – полный разгром; начавшееся в три часа утра безжалостное избиение растерянных и не ожидавших такой подлости американских солдат. Сотни захваченных и сгоревших танков, автомобилей и орудий. Чудовищные материальные потери. Да еще у этого мерзавца хватило наглости через корреспондентов газет официально предложить американскому правительству обменять пятнадцать тысяч захваченных американских парней на топливо, воду и галеты, мотивируя это тем, что "…немецкая армия находится в очень бедственном положении, хлебы и воды для такого количества непонятно зачем сюда понаехавших американских детей у него нет …". И опять в прессе – неизвестно откуда взявшиеся стенограммы магнитных записей высказываний уважаемых людей о том, какое место Томи должны занять в Американском бизнесе в Африке. Катастрофа была полнейшая! … Нет, так порядочные люди бизнес не ведут!!… http://www.eleven.co.il/article/12182 http://war2.name/daxau-lager/ http://ww2history.ru/index.php?newsid=2014 http://www.izvestia.ru/news/news239421?print http://www.hrono.ru/biograf/bior/rommel.php Глава 28 Иллюстрации чтобы посмотреть иллюстрации кликните слово иллюстрации правой кнопкой и выберете "открыть линк в новом окне" Подчеркнутые и выделенные фиолетовым цветом наименования – гиперссылки на поясняющие рисунки с других глав Финишная прямая Прилет Сталина в Киевскую Ставку был как всегда неожиданным и застал всех старших командиров врасплох. Не успели обе машины, прилетевшие в сопровождении нескольких звеньев истребителей коснуться посадочной полосы, как немедленно, в разные стороны полетели депеши, требующие немедленного присутствия в ставке, по самым различным поводам, генералов и интересных Верховному офицеров. Сталин, несмотря на использование воздушного транспорта, который он терпеть не мог, прилетел, в сопровождении Жукова и Шапошникова, из Смоленской ставки в хорошем настроении. Ну вот, смотрите, товарищ Жуков, здесь даже погода лучше чем у вас – он, с удовольствием, пощурился на не по утреннему палящее солнце. Где находится товарищ Конев – обратился он к встречающему его подполковнику НКВД? В пятнадцати километрах отсюда на учебном полигоне знакомится с новой бронетехникой. За ним уже выслали автожир – негромко, слегка наклонившись к Сталину, произнес он. … Ну что же, а мы пока пройдем в штаб и ознакомимся с мнением товарищей по обстановке на сегодняшний день. В штабе Юго-Западного фронта царила оживленная суета, но без элементов паники. Баграмян вышел навстречу Верховного – Здравия желаю товарищ Сталин. Давно вас ждем. … А что без меня ни как нельзя!? Ну, когда два фронта поделить между собой немцев не могут – то никак. Все заулыбались. Ну что же – Сталин усмехнулся – если только немцев поделить, то я вполне могу попробовать помочь. Давайте, пока не появился товарищ Конев, вы введете меня в курс тактической обстановки на сегодняшний день. Баграмян взял указку и прошел к карте Практически, в течение последнего месяца, активных действий было очень мало и шло наращивание сил с обеих сторон. По данным разведки, основные силы немцев – Группа армий "Северная Украина". Под командованием Й. Гарпе, сконцентрировались в районе Тирасполь – Львов – Ивано-Франковск. В нее входят: 1-я и 4-я немецкие танковые армии; 1-я венгерская армия. В их составе – 42 дивизии из них 6 танковых и моторизованных (всего – 900тыс человек; 6300 орудий и минометов; 900 танков и штурмовых орудий). Авиационную поддержку оказывает 4-й воздушный флот, имеющий в своем составе 700самолетов. Обращает на себя внимание высокая степень насыщенности тяжелыми танками на базе модифицированных французских В1М со 105мм гаубицей и тяжелыми самоходными установками. Мы имеем фотографию этой самоходной установки, сделанную на улице Львова, но пока не можем идентифицировать, ни тип, ни фирму производителя. По заключениям специалистов, машина вооружена 75мм пушкой длиной не менее 65 калибров, большой мощности. Судя по гусеницам, машина очень тяжелая и, видимо, имеет хорошее бронирование. Имеется верхняя пулеметная установка. Судя по устройству маски и расположению пушки, водитель сидит сверху и управляет машиной через перископические приборы. Вряд ли эта машина маневренна и может вести огонь с ходу. Авиация представлена новыми самолетами – бомбардировщиками Ю88 и истребителями ФВ190 с двигателем воздушного охлаждения. Силы немцами накоплены значительные, но явно недостаточные для прорыва Киевского УРА. Кроме того, даже прорвав Киевский УР, в направлении Полтава, Харьков, Курск немецкая армия не будет иметь дальнейших задач, которые бы она смогла бы реализовать. Значит, остается удар через Жмеринку с захватом плацдарма на левобережье Днестра; наведением переправ через Днестр в районе Кишинева и дальнейший удар в направлении Одесса, Николаев, Херсон. Это даст немцам возможность провести десантные операции на Симферополь, Севастополь и Керчь. Такая операция обеспечит им контроль над Черным морем и возможность полноценного материально технического снабжения в случае наступление на Кавказ. Шапошников добавил – Не менее важно, что при таком варианте развития событий, станут затруднены серьезные операции нашей авиации на румынских нефтепромыслах и одновременно появится угроза потери нами кавказской нефти, особенно если в войну вступит Турция. Сталин повернулся на оживленный шепоток при входе в штаб – А товарищ Конев, проходите, проходите давно вас ждем. Довольный и возбужденный Конев протиснулся через окруживших Верховного группу людей – Здравие желаю товарищ Сталин. Сталин ухмыльнулся и повернулся к Шапошникову – я смотрю, на товарища Конева новая техника тоже произвела хорошее впечатление. … Так точно товарищ Сталин, будет, что противопоставить немцам с их новой тяжелой техникой. Очень понравились машины, особенно новый средний танк. Да какой он к черту средний – орудие сотка; бронирование лба до 90мм; пушка стабилизирована и держит цель почти на полной скорости. Да еще и ночью видит. Сказка!! Экипаж, правда, странно укомплектован – одни офицеры – корниловщина какая то. Но ничего, мы это разбавим, создадим ударные взвода – одна новая машина и три старого типа. Скорости у них близкие – новые будут ломать оборону, а старые с десантом довершат начатое. Ну, а самоходки будут обеспечивать поддержку, давить долговременные укрепленные точки и принимать на себя удар тяжелых немецких самоходных и зенитных орудий. Черт, почти сто пятьдесят миллиметров лобовой брони и пушечка 152мм !! Так воевать можно. Сталин посмотрел на него с интересом – а вот некоторые товарищи считают, что танки с танками не воюют!? … Ну почему же, когда 90мм броня, с ходу, на скорости 45 км в час, из сотки может лупить по 60мм броне, которая с трудом 20 км в час по пересечонке ползет – так очень даже…. Можно и с расстояния в километр мнениями обменятся с ее низкоскоростной гаубицей. Даже обычной болванкой с толовой довеской, (в советских крупнокалиберных бронебойных снарядах был небольшой заряд ВВ ) если в лоб попадет, экипаж этого француза вместе с двигателем через корму вылетит. И как вы, товарищ Конев хотите использовать эти новые танки!? … Немцы хотят прорваться вдоль Днестра и, обеспечив себе плацдарм между Южным Бугом и Днестром, наладить материально техническое снабжение через Днестр и продолжить наступление в сторону Одессы и Николаева. Если им это удастся, наши действия на их левом фланге будут затруднены рекой Буг и у них появится возможность, получив поддержку Группы Армий Юг нанести удар по Херсону и Запорожью. А что при этом собирается делать товарищ Конев? … А товарищ Конев очень вежливый человек – если хотят, пусть прорываются. Даже не будем, так что бы очень, мешать. А потом, ударом от Винницы, перережем их тылы, выйдем к Днестру и, пользуясь тем, что с правобережья Днестра немцы выгребли для этого удара все серьезную бронетехнику, захватим там плацдарм авиадесантом и наведем переправу, пригодную для тяжелой техники. Тяжелые моторные лебедки, позволяющие затащить танки по сорокаградусному откосу, будут заброшены на правобережье десантными планерами, а удар авиации обрушит нам в нужных местах слишком крутые склоны берегов. В общем, пойдем с немцами наперегонки – они с боями, в сторону линии Кишинев – Одесса, прорываясь через нашу тяжелую бронетехнику; мы тоже будем прорываться с боями, через румынские войска, в сторону Кишинева, не давая им навести переправы и наладить снабжение. Вот такой у нас слоеный пирог получится. Но, учитывая наше превосходство в авиации и то, что немцы через несколько суток боев останутся без топлива и боеприпасов, это ненадолго. Сталин внимательно посмотрел на карту – А вы что думаете, товарищ Жуков!? … Одновременно с этим, войска товарища Рокоссовского, при поддержке левого фланга Белорусской Группировки, ударят со стороны Бреста и, обозначив угрозу Львову, вместе с войсками Киевского УРА, посадят немецкую группировку, блокирующую Припятьские болота в котел. После ликвидации Припятьской группировки и разгрома Группы Армий "Северная Украина", если немцы не успеют или будут иметь глупость не попытаться отвести свои силы стоящие на Киевском направлении, мы займемся и этой группировкой. … Верховный поморщился – ну, я думаю, что на глупость противника рассчитывать не стоит. Давайте мы лучше оценим наши резервы, как бы не получилось, что "шапок" опять на всех не хватит! Август 1941 года Лондон Грузовой причал Фельдмаршал Александер Гарольд Премьер министр Уинстон Черчилль Личный секретарь премьера сэр Лесли Роуван Фельдмаршал Брук Алан Фрэнсис Бригадный генерал Боуден-Смит И сопровождающие лица Черчилль еще раз постучал тростью по броне присланной русским лидером в подарок бронированной машины и попросил – Лесли, повторите еще раз как называется этот танк? … КВ152 – видимо в честь русского военного лидера Климента Ворошилова. Черчилль еще раз прошелся вдоль машины, потыкал тростью в пушку – Мда … такую машину не стыдно назвать своим именем. Скажите господин фельдмаршал – обратился он Александру Герольду, который с нейтральным видом разглядывал акваторию порта, что произойдет, если такой "Климентий Ворошилов" выстрелит по нашему "Черчилю"!? Фельдмаршал поднял бровь и нейтрально ответил – вы знаете, сэр Черчилль, не каждый выстрел попадает в цель. Черчилль еще раз посмотрел сначала на фельдмаршала, потом на мрачно стоящего чуть в стороне командира бронетанкового корпуса Боудена-Смита, потом снова на башню танка с торчащей на ней трубой бронированного дальномера – И, кто мне сможет объяснить, на что нам сделал этот легкий намек господин Сталин!? Сопровождающие вежливо промолчали. Премьер молча постоял, опершись двумя руками на трость. Скажите мне сэр Смит, были ли среди машин Роммеля, нанесших такое страшное поражение нашим излишне самоуверенным союзникам в Африке, или у наших войск, машины способные хотя бы ограниченно противостоять этому чудовищу? Нет, господин премьер, там были только средние машины и самоходные установки. Ни одна из них, включая смертоносные 88е флаки, не способна пробить его лобовую броню. Для крейсерских танков его пушка опасна всегда: при использовании бронебойного снаряда на расстоянии до трех километров; при попадании фугасного снаряда на всей дистанции огня. Это примерно 12км. Для таких тяжелых танков как наши … – он неуверенно помолчал – на расстоянии от полутора до двух километров, болванка просто сорвет башню с погона или, если даже не пробьет лобовую броню, выведет из строя механизмы. Скажите фельдмаршал – Черчилль повернулся к Брук Алан Фрэнсису – каково положение на русско-немецких фронтах. Кстати, вы не думаете, что присылка этого подарка и предложение направить наблюдателей и сотрудников "красного креста" в зону боев это звенья одной и той же цепи. Да господин премьер, нам явно хотят продемонстрировать одновременно и мускулы и выгодность позиции, которую нам предлагают занять. Черчилль поморщился – скорее уж навязывают. Мы все чаще и чаще оказываемся в зависимости от Советов и они, видит бог, не стесняются этим воспользоваться. … Ну, мы пока и ничего собственно особенно важного им и не уступили: Кипр – так он захвачен немцами и непонятно, как Россия, не имеющая мощного флота, собирается вступить в свои права; военные базы в Иране и Ираке – да это конечно потери, но опять не понятно, что они с ними собираются делать. Но, я думаю, с нашими злейшими друзьями из Америки мы явно можем потерять много больше. Черчилль снова потыкал тростью в гусеницу – Алан, вы военные не понимаете, присылкой этого куска железа, которому нам нечего противопоставить в ближайшем будущем и которое, для них, явно не представляет особой ценности, русские нам продекларировали свою заявку на лидирующее положение в мире. И, к сожалению, с этим придется считаться. Дело не в том, что янки слишком жадный и ненадежный союзник. Их преступление в отношении нас более значительно – они слабый союзник. Ладно, вопросы наших компенсаций за поддержку, оказываемую нам русскими, давайте оставим на потом. Сейчас меня больше интересует – каково положение на русско-немецких фронтах. Фельдмаршал продолжил – Мы имеем достаточно подробную информацию от нескольких корреспондентов нейтральных стран, которые довольно свободно, с согласия русского командования, передвигаются в составе группы корреспондентов по зоне военных действий. …. Черчилль скептически хмыкнул… Северные фронта нам интереса не представляют – там практически началась демилитаризация зоны действий и, судя по всему, Советы не собираются ломать устоявшийся до войны "статус-кво". …. Черчилль снова хмыкнул… На центральном театре военных действий русские, в Белоруссии, выкинули немцев за пределы своей границы и явно наращивают силы для их разгрома в Литве и Латвии. Я бы, по крайней мере, так и поступил. С учетом полного контроля Советского флота над прибрежными районами Балтийского моря положение наци там очень непрочное. Черчилль оторвался от разглядывания своей трости – а почему бы немцам не попытаться деблокировать побережье? … Ну, во первых – у русских полное преимущество в авиации, базирующейся на хорошо защищенных от удара как с моря так и с воздуха островных аэродромах. А, во вторых – русские произвели там, прямо перед началом войны, сплошное минирование всей прибрежной зоны, схему которого знают только они. Немцы несколько раз попытались туда прорваться, потеряли немалое количество надводных и подводных кораблей и, теперь, ограничиваются только мелкими пакостями – ночным минированием с воздуха. Да и при этом теряют слишком много машин, что бы такие действия можно было считать эффективными. Судя по тому, что русские немедленно перехватывают над Балтикой почти все немецкие машины, у них очень эффективные радары. Фельдмаршал задумчиво посмотрел на русский танк. Может быть, нам стоит попросить Сталина поставить нам такие радары? Черчилль возмущенно хмыкнул – Попросить можно. Я вполне уверен, что даже немедленно поставят. А вы представляете, что они за них потребуют!? Чем, черт возьми, занимается наша промышленность!! … Основное действие разворачиваются на украинском театре – там сейчас многослойный сэндвич из немецких и русских ударных сил, и, судя по всему, немцы опять лезут, в приготовленную для них РККА, ловушку. … Вся группа внимательно посмотрела на спокойно стоящую на причале машину… Август 1941 года Левобережье Днестра Мобильный штаб генерал-полковника Моделя Штаб генерал-полковника Моделя располагался в нескольких тяжелых грузовиках и полугусеничной штабной машине, в которой ехал лично командующий со своими адъютантами. Штабная машина, в сопровождении нескольких броневиков охраны, двигалась в составе танковой колонны оперативного резерва, сопровождаемого истребителями прикрытия, которые сменялись каждые пятнадцать минут. Генерал мрачно прислушался к раздававшейся на северо-западе непрерывной канонаде – танковая бригада генерал-майора Йозефа Харпе истекая кровью пыталась удержать коридор, связывающий наступающие по левобережью Днестра войска с тылами армии, из которых шло основное снабжение наступающих войск . Второй день боев. Если бы Модель мог, он бы сейчас прекратил эту, так удачно начавшуюся операцию. Развернуть наступающую в узком коридоре между Днестром и Южным Бугом более чем полумиллионную армию, поддерживаемую семью сотнями средних и тяжелых танков, было практически невозможно. Надежды получить подкрепление через наведенные на Днестре переправы и выйти на оперативный простор через Южный Буг не оправдались. Русские, в дополнение к своим обычным речным катерам, установили бронебашни и артиллерию на всем, что могло плавать и над реками постоянно курсировали звенья ударных машин, клюя наступающие колонны только в качестве запасной цели. Фронтовая авиация РККА, имеющая почти двойное преимущество в воздухе, почти все свои силы сосредоточила на охране водного пространства и своего речного флота. Любая цель, показавшаяся на обрывистом берегу Днестра, немедленно расстреливалась из малокалиберных автоматических пушек бронекатеров и гаубицы, установленные на обычные речные баржи, использующие десятки автожиров корректировщиков, сопровождали своим огнем наступающие колонны днем и ночью, заставляя держаться вне десятикилометровой береговой полосы. Выдавливаемые наступлением немецкой группировки, войска РККА частично отступали на юг, а частично отходили на заранее подготовленные очаговые узлы обороны на каменистом правобережье Южного Буга, очень изрезанном и неудобном для действия танковых подразделений. Очаговые узлы обороны, оборудованные на склонах высокого каменистого правобережья и выходящие лисьими норами огневых точек на направления вероятных атак; опирающиеся на артиллерийские позиции на бесчисленных островках и получающие непрерывное снабжение по реке, стали для немецкого генерала очень неприятным сюрпризом. Фактически это была прерывистая, ста пятидесяти километровая цепочка опорных пунктов, прикрывающая места возможных переправ. Относительно безопасным оставался только узкий коридор, шириной не более тридцати-сорока километров, между двумя дельтами рек по которому наступающие танковые колонны могли передвигаться только по нескольким дорогам. Генерал, как никто другой, понимал, что если не удастся прорваться к району Кишинева, где пологие берега и артиллерийская поддержка Группы Армий "Юг" могли дать возможность навести переправы и получить, так необходимые ему для продолжения наступательных операций в направлении Одессы и Запорожья, резервы и полноценное материально техническое снабжение, то его армия обречена. Вторые сутки почти непрерывного марша по заминированным дорогам под ударами русской авиации и вторые сутки непрерывных боев с отступающим противником, использующим малейшую возможность, что бы закрепится и нанести неожиданный удар и, одновременно, постоянная угроза его левому флангу со стороны Южного Буга. Если бы удалось наладить полноценное обеспечение войск через Днестр, то Модель уже давно прекратил бы это наступление и, развернув армию в сторону засевших на береговой линии русских, сбросил бы их, в нескольких, удобных для него местах, в реку что бы, по наведенным переправам и бродам выйти из этой речной ловушки на оперативный простор. К сожалению, в данной ситуации, такая возможность могла быть реализована только в районе Кишинева и армия с тяжелыми боями, непрерывно теряя людей и технику от контрударов русских, шла вперед. Генерал, стиснув зубы, рассматривал в бинокль места недавних боев. Десятки разбитых и сгоревших танков и самоходных орудий, около которых возились ремонтные и эвакуационные бригады, чаще всего просто снимая с них пригодные к употреблению детали для ремонта легко поврежденной техники. Ставка на тяжелые танки, на базе французских машин, и самоходные орудия себя не оправдала – тяжелые, тихоходные "французы", с гусеницами, плохо приспособленными для грубо пересеченной каменистой местности, расстреливались в борта русскими высокоманевренными машинами среднего класса на любых доступных дистанциях, а самоходки и даже "флаки" ничего не могли сделать против русских монстров со 152 мм орудиями. Собственно русские даже не отступали под ударами частей Вермахта, они раз за разом планомерно отходили на заранее подготовленные и пристрелянные позиции, выбивая танки и живую силу противника, неся при этом минимальные потери. Модель прислушался к канонаде на севере – Дайте мне связь со штабом генерал-майора Харпе… Генерал-майор на связи – адъютант протянул трубку. … Йозеф, что у вас происходит!? Русские нанесли по нам массированный удар реактивной артиллерией и теперь добивают оставшееся авиацией и ствольной артиллерией – голос в трубке был почти не различим, на фоне непрерывного гула и треска – не знаю, что за новинку они применили, но вокруг нас все горит, я потерял связь почти со всеми своими подразделениями … Голос в трубке прервался. … Йозеф …. Йозеф …. – генерал молча отдал трубку адъютанту. Помолчал. Передайте по всем подразделением, не считаясь с потерями, максимально увеличить скорость передвижения. Выход в район Кишинева – это наш единственный шанс выбраться целыми из этой заварушки. Только вперед, не считаясь ни с какими потерями. …. Проклятые французские куски железа!!! … Август 1941 года Полевой штаб Первого Украинского Фронта Конев прислушиваясь к сумбуру и хрипу динамиков напряженно следил за своим начальником штаба, который вносил изменения на расстеленной на столе карте. Наконец Баграмян оторвался от карты – пора Иван Степанович, основные войска Моделя уже в ста двадцати километрах от Кишинева и отошли на восемьдесят километров от предполагаемой точки нашего прорыва. Конев кивнул своему начальнику штаба – Ну, с богом, начинаем! Несколько коротких условных фраз, брошенных по рациям и ВЧ связи, и вот вся громадная машина, накапливающейся в течение нескольких месяцев армии пришла в движение. Одно из самых крупных, с начала войны, ударных подразделений РККА – около тысячи танков, из которых большинство было последних модификаций; триста тяжелых транспортных самолетов, поддержанных полтора тысячами истребителей и ударных машин; около семи тысяч орудий и минометов; семьсот тысяч личного состава. И, кроме того, шесть тысяч одноразовых, устанавливаемых прямо на земле деревянных пусковых установок с десятью 130мм реактивными фугасно-фосфорными снарядами каждая. Простейший корпус с надкалиберной боевой частью, в которой вокруг толового сердечника был одет чулок с прессованными шариками белого фосфора в защитном желе и чувствительный взрыватель, взводимый после старта и срабатывающий мгновенно, при касании любой поверхности. Шестьдесят тысяч дымных хвостов поднялись с земли и в шахматном порядке упали на десятикилометровую полосу немецких позиций, удерживающих Днестровский Проход для армии Моделя. Горело все – люди; танки; артиллерийские укладки; земля. Горящие люди, задыхаясь, метались в белом, раскаленном фосфорном дыму, из которого огненной волной был выжжен почти весь кислород. Двигатели танков вспыхивали или просто захлебывались, втянув в себя горящее марево. В течение нескольких минут первая и вторая линии немецкой обороны перестали существовать. А потом двинулись низкие, приземистые коробочки танки, поддерживаемые ствольной артиллерией и авиацией. И наконец, получив отмашку от химиков, пошла в сторону Днестра пехотная броня с десантом и инженерные войска. Ударные дивизии за два часа непрерывного марша, почти не встречая сопротивления, перерезали узкую шестидесятикилометровую горловину и развернулись вправо и влево, преобразуясь в два параллельных фронта, наступающих в обе стороны от образовавшегося прохода. К берегу Днестра шел сплошной поток инженерных и понтонных войск, подпираемых длинной колонной новых, незнакомых солдатам приземистых танков с длинными пушками, торчащими из круглых как солдатская миска башен. Тягачи один за другим сбрасывали угловатые туши понтонов в воду, где их немедленно подхватывали катера и растаскивали по быстро растущим ниткам переправ. Над правобережьем Днестра, к которому тянулись переправы, прикрываемые сплошной круговертью истребителей и перепахивающих землю ударных самолетов, распустились купола авиадесантной бригады, сбрасываемой с минимально возможной высоты тяжелыми транспортниками. Каждая третья ударная машина, штурмующая с воздуха правобережье в точке высадки, сбрасывала дымогенераторы, застилающие черной, тяжелой, малопрозрачной пеленой толщиной три-четыре метра всю зону десантирование бригады. Слой недостаточно толстый, что бы скрыть от парашютистов крупные наземные препятствия, но вполне прикрывающий десантников от прицельного огня с земли. Купол за куполом гасли, достигнув цели, и приземлившиеся десантники, перегруппировываясь в компактные подразделения, сразу же начинали закапываться в землю около выделенного для них участка обороны. В заранее выбранных точках, ориентируясь по ракетам с земли, ломая крылья и лыжи шасси на неподготовленных площадках, тяжело плюхнулись десантные планера, доставляя вооружение, боеприпасы и тяжелые мотолебедки. Динамик каркнул – "… фаза четыре …" Баграмян повернулся к командующему, напряженно стоящему около радистов – Иван Степанович, десантура закрепилась на правом берегу и начала устанавливать лебедки в точках подъемы. По докладам координаторов, авиация отработала задачу очень хорошо, берега в местах высадки обрушены качественно – в двух точках из пяти, там, где были скалистые берега, даже маты стелить не надо, танки с помощью лебедок напрямую пройдут. Конев прошелся по землянке, глядя на полупрозрачные карты через затянутые в гарнитуры раций головы штабных офицеров, отображающих своими толстыми маркерами оперативную обстановку. Христофорыч – повернулся он к своему начальнику штаба – подготовлены ли к взлету планера с резервными лебедками и я хочу, что бы было обеспечено дополнительное авиа прикрытие зоны высадки. … График переправы очень напряженный, поэтому мы не стали рисковать и забросили сразу несколько запасных мотолебедок . Там, на месте, координаторы сразу затянут их на бронетранспортеры, которые будут подняты в числе первых и поставят на резерв. Относительно авиа прикрытия – нас только сейчас предупредили, что над нами работает сводный отряд ПВО глубокого тыла. Верховный, все таки, решил подстраховаться и дал команду работать на нас группе стратегического реагирования. Командарм встревожено повернулся – а не побьют своих, наши летуны не знают силуэтов их машин!? … Я тоже их об этом спросил. Смеются, сволочи – "Ваши таратайки.." – говорят – "… километров двести в час до наших машин не дотягивают". Конев покрутил головой, нервно разминая шею – Ну, стратегический резерв, есть стратегический резерв, там много чего есть… Но все равно не верится, что бы мы, да и без привычного бардака и недоделок. Хотя почти всем основным группам приданы координаторы… . Не люблю гэбэшников, но ведь умеют сволочи работать – все у их координаторов расписано по минутам и все, что можно, предусмотрено. Блин, когда мои офицеры так научатся работать. Баграмян рассмеялся – как учим, Иван Степанович, так и работают. И я бы сказал – совсем неплохо. Один из офицеров повернулся к командирам. … Фаза пять – первые танки пошли по матам; воздушной угрозы переправам нет; организованных действий противника на правом берегу в пятидесяти километровой зоне от места наведения переправ не зарегистрировано. Подошел офицер по связям с прессой – Товарищ командарм, есть серьезные проблемы – там какой то идиот пустил иностранных корреспондентов в полосу прорыва, ну там где новые снаряды применили. Им всем пришлось медицинскую помощь оказывать. Говорят жуткое там зрелище – даже привычные ко всему воен-фельдшеры рыгают. Немедленно уберите их оттуда, ну например на правобережье, пусть свежим воздухом подышат и предупредите особистов – пусть попытаются вежливо изъять или засветить пленки сделанные в проходе. Ну, вот блин – говорил же, без бардака не можем… ГЛАВА 29 Днестровский марш Генерал-лейтенант Затевахин не скрывая удовольствия следил как одна, из доставленных его десантниками, мотолебедка, плюясь бензиновой вонью, медленно вытягивала по стальным лентам, набранных из отдельных траков легких танков, пятнистую, длинноствольную, скребущую гусеницами, тушу танка. Десантирование прошло на редкость успешно, несмотря на приземление в сплошной черный смог – были конечно переломы и травмы; что уж греха таить были и пострадавшие от "дружественного огня"; много чего было – но главное, бригада, свалившаяся как снег на голову, после массированного авиа налета, на стык венгерской и румынской армии понесла удивительно маленькие потери и, прежде чем немцы опомнились и смогли подтянуть к этим горе воякам свои войска, сумела, под прикрытием массированного арт огня с реки, окопаться и начать поднимать тяжелую технику. Дурдом который в течение нескольких дней предшествовал десантированию не хотелось даже вспоминать. Были конечно и приятные моменты – ну например, когда прикрепленный к авиаполку координатор, услышав в ответ на вопрос о готовности к заправке транспортных машин многоэтажный мат в сторону снабженцев, посерел и молча укатил в сторону заправочной станции, вернувшись через полтора часа с длинной колонной разномастных бензовозов, во главе которых, пытаясь прикрыть ладонью фингал на пол лица ехал САМ Начальник Тылового Снабжения. Мелочь конечно, но сколько паскуда тыловая успел перед этим крови попить… . А ведь даже вякнуть не посмел, еще и легко отделался, могли и шлепнуть – говорят операция под контролем самого Верховного. Подошел командир четвертой танковой бригады полковник Катуков – ну что, Иван Иванович, пока немцы не очухались, сади часть своих ребят мне на броню и будем помаленьку начинать выдвигаться вдоль реки на юг под прикрытием артиллерии самоходных барж. Пока Лелюшенко своих мотопехов поднимет мы уже успеем провести разведку. А то ведь наступать придется всю ночь – лучше сейчас разобраться кто перед нами и сколько!? … А сил хватит, танков еще всего-то ничего подняли!? Хватит – у немцев тут одни троечки, да румынские танкетки – не ожидали они, что мы по такой крутизне сможем переправиться. Вот и надо пока не очухались пройтись по ним. Тем более, что их артиллерию, если сунутся, морячки подавят. И, смотря как десантура выкатывает из разбитого планера свою кургузую пушчонку, добавил – Твои то как, справятся против венгров!? Не хотелось бы получить неприятности, пока мы по бережку гулять будем. А ты не косись на наше чудо – рассмеялся Затевахин – ее тонкостенный снаряд по фугасному действию вашу танковую семидесяти пятку превосходит, а максимальный угол возвышения впору гаубице. Да, шрапнель и кумулятивные в укладке тоже есть. На венгров хватит. Да и не хотят те за немцев воевать – ребята говорят немного на правом фланге мадьяр зацепили, так те сразу, штыки в землю и руки кверху… Где кстати твоя громкая ирландка!? Внизу с оператором снимает подъем танков – восхищенно покрутил головой Катуков – да уж, создал господь, одел в юбку, и сам, наверное, ошалел от получившегося…!! И подумав добавил – чудят наверху, где это видано что бы с РККА прямо во время операции иностранные корреспонденты шли, правда, около каждого, по одному-два тихушника крутятся, под локотки подталкивают, но все равно чудно. Джоан Корреспондентка старейшей Ирландской газеты в Северных Штатах "Ириш Херолд" Нет, черт побери, ну когда этот толстозадый Кухулин перестанет вздрагивать от каждого выстрела и займется работой! Вот сейчас и надо делать фотографии – Слышишь ты осел, вот отсюда… Белобрысый, маленький толстячок Кухулин, морщась от своего крикливого начальства и уворачиваясь от непонятно куда спешащих русских военных, старался найти самый выигрышный ракурс пятнистой, зеленой туше танка, которая, плюясь прямо в лицо вонючим выхлопом и надсадно ревя мотором, ползла, с помощью толстенного троса вверх по откосу, высекая искры траками из железного коврика, растянутого сверху вниз. Джоанна вытерла пот – черт, как жарко и пыльно, никакой прохлады от реки. Надо будет потом получше обыграть эти фотографии – громадная коробка танка, с сидящим на лобовой броне членами экипажа, рывком переваливающая через кромку обрыва. Черт, когда этот русский сержант, с повязкой "пресс служба", приставленный к ней и Кухлину перестанет путаться под ногами и хватать за локти!? Хорошо бы заигрывал, так нет сволочь – обязанности выполняет! Знаем мы эти обязанности – вон как русский военный корреспондент при нем тише воды становится. Что же там, на равнине, до начало переправы произошло!? Я у танкистов была, знакомилась с их командиром и остальными военными – интересные мальчики… Потом откуда то сзади ударили дымные стремительные полосы. Закрыли небо и все вокруг завыло. А, потом долго и нудно грохотало, где то вдалеке. И так минут десять. Русские на это действо с каким то религиозным восторгом смотрели, а потом выпустили красную и зеленую ракеты, заметались и бросились по своим машинам. Меня в свою машину их полковник взял – так ничего и не поняла, что произошло!? Ехали часа полтора. Железная коробка – она и есть железная коробка. Грохот, лязг, ни чего толком не видно, да и еще и никому до меня дела нет – все, чем-то непонятным, заняты. Полковник в свои трубки смотрит и орет по рации. Мне, сволочи, наушники, конечно забыли дать. Выпустили меня и Кухлина из этого железного, колесно-гусеничного гроба у самой воды. Там и встретила этих британских заносчивых свиней Бенджамина и Самуэля из "Трибюн". Ну и видик у них был – русский фельдшер их минут десять чем-то отпаивал. Сидят, губы трясутся. Бенджамина рвать постоянно тянет. Ни чего от них добиться не смогла, только повторяют – "боже мой … боже мой…". И вот что интересно, этот факин сержант пленочку с камеры у них явно засветил… Что же там произошло!? Надо будет обязательно узнать. ….Ну, здесь больше делать нечего – Кухлин, давай наверх. Да не меня под локти хватай, а этому толстому уроду помоги, с его сумками. Черт, ну и крутизна. Ну, хоть догадались руку подать. А вид отсюда красивый. ….Кухлин! Вон те стреляющие корабли отсюда сфотографируй. Ах, это не корабли а баржи!? Ну и черт с ними – все равно фотографируй. Подретушируем – будут корабли. Пипл, под хороший текст, все съест. Только по горячей надо и крови побольше. О! вот там пленных мадьяр в кучу согнали. Кухлин! Выбери кто потрагичней выглядит. Как это, нету!? Вот сволочи! И действительно, что-то они не очень своим пленом расстроены – стоят и курят с охранником, о чем-то говорить пытаются. А, все равно снимай! Вот как раз вместе с этим охранником и снимай. Так! идем теперь вон туда! …Как это туда нельзя!? Ах, убить могут! Тогда действительно не надо. Кухлин! Иди сюда. Фотографируй этих солдат прямо в окопах. Ах, это не солдаты а паратропы (парашютисты) – все равно фотографируй. Потом объяснишь мне, что это такое…. Август 1941 года Правобережье Днестра Позиции 4ой румынской армии Новый командующий четвертой армией генерал Константин Сэнэтескумрачно смотрел в окно своей штаб квартиры, расположенной в пригороде Яссы. Ситуация для него сложилась достаточно непростая – потомственный дворянин; кадровый офицер, он не мог смириться с тем тяжелым положением, в которое все дальше и дальше скатывалась его страна. Офицер, прошедший с боями всю первую мировую войну и ярый монархист – отречение царя и приход к власти Антонеску, который к тому же не смог стабилизировать ситуацию в стране, фактически, передав власть немцам и их ставленникам из "железной гвардии", воспринял крайне отрицательно. В стране, в угоду немецким союзникам, разрушалась традиционная экономика; проводилась политика массового террора; цены поднялись в три-четыре раза. По стране прокатилась волна политических убийств, в которой пострадали в основном сторонники старого правительства. Особенно сильное недовольство происходящим чувствовалось в среде старого офицерства – уроки первых месяцев войны заставили пересмотреть свои позиции очень многих. Генерал нисколько не сомневался, что его неожиданное назначение командующим четвертой армии на место переведенного внутрь страны генерала Константинеско было частью тщательно подготавливаемого генералами армии плана по возврату к власти законного правительства и царя. Нужно было принимать решение – либо нарушить присягу, данную правительству и примкнуть к заговорщикам, причем, судя по тому положению, на которое его позиционировали, стать одной из ключевых фигур, или подчиниться присяге и идти, вместе со страной, в очень не нравящееся ему будущее. До сегодняшнего дня, в течение полутора месяцев, в зоне ответственности румынских войск было почти полное затишье. Даже русская авиация, которая полностью господствовала в воздухе, очень редко проводила штурмовки румынских позиций, скорее просто напоминая о своем присутствии. Однако эти напоминания были весьма впечатляющими и, после каждого, находилось, все меньше и меньше желающих, принимать активное участие в этой немецкой войне. Немалое значение имело и пренебрежительное отношение немцев к румынским войскам, которых обвиняли в провале операции по форсированию Днестра. Высокомерные мерзавцы – послать слабо вооруженные румынские войска, не имеющие стратегической информации и современной авиации на убой, на заминированные переправы, под сплошную карусель русских ударных самолетов…..!? Сегодня в зоне ответственности его войск было затишье – а завтра!? На другой стороне Днестра армия генерала Моделя возглавила новое наступление Вермахта на русских, о реальных результатах которого немецкие советники стали говорить во все более и более расплывчатых выражениях. Немцы все настойчивей и настойчивей требуют от него большей активности. Снова подставить румынских солдат под карусели русских авиа ударов или под гусеницы танков РККА, которые сжигают плохо бронированные и вооруженные румынские танки на любых дистанциях!? Во имя чего!? Во имя союзника, который ведет себя как захватчик и уже забрал под свою руку все, что представляло хоть малейшую ценность!? Во имя амбиций марионеточного правительства, раздающих территории страны направо и налево!? Господин генерал – подбежал и вытянулся адъютант – русские начали наступление и переправу через Днестр в тридцати километрах от нас на стыке с мадьярами. … На стыке с мадьярами – генерал с удивлением посмотрел на своего адъютанта – там же, с нашей стороны, двадцати метровые береговые кручи!? Так точно, только что прискакал вестовой. ….В тридцати километрах отсюда!? Странно, и, если соответствует действительности, то весьма неприятно – там даже наших войск практически нет, так несколько опорных и наблюдательных пунктов и кавалерийские разъезды. Приготовьте мою машину и охрану. Автомобиль генерала в сопровождении двух легких танков осторожно переехал по деревянному мосту через Прут и покатил в сторону предполагаемой переправы русских. В воздухе, как стало обычным в последнее время, барражировало несколько русских разведчиков, но никакой активности не проявляли. Затихла даже канонада, которая, последнее время, постоянно слышалась на востоке. Сэнэтеску обернулся и посмотрел на танкетки, сопровождающие его машину. Хорошие, быстроходные и очень практичные машины … для сопровождения генеральского автомобиля. Что они могли противопоставить тяжело вооруженным русским танкам!? Проклятые с немцы, с их политикой уравнивания своих союзников в слабости. Ну как же, все кругом должны смотреть снизу вверх на великий вермахт. С севера все явственней и явственней раздавался гул моторов, но стрельбы, со стороны румынских позиций слышно не было. Русский аэроплан опустился до 600 метров и начал ходить кругами, явно разглядывая идущую под ним группу машин. Адъютант нервно заметил – через пять минут, господин генерал, будем на позициях нашей дивизии. Внезапно, впереди, за поворотом дороги, прикрытой лесистым холмом, где располагалась румынская дивизия, прикрывающая этот участок границы, началась и так же внезапно прекратилась бешенная пулеметно пушечная пальба. Генерал встал в кузове остановившейся машины, пытаясь понять, что могло вызвать, на отрезанной от основного театра военного действия речной долине, такой яростный огонь 37мм противотанковых пушек , не имевших осколочно-фугасного снаряда. Неожиданно, из за поворота дороги вылетели четыре пятнистых силуэта и, с надсадным ревом двигателей, дробя в каменную крошку булыжники на обочине, взяли румынов в коробочку. Побледневший Сэнэтеску нервно бросил адъютанту – не стрелять. Надо отдать должное танкистам сопровождения, отмашки флажка адъютанта им не понадобилось, они вполне поняли деликатный намек русских в виде направленных на них 100мм орудий. Генерал молча рассматривал русские машины – широкие гусеницы, низкий силуэт и широкая башня, похожая на перевернутый тазик, из которой торчало длинноствольное 100мм орудие, не имеющее обычной у танков маски. Наконец люк откинулся и высунувшийся по пояс офицер, приглашающе махнул в сторону автомобиля рукой, подключая к разъему на броне обычную полевую телефонную трубку. Комментариев это явно не требовало и, Сэнэтеску, отмахнувшись от адъютанта, который пытался его остановить, подошел к танку. Добрый день – раздалось в трубке – я переводчик командарма Лелюшенко. С кем я имею честь говорить!? Здесь командующий четвертой румынской армии генерал Сэнэтеску. В трубке некоторое время молчали – видимо переводчик докладывался своему начальству. Господин генерал – русский командующий приветствует своего коллегу и предлагает организовать вашу встречу на уровне парламентеров. Кроме того, у него есть официальное разрешение предложить вашей армии временное перемирие для отвода ваших войск за линию Советско-Румынской границы. До решения вопросов на высшем уровне, Советские войска не будут переходить линию границы 1940 года или атаковать румынские войска. Перемирие действует до тех пор, пока ваша армия соблюдает нейтралитет. Ваш ответ должен быть дан в течение двух часов. Генерал Лелюшенко надеется на ваше благоразумие и считает, что этот вопрос можно решить без крови, путем переговоров. Вы можете продолжать свое движение. Сэнэтеску растерянно выслушал сказанное. Поблагодарите господина командующего за любезность – после некоторого молчания произнес он. Я дам вам ответ в течение этих двух часов. Русский офицер отдал честь, отключил трубку и скрылся в башне танка, который, взревев двигателем, развернулся и, в сопровождении остальных машин двинулся в сторону реки. Генерал мрачно поглядел вдогонку русским танкам, затем бросил взгляд на бледные лица румынских офицеров-танкистов и пошел к своей машине. Через десять минут генеральский конвой был встречен конным разъездом и сопровожден к позициям пехотной дивизии. Пройдя на командный пункт дивизии, командарм устало произнес – передайте в войска, активность в отношении русских сократить до минимума. У меня только что был очень оригинальный телефонный разговор с командармом РККА. И, увидев округлившиеся глаза своего заместителя добавил – мне, в очень вежливой форме, правда под прицелом 100мм танковых пушек, было предложено заключить временное перемирие, для отвода наших частей за пограничную линию, и ожидать парламентеров. Будьте добры полковник, сделайте мне доклад о последних событиях. Кстати, откуда взялись эти русские танки!? Отделились от основной колонны, которая с десантом на борту идет вдоль берега реки, отбросив наши заслоны, но, не преследуя их. Эти четыре машины, не открывая огня и не обращая внимания на огонь нашей артиллерии, перепрыгнули через траншеи и, поставив позади себя дымовую завесу, ушли в вашу сторону. Мы ничего не могли сделать, господин генерал. Генерал кивнул – ни к вам, ни к вашим людям нет никаких претензий господин полковник, я более чем хорошо разглядел эти машины. Продолжайте. … Примерно в пять часов на противоположном берегу реки была отмечена артиллерийская активность и, видимо, началось русское наступление. В шесть часов русские начали с непонятной нам целью бомбить тяжелыми бомбами берег на стыке наших и мадьярских войск и, затем, сбросили на нашем берегу парашютный десант. Наши наблюдатели насчитали около двух тысяч куполов и примерно пятьдесят десантных планеров. Высадке десанта предшествовал очень сильный авиа налет и всю окрестность заволокло плотным черным дымом. Я не стал рисковать и отвел передовые охранения. Судя по всему, мадьяры сделали то же самое. В семь сорок с берега стал раздаваться рев танковых моторов и лязганье траков, затем появились русские машины. Раньше такой техники я никогда не видел. Часть танков заняла позиции, в оборонительных порядках десанта, а часть, посадив на броню солдат, пошла вдоль берега на юг. Противодействовать мы им не могли. Вы ведь знаете, что русские речные силы уничтожают своей артиллерией все, что движется в двенадцати километровой береговой полосе, а гаубичной артиллерии, необходимых калибров, способной с ними бороться, у нас нет. На данный момент, РККА полностью контролирует береговую полосу и перебрасывает по ней войска на юг. Я послал параллельно им несколько конных разъездов. В отношении нас они никаких действий не предпринимают, хотя над нашими позициями постоянно весят их разведчики. Зенитчики несколько раз начинали стрелять, но русские сразу вызывали ударные машины и смешивали позиции стрелявших орудий с землей. Остальные позиции, как ни странно не трогали. Теперь, после ваших слов, я понимаю почему. На наши войска снова сброшено очень много пропагандистских листовок. Я запретил их подбирать, но, реально проконтролировать приказ, практически невозможно. Хотите посмотреть. Генерал отмахнулся. Мне достаточно того, что я вижу перед собой в бинокль. Прикажите в войска быть наготове, но не проявлять ни какой активности. Будем ждать парламентеров. http://www.olvia.idknet.com/razlom/glava1-1.htm Румыния во Второй мировой войне Венгрия во Второй Мировой войне ГЛАВА 210 Иллюстрации чтобы посмотреть иллюстрации кликните слово иллюстрации правой кнопкой и выберете "открыть линк в новом окне" Подчеркнутые и выделенные фиолетовым цветом наименования – гиперссылки на поясняющие рисунки с других глав 15 августа 1941года Национальный парк Берхтесгаден Резиденция Гитлера Орлиное гнездо Национальный парк Берхтесгаден – окруженная со всех сторон горами прекраснейшая баварская глубинка, в которой в 20х годах поклонники фюрера построили несколько резиденций, в том числе и любимую резиденцию Гитлера – Бергхоф. Отвесную скалу венчал чайный домик подаренный Герингом Фюреру, на его 50-летие. Маленькое здание на вершине скалы, которое впоследствии назовут "орлиное гнездо" Бронированный лимузин "мерседес-бенц" в котором находились Гитлер и его гость, в сопровождении двух машин охраны, не снижая скорости, влетел в туннель у подножия горы, ведущий к лифту "чайного домика". Прошелестел и исчез в черной норе тихий звук шин и голубоватая утренняя тишина снова опустилась на баварские горные долины. Гитлер, вскинув подбородок и слегка рисуясь, обвел рукой вид, открывающийся с обзорной площадки – Посмотрите мой юный друг, это и есть душа Германии: пасторальная и лиричная, но суровая и грозная одновременно. Как красиво! Жалко, что я никогда уже не напишу этот пейзаж. Его спутник, то, что раньше было доктором Плюмером, восторженно взирал на своего патрона. Гитлер находился в одном из тех редких в последнее время настроений, когда он выходил из мрачной, задумчивой ипохондрии и стремился прочь из своей зашторенной берлинской квартиры. Последнее время, чаще всего, такие смены настроения были связаны с его протеже из другой реальности. Гитлер устремил свой взгляд на голубеющие вдали долины – Мой мальчик, глядя отсюда, с этих прозрачных высот на готовую к осеннему засыпанию природу, я как никогда раньше воспринимаю цикличность нашего мира. То, что в вас, в другом времени, в далекой дикой России, из пепла Поверженной Германии, возродились истинные ростки великого арийского духа, только подтверждает величие идеи, которой я отдал свою жизнь. Национал социализм – это венец эволюции философской мысли, совместившей величайшие откровения различных наук о человеке и обществе. Мы уйдем, в недоумении и проклятье еще недостойного нас мира, но наш Дух, вплетенный в коллективное бессознательное, будучи неким невещественным полем, станет системой осей, которое сформируют общество будущего, в единственно верный и трудный момент. Твое появление здесь свидетельствует о вторжении в наш мир сил, которые намного превосходят человеческий разум. Что это за силы – божественные или демонические – на этот вопрос ограниченный человеческий интеллект никогда не будет способен дать ответ. Пусть ты пришел в наш мир и встретился со мной слишком поздно; пусть у тебя не хватило времени полностью осознать свой путь служения великой идее и твоему фюреру; но уже то, что Ты был Послан на встречу со мной – ТЫ – одинокий и униженный, прошедший казематы НКВД и психиатрические лечебницы – Но, Не Сломленный и Не отрекшийся, говорит о поддержки нас великими силами и о нашем возрождении в вашем изуродованном атеизмом и материализмом будущем. Фюрер надолго замолчал, всматриваясь вдаль и сливаясь с молчаливой, раболепно-восторженной тенью, стоящей за его плечом. Конец августа 1941года Лубянка Отдел кураторов Спец группа Перспективного планирования Берия зашел в рабочую комнату и, остановив Павла, который собрался вскочить при виде высокого начальства, спросил Гесту – над чем работаем!? … Сводим для Сталина в единый коллаж выводы педагогов и психологов по подбору курсантов в кадетские училища. С учетом тех данных, которые мы получили в результате экспериментов в "особой технической зоне", получается весьма убедительно – уже в течение первых двух-трех десятилетий страна будет иметь нужный контингент, пригодный для решения самого широкого круга задач. Берия поморщился – дорого, чертовски дорого – нет, я, конечно, понимаю, что другом случае вылавливать мерзавцев и воров, поднявшихся на вершину властной и финансовой пирамиды может оказаться еще дороже, но такие чудовищные деньги на образование… ! Причем только на первом этапе – подготовка педагогов и кураторов! Геста пожал плечами – у нас последствия, экономии на этом, особенно на педагогах, оказались еще дороже и страшней. Павел, услышавший, что в разговоре начали ссылаться на незнакомые ему вещи, молча поднялся и, прихватив несколько папок, направился к двери – меньше прислушиваешься к этими двумя темнилам, лучше спишь – эту истину он усвоил с первых дней, когда неожиданно вместо спокойной должности секретчика советского консульства в Канаде оказался сотрудником вновь организованного отдела на Лубянке. … Ну и зачем ты мальчишку прогнал? Есть разговор – Лаврентий присел напротив – мы получили материалы из Германии, о том, что тобой начали всерьез интересоваться. Ну и что. Это как раз и естественно, я думал, что раньше проблемы возникнут – поздняк ребята хватили. Да нет, сам интерес нас не волнует – немцы хорошие сыскари и рано или поздно должны были на тебя выйти. Проблема в другом – в деле появилась новое лицо, женщина, через которую немцы стали получать о тебе довольно точную информацию. Геста недоуменно уставился на Генерального Комиссара и затем заржал… Берия с интересом на него посмотрел, потом поняв, где тот узрел "юмор ситуации" и тоже улыбнулся, представив тишайшую завуча школы интерната для слепых, с которой Геста иногда встречался, в роли агента шифрующего свои донесения для "молчаливого". Протягивая собеседнику папку, он продолжил – вот как раз учитывая, нестандартно-извращенное восприятие окружающего, свойственное людям твоей реальности, я и хочу, что бы ты посмотрел собранные материалы. Возможно, сможешь сделать какие ни будь выводы. Если столь же оригинальные – посмеемся вместе! Да нет проблем. Был бы помоложе, дал бы даже себя соблазнить! … Я, надеюсь, авантюр не будет!? Да ты что! Я и авантюры!? В жизни такого не было. Лаврентий скептически посмотрел на него, одновременно прикидывая, не слишком ли большую проблему он подкинул отделу охраны и сколько людей нужно им дополнительно выделить. Ладно, дисциплинированный ты наш, лучше скажи, какое мнение у тебя сложилось после просмотра отчетов отдела внешней экономики – как думаешь, не слишком ли грубо работают!? Не хотелось бы полностью дестабилизировать своими действиями ситуацию на американском континенте. Геста неуверенно помялся – честно говоря, последние несколько недель, я просматривал только техническую часть. Ребята отдела полностью в теме и я им сейчас не особенно и советчик, не тот уровень компетентности. А что собственно произошло!? Финансовые воротилы наконец спохватились и, поняв, что почва уходит у них из под ног, начали серьезно противодействовать нашей активности. Сначала началась контр игра в прессе, но с этим мы вполне справились – желтая и профсоюзная пресса у нас под достаточным контролем. Много, конечно, было вылито с обеих сторон грязи, но все в разумных пределах. Но, эти идиоты решили вспомнить тридцатые годы и вышли на контакты с криминальными группами. Хотели опять зачистить семью Лонг, которая все больше и больше, при нашей поддержке, набирает силы. Служба безопасности семьи совместно с охранными подразделениями корпорации провела ответные мероприятия и, на мой взгляд, слишком жестко. Не все ликвидации удалось выполнить "по естественным причинам". Так и не надо – дураки должны чувствовать силу. Странно, я, почему то, считал, что мы постепенно находим с промышленниками общий язык. Тот вариант экономики, который мы им демонстрируем, исключает сверх прибыль, зато дает средним фирмам стабильность и защиту от банковского произвола. Берия кивнул – вот как раз Уолл-стрит, выражаясь твоим языком, и встала на уши – старые семьи почувствовали опасность и начали создавать свои силовые структуры. Кроме того, они нашли поддержку у части профсоюзов, особенно тех, которые связаны с мафией. Геста пожал плечами – ну вот этих как раз и надо полностью зачищать. Если криминалы смогут понять новые правила игры и найдут для себя другую кормушку, то профсоюзные и финансовые воротилы будут драться до конца – слишком привыкли к безнаказанности да и мозгов, особенно у молодого поколения, не так что бы много и водится. Генеральный Комиссар скептически на него посмотрел – не любишь ты мальчиков мажоров!? Не люблю – ничтожные дети, великих в своей подлости отцов. Скажи Лаврентий, а в каком направлении меняется политическая ситуация в Германии!? Ты ведь знаешь "Урал" уже полностью готов. Товарищ Сталин считает, что в нужном нам ключе. Ну, а мое мнение об использовании изделия ты знаешь. С немцами имеем контакты сразу на нескольких независимых уровнях. Официальный и, что самое интересное, наиболее результативный – с генерал-губернатором Томасом. Очень интересная личность. Судя по всему, если никто ничего не напортачит – будущий германский лидер. Хозяин тоже говорит о нем очень одобрительно. Геста задумчиво спросил – А кто его прикрывает и не слишком ли он наступает на больные мозоли нацистскому гадюшнику!? … Мы тоже об этом думали – нашим ребятам дан категорический приказ не трогать и по возможности отслеживать ситуацию. Но, ты сам понимаешь, что возможности службы в таких вопросах весьма ограниченные. "Молчаливый" и "моряк" могут обеспечить свою безопасность сами, а "маэстро" я просто не доверяю – судя по агентурным данным и политическим подборкам – еще та, законченная скотина. Честно говоря не знаю, зачем, после того как мы его на Американском континенте так красиво посадили в дерьмо, он вообще нужен. Понимаешь Лаврентий, не нужно бы его пока в угол загонять, эта тварь всех остальных фигурантов вместе взятых стоит. Может очень непредсказуемо поступить. А тебе это надо!? Придет время и придавим этого клопа. А пока пусть порезвится. … Я уже насмотрелся на фотографии его резвости. Тварье позорное. Геста мрачно прокомментировал – Считай, что не видел, ваша история по более гуманному пути пошла. Нацикам не хватило пары лет полностью развернуться. Да помню твои рассказы, пока не прочитал копии с "Плана Ост" и не получил отчеты из Полесья, считал очередными твоими "заходами". Ты ведь сам говоришь, что даже в вашей реальности не все в это верят, слишком запредельно и вне "писанной" этики современной человеческой культуры. Ну, "писанная" этика – это понятие растяжимое. Помнишь следственные мероприятия по "Главному Управлению Лагерей" – там тоже нашлись идеологи. Сам ведь озверел после докладных. Вот поэтому денег на подготовку молодежи жалеть нельзя – нужны не гопники из комитетов комсомола, рвущиеся к власти и ничего не способные дать стране, а грамотные, в нужном ключе подготовленные люди, которые Ей служат. Знаешь, как у нас про комсомольских выдвиженцев говорили – "родине нужны герои, а наверх старательно лезет одно мудачье". … Я, надеюсь, своим сотрудникам ты такие сентенции, или около того, не вещаешь!? Ну что ты, Лаврентий, зачем же по такой длинной цепочке доносы на себя посылать – я уж лучше сразу на самый верх выскажусь. Что-то я не особенно часто с отдела кураторов или, тем более, с твоей группы докладные видел. …. Ну, так воспитываем народ помаленьку в духе социализма. Когда ни будь, по определению, он ведь должен наступить. Берия усмехнулся – Ну, следуя по твоей теории, пока такие как ты и я около власти крутятся, это вообще не реально. … О! Товарищ понимать начал! А то, видишь ли, слишком большие деньги, на подготовку пацанов тратим. Конец августа 1941года Жмеринка Левобережье Днестра Ставка Группы Армий Украинского фронта В ставке генерал-полковника Конева, несмотря на пять часов утра, царило привычное оживление – треск телетайпов и телекопиров; негромкие переговоры планшетистов и связных; комментарии работающих с картами дежурными офицеров создавали устойчивый ровный гул, в привычном ритме налаженного производства. Заспанный Конев подошел к Баграмяну, который встал раньше и уже успел принять доклад старшего офицера, и с завистью спросил – Христофорыч, как ты умудряешься всегда так свежее выглядеть, сразу к девкам отправлять можно!? … Ну, во первых, я сумел на этой неделе на час больше тебя поспать, в машине, когда штаб в Жмеринку переезжал а, во вторых, успеваю раньше, чем ты, узнать хорошие новости. Конев вскинулся – Кишинев взяли?! … Эк тебя растащило – Кишинев. Под Кишиневом немцы намертво стоят: зарылись в землю и, пользуясь благоприятным рельефом местности, дерутся за каждый холмик и камень – понимают, что если не удержат правобережье, армия Моделя будет уничтожена. Ну, тогда, что за радости – от корреспондентов иностранных газет смог избавиться? Начальник штаба рассмеялся – а вот это не получается, СВЕРХУ запретили, нельзя говорят такое количество иностранных шпиЁнов из поля зрения выпускать. Лелюшенко молодец – согнал к береговой линии в район Кишинева нашу речную артиллерию, получилось почти по сто стволов на километр, и, сводная группа Катукова и Затевахина, при такой поддержке, очистила всю береговую полосу шириной от пяти до десяти километров почти до Бендер. Конев вскинулся – да вы сума сошли, погробите новейшие танки, у Затевахина людей то всего ничего. Да ты не нервничай – Баграмян успокоительно похлопал рукой по карте – смотри сюда. Одесский военный округ наладил для них поставку горючего и боеприпасов, благо плавсредств вволю. Одновременно с этим, флот выделил добровольцев и сейчас переправляет свои черные бушлаты на поддержку Затевахину. Ну, ты сам знаешь, как немцы истово морячков любят. Кроме того, сводный отряд нашей авиации и резерва подвесил над немецкими позициями сплошной зонтик и им сейчас не до побережья. И, самое главное, Жуков видимо вчера вечером сумел утрясти все вопросы с румынскими представителями и сейчас, по данным, подтвержденным авиаразведкой, все румынские дивизии спешно отходят к пограничной линии мирного времени и, несмотря на ночь, начали там фортификационные работы. В общем, немцы сейчас, не смотря на все свое упорство, оказались как та красна девица – побегала, погуляла а, затем, и в интересном положении оказалась: горючего у Моделя едва ли на пару часов; боеприпасы на исходе и подвоз не предвидится; на поддержку кишиневской группировкой, после отхода всех румынских войск, надежды нет. Дай тем бог самим удержаться. Да и ситуация для этой группировки очень интересная сложилась – не понятны последующие действия румын. Если этот отход только инициатива командующего четвертой армией генерала Сэнэтеску– это одно, а вот если в Румынии переворот и она выходит из войны – и кишиневской группировке и армии Моделя полный пиздец. Конев задумчиво произнес – ну, с немцами, румыны драться не станут, скорее всего дадут отступить через свою территорию, а вот Моделя мы точно раскатаем. Лучше бы конечно чтобы этот упертый придурок капитулировал – не хотелось бы терять людей на ликвидацию его группировки, толковый генерал, умеет сволочь воевать. Ну ладно, здесь мы сами разберемся, а что у нас на правом фланге!? … Рокоссовский продолжает перебрасывать через припятьские болота свою легкую технику и самоходную артиллерию, формируя ударный кулак на львовском направлении. Достаточных сил для серьезного наступления у него нет, но со стороны Днестра, в том же направлении, оказывает, все большее и большее, давление наша армия. В случае объявления румынами нейтралитета и выхода из войны, реакция мадьяр будет тоже вполне адекватной – оказаться единственным коридором, по которому мы будем преследовать немецкую армию, они не захотят. Это даст нам возможность, после освобождения Кишинева развернуть армию Лелюшенко и, захватив Львов, отрезать Киевскую Группировку Армии Центр. Конев с сомнением спросил – Ты все таки считаешь, что немцы не отведут свои войска от Киевского УРа к Львову? Слишком глупо, для таких опытных вояк. … Могут и не отвести, если всерьез не примут позицию Румынии и Венгрии и попытаются заставить их продолжать войну. По моему, немцы еще до конца не осознали перелом в войне. Вообще, их действия производят странное впечатление – у меня возникло ощущение, что на сегодняшний день у них уже нет единой стратегии войны и каждая группа армий решает свои задачи самостоятельно. Иначе я не понимаю, зачем они начали наступление армией Моделя и, одновременно, топчутся у Киевского Ура. Если бы они вовремя развернули дивизии Киевской группировки на Жмеринку, нам, скорее всего, пришлось бы отказаться от этой авантюры с переправой и попытаться разбить Моделя, действуя по принципу "сила, против силы" – потери, в таком случае, были бы чудовищные. Конев пожал плечами – а чего ты хочешь, у Моделя, основной костяк составляют войска СС. Киевская группировка – генералы старой формации. Судя по тому, что власть на оккупированных землях передана генералу Томасу, у немцев началась передел власти. Тот, кто стоит за Моделем, хочет любой ценой сказать свое громкое слово. Отсюда и это не слишком мотивированное наступление. В таком случае, подгадить эсесовцам, генералам сам бог велел… . Мы это тоже, в Финляндии, проходили. Конец 15 августа 1941года Кафе на окраине Берлина Канарис поблагодарил официантку, принесшую кофе и откинулся на спинку стула. Некоторое время и он, и шеф гестапо молчали, прихлебывая кофе. Первый прервал молчание адмирал – скажите Генрих, как относятся в гестапо к очередному провалу на востоке? Как ни странно положительно – нашего дорогого Гейдриха не все однозначно воспринимают как лидирующую фигуру, а это плохо подготовленное наступление чисто его проект. Насколько я знаю, и ваша служба и "старая" часть генералитета были против. Ах! Вильям, Вильям! У нас, как и везде, после отхода фюрера от реальных дел, полный разброд – исчез пастух, который своим авторитетом гнал это стадо на убой, не давая времени задуматься. А задуматься пришлось о многом – ну например, о том, что по инициативе Советов, Лига Наций признала НСДРП преступной организацией, а ее лидеров военными преступниками. … А вы сами не боитесь? Ну, бояться меня сама жизнь научила. Полицейский должен бояться всегда – иначе он очень быстро становится трупом. Нужно бояться, но и нужно дело делать. Так было всегда. … О! Никогда не думал, что вы фаталист! Я не фаталист – я профессионал. Кроме того, в действиях русских прослеживается вполне определенная логика – они явно сводят к минимуму потери в этой войне и, одновременно позиционируют себя на лидирующую силу в послевоенном мире. Сталин прагматик – ему потребуются профессионалы для того что бы пасти это европейское стадо. Самых одиозных и непримиримых, он конечно зачистит. Ну что же, в нашем с вами деле определенная степень риска присутствует всегда. Но вам то, собственно, особенно боятся нечего – ваша служба всегда предпочитала работать в белых перчатках. Да и в "Той истории" вас повесили не союзники. Да уж – Канарис потер шею – отсутствием фантазии наш дорогой фюрер никогда не страдал. Скажите, у вас есть, какая ни будь, дополнительная информация по этому Гесте и, особенно, по его влиянию на Советских лидеров? … Ну, я бы не стал говорить об этом влиянии во множественном числе. Судя по всему, круг общения Гесты среди партийной верхушки очень ограничен, если не вообще исключен. Я бы сказал, что Сталин держит пришельца около себя, тщательно отсекая ненужные контакты и утечку информации. Адмирал кивнул – ну это и естественно, слишком дестабилизирующий, хотя и полезный фактор. Мюллер покивал головой – да, и, кроме того, на серого кардинала он себя явно не позиционирует. Не тот тип людей, хотя, судя по тому, как он легализовался, определенна доля авантюризма в его характере явно присутствует. … Вы получили информацию о моменте его появления!? Ну, очень и очень ограниченную… Меня заинтересовало, что, явно с его посылки, русские очень нестандартно действуют на Американском континенте и я поднял свои старые контакты с одним не очень порядочным, но очень задолжавшим мне в свое время, в Гамбурге, человеком. С такими деньгами, которые выделил из партийных фондов на эту операцию наш дорогой Рейнхард, заинтересовать определенных лиц не составило труда. Очень похожая по описанию фигура появилась в октябре 1938 года в Торонто. По протоколам полиции, он был подобран в районе порта с черепно-мозговой травмой и ярко выраженной амнезией. При себе не имел ни документов, ни каких либо ценностей. После оказание первой помощи в полицейском управлении был передан в психиатрическую клинику, из которой тихо исчез в неизвестном направлении примерно через месяц. … Насколько значительной была травма и амнезия!? Я думаю, что и то и другое было, вполне примитивной симуляцией. Наш человек смог, под видом корреспондента, побеседовать как с фельдшером полицейского участка, так и с одним из врачей психиатрической лечебницы. По заключению фельдшера, травма была поверхностная, ни чего особенного, просто сильно содрана кожа, хотя крови и было много – его удивило, почему такие сильные последствия. Причем к полицейскому он подошел сам и попросил помочь. В общем, чужак использовал стереотипную реакцию полицейского, к которому пострадавший от нападения человек обратился за помощью. По заключению психиатра, а это молодой человек, интерн – классический случай, и дальше бля … бля … бля … . В общем, непонятно почему такая стойкая амнезия, но для отчета очень интересно. Можно даже статью написать. Тем более, больной был очень коммуникабельный, максимально сотрудничал с врачом и даже помог клиники в проведении несложных ремонтных работ. В общем, он опять сыграл на стереотипной реакции, на этот раз молодого врача. А вот дальше интересно – после недели наблюдения в палате он стал пользоваться известной свободой передвижения. Весь день, он, как правило, выполнял мелкие ремонтные работы по лечебнице. Мы сделали список выполняемых работ – он очень широкий: от простейших строительный до сантехнических и довольно сложных работ по замене и ремонту электрического оборудования. Особой квалификации он явно старался не демонстрировать – делал, что попросят. Хотя на персонал клиники это произвело очень хорошее впечатление. Его даже уговаривали остаться работать после выздоровления. Прокололся он только один раз – в больнице был неисправный электрический генератор. Он не знал, что местные специалисты уже пытались его отремонтировать, но не смогли. В общем, он потратил на его ремонт полчаса, а потом долго объяснялся – что вон так, ну просто случайно, он ткнул вот сюда проволочкой и тот заработал. Генератор немецкий, по заключению наших электриков он видимо, от долгого простоя потерял магнитные свойства статора и, для его запуска, действительно нужно было просто подать толчок от постороннего источника постоянного тока. По рассказам персонала, вечером он часто отпрашивался, брал бумагу, карандаш и шел в парк. Рисунки без всяких возражений показывал – так жанровые зарисовки, ничего особенного. С удовольствием раздавал. Исчез очень неожиданно. Что интересно, примерно в это же время, один из сотрудников советского консульства, по служебной необходимости отбыл в Россию на пароходе. Канарис покрутил в руках чашечку – Только через месяц после появления в Торонто. То есть – у него не было заранее оговоренной встречи и ему нужно было время осмотреться и подготовиться. Причем, ему вот так сразу поверили и отправили с сопровождающим в Москву. Отправить человека находящегося практически на нелегальном положении в другую страну – для сотрудника посольства серьезный риск. Могу поспорить, назад этот сотрудник уже не вернулся!? … Мой друг, вы как всегда правы! Более того, этого молодого человека несколько раз видели сопровождающим в поездках Гесту, и его звание и статус были явно выше, чем у рядового сотрудника консульства. А, насчет, поверили – к нам в руки попало несколько его зарисовок. Так, жанровые пустяки. Так вот на двух из них остались следы от технических рисунков, выполненных на лежащих сверху листах. Не совсем разборчиво – мягкий карандаш, следы очень слабые, но, явно, что-то из области военного инженеринга. Специалисты считают, что это была какая то модификация танковой башни. Генрих, скажи, ты не пытался выяснить, не пропадал ли в Канаде похожий на него человек!? … Это уже сделала канадская полиция – нет, никто не пропадал. Я понимаю твой вопрос – у меня сложилось впечатление, что это совсем другой вариант внедрения. У чужака явно не было прототипа или, так сказать, носителя в нашем времени. Да! Ситуация! – Канарис откинулся на спинку стула – один человек, пришедший непонятно откуда в нужный момент и нужное место, и история пошла по другому пути. Причем он не принес в наш мир никаких чудес, о которых рассказывал опекаемый Фюрером полудурок. У меня сложилось впечатление, что наш вариант истории был мало реален и неестественный – один человек, несколько точечных воздействий и все… – такое впечатление, что кто то просто зачистил результаты своих ошибок. … Знаете Вильгельм, когда я чего-то не понимаю, то просто обращаюсь к специалистам. И вот один такой специалист, в области философии, мне сказал – "…Господин полицейский. Что есть бог!? Сверх Сущность!? Допустим. Но, тогда, почему бы не предположить, что эта Сверх Сущность есть наше собственное "общественное бессознательное" и состоит из нас, как из мельчайших частичек. Бессознательное!? Только до того момента, когда наша глупость начинает угрожать всему существованию человеческого вида. Стоит суммарному человеческому ужасу и стону, он назвал такую смесь "инферно", превысить определенный уровень и эта Сущность начинает менять все вокруг, не считаясь с законами, ни природными, ни человеческими. …". Ладно, философия это явно не наша область. Лучше скажите, что вы думаете о позиции занятой нашим дорогим Фюрером? Не получится ли так, что в самый неподходящий момент он "проснется" и мы все окажемся в очень неуютных подвалах гестапо, подвешенные за шею на железном ошейнике или за ребро на мясницком крюке!? Адмирал покачал головой – Нет, я думаю, что Гитлер действительно отошел от реальных дел, оставив для себя чисто представительскую функцию. Происходящие события, особенно поражения на восточном фронте и, затем, "откровения" его попаданца полностью выбили у него почву из под ног. Он все чаще и чаще отказывается говорить, о чем ни будь кроме мистических теорий. Единственное что его интересует – организация празднования Годовщины Имперского Партийного Съезда в Нюрнберге. Из его слов, создается впечатление, что он знает точную дату своей смерти и готовится к ней. Мюллер кивнул – Ну, я думаю, что живым ему в руки Лиги Наций попадаться явно не стоит – там найдется слишком много желающих сделать его единственным козлом отпущения. А про организацию празднования я наслышан – это будет нечто феерическое. Довольно далеко за городом строится гигантский стадион с монументальной трибуной, по периметру которого будут установлены сотни прожекторов, бьющих вертикально в небо. Тысячи приглашенных членов НСДРП и сочувствующих. Говорят, что многих приглашенных Фюрером из других стран придется доставлять субмаринами. Наверное, это будет крайне величественное празднование и зрелище! Глава 211 "SI VIS PACEM, PARA BELLUM" – ХОЧЕШЬ МИРА, ГОТОВЬСЯ К ВОЙНЕ Конец августа 1941года Кремлевский кабинет Сталин посмотрел на Гесту и Берию и, подчеркивая свою речь движением чубука по карте Евразии, попросил – Геста, повтори еще раз, для Лаврентия, почему ты считаешь, что мы должны создавать себе такую головную боль как: аннексия Восточной Пруссии и Померанского воеводства и Польского коридора; вывод из юрисдикции, как Германии так и Чехословакии, Судетской области и последующее строжайшее юридическое обоснований всего этого на международном уровне. Да еще и совместить все это с выводом, в строгое федеральное подчинение, с включением в состав РСФСР, пограничных земель между Украинской ССР, Белорусской ССР и Литовской ССР. … Ну, здесь, старый добрый принцип – "хочешь мира, готовься к войне". Во все времена одной из главных причин войн были ресурсы – природные, экономические, человеческие… В моей реальности ничего не изменилось, просто акцент сместился на интеллектуальные и энергетические ресурсы. Над проблемой интеллектуальных ресурсов мы, не смотря на неумеренную скупость отдельных лиц, работаем. А вот энергетические – это вопрос переустройства послевоенного мира. После всего, что натворили у нас ваши наследники, у России остался только один рычаг международного давления – энергетическая сфера. Сталин возмущенно прервал – скорее уж ваши современники, просравшие наше наследие. Геста покладисто поправился – … мои современники, сменившие вас и просравшие все завоевания страны. Берия что-то сказал Сталину, на грузинском, и оба рассмеялись. … Геста помолчал и продолжил – самой большой политической и экономической проблемой после развала государства стало отсутствие у России независимых коридоров, по которым она могла перенаправлять потоки сырья и энергоносителей в Европу и европейских товаров в обратном направлении. Практически на всех доступных транспортных артериях повисла куча паразитов, живущих за счет обсасывания этих сырьевых и транспортных потоков. Причем использующих угрозу перекрытия этих же самых потоков для оказания политического давления на Россию. Если учитывать, что потребление энергетических ресурсов все больше и больше росло, а их количество и месторождения, доступные в эксплуатации, как ни странно не увеличивались, то контроль над этими ресурсами и их потоками стал равноценен контролю над мировой экономикой. Практически, в моей реальности, мир встал на грани новой войны за передел в этой сфере. Аннексия, в той или иной форме Восточной Пруссии и Померанского воеводства даст СССР, во первых, независимый от предполагаемых и, как показала наша история, очень проблематичных союзников, удобный проход на запад вдоль побережья Балтийского моря. Причем проход, который, как показала война, мы вполне можем контролировать и поддерживать с моря. Я думаю, что с послевоенной Германией, по условиям капитуляции и отдав ей в компенсацию, поддержав ее претензии на часть Польской и Французской территории, мы вполне можем договориться о предоставлении нам в длительную аренду так же морских военных баз на немецкой территории и введения ограничений на тоннаж и состав немецкого флота в Балтике. Берия с интересом спросил – То есть ты предлагаешь, по результатам войны, попытаться реализовать полный контроль над балтийским морем и его проливами. Ну, почему бы и нет – тот кусок, который получит Германия на западе, причем в самой климатически комфортной зоне, и который она сможет удержать, только при нашей поддержке, вполне сгладит послевоенные реваншистские настроения в связи с передачей под Советский контроль северного побережья Балтики и Судетской области. Тем более, как показала история моего времени, никакого этнического конфликта на территории бывшей восточной Пруссии не возникало. Очень благополучная Калининградская область СССР. … То есть прибрежной зоной Балтики ты предлагаешь не ограничиться!? Значит еще и Судеты!? Да, ну еще и часть польской территории, обеспечивающий коридор со стороны Львова до Судетов. Лаврентий расхохотался – Скромный ты наш, ты вообще представляешь, какой вопль поднимется в мире в ответ на такие наши действия!? Да и пусть вопят, надо будет вопилку пережмем. Соотношение сил, в послевоенном союзе с Германией, это вполне будет позволять. Да и кто будет вопить!? Англия – так она у нас по уши в долгах. Да еще и сама, вполне официально, передала нам не мало чужой территории. Польша – так панов надо, с самого начала, давить так, что бы даже рта не смели открыть. Эта страна союзником быть по определению не может – только подмандатной территорией. Чехословакия, Венгрия и Румыния!? Так у них сейчас, по итогам войны, столько образовалось спорных территорий, что они будут рады любому сильному союзнику или посреднику в этих вопросах. А проблема Судетов, это и без формирования второго европейского коридора очень важный вопрос. Как результат такой модернизации, причем по результатам войны, с такой нехорошей Германией и которая была в свое время вполне благосклонно принята западными странами, Чехословакия утратит 66% добычи угля; 86% химических производств; 80% производства цемента; 70% выпуска чугуна и 70% выработки электроэнергии. Без Судетских ресурсов и промышленности, Чехословакия не индустриальное государство, а полностью зависящая от сильного соседа аграрная страна. Не нужно также забывать, что не аннексировав Судетскую область, Гитлер никогда бы не посмел двинуться на восток. У него бы просто не хватило ресурсов для такой войны. Сталин, который в течение всего разговора молча курил, подвел итог – в общем, как ты Лаврентий и сам видишь, предложение хотя и спорное, но очень интересное и требующее дальнейшей профессиональной проработки. Я думаю, на первом этапе, такую проработку выполнит твоя "спец группа перспективного планирования". Нужными специалистами мы ее усилим. Такое предложение надо хорошо обдумать и проработать на всех уровнях, используя имеющийся у нас небольшой резерв времени. Конец августа 1941года Особая промышленная зона Лаборатория радио сканеров Геста оторвался от бумаг и, обращаясь к куратору лаборатории, спросил – как я понимаю, заказ англичан на наземные установки вами практически выполнен; четыре системы воздушного базирования в процессе отладки и испытаний; преподаватели для обучения инструкторов уже подобраны… Ну, тогда в чем проблема!? Почему вы просите о переносе сроков? … Да там один идиот, при подписании контракта, подмахнул не глядя пункт по которому все чертежи передаваемых машин должны быть выполнены в принятой в Англии системе мер! Блин!! Проще заново всю машину сконструировать, чем переводить все размеры в империал! Вот и трахаемся до посинения! А кто у вас занимается по этому вопросу с радиоустройствами? …Переводом размеров радиоустройств с метрической системы в империал занимается группа мадмуазель Лопес. О, ваша знойная испанка уже стала ведущей группы!? Ну и как она работает!? … Смотря на ниве чего! Если по теме задания, то так себе – лишь бы претензий не было, а вот в отношении личных контактов… Свихнувшаяся баба – перетрахала почти всю пригодную к употреблению мужскую часть радио лаборатории и, я думаю, половину женской. Универсал!! Я против продления с ней контракта. Геста усмехнулся – ну что же вы так, такая знойная и активная женщина. Ну что же, давайте с ней побеседуем. Только я попрошу, если возникнут спорные и непредвиденные вопросы, сидите "морда кирпичом" – это не ваш уровень. ….. Добрый день мадам Лопес. Приятно увидеть вас снова. Мадмуазель Лопес. И, господин Геста, давайте на "ты" – мы ведь с вами старые друзья. О! Милая Лопес! Вы ставите меня в неудобное положение – вы ведь, сейчас, руководитель группы; человек успешно реализующий себя во всех поставленных вами задачах – обращаться к вам на "ты", это явный моветон. Ах, прекратите, Геста! Ну, я думаю, по крайней мере, после рабочего дня мы с тобой перейдем на "ты"! Павел, сопровождающий Гесту в этой поездке, с интересом и немалым удивлением посмотрел на ярчайшую и непринужденную мадемуазель Лопес, у которой на верхней губе выступили мелкие бисеринки пота. Куратор лаборатории молча сидел с краю стола, видимо полностью не понимая происходящего. Ах, мадемуазель, разве может даже такой грубый, старый человек как я, допустить подобное к "оку дня" !? Кстати, а почему вы, скорее всего итальянка, взяли себе сценический образ мексиканки а, как прототип, голландку!? Господин Геста, вы меня обижаете – у меня отец испанец. … О! Отец испанец – это объясняет все! Павел восхищенно чертыхнулся, про себя – вот стерва отмороженная – понимает, что сидит на допросе; видит ведь, что полностью провалилась, а ни одного лишнего или неверного слова и, кроме капелек пота, никаких нервов наружу. Геста, я, наверно, что-то неправильно понимаю!? У тебя есть ко мне какие-то претензии по работе. Ну что ты, милая Лопес, абсолютно никаких претензий к твоей работе – все восхищены вашей настойчивостью в достижении поставленных задач. Более того, что бы ты не отвлекалась от непосредственных служебных задач в лаборатории, мы подготовили меморандум с ответами на заданные тебе вопросы. И даже предвосхитили некоторые, которые могут после этого возникнуть. Геста протянул мадам Лопес папку, в которой лежали два листка, полученные из Германии по линии "Брайтенбаха", с ответами, вписанными рукой Гесты. Лопес взяла папку, внимательно прочитала и, положив перед собой, устало спросила – "надо понимать, я арестована!?". … Не вижу причины для этого – к вам абсолютно никаких претензий. Вы можете передать своим заказчикам эти листки и полное содержание нашего разговора. Если им потребуется более развернутая информация по этим темам, передайте им предложение о личной встрече с моим руководством. Необходимые личные гарантии им будут предоставлены. Не смею Вас больше задерживать. О! Геста! – мадемуазель Лопес встала, держа папку в левой руке и изящно протягивая правую, на уровне груди, тыльной стороной собеседнику – если бы ты знал, как приятно встретить в этом болоте галантного мужчину…!? Я очень надеюсь, что эта наша не последняя встреча. Геста взял ее руку между сложенными ладонями и, удерживая, сказал – Лопес, я понимаю, что такую незаурядную женщину как вы нельзя заставить стоять по колено в грязи только деньгами. Если у вас, в данной ситуации, могут возникнуть проблемы ТАМ, ну, например, с близкими вам людьми, подумайте до отправления письма, возможно, я смогу найти решение. Мадам Лопес внимательно на него посмотрела и, без своего обычного апломба, серьезно произнесла – Хорошо, я подумаю… После ухода Мадемуазель, Павел выдохнул – вот железная Баба!! Геста плюхнулся на стул – учись пацан у нее работать, а то так и будешь около меня нянькой ошаваться и устало добавил – черт побери, знать бы на чем ее немцы приловили … !? … Думаешь, сидит на крючке? Скорее всего – на фанатичку или авантюристку не похожа; а, подписываясь на этот контракт, явно понимала, что это дорога в один конец… Потом посмотрел на куратора лаборатории, молча сидевшего в конце стола с побелевшими губами – Николай, как я уже говорил, это не твой уровень и к тебе никаких претензий, если кто ни будь начнет дурью маяться, выйдешь на меня или на Павла. С Лопес ведешь себя так же, как и раньше – считай, что ты этого разговора не слышал. Если трахаешь – трахай. Только не вздумай навязываться – вот за это яйца вырву. С ней, то же, никаких разговоров на эту тему. Если кто-то сверху начнет любопытствовать – делаешь тупые, испуганные глазки и ссылаешься, что тема на контроле у Самого Генерального Комиссара. Ну ладно, ты как знаешь, а мы пойдем, пообедаем – война войной, а обед по расписанию… Конец августа 1941года Ближняя дача Сталин, глядя на хмурое лицо Берии, расхохотался – значит, дал ей листок с ответами на вопросы, разрешил передать хозяевам содержание всей беседы и предложил им, от моего имени, явиться на собеседование … Нагло!! А ведь знаешь, что самое смешное!? – Вполне могут и явиться! Берия, не разделяя восторга, прокомментировал – представляю, что бы ты со мной сделал за такую выходку? Хозяин внимательно на него посмотрел и очень серьезно сказал – Не советую, такая, твоя, выходка будет означать, что ты начал собственную игру. Ты не Геста, ты один из руководителей страны и спрос с тебя другой. Ладно, а насчет его самовольства не нервничай – пока это идет на пользу дела, пусть блажит. Да и не думаю, что это была непродуманная авантюра. Геста очень многие вещи воспринимает под другим углом, чем мы – иное общество и иная культура, и ему иногда очень трудно переубедить нас, даже когда он точно уверен в своей правоте. Ты ведь сам видишь, насколько быстро он вышел на эту девицу, получив от тебя минимум информации. Лаврентий пожал плечами – Вот когда мы будем контролировать Европу, тогда мои парни будут точно знать разницу между голландскими, итальянскими и испанскими проститутками. Кстати, мне не совсем понятно, почему для нее выбрали позывной "солнышко" – ведь не только Геста мог обратить внимание на эту цепочку: женщина агент; "солнышко"; "око дня"; "Мата Хари" и специфическое поведение этой инженю. (на индонезийском языке, "мата хари" имеет два значения: солнце и, как синоним – "око дня" ) … Да, скорее всего, она сама и выбрала. Ее хозяева имеют недостаточно съехавшую крышу и информационную свалку в голове, что бы построить такую цепочку. Выбрала и выбрала – для них ни на что специфическое это не указывало, а спрашивать не стали. Интереснее другое – то, что он ее, на что-то, явно позиционирует. Ну, то, что он сыграл с немцами в открытую, это как раз понятно – сходу построил и указал им на предназначенное место. А зачем он дальше продолжал с ней возиться – как женщина она его явно не интересует, не тот тип, ему явно нравятся те, что потише, да поуютней? Причем не просто потратил время – отправил ее на самолете посмотреть интернат, где довольно успешно решают такие же специфические проблемы, как и у ее ребенка, и предложил немцам переправить девочку из Италии в Россию, к матери, через нейтральную страну, гарантировав оплату. Генеральный Комиссар пожал плечами – ну здесь, как раз, все достаточно понятно. Во первых, он дал немцам понять, что мы заботимся о нужных нам людях; а, во вторых, предложил им элементарную взятку, дал открытый чек и хочет посмотреть, как они прореагируют. Если учесть, что это сертифицированный чек "банк оф америка" – намек достаточно прозрачный. С людьми или структурами, которые могут себе такое позволить, не шутят. Насчет самой инженю – он получил еще одного полезного и лично ему преданного сотрудника. Если учесть, что отдел перспективного планирования сейчас как раз работает над проектом "особой технической зоны" в Судетах и вопрос надежных руководителей, хорошо знающих западную специфику один из самых проблемных – она хорошее приобретение. Значит, все-таки, считаете, что нужно аннексировать Судеты и формировать к ним коридор через Польшу? А не получим ли мы там сложную национальную проблему? Почему просто не переселить немцев в Германию и, на их место, не перебросить туда часть специалистов с Урала!? Берия покачал головой – Нерационально: большинство из этих немцев хорошие технические специалисты и представляют для нас ценность; выселив несколько сот тысяч семей из Судетов в Германию, где лишним ртам в послевоенной депрессии будут совсем не рады, мы создадим там националистическую группировку из нескольких поколений людей истово нас ненавидящих. Оставив их при своих домах и защитив от чешского пресса, заявив как "судетскую национальную область" в составе СССР, мы формально сделаем широкий жест в отношении немцев, но останемся при своих интересах. Реально это будет наша промышленная зона, руководимая и модернизируемая по аналогии с уральским экспериментом. Если учесть тот объем производства, который мы для нее планируем, соотношение этнических семей и вновь прибывших будет примерно как один к двум и, в перспективе – один к трем. … А мы не получим очередную национальную проблему с очередным Конрадом Генлейном (основатель судето-немецкой нацистской партии). Вряд ли, основная проблема рядовых судетских немцев – уровень жизни и этнические притеснения со стороны чехов. Уровень жизни наших специалистов в "особой технической зоне" уже сейчас значительно выше, чем в предвоенной Германии, не говоря уже о сегодняшней. Специалистов будем переводить туда тех, которые уже имеют опыт работы с иностранцами. Да и иностранных контрактников можно тоже туда перевести – на Урале они нам больше не нужны. Получится хороший интернациональный компот, в котором по необходимости, основным языком общения станет русский. Кроме того, сохранив немецкое отделение Карлова университета , образование в котором платное и достаточно дорогостоящее, мы сформируем свой образовательный центр с техническим уклоном, более высокого уровня, бесплатный, с датированными или субсидированными стипендиями, но с преподаванием на русском языке. При образовательном центре будет организованы подготовительные курсы, куда, после отборочных экзаменов будут приниматься способные ученики старших классов. Если учесть, что, на сегодняшний день, стоимость традиционного высшего образования в Судетах делает его недостижимым даже для части талантливых детей среднего класса, мы отберем и воспитаем, в нужном нам ключе, большую часть наиболее талантливой молодежи. А насчет любителей поиграть в политику – в солнечном Магадане всегда нужны контингенты для рубки сахарного тростника. Знаешь геноцвале, мы не янки – у нас "оранжевой революции" не может быть по определению. Сталин с иронией посмотрел на своего комиссара, но промолчал, зная, что тот не владеет всей информацией по реальности Гесты. Ну что же – согласился он – "Уральский Эксперимент" с его комбинированной экономикой и воспитанием, нужных для будущего страны, людей получился очень удачный и его можно продолжить и на наших новых территориях. Более того, я думаю, в Судетском Образовательном Центре нужно будет выделить вакансии для способных детей из рабочих семей, направляемых нами из государств Европы. В будущей Федеративной Евразии Нам нужны будут грамотно подготовленные специалисты и руководители. ГЛАВА 212 "SI VIS PACEM, PARA BELLUM" – ХОЧЕШЬ МИРА, ГОТОВЬСЯ К ВОЙНЕ Вторая часть Первое сентября 1941года Парк на окраине Берлина Канарис, смотря через распахнутое окно маленького кафе, задумчиво произнес – очень неожиданно. Вы понимаете Генрих, что такое предложение может исходить только с самого высокого уровня и, приняв его, мы фактически принимаем те правила игры, которые считают правильными русские. Сразу стоит вопрос: какое место занимает в этой игре Германия и не заблуждаются ли русские относительно своей способности навязать миру новый порядок!? А ведь это именно новый глобальный порядок, с новым, хотя надо отметить, в сфере событий последних нескольких лет, вполне последовательным и предсказуемым главным игроком. Мюллер оторвался от задумчивого разглядывания осеннего парка и повернулся к собеседнику. Понимаете Вильям, пока вы все, остальные, пытались расспрашивать этого "попаданца" о том, с какого конца в будущем заряжаются пушки и выслушивали его пространные рассуждения о том, в какой цвет лучше раскрашивать самые "крутые" танки будущего, я, не смотря на неудовольствие моего непосредственного начальства и фюрера, занимался более прозаическими делами – пытался понять: чем там стал германский и европейский обыватель; какое место в их мире занимали обе Германии; как на их мировоззрение отразилось применение американцами атомной бомбы и как, на все это, взирал весь остальной Мир. Картина того мира складывалась довольно безрадостная – весь мир, разграбленный по результатам второй мировой войны и не способный сопротивляться главному грабителю, после применения янки атомной бомбы, как говорят азиаты – "потерял лицо". Германия была полностью уничтожена, самосознание народа растоптано и остатки ее экономики растаскивались победителями. Причем наибольший физический ущерб был нанесен Восточной Германии, а моральный – Западной Германии. Дела было даже не в том, что в Восточной Германии шли наиболее тяжелые бои с русскими – авиация англофонов, понимая, что Советы не отдадут им захваченное, уничтожала там все, что могло представлять какую либо ценность. А, вот дальше, началось самое интересное – если русских, в их зоне влияния, интересовали, в основном, политические задачи и они, опираясь на местных инсургентов, стали строить под своим контролем Новую Германию, с одной из форм социализма, то события в Западной Германии были достаточно не однозначны. Янки, раздвинув всех локтями, стали вести себя на захваченных территориях как ковбой отобравший курятник у прогоревшего соседа. Причем куры не только должны были нести ему яйца и обеспечивать жаркое на обед, но и хором восторженно кудахтать на тему, какой у них восхитительный хозяин. Иначе кормить не будут. Да и кормили собственно потому, что, участие этих двух Германий в политическом противостоянии, делало крайне необходимым широкий политический жест. Причем в результате создания этих двух Германий, запад, а точнее янки, получили страну-военную базу у границы стран Варшавского Блока, напичканную атомными бомбами и в которой западные немцы, полностью неспособные контролировать ситуацию, стали заложниками и живым щитом. Россия подготовила себе немецкого союзника, которым прикрыла от удара, а скорее даже от культурного проникновения западные границы стран Варшавского блока, но свои основные атомные заряды установила на ракетных носителях, способных достичь территории Соединенных Штатов и разместила на своей территории. В результате патовая ситуация. То, что они называли "холодной войной". … Но ведь в той истории Русские все равно эту "холодную войну" проиграли!? Мюллер развел руками – в ТОЙ да, потому что, как и Германия, понесли слишком высокие человеческие и материальные потери во Второй Мировой войне и, что не менее важно, не смогли проявить достаточную политическую гибкость и наглость. Наверно не менее деструктивную роль сыграло отсутствие политической преемственности и прихода к руководству некомпетентных людей. Канарис согласно кивнул – да уж, в нашей реальности, их в отсутствии политической гибкости обвинить трудно, а уж в отсутствии наглости – тем более. Но мне, все таки, не понятен внутренний статус Гесты – с одной стороны, он на прямую вышел на вашего агента и, явно импровизируя, дал серьезные авансы и ей и нам, которые потом были подтверждены на самом высшем уровне; а, с другой стороны, нигде в коммунистическом бомонде он себя открыто не проявляет и перемещается явно только в сопровождении сотрудников НКВД достаточно высокого ранга. … О, мой дорогой друг, это как раз вполне понятно – этот человек опаснейшее политическое оружие. Естественно, что Сталин, который не доверяет никогда и никому, оставил это оружие только для себя лично. То, что он достаточно свободно передвигается по стране и может принимать решения такого уровня, говорит только о том, что его личная позиция максимально близка позиции Советского Лидера и у них имеется определенная личная договоренность и достаточное взаимопонимание. Вы сами понимаете – о доверии, на таком уровне, вопрос стоять в принципе не может. Канарис посмотрел на Мюллера и спросил, и что вы собираетесь делать в отношении вашего агента и этого, провокационного чека? … В отношении этой дамы ничего враждебного – избавь меня бог. Намек более чем достаточный. Да и я уверен, что мы с ней еще столкнемся при других обстоятельствах и в другой ее ипостаси. Ребенка я уже за счет своих внутренних ресурсов отправил с медсестрой-сопровождающей в Россию через нейтральные страны, по линии "красного креста". Чек, разумеется, во избежание ненужных проблем погашенный, отправил вместе с ними. Вот вам и пример, нового для русских политического мышления – открытый сертифицированный чек с неоговоренной и необозначенной суммой…. Уникальная наглость – с одной стороны элегантно предложили взятку а, с другой стороны, дали понять, что полностью контролируют ситуацию, в том числе и на другом континенте. Но, мы ведь собрались не для восторгов над действиями наших русских, предположительных партнеров. Вопрос о нашем представителе! Я не могу – слишком контролируемая и заметная фигура. Тогда, кто!? Кому можно доверять в такой ситуации!? Канарис покачал головой – никому. Я завтра отправляюсь с инспекцией на восточный фронт. Надеюсь, что, в крайнем случае, русские меня просто расстреляют, а не будут использовать изыски типа железных ошейников. Первые дни сентября 1941года Даунинг-Стрит Кабинет первого лорда казначейства Первый лорд казначейства, премьер министр Великобритании был не просто раздражен, он был в тихом бешенстве, когда в его кабинет вошел вызванный Альберт Виктор Александр, первый лорд адмиралтейства. Господин Александр, как это понимать – русская подводная лодка всплывает в акватории Лондонского Мола и ее замечают только тогда, когда она производит утреннюю церемонию подъема флага!? Первый Лорд Адмиралтейства, который чувствовал себя в кабинете этого самодовольного аристократа мальчиком для битья, мрачно произнес – Русские по нашей же просьбе срочно доставили запасные части и инструкции по эксплуатации к поставляемым ими аэромобильным локационным станциям. Черчилль в раздражении постучал по столу – Я знаю, что и зачем они доставили, вы что, не понимаете, такое появление это демонстрация того, насколько русские низко оценивают наш флот!? Кстати, вы можете сесть. Побледневший Александр молча сел в кресло. … Я хочу знать, почему наш флот не обнаружил эту субмарину. Чем, черт подери, они там занимаются? А если бы это была немецкая подлодка, как бы вы мне объяснили ее торпеды, разрушавшие причалы мола? Вашему флоту, истекающая кровью Британия, выделяет такие чудовищные средства на переоборудование. Где ваши сонары; что, черт побери, делают ваши акустики; нам что, еще и в дополнение к радарам, выпрашивать у Сталина гидроакустическую аппаратуру. Наступило неловкое молчание Черчилль встал и подошел к окну, выходящему на Даунинг-Стрит Немного успокоившись, он мрачно произнес – Как, все-таки, такое можно объяснить и что это за субмарина, в докладной записке не был указан ее тип!? И, снова, с раздражением добавил – Сталин нас раз за разом хлещет по физиономии как нерадивого лакея, мы все чаще и чаще демонстрируем всему миру свою несостоятельность. … Первый Лорд Адмиралтейства пожал плечами и мрачно ответил – не знаю. Не знаю, как эта подводная лодка могла незамеченной пройти Канал (пролив между Европой и Англией) мимо наших сторожевых корветов; не знаю, как она могла ночью скрытно подняться по Темзе мимо сторожевых катеров; не знаю что это за проект. Хотя в ответ на два первых вопроса наши специалисты высказали определенные предположения. Они подплывали к ней на сторожевом катере. Корабль либо выполнен из очень необычного материала, либо обшит им сверху, по водоизмещающему корпусу. Что-то вроде слегка поддающейся под руками и шероховатой резины. Судя по обводам корпуса, эта субмарина движется в основном под водой, либо под шноркелем, либо в полупогруженном состоянии, рассекая волну рубкой, очень специфической формы. Видимо эта резина гасит все шумы механизмов и сигналы сонара, наши корабли ее просто не слышат. А, по Темзе она, скорее всего, поднялась следуя за каким ни будь грузовым судном, в подводном или полуподводном положении. Если учесть разницу в уровне исполнения наших и русских радаров, их сонары видимо тоже превосходят то, что мы имеем. Премьер возмущенно засопел – Из ваших слов, надо понимать, что в случае конфликта с русскими, такая субмарина может доставить нам серьезные неприятности!? Первый Лорд Адмиралтейства иронично заметил – Если Британский премьер министр еще не понял, что мы до сих пор не проиграли войну только потому, что русские подбрасывают нам, время от времени, объедки со стола своих военных, то серьезные неприятности у нас точно будут. Первые дни сентября 1941года Штаб квартира Гросс-адмирала Карла Деница В пригороде Берлина Канарис разложил перед адмиралом несколько фотоснимков – вот посмотрите, это мы получили только сегодня из Англии через Швейцарию, по дипломатическим каналам. Примерная длина субмарины – между 120 и 125 метрами; водоизмещение, по заключению специалистов, от 2000 до 2500 тонн; основной боевой режим или подводный или под шноркелем; в носовой части есть крышки торпедных аппаратов; в кормовой – пока не понятно; артиллерийского вооружения не замечено. Бриты в шоке – русские прошли мимо них как мимо слепоглухих детей; лодка, судя по всему, всплыла прямо в Лондонском Моле. С лодки, что-то разгружали и немедленно увозили на военных грузовиках. Дениц перетасовал фотографии – это моя мечта, прокрасться в британский гадюшник. А лодка – что же, благодаря вашим усилиям, раскрылась тайна гибели десятков германских подводных рейдеров при атаках на русские караваны. Подводный охотник – незаметный для сонаров и неслышимый для гидроаккустиков. Если она еще и вооружена самонаводящимися или управляемыми по проводам торпедами, то нашим морякам нечего ей противопоставить. Канарис с сомнением произнес – но нигде около караванов ничего подобного замечено не было!? … А вы и не могли ни чего заметить, эти охотники всплывали только ночью в открытом море, в другое время, получая питание от корабля матки по подводному кабелю. Мы предполагали нечто подобное, но нас сбивало то, что никто не слышал, ни малейших шумов или эха, до момента непосредственно предшествующего атаке. А потом, передавать радиограмму было некому. … И что вы собираетесь делать!? Дениц еще раз мрачно посмотрел на фотографии – относительно русских караванов ничего. Слишком высоки потери с ничтожными результатами, особенно если учесть, что русские вводят в строй еще несколько авианесущих кораблей. Переключимся на охоту за кораблями англофонов – там для нас достаточное большое поле деятельности. … А в отношении этих подводных лодок? Усилим охрану наших караванов и военно-морских баз. Вернемся к практике первой мировой войны – противолодочные сети; траление и превентивные сбросы глубинных бомб. А, для того, что бы они не смогли перебросить эти субмарины с караванов на наши коммуникации, будем осторожно пощипывать их конвои, изображая присутствие. Вряд ли у русских таких лодок может быть много. Кроме того, идею с резиновым покрытием водоизмещающего корпуса нужно опробовать на наших подлодках, хотя, я уверен, что проблема не только и не столько в этом – слишком легко и демонстративно нам этот крейсерский корабль показали. Видите ли, резиновое покрытие это только частичное решение проблемы заметности – оно снижает только эхо и внутренние шумы. Основной шум, который засекают акустики – это шум винтов и подшипников дейдвудной трубы. Наши конструктора давно пытаются решить эту задачу, но пока безуспешно. Канарис некоторое время помолчал, потом осторожно спросил – Скажите Карл, вас не удивляет, что русские имея явное преимущество в воздухе и, как мы сейчас узнали и на море, не пытаются уничтожить немецкий флот!? Практически по нему наносятся только точечные удары и только в том случае если мы проявляем излишнею, по мнению русских, активность. Вы утрируете Вильям – так мы можем договориться до того, что иваны берегут немецкий флот. … А давайте, чисто гипотетически, попробуем принять это предположение за основу. Что смогут противопоставить англофоны и как в послевоенном мире будет выглядеть новое соотношение сил, если социалистические Советы и социалистическая Германия выступят единым фронтом!? Дениц мрачно возразил – у нас национал-социализм, а не бредовый марксистский интернационал. Фюрер никогда не пойдет на такое изменение политики и идеологическое подчинение коммунистам. Карл, фюрер все дальше и дальше уходит от реальных задач; Гейдрих, не та фигура, которую бы хотелось видеть у руля Германии; Борман выжидает; Геринг больше озабочен своим поместьем и ограблением европейских музеев; Геббельс пойдет за любым лидером, который будет у руля власти… Каждый из них думает только о себе и Сталин никогда не признает их в качестве законного правительства Германии. Дениц встал – господин адмирал, я благодарен вам за предоставленную информацию, но вести дальнейшие разговоры с вами в таком ключе я не могу. Я давал присягу фюреру и партии и, не изменю круг решаемых мной задач, до тех пор, пока не получу от них соответствующих директив. Канарис встал и вежливо поклонился моряку – как только мы получим дополнительную информацию по интересующему вас кругу вопросов, вы будете немедленно проинформированы. И все таки, Карл, постарайтесь свести потери к минимуму и сохранить для Германии ее подводный флот и его героев. Пятое сентября 1941 года Ближняя Дача Хозяин прошелся по веранде, потом неожиданно спросил – Лаврентий сказал, что ты запросил материал по нашим отношением с Японией. Что именно тебя интересует? … Ну, во первых, твое личное мнение о "Рамзае" и, материалы по нему как "ГРУ" так и из твоего канала. … Знаешь Геста, меня поражают в тебе две вещи – твоя наглость и твоя степень информированности. Может быть, Лаврентий не так уж и не прав, когда предполагает, что ты специально подготовленный и заброшенный агент влияния!? Был бы агентом влияния, не я бы у тебя на даче отчитывался, а ты у меня. … А что такое тоже возможно!? На моем уровне нет. Сталин усмехнулся – А ведь хотелось бы? А зачем!? Не вижу дополнительной пользы для дела. На сегодня каждый на своем месте. А насчет информированности – Сталин у нас не менее популярная фигура чем "Рамзай", про его страсть к "Герцеговине Флор" тоже несколько неплохих фильмов сняли. И, когда Генсек перестал смеяться, добавил – Нужно решать вопрос с войной между янки и Японией. Информация из моей реальности у меня, в общих чертах, достаточная; позиции игроков я вижу, а вот понять, как сделать так, что бы и война началась и Рузвельт на этой войне не упрочил свое положение – пока не понимаю. Кстати, я думаю, нужно запретить "Рамзаю" передавать информацию янки о планах Японии в отношении нападения на Штаты. Сталин раскурил трубку, а потом с нажимом произнес – Так, а вот теперь давай по порядку, что ты знаешь о роли нашего общего друга в ВАШЕЙ реальности и о последствиях его бурной деятельности. … Да нет проблем, любопытный ты наш, только учти, что к реальным документам я не имел ни доступа, ни особого желания в них копаться, то есть вся моя компиляция это предположения, основанные на чужих компиляциях, и лупить на их основании кого ни будь по голове не стоит. Да и такие люди как "Рамзай" в любой ипостаси полезны. Итак, о нашем очень дорогом друге – в терминологии моей реальности он был свободный военно-политический аналитик, делающий информационные подборки всем, кто в них нуждается и согласен заплатить. Очень уважаемая и достойная профессия. Недостатка у него была два: первый – это скорее слабость артистических натур, любил мужик гульнуть и трахал все, что подставится; второй серьезней – он не умел разделять работу и собственные моральные установки. Как результат, стал, в конце концов, по зову сердца, служить сразу двум странам, которые рано или поздно должны были оказаться в состоянии войны – России, родине матери и Германии, родине отца. Сталин хмыкнул и внимательно посмотрел на Гесту, играя желваками. … Как результат такого раздвоения, хотел любой ценой не допустить войны между Россией и Германией, сливая в обе стороны информацию об опасности этой войны и о том, что ее плодами вполне может воспользоваться третья сторона. В результате излишней самоуверенности нашего дорогого доктора, вот та третья сторона как раз и воспользовалась результатами его деятельности, что бы реализовать вариант – дураки дерутся, а умный собирает вывалившееся у них из карманов, естественно действуя в порядке благотворительности. Что бы понять, где более умные и имеющие меньше дурацких принципов профи обошли его на повороте, нужно внимательно присмотреться к действиям и интересам третьего игрока, на которого он работал – янки, радетели Пан Америки; одна из их спецслужб и стоящий за ними Рузвельт. Хотя, возможно, и не он один. *Соединенные Штаты Америки, разочарованные (финансовой – мое прим) неудачей "крестового похода" за демократию в Первой мировой войне, заявили, что ни при каких обстоятельствах ни одна страна, вовлеченная в конфликт, не получит помощи от США. Закон о нейтралитете, вводившийся по частям с 1935 по 1937 год, ставил под запрет торговлю оружием с любыми воюющими государствами, требовал оплаты наличными средствами за все другие товары и запрещал торговым судам под американским флагом провозить эти товары. Целью закона было предотвратить практически любой ценой участие Соединенных Штатов в чужой войне.* (выделенный звездочкой текст скопирован) Если учесть что этнические немцы составляли не менее 20-30% населения штатов, то, по результатам опроса проведенного в октябре 1941 года, 74 процента американцев выступали против объявления войны Германии. Рузвельт, который выиграл избирательную компанию второго срока на лозунгах изоляционизма и, который, в будущем видел свои перспективы в поддержке глобалистов, оказался в очень сложном положении. С одной стороны его избирательная программа гласила – "…Говоря с вами, матери и отцы: я обещаю вам еще раз. Я уже говорил это, но повторю еще и еще раз. Ваших детей не пошлют воевать за пределами Америки …" ; а, с другой стороны, для реализации собственных амбиций ему и кругам, которые его поддерживали, нужно было участие в войне, которую Германия, Россия, Англия и еще несколько более мелких участников, по аналогии с первой мировой войной, заведомо проиграют. В общем, да и в частности, нужен был повод к войне, который резко изменил бы общественное мнение и дал в руки Рузвельта козыри, которые никто не будет пристально разглядывать. Знаешь, мне ситуация того времени очень напоминает то, что произошло в мое время, в результате организации одной из американских спецслужб атаки арабскими террористами двух небоскребов в Нью-Йорке. Янки очень часто достаточно примитивно повторяются. Причем всегда, из за завышенной самооценки делают одни и те же ошибки, а, потом, небрежно пожимают плечами. В тех коллажах, которые я читал по теме "Рамзая" даются два варианта развития событий. Первый вариант – О вступлению в войну Японии против Штатов и о целях первого удара, доктор передал по спец каналу в Москву и оттуда, лично товарищ Сталин передал эту информацию Рузвельту. Второй вариант – "Рамзай" продал эту информацию непосредственно янки. Что общего у этих двух вариантов!? И в первом и во втором случае эта информация для Рузвельта была не желательна, ее оценили и, затем, тихо утопили в тиши кабинетов. Рузвельту нужен был повод к войне. Необходимо было ликвидировать Закон о нейтралитете и вступить непосредственно в войну, чтобы числиться в лагере победителей, а не нейтралов. Вся необходимая подготовка была сделана – фактически, Японии уже была объявлена экономическая война и система разнообразных ограничений и эмбарго была составлена так, что если бы Япония не попыталась решить свои проблемы военным путем, она, через полгода, вполне мирно бы прекратила свое существование как независимая страна. Единственный вывод, который сделал из слитой информации Рузвельт – он вывел из под удара новейшие корабли и авианосцы, оставив в Перл-Харборе только устаревшие линкоры постройки 1906 – 1919 годов. Самое интересное то, что янки не ожидали удара такой силы, для них японцы были только желтыми обезьянами, у которых не может быть серьезной авиации, способной нанести значительный вред Большим Американским Кораблям. Ну не ожидали; ну, оказались полностью не готовы к реальной войне; ну потеряли часть этого старья – бывает, бардак, как сказал Паркинсон в своих "принципах", для истинного чиновника янки дело привычное. Зато, какой эффект – Эффект был потрясающим, страна и то, управляемое масс-медиа быдло, которое зовется "народ Америки", в шоке. Ф.Рузвельт вступил в свои права главнокомандующего вооруженными силами США и вся страна теперь работала под его руководством и служила его целям. Вот так, в моей реальности, Соединенные Штаты Америки начали свой передел мира, который привел к общемировому бардаку, с его постоянным кровавым противостоянием религий; наций; мировоззрений, экономик и признанием "преимущественного права негодяя, перед человеком". Сталин мрачно прошелся по веранде, о чем то напряженно раздумывая. Геста, напомни мне еще раз, вкратце, об этих Нью-Йоркских небоскребах – попросил он, явно думая о чем то о своем – в чем связь между этими двумя, разделенными десятилетиями, событиями. Да все очень просто – был слабый и не вполне управляемый иракский партнер, которому уже дали по рукам, и, развалом экономики и санкциями, почти лишили армию боеспособности; были гигантские запасы нефти и газа, на которые нужно было наложить руку – нужна была добротная провокация, как повод для войны. Повод красиво создали – обеспечив условия для арабских террористов: дав возможность обучиться в Штатах самолетовождению; создав условия для угона самолета и, возможно, подкорректировав цель и сроки удара. А дальше стандартная янковская ситуация – Великие Янки разработали Великий план, в котором все предусмотрено – ….. Арабы недочеловеки – следовательно должны поступать строго в соответствии с этим Великим Планом, и ни каких гвоздей. А, они, сволочи, вместо одного самолета, пользуясь подставкой спецслужбы и традиционным организационным бардаком, под названием "американская организация бизнеса", угнали четыре самолета с сотнями пассажиров. Цель им была назначена один из небоскребов – а они, сволочи, воткнулись в оба, да и еще и Пентагон разгромили. Все бы хорошо – лет за десять перед этим, другой самолет попал в небоскреб и ничего. Вот только самолет и, используемое им топливо тогда были другими; и система пожаротушения в небоскребе, тогда, работала (или не была отключена). И с Пентагоном было бы не страшно, если бы это новое топливо, способное хорошо сгорать при пониженном содержании кислорода, не пошло в подземные, рабочие этажи, а система меж этажных отсечек или не сработала или была не профессионально спроектирована. Как результат: в Пентагоне, предположительно, выжгло носители информации – а, в нашей реальности, это огромный а, иногда, и невосполнимый ущерб; два гигантских здание в центре Нью-Йорка разрушены; ну и по мелочам – тысяч шесть человек погибло. Ну и что!? Ну не ожидали; ну, оказались полностью не готовы к реальным событиям; ну потеряли это высотное старье – бывает, бардак, как сказал Паркинсон в своих "принципах", для истинного чиновника янки дело привычное. Зато, какой эффект – Эффект был потрясающим, страна и то, управляемое масс-медиа быдло, которое зовется "народ Америки", в шоке. Президент Буш вступил в свои права главнокомандующего вооруженными силами США и вся страна теперь работала под его руководством и служила его целям. То есть, ты считаешь – Сталин остановился и внимательно посмотрел на собеседника – что нам нужно не допустить провоцирования войны и, одновременно, нужна сама война. Как то не логично – ты не находишь!? Ну почему же – нам нужна война Японии против англофонской экспансии в азиатском регионе. То есть, в реальности, война Японии против Соединенных Штатов Америки и их вольных или невольных партнеров. Просто желательно, что бы янки смотрели на эту войну со стороны, с бессильно сжатыми кулаками. … А ты не боишься, что мы потом получим угрожающую нам Великую Японскую империю!? Ну… – Геста пожал плечами – у джапов есть два серьезных недостатка. Во первых, их народ не желает размножаться и заселять пространства вне своих островов, да и не признает межнациональных браков – то есть, рано или поздно их станет слишком мало, что бы контролировать всю эту желтую массу и начнутся национально освободительные движения. В крайнем случае, этому можно поспособствовать. Второй недостаток более серьезный, у тебя он, кстати, тоже есть – они стараются сохранить лицо и блюсти международные договоры. Вообще, их сегодняшний император очень интересная фигура. Сталин раздраженно посмотрел на Гесту – теперь я понимаю, почему в своей реальности ты ничего не добился. Тебя, для получение положительного результата, можно выпускать на люди только в сопровождении строгой няньки с наганом. Шаг вправо … – шаг влево … … Ну, вот и я говорю – не смогли оценить. Да и такая нянька в мое время ой как дорого стоит … а кто платить будет … Глава 213 Пятое сентября 1941 года Львовская область БОЛЬШОЙ ГАМБИТ Канарис, откинувшись на сидение нудно стрекочущего Шторха , отстраненно слушал, через наушник, переданной противоположной переговорной стороной радиостанции, переговоры двух пар русских истребителей, который двигаясь зигзагами, сверху и снизу, прикрывали его тихоходный самолет. Судя по тому, как русские пилоты, почти сразу после включения этой небольшой рации, вышли им навстречу, рация так же выполняла функции радио маяка и, возможно, автоответчика свой-чужой. Еще одна русская новинка. Переговоры предполагались явно тяжелые – ситуация на фронтах складывалась для Германии далеко не лучшим образом. Да каким, черт побери, не лучшим образом!? Ситуация была просто катастрофическая! Воспользовавшись авантюрой Гейдриха и нежеланием генералов старой формации в ней участвовать, русские разбили лишенную снабжения армию Моделя; окружили и блокировали, не проявляя, как ни странно, лишней активности, Киевско –Припятьскую Группировку и начали активные наступательные операции на нескольких западных направлениях. Направления ударов были выбраны очень интересно и явно преследовали не столько военные, сколько далеко идущие политические цели. Болгарское направление – заключив сепаратный мир с Румынией, русские в течение нескольких дней разбили дивизии, защищавшие Кишинев, и, окружив их остатки, не теряя время на окончательное уничтожение, по предоставленному румынами коридору вдоль Черного моря и правобережья Дуная вторглись в Болгарию, встречаемые цветами болгар и поднятыми руками немецких гарнизонов. Польское направление – перейдя границу в районе Брест-Владово и инициировав восстания в Варшаве и Кракове, Советы двумя клиньями рвутся к этим городам, одновременно, пользуясь абсолютным превосходством в воздухе, выбросив на них авиа десант и наладив воздушные мосты. Их новые ударные самолеты, с комбинированной реактивной установкой, это что-то чудовищное – скорость на 150км/час превосходит максимальную скорость немецких машин и тяжелое пушечное вооружение. В комплексе с натыканными в каждую дырку радарами и постами ВНОС, это позволяет им уничтожать любой немецкий самолет, поднявшийся в воздух. Литовское направление – двумя клиньями: со стороны Минска и со стороны Риги, русские разбили Литовскую Группы Войск на несколько изолированных котлов и медленно, со вкусом добивают, перемежая ужасные артналеты, в которых участвуют тысячи стволов, и авиа налеты, в которых сотнями ударных машин на земле перепахивается все, вдумчивыми переговорами под эгидой Красного Креста. Что интересно, генералу Томасу дали почти дипломатический статус и тщательно прикрывают его во время посещения окруженных войск или лагерей военнопленных. Одновременно с идеологическим разложением немецких армий с помощью Красного Креста, большевики нанесли мощный танковый удар в сторону Кенигсберга-Данцинга, поддержанный со стороны моря ударом флота и морскими десантами. Намерения русских достаточно четко прослеживаются – три коридора влияния: болгарский; судетский и данцигский. Если придется уступить Сталину эти позиции – потери будут чудовищные! Вопрос стоит – можно ли их уменьшить и что может предложить советская сторона взамен!? Самолет лег на крыло, делая посадочный круг над русским аэродромом. Небольшое летное поле на окраине Львова, несколько машин оцепления, несколько укрытых маскировочной сеткой капониров и несколько человеческих фигурок, у единственного двухмоторного самолета на его окраине. Явно, встречающие. Адмирал показал пилоту на встречающих. Машина коснулась земли и пробежав пятнадцать-двадцать метров замерла, развернувшись бортом к двухмоторной транспортной машине. Канарис спрыгнул на землю, подошел к группе людей и коснулся двумя пальцами фуражки, приветствуя встречающих. Адмирал пригляделся к одному из встречающих – да, вполне соответствует описанию, очень неожиданно. Господин Геста!? … Я рад, что вы прилетели лично, господин адмирал. Это вселяет определенный оптимизм. Пройдите в самолет, самое лучшее, если мы сразу вылетим. Поднявшись в машину, шеф Абвера с интересом огляделся – Вот даже как!? Выглядевшая внешне как грузовой самолет, с подслеповатыми окошками, внутри машина имела салон, оборудованный по классу люкс. Заранее прогретые моторы сразу набрали обороты и, дождавшись пока пассажиры и переводчик расположатся в кресле около стола, машина тронулась по летному полю, быстро набирая скорость. Предвосхищая вопрос Канариса Геста произнес – у меня нет полномочий вести какие либо переговоры, встречать вас я приехал просто из любопытства. И уточнил – Вы, в моей реальности, достаточно значимая и трагичная фигура. Кроме того, я потратил очень много сил, что бы ваша реальность стала менее трагичной, а Вы одна из тех ключевых фигур, действия которых постоянно нужно было учитывать. Адмирал пожал плечами – Скажите Геста, могу я спросить как вы оказались в нашем времени!? … Спросить можете, а вот ответа на этот вопрос я не знаю. Скорее всего, наши ученые просто перешли какие-то установленные природой или богом границы. Да я и не уверен, что пришел из будущего – скорей, просто, из опережающей вашу, параллельной реальности. Зачем же вы тогда вмешались!? Вы ведь вполне удачно легализовались в Канаде, которую судя по всему хорошо знали. Геста сцепил пальцы и откинулся на спинку кресла – А как вы отнеслись, к тому, что, в нашей реальности вас удавили, как собаку, в железном ошейнике? … Не совсем честный вопрос – я не знаю всех предшествующих этому событий. Я примерно так и предполагал. Скажите, господин Канарис, а мальчишка вам рассказывал о Дрездене !? На лице адмирала заходили желваки – да, примерно до 25 тысяч погибших. … От 25 до 150 тысяч – те кто, в мое время делал официальные подсчеты, старались обойти вопрос о беженцах из Восточной Германии, накопившихся в Дрездене. А кроме этого было еще 36 германских городов, которые постигла в конце войны такая же судьба. Шеф Абвера мрачно спросил – зачем это было сделано. Ведь существовал же документ "Правила войны", принятый всем мировым сообществом!? Распоряжение Черчилля – русским должна достаться выжженная земля; мнение военных – бомбардировки были нужны, что бы экипажи могли отработать практику бомбометания; мнение генерала ВВС США – "Воспоминания о разрушении Германии будут передаваться от отца к сыну, от сына к внуку. Это лучшая гарантия того, что Германия больше никогда не будет развязывать новых войн". Я вижу – вам это не нравится. А почему!? Это ведь не ваша реальность и у вас такого никогда не будет. Канарис промолчал. … Вот видите, вы про это только что-то неясное слышали, а мою страну, медленно и планомерно уничтожали у меня на глазах, пусть и без бомбардировки. Потери населения были примерно соответствующие. Я не говорю уже о моральных потерях. Но ведь, после ужаса Первой мировой войны – немец внимательно посмотрел на собеседника – общество начало стремительно гуманизироваться и, именно тогда, были приняты все основные международные положения и обязательства, которые должны были обеспечить отказ от ненужной жестокости и варварства!? … Это вам только кажется. Практически именно тогда произошла поляризация человечества, практически его разделение на два вида – человека общественного, умеющего сострадать и человека эгоцентриста, видящего только свою личную цель, которому нужно не общество, а поддерживающая его интересы стая. Человек общественный, подсознательно понимая такое разделение, начал защищать себя доступными и лежащими в пределах его этики средствами. Человек эгоцентрист, видя это, пожал плечами и сказал – "… да нет проблем, поступай со мной в рамках своей этики, а я буду поступать с тобой в соответствии с моей возможностью к реализации собственных интересов…" Понимаете, господин адмирал, я не историк и не социолог и не могу сказать, когда и под чьим давлением на международную арену начал выходить человек, предвосхищенный вашим Ницше. Я не могу сказать, какая именно цепочка событий и чье влияние так воздействовало на общественное бессознательное, но оно явно было и произошло это в конце девятнадцатого – начале двадцатого века. Геста, но ведь вы, на Американском континенте, поступили точно по, такой же, логике – я тщательно анализировал происходящие там и это именно ваши действия, а не решения принятые большевиками. Они по сравнению с вами дети, жестокие, наивные, но дети. Собственно разница между вами и Гейдрихом, который был так, походя, перемешан с дерьмом в Штатах, только в том, что я пока не вижу вашего, чисто личного, интереса. … Я человек своей реальности – цель оправдывает средства. Некоторое время все молча сидели, слушая отдаленно доносившийся через звукоизоляцию салона гул двигателей. Канарис с сочувствием посмотрел на сидящего с бледным лицом офицера, выполнявшего функции переводчика. В памяти профессионала немедленно всплыла фотография и краткая характеристика бывшего секретчика советского консульства в Торонто. Человека, стоящего у истоков появления Гесты в этой реальности. Бедный мальчишка – три года непосредственно работать с этим человеком; быть косвенной причиной его активности в нашем мире и только сейчас услышать и понять такое. Геста, быть человеком своего времени и, одновременно, ненавидеть и себя и его – знаете, я вам даже в, чем то, сочувствую. Но, все таки, раз вы выполнили такую большую работу и так настойчиво шли по чужим головам к поставленной цели – не допустить реализации такого варианта в нашей реальности – значит, вы видите реальную возможность и реальную задачу. В чем заключается ваша задача и в каком слое развития общества лежит возможность ее решения? … Не знаю. Но причина, по которой такое решение не было найдено лежит, по моему мнению, как раз в том, что две чудовищные мировые войны, происшедшие в пределах одного поколения, почти полностью выбили из человеческой популяции людей, пригодных решать такую задачу – людей умеющих, каждый на своем уровне ответственности, платить собой, а не другими. Именно поэтому, вы любой ценой стараетесь свести потери России и Германии в этой войне к минимуму!? Да! И убедить лидеров и общество этих двух стран в необходимости совместных действий и вложения, освободившиеся средства, на воспитание и поддержку нужного типа людей. Пятое сентября 1941 года Япония Императорский дворец Император Японии Хирохито сидел на резной скамеечке около низкого столика и, тяжело задумавшись, смотрел на открытое письмо, лежащее на лакированном подносе. Император эпохи Сёва, император эпохи перемен, жизнь и смерть которого изменила все историю древней страны. В той страшной и не реализованной здесь линии реальности, из которой пришел Геста, Император Хирохито, первый раз в истории, выступил с обращением по радио перед народом своей разгромленной физически и морально страны, предложив армии и флоту прекратить сопротивление и сдаться на милость победителя. Никто не знает точной цифры самоубийств, совершенных в этот день в стране и на фронтах японцами, пожелавшими кровью смыть позор, связанный с неспособностью "выполнить свой долг перед Императором". У ворот императорского дворца в Токио военные и гражданские лица стрелялись или взрезали себе живот в ритуальном харакири. Император отстраненно смотрел на письмо. Эпоха Сёва – эпоха перемен. Несколько часов назад встревоженный министр "общих дел" (министр императорского двора) доложил императору, что внутри полученного письма, под грифом "особо секретно, министру иностранных дел только лично", находилось второе письмо – "лично Императору Хирохито верховный главнокомандующий Сталин". Абсолютный монарх древней страны, пожалованный в юности монархом другой страны, которого искренне уважал, одной из высших в мире наград – орденом Святого Апостола Андрея Первозванного, получил личное письмо от представителя тех, кто возглавил бунт в этой стране и, возможно, дал команду уничтожить всю императорскую семью. Личное письмо с предложением заключить договор о разграничении сфер влияния между двумя странами. Самозванец, абсолютный повелитель гигантской страны, по результатам событий последних лет способной занять в мире лидирующее положение, обращается к Императору древней страны, которая видит свое Божественное Право в создания Великой "Азии для азиатов" , объединенной под властью Божественного Японского Императора. Короткое письмо – два листка: текст, написанный от руки на кириллице, в принятом в Европе формате и, прикрепленный к нему, снизу, его перевод, на плотной, чуть голубоватой рисовой бумаге. Текст-бомба, публикация которого может изменить всю политическую ситуацию в мире. Бомба, которая не должна взорваться. Уже предупреждение о том, что, японский командующий адмирал Ямамото был неосторожен в своих переговорах и это позволило американским специалистам разведки раскрыть его шифры, т.е. практически Ямамото говорит о военных секретах открытым текстом, могло нарушить политическую стабильность Японии и вызвать правительственный кризис. Еще более серьезные последствия могла иметь информация Сталина о Тихоокеанской провокации, задуманной янки в Перл-Харборе. Спровоцировать Японию, не имеющую достаточных ресурсов, начать войну на истощение и уничтожение со всем англоязычным миром!? Дело даже не в том, что политические последствия такой публикации будут непредсказуемые – дать в чужие руки личное доверительное письмо, написанное Ему, одним воином другому!? Нет, такая потеря лица для Императора Хирохито была невозможна. Война на истощение! А если ресурсы будут!? Император еще раз посмотрел на письмо. … "… Мы с интересом смотрим на действия Японии в Тихоокеанском регионе … Индокитай не должен оставаться сферой влияние ни Америки, ни Англии … Соединенные штаты Америки не должны отказаться от принципа невмешательства … желая исключить возможные будущие политические проблемы, мы предлагаем Японии продать нам Сахалин и острова Курильской гряды в обмен на ресурсы и заказы военной техники … при условии взаимных налоговых льгот, на передаваемой территории возможно двойное гражданство …" Хирохито встал и аккуратно положил письмо на тлеющую жаровню. Что же, русский верховный главнокомандующий последователен – сначала пакт о нейтралитете; затем приглашение японских представителей на учения войск дальневосточного военного округа и допуск военных наблюдателей в зону военных действий на Советско-Германском Фронте. Теперь это письмо. Письмо послано, получено и прочитано. Пришло время принимать решения. Пятое сентября 1941 года Берлин Рабочий кабинет Альберта Шпеера Посмотрите, мой юный друг, Гитлер развернул и поставил в зажимы очередной плотный лист ватмана, ручной выделки – триста мощных, зенитных прожекторов подопрут своими колоннами ночное Нюрнбергское небо над бескрайним полем стадиона, полукольцам окружая трибуну. Бескрайнее поле стадиона и купол неба, опирающийся на колонны лучей. Музыка Вагнера и красно-бело-черные стяги и легионные штандарты, бросающие паутину теней на стройные ряды. Праздных зрителей на этой великой мистерии не будет – только стройные прямоугольники наших легионов, разбитые на когорты. Сорок тысяч воинов Великого Рейха – лучшие из лучших; самые преданные; старейшие члены нашей партии. Отдельной колонной, слева от трибуны, встанут разбитые на когорты гости и последователи из других стран. Замершие красно-бело-черные стяги и штандарты и музыка Вагнера, мятущаяся над ними, под черным куполом неба. Взгляните на лист и представьте себе, как это будет!! Вот посмотрите – Фюрер поднял другой лист – на этой трибуне Мы с вами будем стоять. Фюрер ходил по залу, поднимая один лист за другим. Я не знаю, способны ли вы это воспринять, но, в этом зале величие нашего Тысячелетнего Рейха, ЕГО Будущее. Гитлер поднял еще один лист, второй, третий – третий рейх, новый берлин – тяжеловесные громады зданий-мавзолеев; строгая красота некрополя. Мой дорогой друг, мы уйдем в светлое будущее стройными партийными колоннами, овеянные знаменами славы. Вглядитесь в это – разве Это не прекрасно!? Пятое сентября 1941года Лубянка Отдел кураторов Спец группа Перспективного планирования Ты почему не пошел вместе с адмиралом к хозяину!? – Берия, просматривающий подборку документов из сейфа-картотеки, повернулся в сторону вошедших Гесты и Павла. Потом более внимательно посмотрел на Павла стоящего за спиной Гесты как деревянная кукла. Что-то случилось!? … Да ничего особенного, просто в его присутствии Канарис поднял вопрос о моем социально-историческом происхождении. А у хозяина мне делать сейчас нечего – не мой уровень. Я, правда, нашего гостя немножко попотчевал страшилками, так сказать в порядке легкой разминки перед серьезным разговором. Ну, да собственно говоря, Павел тебе как обычно доложится. Берия поморщился – ну и чего ты опять юродствуешь, и зачем было подставлять мальчишку. Что мне теперь с ним делать!? Геста покосился на Павла – нашел мальчика!? Ты знаешь, почему он свою родную деревню никогда не посещает? Как, говорит, появлюсь, так из каждого двора детвора выскакивает и кричит – "Папа! Папа приехал!". Ну, а что я за чудо, сейчас только тупой и ленивый не знает, так что и ему давно уже пора наивности в этом вопросе лишиться. Павел вымученно улыбнулся. Лаврентий еще раз поморщился – чудо это точно. Так вот скажи мне чудо ты наше, что это за десятки миллионов долларов, которые западные фирмы в добровольно принудительном порядке переводят в Россию на целевую благотворительную деятельность. Очень даже благородная благотворительная деятельность – по финансированию нескольких институтов по отбору и подготовки мастеров наставников педагогического корпуса. Отчетность в полном порядке, на ней специальный бухгалтер сидит. Вы же куркули нужных денег не даете, вот и пришлось проявить инициативу. Деньги переводятся абсолютно добровольно, теми, кто не хочет иметь ненужных проблем. Да не смотри ты на меня так укоризненно. Стандартная схема распиловки "бабла" в мое время. … Значит еще и "институт" (здесь, в смысле, структура) мастеров наставников!? Ну, не совсем "институт", пока, скорее постоянные семинары. Да и расходы не такие собственно и большие – на жилье и командировочные; ну и заключил договора, и организовал несколько строительных батальонов на постройку учебных корпусов и жилого фонта для педсостава. Генеральный Комиссар заиграл желваками – значит еще и несколько строительных батальонов. Павел, почему не было доложено!? Павел вытянулся по стойке смирно – Лаврентий Павлович, вы же сами разрешили самостоятельную деятельность по этому вопросу в пределах имеющихся средств. Я не видел ничего криминального в просьбах перевести деньги на целевую благотворительную деятельность. Тем более что деньги использовались строго по назначению. Берия мрачно посмотрел на собеседников. Ну, теперь ты знаешь, с кем имеешь дело и будь добр тщательно анализировать каждое отправленное для него письмо. Особенно когда это касается таких масштабных проектов. Гесты молча, не срывая довольной улыбки, сидел на стуле и слушал разговор. Учись салага дела делать, генеральным комиссаром станешь – подбросил он свои пять копеек. Да ты не нервничай Павлович, с хозяином это было обговорено, просто тебя не стали отрывать и нервировать. А так, он вполне одобрил. Берия промолчал и не стал в присутствие Павла комментировать, что именно и кем было одобрено … Ладно, этот вопрос замнем, пока, до ясности. Институты по отбору и подготовки мастеров наставников педагогического корпуса – как я понимаю, под этим подразумевается создание независимой государственной структуры. Что это за структура, куда она входит и кому будет подчиняться? … Полностью этот вопрос пока не проработан, но, предположительно, это будет контролирующий и решающий методические вопросы орган при создаваемом министерстве высшего и специального образования. Причем орган весьма специфический – он будет состоять только из практикующих педагогов; являться независимым, избираемым тайным голосованием и постоянно действующим. Решение совета педагогического корпуса по вопросам образования обязательны для чиновников министерств образования всех уровней. Обеспечение постоянной оперативной связи между отдельными действующими членами корпуса ляжет, скорее всего, на наше подразделение и будет включать в себя: телефонную; телетайпную и видеосвязь. Так же мы будем отвечать за обеспечение выполнения служебных запросов членами корпуса. Комиссар поморщился – то есть, это практически, еще одно новое подразделение, в пределах нашей структуры. Вам не кажется, что начинаем брать на себя слишком много не свойственных нам функций. … Почему не свойственных – обеспечение правительственной связи, особо важные отрасли народного хозяйства и обеспечение потока информации правительственным структурам всегда было под контролем органов. Оперативная телефонная, телетайпная и видеосвязь в пределах всей страны – то есть отдельная спец линия. Лаврентий снова поморщился – Мы еще сами такого не всегда и не везде имеем – опять миллионные вложения. Геста согласно кивнул головой – Ну, не только в пределах страны – скорее всего включая и Европу. Так что значительную часть этих расходов по производству оборудования и сетей мы сможем переложить на своих союзников, тем более что эти производства и фирмы по монтажу и первичному обслуживанию сетей очень быстро выйдут на самоокупаемость. По радиоустройствам, особенно видеосвязи и звукозаписи с нами пока не может конкурировать никто – этим надо воспользоваться и создавать глобальную, подконтрольную нам информационную структуру. Берия с интересом спросил – Аналог вашего интернета!? … Ну, это мы пока не тянем, да и преждевременно, но вот создать, на базе привычных нам устройств, всеобщую, частично самоокупаемую связную и информационную сеть это вполне нам по силам, тем более что выпуск очень приличных высокочастотных кабелей и линейных СВЧ станций цифрового формата мы наладили. Почему только частично!? … В моей реальности, полная коммерциализация средств информации имела серьезные отрицательные как политические, так и воспитательные последствия. Слишком легко через чисто коммерческую систему, вложив достаточные деньги, дестабилизировать общество. Поэтому, я бы предложил, что бы у корпуса мастеров наставников были определенные рычаги воздействия на эту сеть, включая "право вето", ну скажем, при 80% голосов по конкретному вопросу. Почему именно 80%!? … Да, в общем, с потолка – это вопрос тоже надо прорабатывать. Ладно, с этим будем решать, слишком важный вопрос, что бы от него отмахиваться. А что у тебя по "Уралу 4"? По теме "водораздел" все готово – ждем только "события". Есть подвижки по энергетической тематике – ученые закончили гавкаться и приступили к проработке проекта по мобильному реактору для субмарин. Года через два будем иметь первые лодки. Пока на базе существующего проекта "ударный крейсер" (аналог проекта 877 ). Генеральный оживился – настолько компактный реактор? … К сожалению нет. Собственно сам реактор компактен, но вот системы защиты выходят за любые разумные пределы. Поэтому мы решили использовать два удлиненных прочных корпуса, объединенных, внутри водоизмещающего корпуса, в единый, связанный коммуникационными трубами, модуль. Это упростит производство и проектирование, но получается вполне прилично. А чем будут вооружены? … Для начала двумя контейнерными крылатыми ракетами с "изделием" и обычными торпедами, а дальше будет видно – и у фон Брауна и у Королева с Глушко вполне приличные успехи. Старт подводный или надводный и не будут ли контейнера снижать скорость хода!? Ну, для начала, видимо надводный, по выдвигающимся рельсам. Крылья складываемые, так что, в контейнер полутораметрового диаметра, уложимся. Два контейнера, наполовину утопленные в рубку или водоизмещающий корпус, не такое уж и большое сопротивление. Две ракеты в контейнерах и, возможно, две ракеты для перезарядки. Каждая по 15-20 килотон. На первом этапе этого будет вполне достаточно. Ну, да ты не переживай – если политики обгадятся, то мы уже лет через пятнадцать будем истерично иметь тяжелые мегатонные МБР подводного старта, да и еще и, возможно, с кобальтовой начинкой. Берия поморщился – я всегда ценил твой оптимизм и человеколюбие. Я вижу, по отчетам, ты задействовал Бартини по теме "воздушный старт". Думаешь, есть перспективы? … Пока не знаю – в моей реальности это как то не очень практиковалось, хотя и были удачные эксперименты. У меня создалось впечатление, что дело было скорее во внешней и внутренней политике по этому вопросу. Понимаешь воздушный старт и ракетопланы намного дешевле для гражданских проектов, чем тяжелые ракеты. Другое дело, что у нас, первоочередно, шли военные программы и уже от них почковалось гражданское направление, а для военных тяжелые ракеты были уже привычным, наработанным путем. А потом, когда космическая промышленность сформировалась, они просто не допустили появления конкурентов. И, вообще, я считаю, надо продумать вопрос коллективной Евроазиатской космической программы. Опять, дикое нарушения всех режимов секретности – возмущенно прокомментировал генеральный комиссар. … Знаешь, таблицу Менделеева в сейф не спрячешь, секретить надо только пилотные научные и технологические наработки. Хороший пример – турбореактивные двигатели – немцы даже здесь, в вашей реальности, умудрились обогнать нас в их проектировании, а вот хороших реактивных самолетов их армия не получила, хотя планер у двухмоторного мессера вполне приличный. Почему!? Одна маленькая мелочь – материал для рабочих лопаток. Немцы не получили вовремя информацию о легирующих свойствах циркония и, кроме того, мы, в самом начале, подгребли под себя все доступные запасы этого редкого металла. А насчет коллективной космической программы – помимо привлечения серьезных денег, это даст для наших союзников повод для самоутверждения. Я не уверен, что нам нужно опускать их ниже плинтуса – последствия могут быть очень серьезные и не только в политическом плане. Нормально работающую экономику с опущенной головой построить невозможно, а дружный коллектив, умильно глядящих на нас паразитов, тоже, далеко не лучший вариант – плавали, знаем…. Глава 214 Седьмое сентября 1941 года Лаборатория комбинированных двигателей Дипломный проект Виницкий А. М. Предварительная защита (возможно биография не совпадает Нет в инете биогр информации) Курсант, заметно волнуясь, подошел к доске – в основу проекта положен успешно используемый в истребителях с комбинированным двигателем эффект инжектирования потока воздуха в прямоточный реактивный двигатель скоростной газовой струей. По своей сути, устройство представляет собой два независимых, разделяемых модуля – двухрежимного твердотопливного реактивного двигателя, в дальнейшем я буду обозначать его как "ракета" и прямоточного инжектируемого двигателя, работающего за счет газовой струи первого двигателя, атмосферного воздуха и легко испаряемого топлива. Прямоточный модуль, в дальнейшем я буду обозначать его как "ускоритель" представляет собой тонкостенное сопло-бак, внешние стенки которого выполненные из дюраля, а внутренние из медного сплава. Между стенками залито топливо. Раскаленные газы "ракеты", работающей в длительном режиме пониженной мощности, инжектируют воздух в ускоритель, где он смешивается с испарившимся топливом, которое сгорает во внутренней полости ускорителя, отдавая часть тепла на испарение топлива, и формирует реактивную струю. ……. После выработки топлива в ускорителе, он отделяется от ракеты. …… После отделения ракеты, на завершающем этапе наведения, твердотопливный двигатель переходит на режим кратковременной повышенной мощности. …… Использование такой схемы позволяет увеличить дальность уже существующих ракет без значительных, дополнительных конструкторско-исследовательских работ. …… Пояснения следовали за вопросами комиссии; менялись графики и схемы, прикрепленные к доске – предварительная защита проекта шла своим чередом…. Берия наклонился к Гесте – Ну, насчет, "…без значительных, дополнительных конструкторско-исследовательских работ …", это он конечно загнул. Это тот принцип, который ты хочешь использовать при создании пилотируемой ракеты воздушного старта? Да, только твердотопливный двигатель, предположительно будет заменен управляемым по мощности жидкостным на перекиси водорода с кольцевым соплом. Кроме того, такие дешевые ракетные двигатели, вполне приличные по мощности, можно использовать в крылатых ракетах малой дальности взамен дорогих турбореактивных и недостаточно мощных пульсирующих. Химики-двигателисты отработали длинные шестигранные пороховые шашки, на медленно горящих перхлоратных порохах, с продольным внутренним армированием и внешним "бронированием" легкоплавкой стеклянной нитью – получилось вполне прилично, стабильное давление продуктов сгорания в течение почти десяти минут. Для крылатых противокорабельных ракет и ракет воздушного базирования это даст дальность 100-150 километров при околозвуковой скорости. А хочу ли я воздушный старт ракетопланов? Хочу я много чего, а вот знаний для хотелки не хватает! Пусть студенческие группы поработают с дешевыми пороховыми прототипами, потом Глушко и компания оценят результаты, а дальше видно будет. Но ты, все таки, настоял, что бы выделить Бартини деньги на проект носителя!? А почему не многоступенчатые ракетные поезда, которые реализовали в ваше время? Слишком дорого – для вывода в космос пары тонн грузов выбрасывается тонн двести дорогостоящих материалов и оборудования. Да и для запуска нужен космодром, который сам по себе строится годами и способен оставить страну без штанов. У нас, первоочередной, шла военная составляющая, подстегнутая гонкой вооружений. Здесь гонки вооружений, в области изделия и ракетных носителей, мы не допустим, значит можно будет идти по более дешевому и медленному пути, делая основной упор на научные и гражданские задачи. Берия с сомнением покачал головой – все-таки, тот путь, по которому идут фон Браун и Королев, кажется мне более быстро реализуемым. Для первичных задач связанных с обороной, где миллион не деньги, да – Геста пожал плечами – но мы ведь хотим в течение десяти лет послать наверх человека и попытаться повесить станцию или хотя бы трансформируемую приборную площадку!? … Я смотрю, тебе воевать уже надоело? Время жалко, да и бессмысленно растраченного труда и жизней тоже – знаешь, мне не пятнадцать, а ведь хотелось бы и увидеть результаты своего труда. Я посмотрел раскладки, во что может обойтись нашей армии штурм Кенигсберга, у меня волосы дыбом встали. Лаврентий пожал плечами, над этим сейчас работают. Ладно, хватит шептаться, а то нас уже косятся. Восьмое сентября 1941 года Подвальный кабачок На окраине Берлина Мюллер отодвинул тарелочку из-под сосисок с капустой и вытер салфеткой губы. Канарис, закончив рассказ о поездке, пододвинул к себе кружку. Воцарилось недолгое молчание. Первый прервал молчание Мюллер – Значит единое Евроазиатское пространство: фактически общая и сбалансированная экономика; безвизовое внутреннее перемещение и приведенные к общему стандарту юридические нормы; объединенное военное командование, при сохранении национальных армий. При этом отдельные евроазиатские государства как властные и юридические структуры сфер влияния. И все это, естественно, под доминатом России и последовательно проводимыми социальными реформами. И что именно будет входить в сферу влияния Германии!? … Достаточно много – например французский и голландский протекторат; часть польского протектората, с преимущественно немецким населением; естественно и все сегодняшнее немецко-язычное пространство, кроме Судетов. Как я понимаю, Судеты и Восточную Пруссию, включая Померанию и Данциг, они оставляют за собой!? Да – Канарис кивнул – это Сталин даже отказался обсуждать. Советы явно хотят оставить за собой рычаги экономического влияния на федерацию. Видимо в Судетах они хотят сформировать структуру типа принятых у них национальных округов. Хотя он выразился об этом иначе – "Особая Экономическая Зона". Я не совсем понял. По моему, у них что то подобное уже есть на Урале. … То есть, никаких депортаций не будет!? Сталин даже рассмеялся в ответ на такой вопрос – Зачем, он говорит, мы будем отказываться от такого количества квалифицированных специалистов. Хотят жить в нашей сфере влияния – их право. НСДАП, разумеется, должна быть распущена и находится под полным запретом. Члены НСДАП, совершившие уголовные и военные преступления, пойдут под суд. Мюллер покачал головой – военные преступления …– очень широкое понятие! … Не думаю, Сталин показался мне очень трезво мыслящим человеком и явно хочет обойтись без лишних эксцессов. Скажи, он понимает, что мы недостаточно сильны, что бы произвести быстрый и бескровный переворот в стране!? Канарис тяжело вздохнул – боюсь, что здесь мы опять недооценили решимости Сталина или того влияния, которое оказывает на него Геста. Нам было порекомендовано, любой ценой, избежать участия в партийном съезде в Нюрнберге. Мюллер побледнел и молча уставился на Канариса. А, если съезда, по каким ни будь причинам, не будет!? … Тогда русские будут добиваться военного поражения Германии, безоговорочной капитуляции и международного суда над руководством. Сказано было очень доходчиво – нанесение военного поражения Германии без ограничения используемых средств. И затем спросил меня – Вы знаете, что такое атомное оружие!? На некоторое время наступило тяжелое молчание. Потом Мюллер мрачно спросил – и как это будет выглядеть, немецкие граждане в Восточной Пруссии при коммунистическом режиме!? Судя по тому, что мне показали на Урале – вполне прилично. … Там что, действительно все пропавшие немецкие специалисты и что они хотят с ними сделать после окончания войны? Ну, наиболее значимые действительно там. А после окончания войны!? Знаешь, у меня создалось впечатление, что Советский режим кардинально изменился, стал более вменяемым – видимо шок, от получения информации о возможном будущем был не только у нас. Силой, если послевоенные события примут нужный ему разворот, Сталин никого удерживать не будет. Другое дело, что не все захотят вернуться. Причем не только не арийцы но и многие этнические немцы – в этих городах, а он явно не один, высокий уровень жизни, работа по специальности в научно исследовательских институтах или педагогическая деятельность, тоесть, вполне стабильное будущее при отсутствии какой либо национальной дискриминации. Послевоенная Германия такого предложить явно не может. А тебя там не узнали – озабоченно спросил шеф Гестапо – если есть утечки, возможны серьезные проблемы. … Нет, мне предложили изменить внешность, кроме того я разговаривал только с теми людьми, которые меня лично знать не могли. Восьмое сентября 1941 года Кремлевский кабинет Удачно съездил – спросил Сталин, просматривая папки, которые передал ему Берия? Да, вполне, знаешь геноцвале, после нашего гадюшника, во всех этих "номерных уралах" душой отдыхаешь – на редкость удачный эксперимент. Там легко с людьми работать, не напрягает – никто тебе не пытается задницу лизнуть, но и никто в спину с ненавистью не смотрит. Особенно, по сравнению с тем, как я в прошлом месяце в Узбекистан съездил по наколке Гесты – постоянное ощущение было, что в дерьмо наступаю, и боялся, что хронический запор получу. А запор то причем!? Да чуть дырку не зализали до полного исчезновения, прежде чем мы всех эти национальных "деятелей" повылавливали. Сталин развернул еще один чертеж – Странная машина, не самолет, а какой то "змей горыныч". Почему вы выбрали старт с воды и почему такая странная схема. Что у нас аэродромов не хватает? … Ну, с аэродрома она тоже может взлетать, вот только аэродром, если бы это был обычный самолет, нужен с тяжелым покрытием и длиной полосы не менее двух километров, а у нас таких не так уж и много. Машина запланирована двойного, даже тройного назначения – кроме аэрокосмических программ можно использовать и для нужд народного хозяйства. Собственно это даже не самолет, а экраноплан. Помнишь, я тебе докладывал по экспериментальным работам Бартини !? В транспортном режиме, при половинной мощности двигателей, она способна к длительному "полету" на высоте четырех метров с грузом до двадцати тонн. Взлет и посадка с любой достаточно большой водной поверхности. Таких рек у нас по стране и в будущей зоне влияния очень много. Транспортные коридоров, по которым возможен пролет такой машины, мы можем распланировать практически в любую географическую точку. В режиме кратковременного прыжка, на полном форсаже двигателей, включая двигатель ракетоплана, она способна на скорости 950 – 1050 км/час забросить 10и тонный ракетоплан и дополнительное топливо для его двигателей на высоту двадцати километров. В варианте военного применения это даст нам возможность, базируясь и стартуя в различных точках страны, выводить две управляемые ракеты-боеголовки или крылатые снаряды с изделием на непредсказуемые для противника баллистические траектории. В рамках космической программы – выводить на орбиту до полутора тонн полезного груза, с возвращением ракетоплана на землю. Сталин кивнул, соглашаясь с аргументами – а как дела у Королева и фон Брауна? Королев заканчивает предварительную проработку проекта тяжелой ракеты, подземного старта на базе разработок и экспериментальных работ фон Брауна и Глушко. Очень недоволен, что его отодвинули от космической программы. С фон Брауном, после того как он понял, что его изделиями громить Германию не будут, тоже нет особых проблем – его вполне устраивает то направление, которое приняли работы по аэрокосмической программе. С работами Королева мы его не знакомим. Да и не сработаются они вместе, слишком большие собственники – перегрызутся. Генсек устало перетасовал чертежи, изредка задавая вопросы. Лаврентий сочувственно спросил – Я смотрю, что это тебя не очень интересует. Устал!? … Да, устал, и эти бумаги пока не самое актуальное – уровень подготовительных работ и проработки эскизных проектов. На этом уровне Гесте просто не нужно мешать, на базе информации из своей реальности он подтолкнет специалистов в нужном направлении а, там уже, по их отчетам, будут и нам видны реальные перспективы. Сейчас, главное направление работ – организовать правильное послевоенное переустройство Евроазиатского политического и физического пространства. Не все товарищи, как наши, так и зарубежные, правильно понимают поставленные задачи. С зарубежными проще – после демонстрации спец изделия многие неясные вопросы отпадут. А, вот с "нашими", приходится разговаривать жестко, иначе, впоследствии, получим серьезные и трудно решаемые в мирное время проблемы. Очень сложно идут переговоры по румынской нефти – причем именно наш МИД и Внешторг не понимают важности для СССР долевого участия в этой концессии. А, что ты лыбишься – твои бандиты не лучше. До них тоже не доходит, что здесь не Америка и только силовым способом эти проблемы решать нельзя – Нам, здесь, многие поколения жить и работать вместе, чем меньше обид и недоговорок будет на начальном этапе, тем меньше проблем возникнет впоследствии. Услышав про подвиги подотчетного ему отдела, Генеральный Комиссар поспешил сменить тему разговора. Кстати, а как прошли твои переговоры с Канарисом!? Пока непонятно – слишком закрытый и сдержанный человек. Но он имеет достаточную информацию из реальности Гесты и не хочет у нас такого развития событий, так что некоторые точки взаимного интереса вполне нашлись. Ну, например, ему очень было приятно услышать про Голландию, Францию и Австрию. А, вот мое мнение по Судетам и Восточной Пруссии он выслушал с видом кошки, съевшей лимон. Ничего, лимон это тоже полезно. Лаврентий иронично спросил – А если кошка откажется глотать лимон!? … А куда она денется, есть очень хороший дедовский метод – зажимаешь хвост между двумя карандашами и подсовываешь дольку под морду. А, потом, что бы остаться с ней друзьями, даешь вкусную сардинку. Оба рассмеялись. Восьмое сентября 1941года ВЧ совещание старших офицеров Шапошников Б. М. Жуков Г.К. Меркулов В. Н. Конев И. С. Стаханов Н. П. …. Я тебя приветствую, Борис Михайлович, как у вас там погода в Москве!? – раздался в динамиках перед Шапошниковым голос Жукова. Что Константинович – съехидничал по параллельной линии Конев – задолбала прибалтийская погода, в Москву запросился!? Шапошников рассмеялся – Так у нас в Москве не лучше, это не ваша солнечная Европа. У вас, наверное, до сих пор девушки в ситцевых платьишках и босоножках ходят!? … А то, а девушки какие! Загляденье! Я смотрю, налаживаете помаленьку контакты с местным населением? – раздался голос Меркулова. … Борис Михайлович, ну что они мне все завидуют – свое нужно все иметь: и погоду и девушек и линию фронта. А давай поменяемся – предложил Жуков – я тебе даже в придачу пару батальонов тяжелых, которые мне Шапошников собирается выделить, подкину. … Ну, уж нет, как сказал наш верховный главнокомандующий товарищ Сталин – "… каждый командир со всей ответственностью должен решать поставленные перед ним задачи…". А, тяжелых, мне не надо – муниципалитеты обижаются, что они дороги слишком портят. Вот, ночные, легкие и средние ударные машины мне нужны – ночные авиа налеты в придачу к пощипыванию немцев югославскими партизанами производят на доблестный вермахт очень хорошее впечатление. Немецкие герои сразу начинают задумываться над словами сотрудников красного креста и лагеря военнопленных в Болгарии и, пограничных с Болгарией, областях Румынии помаленьку растут, на радость сельскохозяйственной отрасли, которой, в связи с хорошим урожаем, очень нужны сезонные рабочие. Меркулов спросил – не слишком ли это опасно, такие большие лагеря и, практически, расконвойка!? … Ну, что ты нас совсем за мальчишек держишь – Во первых, мы не организуем слишком крупных лагерей и они все достаточно удалены друг от друга; а, во вторых, расконвойка, сельхоз работы, посадка леса и восстановительные работы только в лагерях общего режима, для солдат вермахта. Черные формы и "члены" стоят по стойке смирно за колючкой и "…шаг вправо, шаг влево…". В лагерях общего режима немецкие армейцы сами порядок поддерживают, практически самоуправление. Да и те небольшие деньги, которые работающие на полях получают за свой труд, тоже имеют значение – офицеры настроены по-разному, а вот большинство солдат-военнопленных настроены на скорейшее окончание войны. Что совсем нет побегов? Что-то не верится! Конев рассмеялся – есть, конечно, но этими героями местная полиция занимается, и иногда очень горячо, если что-то учудить успевают. Возвращают в лагеря. Если ничего не начудил – в строгого режима. Начудил – местный суд и к уголовникам. А там их очень "нежно" любят. Оккупацию им никто не простил, особенно в Югославии. А судебные заседания они прямо в лагерях производят – очень способствует дисциплине. Мы смогли трудоустроить на временные сельхоз работы и лесопосадки примерно 60% военнопленных общего режима. Остальные работают по договорам, заключенными администрацией и самоуправлением лагерей с правительствами Болгарии и Югославии, на восстановительных работах и прокладке дорог. "Черных", "членов" и пособников задействовали на прокладке стратегических дорог и перевода железнодорожных путей под наш стандарт. Тут конечно ни о какой оплате и самоуправлении не идет и речи – пусть будут довольны, что не расстреляли. Работают под жестким конвоем, за пайку и со всеми "прелестями" зоны строгого режима. Красный крест попробовал возникнуть, но мы им показали кое какие фотографии и материалы расследований, свозили на массовые захоронения – все вопросы, когда тошнота прошла, сразу отпали. Иван Степанович – перевел разговор в деловое русло начальник Генерального Штаба – доложите, пожалуйста, состояние на вашем участке ответственности. Группа Армий Юг не проявляя, ни особой паники, ни особой инициативы пятится с боями в сторону Венгрии. 17ю армию Гота и 1ю танковую Клейста мы успели зажать около Белграда и теперь методично долбим авиацией. Кроме того, в Белграде югославы подняли восстание, смогли организовать и удержать несколько аэродромов в черте города и мы перебрасывает сейчас туда планерами авиабаты и оружие. Наши основные потребности на сегодняшний день, это снабжение авиагрупп и обеспечение постоянной работы "гвардейских" и автоматических минометов. Поставки солярки наладили через передвижные "медогонки" (паровые дестиляторы на базе паровозных котлов) на железнодорожном ходу, из Румынии – вполне приличная, а вот бензин получается низкокачественный, для машин пойдет, а вот авиа двигатели на нем работают плохо, только с добавкой нафталина. Нужны дополнительные поставки и бензина для истребительной авиации и нафталина для всего остального. … Хорошо, мы рассмотрим этот вопрос. А что у вас, Георгий Константинович? У нас ситуация похуже – немцы, не сказать что с остервенением, но цепляются за каждый пригодный к обороне участок и дерутся очень профессионально. Очень много долговременных укрепленных пунктов. Те, что попроще, сковыриваем тяжелой бронетехникой. Те, что покрупней, сначала попробовали выжигать фосфором ну, а потом, ты сам знаешь, после скандала с красным крестом, сверху запретили. Сейчас, просто, закидываем их с авиации безкорпусными минами, установленными на неизвлекаемость; ставим боевые дозоры и идем дальше. Вокруг Крепости Кенигсберга и на ее территории целые плантации засеяли и самолеты до сих пор ведут минирование. По ночам часто слышны взрывы – видимо немцы пытаются очистить какие-то участки или еще не поняли, что произошло. Хорошо хоть эти орелики согласились до начала боевых действий вывести из крепости и окружающих ее районов гражданское население. Знаешь, чего я боюсь – что немцы сдадутся раньше, чем на минах ликвидаторы отработают. Как мы при этом весь этот гадюшник разминировать будем, даже не представляю. Ты ведь знаешь, что примерно на 20% мин ликвидатор не срабатывает. … Пусть тебя это не волнует – уже подготовлен батальон минеров со спец техникой. Борис Михайлович! В развалинах! Какая к черту спец техника!? Шапошников спокойно уточнил – тебе сказали, что спецтехника есть – прими за данность. Скажи, как у немцев в отношении бронетанковой техники и авиации? … Не густо, но техника есть и неплохая. Несколько раз натолкнулись на тяжелые танки – серьезные машины. Захватить пока не удается, но уже по первым боям ясно, что пехотные наплечные гранатометы и 57мм МОТов их не берут; танковые 75мм тоже; с 85мм пушками машин огневой поддержки пока не ясно, но вот зато150мм самоходки попав в лоб, сразу на задницу садят. Пробили или нет лобовую броню, мои ребята понять не смогли, но башню ему набок свернули и назад его немцы утащили тягачом. Авиация изредка появляется, даже реактивная, но ведет себя очень скромно – чувствуется, что есть проблемы и с наличием машин и с горючим. Пленные говорят, что горючее выдается по специальной разнарядке, на конкретный вылет или боевую задачу. В общем, прийти в себя после потери румынских нефтепромыслов и массированных бомбардировок заводов синтетического бензина, немцы не могут. С авиацией у них туго, зато с зенитной артиллерией – как с цепи сорвались – автоматы под каждым кустом понатыканы и радио сканеры в войсках появились. Наши ребята при штурмовках наземных позиций стали нести серьезные потери. Надо бы, что-то посерьезней бронированное или способное точно бить с большей высоты. … Да мы знает об этой проблеме, в начале следующей недели вы получите управляемые бомбы и операторов. Кроме того, промышленность, все-таки, довела до ума управляемую противотанковую ракету и подготовила достаточное количество техников-наводчиков. Первые подразделения к тебе уже направляются. Скажи, что у тебя в Польше? … Да, в общем то, все по плану – наращиваем Краковский и Варшавский плацдармы. С Варшавой особых проблем нет, туда прорвались архаровцы Катукова и мы ее практически деблокировали. Город не особенно и пострадал – толи немцы не ожидали ночного броска танков с десантом, они до сих пор недооценивают наши приборы ночного вождения и тактику, основанную на их применении; толи, учитывая, что наше наступление идет двумя клиньями, от Бреста и Сувалки, боятся попасть около нее в котел и предпочли отступить. А, вот с Краковом проблемы – видимо немцы решили стоять там насмерть, прикрывая Судетскую глисту, которая на сегодня является для нас воротами в Германию. Очень мешает запрет ставки на применение по промышленным и транспортным узлам в Судетах тяжелой бомбардировочной авиации, только точечные удары. Шапошников с нажимом сказал – Решение ставки по Судетам окончательное, когда до них доберетесь, брать их в самом мягком варианте, максимально сохраняя промышленность, и готовьте массовую десантную операцию, что бы немцы сами там, чего ни будь, не успели начудить. Потом вздохнул и добавил – Что очень большие потери!? … В живой силе небольшие – бои идут в основном за преимущество в воздухе. На земле сейчас позиционные бои местного значения, а вот небо кипит – и мы и немцы стянули сюда все, что у нас есть из авиации. В воздухе, одновременно, сотни самолетов, постоянно идут воздушные бои сразу на нескольких эшелонах. Мы перебрасываем воздушным мостом в Краков людей и материально техническое обеспечение; немцы пытаются этот мост разорвать и уничтожить принимающие аэродромы. Пока нам удается сохранить преимущество в воздухе, но потери очень тяжелые. Очень донимают новые немецкие двухмоторные реактивные истребители. Они хуже, чем наши, но их больше. И когда только успели наклепать. Я понимаю твой вопрос, но, дополнительных реактивных машин, дать тебе не можем – и так, их отправляем к тебе, прямо с заводских аэродромов, транспортными самолетами. Но, по данным разведки, долго этот немецкий нажим не продлится – ресурс немецких реактивных двигателей менее тридцати часов, а они использовали на авиа сборочных заводах весь свой резерв, да и пилотов не успевают для них подготавливать. Скажи, тяжелые планера с танками прорываются к Кракову? … Так, пятьдесят на пятьдесят, но мы пошли по другому пути – разбираем легкие танки и МОТы на несколько частей, подвешиваем получившиеся тюки под бомболюки и, потом, сбрасываем их в реку, на отмели, в черте города. По первой темноте сбрасываем, а к утру, наши механики с поляками, успевают большую часть машин собрать, целый сборочный завод организовали. Шапошников удовлетворенно заметил – Как я вижу по документам, на Краковском плацдарме вами накоплены уже достаточные силы. … Да, с легкой руки поляков их так и называют Армия Кракова. Как я понимаю, вы действуете совместно и во взаимодействии с польскими частями!? И как результаты? А вот здесь не все так однозначно – вступил в разговор Стаханов. Как только мы выдавливаем немцев из какой ни будь польской области, там сразу появляется очередной поручик или подхорунжий и начинает организовывать отряды АК (Армии Крайнова, подчинявшаяся Лондонскому правительству в изгнании). Мы тщательно следим за такими отрядами и проводим следственные мероприятия. Во многих случаях за всеми этими "Гуру", "Малый", "Ночь" – уже числятся совершенные преступления – пособничество немцам; грабеж; террор населения и убийства. К сожалению, директива центра требует задерживать их только в том случае, когда вина полностью доказана и материалы расследования можно предоставить международным наблюдателям. В особо сложных случаях пришлось идти по пути тихих ликвидаций силами осназа и спецподразделений. Все материалы по таким операциям отправлены в Москву. Я не вижу реальной возможности работать с " Правительством Польши в изгнании " – мы для них враги, которым они вынуждены временно улыбаться. Да и улыбаются они нам сквозь зубы – их эмиссары выбрали позицию конфронтации и непрерывных скандалов, в которые сразу же подключают иностранных представителей и красный крест. Я считаю, что представителей Лондона нужно выводить с территории Польши и начинать нам самим организовывать властные структуры, брать под свой контроль воеводства и муниципалитеты. Определенный контингент населения и группы, поддерживающих такую идею польских лидеров, мы имеем – вопрос только в директивах центра. Ну, это, как бы, не уровень компетенции армии – произнес Шапошников с сомнением – я передам этот вопрос по инстанции. Будет решение сверху – дадим непосредственные указания командирам на местах. Знаешь, большая часть наших военных хорошие стрелки, но плохие политики. Жуков – "Ну почему же, вот Конев, с болгарками, наверно политических проблем не имел". Все засмеялись. А что у вас, на освобожденных территориях Украины и Белоруссии, Всеволод Николаевич? В Белоруссии особых проблем нет, там местные товарищи сами все решают в текущем порядке, а вот в на западной Украине – полная жопа – мрачно ответил Меркулов. Просто удивительно, сколько самой позорной пены всплыло на поверхность за несколько месяцев оккупации. Видимо, мы где то, с самого начала, с момента присоединения этих территорий к СССР, серьезно не доработали. В основном это подразделения националистов, входящих в ОУН и УПА, хотя много и просто немецких пособников и полицаев. Все это обостряется межнациональным конфликтом между украинскими националистами и этническими поляками – нам с трудом удается предотвращать резню и погромы. Создается впечатление, что кто-то старательно пытается дестабилизировать ситуацию в тылах нашей армии и на освобожденных территориях. Наибольшую проблему представляют, так называемые, Бандеровцы – несмотря на то, что их лидер якобы сидит в немецкой тюрьме, их лозунги крайне антисоветские и отмечено очень много попыток перейти к практическим действиям. Реальное командование этого националистического крыла взял на себя некий главнокомандующий Шухевич бывший гаупман украинского батальона немецкой армии. Так называемый "батальон Нахтигаль". Они не много ни мало вместе с попом Андреем Шептицким (реально – митрополит УГКЦ ) провозгласили – "Акт воссоздания украинского государства" Крови на деятелях из этих отрядов не меряно. Ведем розыскные мероприятия. Глава 215 ЗЕРКАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ Девятое сентября 1941 года Даунинг-Стрит Кабинет первого лорда казначейства Черчилль пригласил Филби сесть с ним в кресла у маленького резного столика и начал мрачно его разглядывать. Скажите – наконец начал он – какого вы мнения о сегодняшней деятельности СИС (Secret Intelligence Service, SIS ) . Филби , который только недавно был назначен на пост заместителя начальника отдела контрразведки СИС, осторожно уточнил – Что вы имеете в виду господин премьер министр!? Я имею ввиду цепочку непрерывных провалов, в Европе, вашей службы, которая сначала проглядела возможность быстрого захвата Всей Европы Гитлером а, потом, захваченная врасплох скоростью продвижения немецких войск, потеряла всю имеющуюся на континенте агентурную сеть и, в конце концов позорно удрала в Англию. … Мне сложно оценивать работу всей службы в целом, я только недавно был назначен на свой пост и моя сфера деятельности ограничивается контрразведкой на территории Британии и противодействие проникновению коммунистических элементов в органы британской разведки. Оставьте изображать из себя невинную девочку, Филби – я пересмотрел все ваши рапорта с 1939 года. У меня сложилось впечатление, что вы были практически единственным сотрудником вашей службы, который предвидел такое развитие событий. Если бы взамен написания остроумных резолюций на вашем рапорте о нарастании социальной пассивности и интрузии (проникновении) идей национал социализма во Франции и в "малых странах", Мензис дал бы ему ход, возможно мы не оказались бы в таком тяжелом положении с получением агентурной информации. Очень на меня неприятное впечатление произвела реакция на ваш последний рапорт о возможном провале нашей Голландской агентурной сети и возможной радиоигре немцев (реальные события, но 43 года). … Это только мои предположения и хотя я не имею по ним достаточных доказательств, но, та должность которую я занимаю в нашей структуре, обязывала меня их озвучить. Черчилль опять внимательно посмотрел на собеседника – Надо сказать, этот рапорт не прибавил вам популярности. Филбир пожал плечами – у меня и без этого достаточно сложное положение, не всем понравилось, что мою кандидатуру поддержали из другого ведомства. Одним тычком больше, одним меньше – в такой ситуации это роли не играет. Премьер усмехнулся – они ничего не могли сделать, потому что рекомендацию Энтони Блант а поддержал Я. Дли Филби это было очень неожиданно, и он осторожно спросил – И каково лично ваше мнение по моему Голландскому рапорту? Черчилль в упор посмотрел на собеседника – Я сделал то, до чего не додумался этот бастард Мензис (по слухам Мензис был внебрачным сыном короля Эдуарда) – проверил предположения, изложенные в вашем рапорте, через независимые источники. К сожалению, должен признать, что вы, и в этом случае, были правы – немцы в течение года водили нас за нос. Были бессмысленно потрачены большие материальные и человеческие ресурсы. Черчилль помолчал и добавил – структуру СИС и методы ее работы надо менять. И начать я хочу с той части ее структуры, которая была создана по моей инициативе и которая на сегодняшний день находится в самом плачевном состоянии. Я имею в виду "Управление Специальных Операций" (СОЕ) (террористические акции и организация саботажа). Война в Европе идет к своему логическому завершению и, исходя из анализа действия коммунистического режима, мы столкнулись с самой большой угрозой нашему влиянию за многие столетия. Такое положение абсолютно нетерпимо. Мы не можем допустить переход европейских стран в зону влияния Советов и насаждения там коммунистической идеологии. Такой переход может привести к созданию восточного блока, который будет угрожать нашему влиянию в послевоенном мире. И, уж тем более, мы должны приложить все усилия, что бы не допустить сепаратный мир между Германией и Сталиным. Ваша задача, как начальника "управление специальных операций" будет заключаться в организации саботажа, терактов и национального сопротивления советам на оккупированных территориях. Поддержки группировок любой направленности, если они могут оказаться занозой в Сталинской заднице. Особо важно, на сегодняшний день, сорвать возможность переговоров между немцами и русским. Белые перчатки придется снять – мы не красный крест и не институт благородных девиц. Кстати с красным крестом – русские начали ювелирно использовать эту организацию для налаживания контактов с немецкими генералами. С этим надо что то делать. Филби, проявите себя, и я не могу исключить, что в будущем вы и Мензис поменяетесь местами. Хотя нет, делать реальную работу не в его стиле. Филби задумчиво прокомментировал услышанное – На сегодняшний день основу управления "СОЕ" составляют бывшие "белые воротнички" Лондонского Сити. Это люди Мензиса и, кроме того, имеющие очень своеобразное понятие о дисциплине и методах работы. Мне будет очень трудно работать с ними, да и еще в перманентном конфликте с руководителем СИС. … Конфликта не будет, ваше управление, формально находясь в структуре СИС, реально будет подчиняться непосредственно мне. Я мотивировал это необходимостью, для меня, немедленно получать нужную оперативную информацию. Управление "СОЕ" никто в серьез не принимает. Поэтому особых возражений не было. Вы получите необходимое финансирование. Людей подбирайте на свое усмотрение. Ненужных или слишком открывающих рот мы переведем с повышением. Черчилль встал – Филби, я жду от вас и вашего отдела не пространных, заумных отчетов, а реальной работы, которой я могу обосновать ваше финансирование и последующее повышение. 11сентября 1941года Москва Кремлевский кабинет Сталин, вытирая слезы, хохотал, стуча ладонью по столу. Берия стоял с видом кота, очень удачно слямзившего крынку сметаны. Значит, Он назначил "Станлея" своим заместителем по диверсионно-разведовательной работе и саботажу!? – еще раз довольно хмыкнул хозяин. Ну вот, а ты говорил, что мы зря идем по такому рискованному пути, сливая через Станлея такую неоднозначную информацию, которая, к тому же, не слишком нравится его начальству. Нет, ну согласись, хорошо играть в карты, зная, что лежит в колоде. Станлей – начальник "отдела спец операций" да еще и с правом: принятия независимых от руководства СИС решений и набора сотрудников по своему усмотрению. Сталин опять расхохотался – Лаврентий, как назовешь то свой новый отдел!? Да так и назову "ЛОСО" – "лондонский отдел спец операций" – с невинным видом прокомментировал Берия. Сталин посерьезнел – смотри не зарвись. Операции "пешка" – максимальный уровень секретности. Переведи в группу, обеспечивающую работу Станлея, дополнительных людей. Мне очень понравилось, как ты провел "Голландский гамбит", подставив бриттов с помощью Брайтенбаха под СД, но, сейчас, нужно поаккуратней, более добротно и без малейшего риска. Такой агент влияния, в самой лондонской верхушке, для нас очень ценен. Людей в "ЛОСО" организуйте не пятерками, а тройками. Пусть каждая тройка считает, что они единственные наши агенты в этой организации. Станлея, лично, ни должен знать никто. Кроме возможности продемонстрировать реальные успехи, организуйте ему сливы серьезной информации, которая может заинтересовать этого толстого борова. Желательно, что бы отчеты Станлея стали для него основным источником информации для принятия решений. Только не переиграйте сами себя. Голову оторву. Сталин прошелся по кабинету, уминая табак в трубке. Усмехнулся. Да уж, действительно, если господь хочет, кого ни будь, покарать за самоуверенность, он лишает его разума. Ну, да ладно, с Лондонскими делами разобрались. Что у нас по "водоразделу"!? Технических проблем нет – Берия задумчиво посмотрел на Генсека, а, вот происходящее в Германии, начинает вызывать тревогу. Боюсь, что вы с Гестой правы, когда настаиваете на ликвидации всей верхушки НСДАП. После отхода Гитлера от реальной власти, там все активней на роль лидера стал позиционировать себя Гейдрих. Причем его деятельность не ограничивается подавлением недовольства или конкурентов в партийной верхушке и генералитете. Он все активней и активней ищет и находит контакты с нашими противниками за рубежом, особенно в Штатах и Англии. Сталин с интересом посмотрел на своего генерального комиссара – ты же был уверен, что мы обрезали для него все концы на западе!? … К сожалению, мы недооценили тот страх, который вызывает наше усиление у политических противников и ту ненависть, которую вызывают наши финансовые и промышленные структуры у непосредственных конкурентов. Для определенных финансовых и политических кругов, наша акция в отношении Гейдриха, прорекламировала его, как фигуру противодействия, нашему возможному влиянию в Германии. Недооценили мы также и поддержку этого маньяка в определенных промышленных структурах рейха, заинтересованных в интенсификации производства, и соответственно прибылей, посредством использования рабского труда. Я думаю, что та неожиданная проблема, появление на фронте большого количества реактивных истребителей, с которой мы столкнулись – тоже результат недооцененной нами активности этого фанатика. Сталин, набивая трубку, задумчиво произнес – пока не вижу связи между активностью Гейдриха и неожиданным появлением на фронтах реактивных машин. … К сожалению связь есть. Как ты знаешь, мы тщательно отслеживаем все германские военные проекты и имеем совсем неплохую информацию о всех, основных, военных производствах, ресурсах и заводах. По нашим сводкам, заводов производящих эти реактивные машины не существует в природе, ни по производственным мощностям, ни по трудовым ресурсам, ни по очень специфическим расходным материалам. И как ты это объясняешь!? Если неучтенные нами производственные мощности еще можно объяснить появлением подземных заводов, на которых используется труд военнопленных и заключенных, то вот появление у немецкой промышленности некоторых очень дефицитных легирующих присадок и сплавов однозначно указывает на появление канала доставки из Штатов или Латинской Америки. Я думаю, что они, так же как и мы в начале войны, пошли по пути использования крейсерских подводных лодок, переделанных в транспортные корабли. Сталин прошелся по кабинету – А что говорят в отношении этого наши структуры на американском континенте? … Ничего внятного. Но, вот что интересно, отдел, занимающийся криминальным бизнесом, отметил в своем отчете, что начал возникать черный рынок редких металлов и материалов. Пока все очень неопределенно, но урановые руды, торий и цирконий в списках "по интересам" прослеживаются. Есть еще один очень важный момент – кто-то заинтересовался и начал формировать контакты с преподавателями и студентами старших курсов университетов. Пока, все, достаточно, невинно – социальные опросы и поддержка малоимущих студентов, но, выяснить источник финансирования мы не смогли, и это настораживает. Сталин медленно прошелся по кабинету. Несуществующие по официальным отчетам производственные мощности; подводные лодки, доставляющие для этих производств тайком закупленные материалы; выявление и вербовка перспективных специалистов – скажи Лаврентий, тебе не кажется все это знакомым!? Тебе не кажется, что кто-то излишне умный начал повторять нашу схему действия в 39-40х годах!? Генеральный комиссар пожал плечами – нечто общее, конечно, есть, но нам, в свое время, за счет отсутствия конкурентов удалось подмять под себя соответствующие ресурсы, и мы их сейчас достаточно плотно контролируем. Кроме того, наш флот под предлогом сопровождения караванов в Англию начал прочесывать наиболее интересные участки акватории. К сожалению пока никаких зацепок. Сталин задумчиво спросил – В реальности Гесты нацисты старательно внедрялись в страны Латинской Америки: Аргентина; Парагвай; Уругвай и мы, учитывая его информацию, старательно отслеживаем эти точки их возможной активности. А, что если у нас, они, зная это, пошли по другому пути!? А, что если мы, привычно опираясь на информацию Гесты, проглядели что-то важное у себя под носом!? Озадачь специалистов. Где еще, кроме Американского континента могут найтись представляющие интерес для немцев полезные ископаемые!? Пусть определят места, представляющие интерес с точки зрения скрытой добычи и первичной переработки. Постарайтесь хотя бы косвенно определить, как изменилась немецкая программа строительства подводных лодок и какой процент в ней занимают субмарины, пригодные для организации грузовых перевозок. Я думаю, что, в возникшей ситуации, нам не стоит рассматривать нацистов и американских глобалистов как две полностью независимые проблемы. Слишком большое пересечение интересов. Постарайся определить, не возникло ли такое партнерство – это для нас очень неприятный вариант. Концы надо рубить предельно жестко. Если такое партнерство имеется и развивается, то фанатизм и технический уровень нацистов при финансовой поддержке ненавидящих нас "старых семей" может сместить баланс сил не в нашу пользу. Да, кстати, а чем у тебя занимается Геста? Лаврентий усмехнулся – Геста несколько дней пролазил во Львове по обломкам немецких реактивных, которые свозят туда со всего польского фронта и разговаривал с нашими летчиками. Вчера ночью прилетел в Москву на своем СБ и в сопровождении двух транспортников . Распихал часть обломков машин и задания по нескольким НИИ и улетел в Новосибирск к реактивщикам. От развернутого доклада уклонился, ждет заключения спецов, но, в общих чертах, считает, что эта немецкая машина очень сырая, особенно двигатель. По его мнению, сопоставимую с нашей техникой скорость машина держит только за счет длительного форсажа и, судя по тому, что немцы в части машин армируют лопатки сталью (это использовалось немцами в РИ) и не делают в них воздушные каналы у них есть проблемы и с технологией отливки и со сплавами. Летчики мне потом разъяснили, что это означает очень малый комбат-радиус и недостаточный для военных действий ресурс двигателя. Ориентировочно это выглядит 45 минут в воздухе при двух атаках и ресурс двигателя от 25 до 40 часов. Сталин поморщился – не так уж и мало. А как ко всему этому отнесся сам Геста? … Ну, я бы сказал, весьма нецензурно – сейчас уже успокоился и гоняет вокруг этой тематики свою молодежь, а, вначале, от бешенства готов был по потолку бегать. Он решил, что война уже закончилась и можно полностью переключиться на гражданскую тематику, так, изредка, приглядывая за перспективными темами. А тут, такой облом! Хозяин задумчиво подвигал пальцами папки. И что он сейчас считает приоритетными темами для себя и своих бузотеров из отдела координаторов? … Организацию полного комплекта спец связи, включая видео, со всеми районами страны; непосредственную передачу информации в цифровой форме и получение обработанных данных с центральных статистических центров; организацию "института" мастеров наставников педагогического корпуса. Сталин согласно кивнул – Да, это приоритетные задачи, управлять такой гигантской структурой как Евроазиатская федерация без устойчивой связи и умения обрабатывать большие потоки экономической информации невозможно. Воспитание людей, которые всем этим смогут грамотно управлять и не скатятся до уголовщины не менее важно. Те, кто будет иметь контроль над потоками информации и преимущество в компетентных кадрах по различным народно хозяйственным областям, будет контролировать все объединенное пространство. Разумеется, при поддержке силовой составляющей, особенно на первых этапах, пока к руководству: объектами федерации, их армиями и промышленностью не придет нами воспитанная молодежь. 11сентября 1941года Борт транспортного СБ Обер-лейтенант Новотны , баюкая простреленную руку, мрачно сидел на откидной лавке под внимательным взглядом русского парня, с нашивками комиссара. Третий день в плену. Май Гот (мой Бог) – все мог представить себе, кроме того, что окажусь в плену. Чертовы русские. Так удачно начавшаяся для страны польская компания внушала надежду на быстрое продвижение по службе молодому летчику-добровольцу. Потом ад первых дней войны с Советами: горящий прибалтийский аэродром с которого лейтенант Новотны взлетел под бомбами и снарядами ударных машин. Непрерывная череда удачных и неудачных боев. Чаще неудачных – русские умудрялись раз за разом создавать двойное – тройное превосходство в воздухе. Необычной и очень неудобной для истребителей люфтваффе была и их тактика. Они, до последней возможности, избегали неуправляемой собачьей свалки истребителей и, встав в оборонительный круг над штурмующими немецкие позиции ударными машинами, все силы направляли на их защиту. Очень эффективная тактика, которую пришлось, впоследствии, так же брать на вооружение. Выдавить истребитель из оборонительного круга было очень тяжело – сразу попадаешь под огонь нескольких машин; атакуешь истребитель, выскочивший для прикрытия ударного звена – он, не принимая боя, уходит под прикрытие сосредоточенного огня ударных и, проскакивая на вираже внутреннюю сторону круга, заходит тебе в хвост… Внутреннее взаимодействие русских летчиков, как за счет лучшей радиосвязи, так и за счет специальных машин, которые были заняты только координацией боя и тактическим управлением, было просто великолепное. Очень большое значение имело то, что они все, особенно авиаотряды переведенные с Урала, знали немецкий язык, а их рации, в отличие от немецких, могли прослушивать диапазон противника. Когда тебя тщательно ведут и опекают, отслеживая радарами с земли, а ты сам понимаешь каждое слово сказанное противником, вести военные действия очень комфортно. Вальтер окинул взглядом крохотный салон, оборудованный на месте бомбового отсека – троим, с трудом втиснуться. Старик в полу военной форме, без знаков различия спал лицом к борту на откидной полке. Для него и, толи адъютанта, толи секретаря, оставалось минимальное пространство около откидного столика. Странная пара. Звание молодого не очень высокое – примерно соответствует штурмбанфюреру, но молодой генерал, с крылышками на петлицах и колодками боевых наград, зашедший в ангар, где изучали разбитые немецкие машины, вел себя с ними крайне уважительно, хотя и без подобострастия. Дед явно не военный, но, пока машина летела в доступной для наших истребителей зоне, сидел в башне стрелка, на пару с молодым, прикрывающим хвост, обеспечивая безопасность полета. Вообще, интересно – создалось впечатление, что старший знал его по фамилии, просмотрев документы, он долго разглядывал сбитого летчика а, потом, было несколько обстоятельных разговоров. Допросами их было назвать сложно, видимо собеседник хорошо представлял себе возможности новых немецких машин и технические подробности его не очень интересовали. Вопросы, чаще всего, касались поведения летчика в конкретных ситуациях, связанных с недостатками машины – ну, например, к сложной, во время боя регулировке подачи топлива, которая как раз и привела правый двигатель машины Вальтера при выполнении виража к помпажу (упрощенно – детанационные броски давления в камере сгорания) и, как результат, подставила под очередь русского пилота. Новосибирск Завод 153 В Новосибирск прилетели в три часа утра. Летное поле, несмотря на ранние утро встретило свистом прогреваемых моторов и суетой техников и военпредов, подготавливающих машины к приемо-сдаточным испытаниям. Геста, которому не удалось поспать в Москве, а три часа сна на откидной лавке в машине, которая к тому же попала в приличную болтанку, не прибавили ни бодрости ни хорошего настроения, хмуро поздоровался с встречающими и погнал их разгружать транспортные машины, на которых из зоны боев доставили фрагменты нескольких разбитых реактивных мессеров и, внешне почти не поврежденный, истребитель Новотны, с отсоединенными крыльями. Новотны с тоской посмотрел на свою машину. Бой, в котором его подбили шел на эшелоне 2000 метров и русский пилот, пользуясь более высокими характеристиками своей машины по маневру и ускорению, прижал машину Валтера к верхушкам деревьев, прежде чем неисправность двигателя довернула истребитель прямо под короткую очередь, прошедшую по кабине и левому двигателю. Единственное что успел сделать немецкий пилот это выпустить посадочные щитки и взять ручку на себя, прежде чем молодой осинник погасил и скорость машины и сознание пилота. Как ни странно, машина не загорелась и собственно, не считая разбитого левого двигателя и частично сорванной обшивки крыльев, не сильно пострадала. Павел – Геста обернулся к своему спутнику – я пойду приму душ и еще посплю, что-то меня слегка прибалтало, а ты бери Новотны и съезди с ним в "Горбольницу". Ну, ты знаешь где. А потом реши с местной конторой относительно его статуса – пусть завод использует его, когда рука придет в норму, как тест пилота на восстановленном "немце". Да и на нашей спарке пусть вывезут. Очень интересно узнать его мнение. В наше время он был один из первых командиров боевого подразделения реактивных истребителей и, судя по победам, очень хороший боевой летчик. Только объясни ему, а то, что ни будь вычудит, что немецких пилотов никто не заставляет воевать против своей страны и в новосибирском лагере военнопленных летчики летают, что бы сохранить квалификацию для предполагаемого послевоенного сотрудничества. Пока русские решали какие-то свои вопросы, Новотны с интересом смотрел, как выруливают на взлетную полосу и взлетают реактивные машины, которые он видел раньше только в короткой кутерьме боя. В отличие от немцев, которые, сберегая каждую каплю горючего, выкатывали свои реактивные машины на стартовую позицию тягачами, а то и вручную, русские пилоты, бодро посвистывая единственным двигателем, прежде чем выкатить на взлетную полосу, совершали достаточно сложные эволюции, явно тестируя только что вышедшую из заводского цеха машину. Взлет тоже происходил активней, пробежав, слегка приподняв нос, в одну сторону полосы, чтобы почувствовать управление, пилоты, развернувшись и дав на тормозах полные обороты двигателя, резко срывались с места и, после короткой, 300-400 метров пробежки, уходили вверх, задрав нос почти под 35 градусов. Русские машины были явно легче и по весу и по управлению и имели, к тому же, лучшее соотношение тяга/вес. Интересно было бы полетать – из всех машин, на которых ему пришлось повоевать, Вальтеру больше всего нравился маневренный 109 , в новейших немецких двухмоторных реактивных истребителях, по его мнению, было только два достоинства – высокая скорость, на кратковременном форсаже и мощное вооружение.. Неплохо для перехватчика ПВО, но в комплексе со сложно адаптируемым управлением (из-за отсутствия бустера, нагрузка на ручке менялась в широких пределах); малым комбат радиусом и малой удельной тягой двух двигателей, достаточно большого диаметра – машина плохо подходила на роль фронтового истребителя. Подошел молодой русский, Павел и приказал садиться к подъехавшую легковушку. Объяснять ничего не стал и постоянно морщился, думая над какими то своими проблемами. Вальтер с интересом посмотрел в окно – маленькие, довольно бедно выглядевшие домики с огородом; очень много более ново выглядевших длинных строений, судя по всему на несколько семей, и то же с непременным огородом позади; отсыпанная щебнем довольно сильно разбитая дорога. После десятиминутной поездки машина остановилась около массивного кирпичного корпуса, рядом с которым стояло несколько карет скорой помощи. Видимо госпиталь. Отправив Новотны и Павла в госпиталь, Геста в сопровождении своего пилота, который в таких случаях обеспечивал охрану и обозначал присутствие, направился в административный корпус, где ему обычно выделяли комнату в общежитии ком состава. Встреча со знаменитым немецким пилотом, который на самом деле оказался хоть и хорошо летающим, но просто растерянным от жизненных коллизий мальчишкой, немножко отвлекла и развлекла, но не сняла вопроса – где и когда он допустил грубую ошибку в оценке ситуации и какие у этого могут быть последствия, для давно и нудно проталкиваемой в жизнь схемы. Сама по себе проблема реактивной машины не стоила и выеденного яйца – нет, 262ой, был великолепной машиной, и довели его немца почти вовремя. После того как на него установят двигатели Люлько; револьверные пушки Шпитального; бустеры на управление и новые гиро адаптированные прицелы – эта машина и ее модификации лет на пять а то и больше станет основным фронтовым истребителем Евросоюза. На сегодня, это прекрасный планер с никуда не годными двигателями и авионикой (здесь комплекс начинки, обеспечивающий боевую работу). Осмотр почти полутора десятков сбитых машин показал: лопасти турбин почти всех машин выработали свой ресурс; у большинства машин, к моменту падения, топливный запас позволял только вернуться на свой аэродром; степень прогара форсажной камеры, в дополнение ко всему этому, однозначно указывала – машину, только для того, чтобы хотя бы частично соответствовать требованиям боя, нужно было эксплуатировать на запредельных режимах. Все бы хорошо, если бы не эти несколько маленьких "почти"… Появление рабочего двигателя опередило известную ему реальность на три года. Количество машин, в той другой истории, могло, да и то, только при определенных условиях, сравняться с наличным примерно к 1945ому. Плюс ко всему – такое количество подготовленных пилотов. Проблема не в технике – судя по обломкам, технический уровень не превышен. Следовательно – это не влияние информации из моего времени. Проблема в уровне организации. Геринг – он никогда не был хорошим организатором и сторонником реактивной авиации. Это летчик с мышлением первой мировой. Его идея фикс – громадные "американ бомбер". Гейдрих – мелкий политикан-садист. Гитлер отошел от дел, да и никогда не лез в организацию производств. Тогда кто!? Кто мог заставить Хенкеля, Хеншеля и Мессершмитта работать в одной упряжке!? – каждый по отдельности этот проект бы не потянул. Тодт или Шпеер – не их уровень. Это исполнители. Тогда кто!? Что упущено!? Все, пошел по кругу…. 14 сентября 1941года Ближняя дача Геста сидел в плетеном кресле в углу веранды и устало щурился на не по осеннему яркое солнце. Первый прервал молчание Сталин – ты знаешь, что событие назначено на 21 сентября? … А и бог с ним, все готово – чем скорее, тем лучше. А что такое "лирическое" настроение – я читал твой отчет по немецким реактивным. Как я понял, ты считаешь, что они нам особой угрозы не представляют. По управляемым противотанковым ракетам тоже очень хорошие отчеты армейцев. Правда слишком большой расход ракет – используют по чему попало, но, пусть поиграются и приобретут необходимый опыт применения. Так что именно тебя напрягает? … Немцы начали менять свою политическую и производственную структуру, а мы это проглядели. Сталин усмехнулся – ты имеешь в виду неучтенные производства и горнодобывающие мощности!? С ними уже разобрались. Производства – это временные корпуса прямо в лесах на территории Германии. Работают зэки и военнопленные. Мы сейчас на них красный крест натравили. Спец материалы пошли к ним из Африки, с территории ЮАР, там при поддержки кое кого из наших "друзей" янки организовано несколько рабочих городков. Ты понимаешь, повторили засранцы то, что мы сделали в 1939! Но сейчас не 39й а 41й, так что, как ты выражаешься – "поздняк схватили"… Моряки предложили схему захвата одной из подводных транспортных лодок. Это даст возможность выйти на американских спонсоров и порвать им зад. Так что можешь не нервничать, все под контролем. Хозяин с довольным видом усмехнулся, глядя на собеседника. Геста мрачно спросил – а можно задать тебе один интимный вопрос!? И продолжил, мрачно смотря на хохочущего собеседника. Скажи, кто кого контролирует в данной ситуации – Ты Бормана или Борман тебя. И, когда хохот резко прервался, добавил – они нас чуть было не переиграли. Судя по всему, в Германии создана специальная структура, которая готовится после проигрыша в войне и заключения мира, перехватить у вас контроль над организуемой федерацией. НСДАП в Нюрнберге нам, судя по всему, просто отдают и заодно избавляются от самых одиозных фигур. Может быть, и еще, какая ни будь, комбинация имеется – пока трудно сказать. Но проблема в том, что структура, предназначенная для нелегальной работы, явно уже создана и выковыривать ее будет очень тяжело. Вышибло у меня из памяти информацию про эту тихушную сволочь, да и он себя ни чем явно не проявлял. В Новосибирске, у меня из памяти, про него вылезло. Когда вспомнил, что многие считали Бормана твоим агентом, а точнее теневым игроком за собственные интересы, вот тогда вся картинка, с немецкой игрой в поддавки, которая корежила меня в последнее время, сразу сложилась. Наступило долгое молчание. Геста сидел в плетеном стуле, устало прикрыв глаза. Сталин молча курил, облокотившись на перила веранды. Наконец прервал молчание и повернулся к собеседнику – Кто еще в курсе твоих предположений? … Шутишь!? Да от тебя всего можно ожидать. Значит, есть предположение, что немцы воспользовались нашей самоуверенностью и готовятся выхватить у нас вожжи Евроазиатского мерина – генсек зло прищурился. … Не немцы, а нацики – дров не наломай, черно-белый ты наш. Какой есть – у нас предательство не принято прощать. А причем здесь предательство – они тебе не жены, клятву верности не давали. На этом поле, каждый играет свою игру и радеет за свои интересы. Хотя мне конечно легче понять и принять таких как Канарис, чем таких как Гейдрих. Знаешь, у арабов есть пословица – " …О! Аллах! Если ты в гневе своем лишишь меня друзей, прояви милосердие, пошли мне достойного врага … ". Сталин, зло щурясь, медленно прошелся по веранде. Что же, в чем-то возможно ты и прав. Посмотрим, кто есть кто. Но ты ошибаешься в оценке событий – раз мы поняли намерения противника, значит игру поведет не он, а мы. Ты слишком рано опустил руки. Да я и не опустил. Просто, в какой то момент, в пылу энтузиазма, я забыл простую истину – история общества развивается по спирали, меняется только угол наклона, как у длинной, колеблющейся пружины. Подтолкни ее вверх, и на следующем качке она отыграет максимально вниз. Мы заставили мир обойти ужасы второй мировой войны, значит, не исключено, что подтолкнули его к третьей мировой. В моей реальности она не произошла только потому, что в мире установилось равновесие страха. Все помнили происшедшее и достаточно четко понимали – если в третьей мировой будет применено ядерное оружие, а альтернативы этому не было – то в четвертой мировой, обезьяны-мутанты будут драться дубинками и камнями. Глава 216 Иллюстрации чтобы посмотреть иллюстрации кликните слово иллюстрации правой кнопкой и выберете "открыть линк в новом окне" Подчеркнутые и выделенные фиолетовым цветом наименования – гиперссылки на поясняющие рисунки с других глав ЗЕРКАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ (часть вторая) Сентябрь 1941 года Африканский континент Федеративное объединение государств Которое в ближайшем будущем назовут ЮАР Берег Индийского Океана Мартин Борман, стоя около раскаленного жестяного бунгала, молча наблюдал за непрерывной лентой конвейера, на которую туземные рабочие лениво набрасывали песок из карьера. За четыре месяца, было сделано удивительно много: местным функционером было получено разрешение на открытие бизнеса и куплен никому не нужный, по местным меркам, песчаный карьер, в песке которого, помимо почти одного процента содержания, жизненно важного для германской авиационной промышленности циркона (минерал, содержащий цирконий), имелось еще и несколько нужных для черной металлургии присадок; были смонтированы, доставленные кораблями нейтральных государств, электрогенераторы и флотационные установки; заканчивался монтаж прибывших с подводными лодками магнитных сепараторов второй ступени. Еще месяц и в Германию пойдут субмарины с рудным концентратом. Его идея – не пытаться перехватывать у русских нужные материалы на черном рынке, как планировалось ранее, а скрытно поднимать новый бизнес на "терра инкогнито" (неизвестной земле) начал приносить свои плоды. Причем не только для германской промышленности – на организацию добычи и первичной переработки урана, циркония и легирующих добавок для черной металлургии, партией были выделены миллионы рейхсмарок. Боже мой, ни-ни, он ни в коем случае не покусился на партийные деньги, но вот посреднические проценты от местных фирм – это дело святое… Ну, а если учесть, что через посредников был закуплен почти весь Ричардс-бей и немалая часть предприятий города Клеркодорпа, то эти проценты составили вполне приличную сумму. Было интересно смотреть на растерянные физиономии местных дельцов, которые пытались понять, кому и зачем потребовалось покупать шламы и отвалы золотодобывающих заводов. Идиоты – уран, торий, хром и никель содержащийся в этих отвалах, да еще и в частично обогащенной форме, стоили не меньше чем добытое из этой руды золото. Уроды, с кем они пытаются тягаться! Их бы вытащить из местного болота, где на них работают их ленивые черные свиньи, и отправить в послевоенную разгромленную Германию, где молодой Борман не имея ни капитала, ни опыта финансовых операция поднимал с нуля свой бизнес на черном рынке продовольствия. Что ж, задание Фюрера по созданию глубоко законспирированных финансовых и производственных структур в ЮАР, можно считать выполненным . Осталось самая сложная часть – сбалансировать между тремя хозяевами так, что бы они ничего не заподозрили друг о друге и остались им довольны. Сложная задача, но которую раньше вполне удавалось решать. Уравнение с тремя неизвестными и множеством ясно видимых возможностей. Как ни странно, самая загадочная неизвестная – наш дорогой Фюрер. Кто ни будь другой, ну например бедняга Гейдрих, мог бы и поверить, что Фюрер отстранился от власти и занялся посадкой каменных роз на стадионе в Нюрнберге. Кто ни будь другой – да, но только не он, знавший Фюрера еще со времен первой мировой войны. Очень непонятная ситуация! Фюрер активно использует его деловые способности. Более того, на сегодняшний день Борман фактически является его серым банкиром и финансовым порученцем. Гитлер прислушивается к его советам и использует как противовес к влиянию "старых бойцов", но полностью не доверяет. Эта не вполне понятная, пошедшая по второму кругу активность около доктора Плюмера и его трансцендентных проектов!? Бред, какой то! Какие то непонятные экспедиции на Тибет и в Индию; вонючие черномазые или узкоглазые монахи, с которыми нянчатся, как с принцами крови – миллионные затраты не понятно на что. Нет, это не для него – его стихия бизнес, не афишируемые переговоры с большими людьми, глобальные экономические проекты и небольшие, кругленькие суммы, вложенные им на депозиты самых надежных банков. Этих больших людей конечно несколько и все они имеют собственные интересы и слишком большие, на взгляд маленького Бормана, амбиции. Эти интересы не всегда корректно пересекаются и вместе их пересечения сложно, а иногда и опасно находится – но эти Люди платят. Ну, а то, что не всегда деньгами – что ж, информация и гарантии его личной безопасности это тоже ценный товар. Каждого интересует свое: Германию – редкие материалы и легирующие добавки, которые позволят продолжить войну до того времени, когда будет окончательно создана и глубоко законспирирована вся "структура возрождения", способная перехватить контроль над Новой Евразией; янки интересует уран и возможность продлить войну между Россией и Германией до победного конца – при котором обессиливших и победителя и побежденного можно будет взять за шкирку голыми руками; британцы спят и вздрагивают от ужаса, когда им снится военный союз между Гитлером и Сталиным в социалистической Европе, любой окраски; Сталин хочет иметь информацию о всех остальных участниках этого " мерлезонского балета ", что бы засунуть свой корявый палец в каждую банку с медом, до которой он может дотянуться. Ну что же – интересы вполне пересекаются и даже имеется что-то общее, на котором вполне можно сыграть. Самая непонятная в этой интриге позиция Гитлера – ну нету Великому Фюреру места в планах Больших Игроков, и он это вполне понимает!? Значит, есть еще один уровень большой игры, к которому дражайший Алоис не собирается подпускать своего ближайшего друга и поверенного Мартина! Ну что же, у каждого свой уровень! Вот только игра ведется слишком большая и наш дорогой фюрер слишком опытный интриган, что бы выпустить основную канву событий из своих рук. Трудно поверить, что среди людей, организующую под моим руководством, новую глобальную структуру у мечтательного Адольфа нет, на всякий случай, тишайшего человечка, который бы не целился в затылок и самому Борману. 15сентября 1941года Штат Нью-Йорк Имение семьи Рузвельт Гайд-Парк на реке Гудзон Рузвельт и Гопкинс сидели на внутреннем патио Гудзонского дома семьи Рузвельт. Официально в прессе было объявлено о том, что президент Рузвельт взял тайм-аут, что бы насладится осенней природой Гайд-Парка. Реальность была более прозаична – на горизонте маячила тень импичмента и серьезная угроза как самому Франклину и его кабинету, так и кругам, которые он представлял. Проблема была не только в импичменте – на карту была поставлена политическая стабильность и благосостояние очень многих серьезных людей. Рузвельт повернулся к Гарри – что ж, поговорка "… страх лучший миротворец …" еще раз показала свою действенность. Никто из первых семейств не хочет прихода к власти возродившейся, так называемой "Социалистической Партии Америки". Собственно, это даже не социалистическая партия – это откровенно большевистский гадюшник, к тому же стоящий на крайне экстремистских позициях и контролируемый из Москвы. Никто не хочет прихода к власти этого быдла из рабочих окраин, кричащих свои лозунги на площадях, под оранжевыми флагами. "Оранжевая Культурная Революция" – мерзость какая. Но это, если мы допустим такое развитие событий, будет именно революция, с ее потоками крови, развалом экономики и переходом власти к новой олигархии, в которой нам не будет места. Хорошо, что деловые круги это поняли. Гопкинс соглашаясь, кивнул головой – с этими людьми, когда они испуганы до полусмерти, вполне можно найти общий язык. Во всяком случае, африканский проект они профинансировали без малейших возражений. … Ну, африканский проект еще и может принести изрядную прибыль. Этот немецкий спекулянт, ну, как его … ах да – Борман, предложил, при посредничестве Фордов, очень интересные варианты взаимодействия немецкого и американского бизнеса. Франклин, ты не боишься, что у нас будет серьезный конфликт с британцами – это традиционно их зона влияния, за которую они воюют уже третью войну!? Гарри – укоризненно произнес Рузвельт и рассмеялся – Черчилль продал всю заокеанскую британскую собственность Сталину за хлеб и пушки и как всякий должник не очень хочет рассчитываться. Кроме того, самый страшный британский сон в течение столетий – это объединенная Европа, а здесь будет страшнее – Евразия, объединенная социалистической идеей и под протекторатом большевистской России. Этого еще мало – их ближайшее будущее, это возможный сговор Сталина с новым германским руководством. Не забывай – Британия в состоянии войны с Германией. Сейчас она, с помощью русских вливаний, может им противостоять. А завтра!? Кто знает, какие пункты будут положены в основу нового русско-германского сговора!? Ты недооцениваешь, насколько определенные немецкие круги ненавидят Британию. Они могут пойти на серьезные уступки русским, что бы иметь возможность победоносно прогуляться по Острову. Русских это тоже может вполне устроить – с поверженного льва легче содрать шкуру за долги. Но это все завтра, а сейчас Гарри, нам срочно нужно решить, что делать с семьей Лонг и с "оранжевой культурной революцией"!? Я не вижу особых сложностей – Гопкинс пожал плечами, у Америки есть достаточно большой опыт решения подобных проблем: в отношении семьи Лонг я обратился к специалистам ; а, в отношении бунтующего быдла, мы повторим опыт ликвидации шахтерских волнений в городе Патерсон в 1921 году или опыт по разгону полаточного городка "марша ветеранов на Вашингтон" в 1932 (впоследствии, в РИ был подобный массовый расстрел в 1943 году. Город Детройт, штат Мичиган.). Рузвельт с сомнением произнес – возможны массовые выступления, к тому же на улицах городов, где войскам с тяжелым вооружением тяжело действовать – справится ли полиция и национальная гвардия!? … Мы учли эти технические вопросы. В Италии, через наших друзей, закуплены пулеметы Villar-Perosa, переделанный под 5мм без оболочечный патрон, бокового воспламенения (точная аналогия советского малокалиберного) и дисковые магазины Блюма, вмещающие 275 патронов. Получилось очень приличное устройство со скорострельностью почти 6000 выстрелов в минуты под очень дешевый патрон, не дающий рикошеты от стен домов. Как раз, для разгона народных волнений. (это было реальное и использованное при разгоне демонстраций оружие, но не нашел ссылок) Специалисты предлагают огнеметы, но в городе это опасно, можно получить море исков по нарушению имущественного права. Президент США согласно кивнул – что ж, это вполне решает возникший вопрос, только обязательно подготовь каково ни будь, максимально одиозного, мальчика для бития, которого мы отдадим прессе. Кстати, проверь, что бы на заказах оружия и на приказах, отданных полиции и национальной гвардии, не было подписей наших парней. Самое лучшее, что ты можешь сделать, подсунь все это для исполнения республиканцам. Начало сентября 1941 года Особая техническая зона Лаборатория бескорпусных мин Нельзя сказать, что сотрудники лаборатории были в панике, скорее это был смех сквозь слезы – лаборатории, которая полтора года разрабатывала бескорпусные мины, которые, по условиям задания, в принципе не должны были поддаваться разминированию, предложили, срочно и в приказном порядке, заняться разработкой устройств по очистке территорий от этих мин. Куратор лаборатории, с терпеливо-скорбным выражением лица, стоял у доски, на которой были закреплены эскизы правительственного задания, и пережидал бурю возмущенных и ехидных комментариев на свое вступительное слово. Наконец он не выдержал – Народ, все проявили свое остроумие, и я могу продолжать говорить дальше, или кто-то еще остался не услышанным!? Народ, поворчав в задних рядах, стыдливо замолчал. Итак, продолжаю, как все знают, у наших мин есть принципиальный недостаток – примерно у 15-20 процентов устройств не срабатывает система самоуничтожения. Особенно это проявляется, когда мина сбрасывается на сложную местность и заклинивается в нестандартном положении. На боевые возможности устройства это не влияет – устройство подрыва очень чувствительное и выполнено качественно. В лаборатории опять сдавленно захихикали. Докладчик поморщился. Сейчас, те районы, где еще вчера проходили боевые действия, это наша земля. Мы ее никому не отдадим и, естественно, за безопасность людей на ней, несем полную ответственность. Наша лаборатория разрабатывала эти взрывные устройства; лучше всех знает их особенности, и, естественно, нам поручили разработку устройств, для их разминирования. Народ промолчал, но, по комнате заставленной муляжами и завешенной схемами противопехотных мин, прокатился тяжелый вздох. Куратор успокоил – не надо так трагично и не все так плохо. Вы сами знаете – нам еще ни разу не давали невыполнимых заданий. Одновременно с заданием, нам дали две возможные схемы, которые могут помочь найти пути решения этой задачи и выделили специалистов, которых не хватает лаборатории для решения частных проблем. Давайте, вкратце, пройдемся по особенностям нашего изделия. Во-первых, оно не имеет металлических частей и, естественно, не обнаруживается металлоискателями. Во-вторых, оно выполнено из бетона низкой прочности в виде камня или куска грязи, с керамическими поражающими элементами. После того как оно несколько дней пролежит под внешними воздействиями, отличить его от куска грязи не сможет даже опытный минер. В принципе, его легко находит специально обученная собачка по запаху. Но тут есть одна проблема – взрыватель настолько чувствительный, что собачек не напасешься. На дорогах и достаточно ровной местности зачистка производится элементарно – проходит танк, с навесным тралом и подрывает или размалывает все изделия попавшиеся ему на пути. Минными тралами занимается КБ спец бронетехники и особых проблем у них нет. Так что вопрос с разминированием дорог для нас не стоит Для нашей лаборатории остается разработка методики зачистки развалин, полей, лесов и другого сложно пересеченного рельефа. Собственно методика уже есть и она применялась для расчистки проходов в минных полях для наших наступающих войск – подкатывается к переднему краю стояк с барабаном, на котором намотано 25метров кишки, набитой взрывчаткой; на конце кишки ракета. Ракета разматывает кишку с барабана по воздуху в сторону вражеских позиций. После падения на землю взрывчатка подрывается и делает проход шириной полтора, два метра. Проблемы!? Слишком затратно, для разминирования сотен квадратных километров и продукты взрыва отравляют все вокруг. … Ну уж, скажешь, тоже, сотни квадратных километров!? Куратор скептически посмотрел на ворчуна – Товарищ Полонников! А сколько выпустил наших мин специализированный завод? А не говорю уже о всяких мастерских, которые были организованы при любых мало-мальски пригодных производствах. … в задних рядах промолчали… Вот и я, про тоже. Можно продолжать!? Лейтенант сочувственно посмотрел на аудиторию – реакция ИТР ему была вполне понятна. В течение длительного времени на повестке дня стоял только один лозунг – незаметней, мощней, чувствительней… и как можно больше …!! Люди работали на износ. Никто не задумывался – а что будет потом!? А что будет, когда война закончится и на этих полях смерти должны будут начать работать люди и сколько любопытных мальчишек по дурости залезут в эти заминированные развалины….?! Сейчас, люди, неожиданно, увидели всю картину целиком и реакция на нее была шоковая. Итак, метод есть. Нужно только его упростить, удешевить и использовать минимально токсичные материалы. Учитывая возможности новых материалов, сверху предложили подрывать мины не дорогим и токсичным "подрывным шнуром", а длинной, большого диаметра и очень тонкостенной трубой из специального материала полиэтилена, наполненной взрывчатой смесью горючего газа с окислителем. В идеальном варианте – это кислород и водород от электролитического генератора. Посмотрите на рисунок – устройство, возможно, будет выглядеть вот так. Собственно устройство предельно простое – корпус с рулоном тончайшей полиэтиленовой трубы, на каком ни будь самоходном шасси. Труба разматывается с рулона и продвигается вперед избыточным давлением рабочей смеси. Так как такую тонкостенную трубу невозможно пропихнуть среди развалин, рекомендуется использовать принцип выворачиваемого наружу чулка. При таком выворачивании, уже надутые наружные стенки трубы неподвижны относительно препятствий, а пленка "питается" изнутри, и, участок развернувшийся наружу, замирает неподвижно. Особенностью такого разворачивания, является самостоятельный "обход" инжектируемого наружу конца трубы достаточно серьезных препятствий. Инжектировав достаточно длинную трубу, минер инициирует подрыв; обрезает и перезакрепляет в инжекторе оборванный конец; если есть необходимость, перемещает устройство и процесс повторяется. …Народ засуетился. Каков диаметр трубы? … Где расположен газогенератор?…. Какое избыточное давление? … Что используется в качестве транспортного устройства? … Откуда берется электропитание?… Куратор развел руками – а я откуда знаю! Кто здесь инженера – вы или я. Я передал вам предложение сверху, а ваша задачи или его реализовать, или предложить более грамотную альтернативу. Кстати, давайте, прежде чем мы перейдем к обсуждению конкретных вопросов и разобьемся на группы "по интересам", рассмотрим и второе предложение. Народ потихоньку затих, и, судя по тому, что некоторые начали что-то чиркать в своих записных книжках, дело явно сдвинулось с мертвой точки. Немного помолчав и дождавшись внимания аудитории, докладчик продолжил – второе предложение так же описывает устройство взрывного разминирования для работы на сложном рельефе. Просто рельеф другого типа – пашни и болотистые низины, которые не имеют труднодоступных мест, но их слабый грунт не позволяет использовать танковые тралы. Устройство представляет собой полумягкий взрыва-прочный купол, парящий в 5см над разминируемой поверхностью с помощью своеобразной воздушной подушки, образуемой с помощью подачи сжатого воздуха под купол. После перемещения в точку разминирования, подача воздуха прекращается и купол садится на грунт. По гибким трубопроводам подаются образующие взрывную смесь компоненты. После инициации, мягкий купол подбрасывается продуктами взрыва и сбрасывает давление, а ударная волна, сконцентрированная полусферой купола, предположительно проникает на двадцать-тридцать сантиметров вглубь почвы и вызывает разрушение или детонацию глубоко установленных или зарывшихся устройств. Есть пожелание сверху – прочность купола должна быть достаточной для разминирования противотанковых мин. Если окажется возможным поместить в основание купола рамку расположенного на базовой машине миноискателя – это будет считаться серьезным достоинством. Хочу обратить ваше внимание, что устройство должно быть не просто самоходным и легко управляемым, но и очень дешевым. Естественно, что первое и второе устройства, так и все то, что вы сами сможете предложить, должны удовлетворять этим требованиям и иметь максимальное количество унифицированных агрегатов. В принципе, на данный момент я пересказал вам все, что у меня имеется по этому заданию. Я вижу, что у многих товарищей появились идеи, которые надо обдумать и уточнить по справочникам. Поэтому, сотрудники лаборатории освобождаются на сегодня от непосредственных обязанностей, и обсуждение продолжится завтра после обеда. Народ немедленно завозился и потянулся к местам по интересам – кто в курилку, кто в махонькую кухоньку, где стоял "титан" и банки с припасами. Куратор вытирая доску и снимая эскизы облегченно вздохнул – ну, кажется, заинтересовал народ, значит дело пойдет. Кстати, не мешало бы тоже сесть где ни будь в углу и обдумать вопросы, которые были заданы по ходу доклада. 18 сентября 1941 Кремлевский кабинет … так ты говоришь Лаврентий, что Геста начал помаленьку приходить в себя!? Ничего, он просто, как и все мы, устал от трех лет гонки, да и видимо слишком много ожидал от своих действий. Он не достаточно понимает, что одним усилием такие задачи не решаются. В его время политики и продажные философы нивелировали понятие классовой борьбы. Классовая борьба будет всегда, пока существует человечество – просто будут меняться названия классов и уровни борьбы. До революции это были простой народ и дворяне; в наше время это капитализм и идеи коммунизма или управленцы, стоящие на эгоистических позициях и патриотически и идейно правильно настроенная основная масса коммунистов. В его реальности это новая, олигархическая прослойка и нарождающийся средний класс. Пока не нажимай на него слишком сильно – он из тех людей, которые долго не иметь проблем не могут. Перестанет психовать – найдет, чем заняться. С его наводки идет почти сотня проектов, оставить их без надзора ему шило в заднице не даст. Берия усмехнулся – ну, одну проблему, от которой будет сложно уклониться, я ему уже подкинул. Помнишь, ту инженю, которую он без нашего согласия перевербовал и позиционирует на роль куратора по взаимодействию с европейским разведками!? Сталин с интересом посмотрел на собеседника – Ну, естественно, думаешь она справится? … И еще как – они от нее наплачутся. Дама с головой и с характером, а они ей, кое на что, слишком сильно наступили. В общем, я предложил ей перейти в нашу службу и она, что интересно, без нажима согласилась, когда узнала, что будет работать с Гестой. Сталин с сомнением возразил – не в его вкусе. … Зато он в ее, так что там будет очень весело – бабенка из тех, что прет вперед как трактор на целину. Кстати, а как ее ребенок, девочка? … Сейчас в спец интернате. Врачи говорят, что случай очень запушенный, но девочка очень коммуникабельная и с такими параличами они умеют работать. Геста туда специально посылал человека посмотреть и на девочку и на ее встречу с матерью. Его видимо интересовало насколько ребенок дорог для этой выдерги. У сотрудницы сложилось очень благоприятное впечатление. Сталин задумчиво прошелся по кабинету – ну что же, поживем, увидим. Что у тебя по немецким "особым промышленным зонам" на Африканском континенте? Генеральный комиссар пододвинул к себе несколько папок – работаем, и довольно результативно. Наши предположения о создании немцами глубоко законспирированной структуры для перехвата влияния над Евразией и создания Борманом, совместно с янки, несколько проектов по финансированию такой деятельности подтвердились. Сейчас работы по перехвату нами контроля над этими проектами и выявлению нацистского подполья в Европе ведутся в трех направлениях. Первое – это анализ информации получаемой по линии Брайтенбаха. Второе – это подготовка к захвату одной из немецких транспортных лодок и, если полученная в результате захвата информация сможет оправдать в глазах международного сообщества наши действия, десант смешанного подразделения моряков и террор групп на береговые базы немцев в Африке. Группа в составе авиа несущих кораблей и нескольких тяжелых траулеров оснащенных противолодочными сетями, специальными глубинными бомбами и гидроакустическими радиобуями уже вышла. Третье – это получение аудио информации на ведущих игроков американской политики. Тоже продвигается вполне успешно – любят янки поговорить о дураках противниках и о себе великих. Нам удалось взять под контроль одного из электриков, обслуживающих Белый Дом. Произведена замена в ключевых точках части электрических розеток на модифицированные нами модели. Уже пошла очень интересная информация. Ну, что же, интересная информация это хорошо – хозяин помолчал, потом посмотрел на электрические розетки в своем кабинете и задумчиво добавил – только она должна идти строго в нужном направлении. На некоторое время в кабинете воцарилось напряженное молчание. Берия зачем то суетливо переложил несколько папок с места на место, затем продолжил. Анализ записей показал, что наши заклятые американские друзья собираются дать наглядный урок "белому быдлу". В общих чертах этот урок повторит разгон "марша ветеранов" 1932 года, с той поправкой, что одновременно с этим будут спровоцированы выступления чернокожего населения против белых. … А это зачем!? Гопкинс и его помощники боятся, что возглавляемые профсоюзами рабочие проявят слишком высокий уровень дисциплины и организованности, на фоне которых применение полицией и национальной гвардией оружия будет выглядеть чрезмерной мерой. А так, организованное выступление рабочих быстро перерастет в межнациональный беспредел и это даст возможность оправдать любые превентивные меры, приостановить действие конституции и ввести военное положение. Сталин задумчиво произнес – Что ж, вполне грамотно, если противник не предупрежден и не имеет достаточно сил или в момент начала беспорядков будет нейтрализовано его руководство. Так и планируется. Как ты знаешь, мы уже на начальном этапе работы на Американском континенте старались взять под контроль наиболее организованные криминальные структуры или внедрить в них своих людей. Таким образом, когда глобалисты стали искать исполнителей для выполнения прицельных ликвидаций, мы сумели вывести их на наших людей и принять эти заказы. … Вы сумеете предоставить достаточную для суда доказательную базу? Да, конечно, там против наглых дилетантов из Вашингтона работали профессионалы – имеются аудио записи, фотоматериалы, свидетельские показания, в ряде случаев даже озвученная киносъемка. Даже без доведения до стрельбы, этих переговоров для всех фигурантов хватит на несколько пожизненных. Хозяин согласно кивнул – Что же, неплохой задел, и как собираешься действовать? Я думаю, сразу за "событием" в Германии, как только истерика в желтой прессе слегка уляжется, а истерика в верхних эшелонах власти, по мере поступления достоверной информации, достигнет нужного уровня, мы передадим "народу Америки" мелкую сошку, для показательной порки, и плотно возьмем за яйца крупную. Как видишь, геноцвале, работа выполнена большая и качественная. Генсек рассмеялся – За это и ценю, но подслушивающие устройства из кабинетов Молотова и Ворошилова убери. И больше без моей команды такие вещи не делай. Лаврентий с трудом проглотил вставший в горле комок – Так точно. http://map1.msk.ru/map96665400.htm http://referats.5-ka.ru/17/38105/1.html ЮАР Расстреливающая Америка http://world.guns.ru/smg/usa/american-10-r.html Глава 217 Иллюстрации чтобы посмотреть иллюстрации кликните слово иллюстрации правой кнопкой и выберете "открыть линк в новом окне" ИНТЕРМЕДИЯ Подчеркнутые и выделенные фиолетовым цветом наименования – гиперссылки на поясняющие рисунки или статьи 18 Сентября 1941 года Кабинет рейхсканцлера Гитлер приветливо сделал несколько шагов к двери, которую открыла секретарь – О! Господин генерал-губернатор! Прошу вас заходите. Как прошел перелет!? Такая знаете мерзкая погода! … Благодарю вас, господин рейхсканцлер – над Польшей немного болтало, но когда долго имеешь дело с поляками, таким вещам удивляться не приходится. Фюрер открыл заднюю дверь и предложил пройти в свои личные помещения. Вошла секретарша и поставила в приемной на маленький журнальный столик чай для Гитлера и кофе для генерала. Садитесь мой генерал, гостеприимно предложил рейхсканцлер и, дождавшись, когда гость опустится в кресло, в свою очередь сел сам. Происходящее было не совсем обычно – Гитлер умел быть обаятельным с нужными людьми, но предпочитал решать рабочие вопросы, со старшими должностными лицами, в подчеркнуто официальной обстановке. После некоторого молчания он продолжил – Господин Томас, как с точки зрения военного губернатора обстановка на новых германских землях, особенно прилегающих к районам боев? … Обстановка после снижения репрессионной активности СС начала нормализоваться. Русские однозначно дали понять, что использовать свои страшные "террор группы" вне своей территории они будут только в случае нарушения военной этики. Их демонстрационные действия были настолько жестоки, что повторения такого не хочет никто, и военная жандармерия тщательно следит за соблюдением законности на оккупированных территориях; пресекает ненужные проявления жестокости и старается решить возникшие конфликты с местным населением без неправомерного применения силы, умеренными средствами. Гитлер с интересом спросил – Всегда ли удается решить возникшие проблемы без применения силы!? … Последнее время практически всегда, особенно после того, как русские "террор группы" зачистили, как они выражаются, несколько наиболее одиозных польских националистических группировок, занявшихся откровенным бандитизмом, как на своей, так и на нашей территории. Я видел результаты одно такой "зачистки" – предельно жестоко и демонстративно. У меня сложилось впечатление, что русские стараются дистанцировать гражданское население от военного противодействия армий. Да и война, в отличие от начального этапа, ведется значительно более гуманными методами – после перехода военных действий через советскую пограничную линию ими перестали применяться фосфорные заряды к системам залпового огня и авиабомбам, а так же ковровое минирование тыловых позиций. Но ведь русские не снизили темпа наступления!? С чем, по вашему мнению, это связано? Почему наши доблестные войска не могут их остановить? … У русских слишком большое техническое преимущество перед вермахтом – особенно в бронетехнике и авиации. Собственно и первое и второе взаимосвязаны – пользуясь безнаказанностью в воздухе, они практически разрушили всю нашу структуру материально технического снабжения, все чаще и чаще техника остается без запасных частей и горюче-смазочных материалов. Есть очень серьезные проблемы с доставкой фронту боеприпасов и продовольствия. Фюрер внимательно посмотрел на собеседника – скажите мне откровенно, дело только в том, что наших солдат подавили техническим превосходством? После некоторого колебания Томас решился – Нет, мой фюрер, основная причина – армия не хочет воевать. Солдаты и офицеры исполняют свой долг, но не более того. Нет цели, ради которой стоило бы отдавать свои жизни. Люди понимают, что, с одной стороны война выиграна быть не может, а, с другой стороны, русские не будут мстить и условия мира не будут подобны Версальскому. Эта война с русским была ошибкой, мой Фюрер. Рейхсканцлер ссутулился, молча обдумывая сказанное. Генерал, вы несколько раз были как переговорщик гражданской администрации на территории, захваченной русскими, скажите, что именно там происходит, особенно с захваченными немецкими солдатами – слухи очень невнятные и слишком зависят от интерпретации передающего. … В общих чертах ничего особенного, правда любые попытки спровоцировать межнациональные столкновения или заняться грабежом пресекаются предельно жестоко – я слышал, что они даже своих расстреливают на месте за мародерство или насилие. Командира польского свободного отряда, который был захвачен рокоссовцами в тот момент, когда его пьяные жолнеры насиловали баб на захваченном хуторе, разорвали между двумя бронемашинами, остальных прирезали и всех, еще шевелящихся, спустили в выгребную яму. Судя по всему, такие вещи делаются сознательно, как акции устрашения. Одновременно с этим, в захваченных районах налаживается работа гражданской администрации, медицинские службы и даже оказывается помощь хуторянам по очистке полей от неразорвавшихся снарядов и мин. Русские стараются, в меру своих возможностей, помочь наладить людям мирную жизнь. В отношении немецких солдат – тут все сложнее. Точнее, в отношении солдат вермахта, вопросов вообще нет – советы не только строго придерживаются международных правил ведения войны, но и до тех пор, пока самоуправление лагеря поддерживает на должном уровне дисциплину, а это, естественно, происходит всегда, не слишком вмешиваются и поощряют наем солдат на цивильные работы крестьянами или муниципалитетами. Солдат это устраивает – многие даже имеют возможность переводить небольшие суммы или делать продуктовые посылки своим семьям по линии красного креста. Томас некоторое время помолчал, затем продолжил – сложнее в отношении захваченных солдат СС или тех, у кого нашли членские билеты НСДАП. Эти лагеря военнопленных охраняются предельно жестко – прямо на воротах лагерей надпись "военные преступники международным правилам в отношении военнопленных не подлежат". Ни о каком самоуправлении, естественно, речи быть не может; колючая проволока; вооруженная охрана на вышках; минимальные продуктовые нормы и тяжелые работы под конвоем по изменению колеи железных дорог под русский стандарт. Гитлер мрачно спросил – русские ведут себя с ними сознательно жестоко!? Русские нет – они действуют в пределах установленного ими в лагерях режима содержания опасных преступников и не более того, но они помещают в этот же лагерь инсургентов и предателей, которые сотрудничали с нами на оккупированных территориях, участвовали в националистических бандах или служили в национальных подразделениях наших войск и, обычно, из за нехватки переводчиков, ставят их как "капо" в бараки и отряды. Это отребье способно жизнь любого попавшего к ним в зависимость человека превратить в Ад, тем более в таких лагерях. Генерал-губернатор помолчал и добавил – У меня сложилось впечатление, что советские ответственные лица просто не знают, что им делать с этими лагерями. Уничтожить узников у них нет оснований – большая часть это просто честные солдаты и офицеры. Содержать такие лагеря слишком дорого и выполняемые узниками работы их не полностью окупают. Я надеюсь, что после заключения мира, нам удастся решить этот вопрос. Гитлер внимательно посмотрел на твердо выдержавшего его взгляд генерала. Встал с кресла, остановив пытавшегося встать следом за ним Томаса, и некоторое время задумчиво ходил по маленькой приемной. Сел. Достал из папки, лежащей на столе, какую-то фотографию и протянул генералу. Скажите господин генерал-губернатор, вам приходилось встречать у русских вот этого человека? Генерал Томас внимательно посмотрел на фотографию – да мой фюрер и, причем, как раз в лагере военнопленных строгого режима. Я запомнил его потому, что его статус явно не соответствовал тому, как он представился – "чиновник, которому приходится заниматься этим вопросом" … Да и его имя – Геста – было скорее испанское чем русское. Гитлер вскинул голову и медленно повторил – Г е с т а … Да, это он. На что вы именно обратили внимание!? … Его сопровождали три человека – комиссар НКВД, который выполнял функции переводчика, что само по себе очень необычно, и два охранника, в форме офицеров ВВС. Но это именно охранники, волки с которыми я бы не хотел столкнуться в сложных обстоятельствах. Гитлер снова встал и прошелся по кабинету. О чем вы с ним говорили!? Да собственно ни о чем. Большую часть времени он просто слушал перевод и только в конце моего визита спросил – "Господин Томас, если бы вам на месте Советского руководства пришлось решать проблему таких лагерей, как бы вы поступили?". Выслушал мое мнение и поблагодарил. Вот собственно и все. Гитлер снова задумчиво прошелся по кабинету. Я тоже благодарю вас господин Томас за содержательную беседу. И, потом, задержав его руку в своей, добавил – Вам скоро действительно придется решать все эти проблемы и, возможно, пересекаться, при выполнении ваших тяжелых обязанностей, с этим человеком. Отнеситесь к нему предельно серьезно. В нужное время вам передадут всю имеющуюся информацию по этому вопросу. 18 Сентября 1941 года Токио Совещательный Зал Императорского дворца Император Хирохито посмотрел на сидящих перед ним людей. Эпоха Сёва – эпоха перемен. Хидэки Тодзио – премьер министр. Человек который считает, что Страна Восходящего Солнца должна выполнить священную миссию создания великой "Азии для азиатов" , объединенной под властью божественного японского императора – микадо. Более того – он политик, который заявляет, что необходимость этих завоеваний диктуется крайней ограниченностью ресурсов, находяшихся в распоряжении Японии, и без них невозможно само ее существование. / … в реальности Гесты он напишет перед своей казнью – "…союзники спровоцировали Великую Восточноазиатскую войну и я сражался в ней не имея выбора, для выживания нации и в целях национальной самообороны. Хотя наша страна, к несчастью, потерпела поражение от этих стран…. Я желаю, чтобы вы были уверены в судьбе Империи … Я желаю, чтобы солнце взошло снова …."/ Корэтика Анами – министр армии, сторонник поддержания нейтралитета с СССР; выступает против нагнетания напряженности на советско-маньджурской границе; ярый монархист; считается образцом самурая. / … в реальности Гесты он напишет, перед тем как совершить ритуальное самоубийство – "… Твердо веря, что наша святая земля никогда не умрет, я смиренно прошу прощения у императора за свою огромную вину …."/ Сигэнори Того – последовательно занимал должности: министр колоний; министр иностранных дел; министр Великой Восточной Азии. Он крайне скептически относится к идее войны на Тихом океане, так как считает, что у Японии не хватит сил и ресурсов для победы. /… в реальности Гесты, на протяжении войны Того выступал за скорейшее её окончание, чем вызвал недовольство у радикально настроенных военных. Умер Того в тюрьме, приговоренный союзниками к 20 годам заключения, как военный преступник… / Хирохито повернулся к генералу Анами. Господин генерал, вы вчера вернулись из поездки, которую осуществляли на советско-германский фронт, по приглашению советского Верховного Главнокомандующего. Изложите Нам свое впечатление от увиденного. Генерал поклонился, не вставая с татами – русские привезли нашу делегацию в район польского города Кракова, где на тот момент шли наиболее ожесточенные бои. Во время перелета мы несколько раз останавливались в различных военных лагерях и могли наблюдать: как новую советскую военную технику, так и процесс обучения военных, в основном офицеров и кадровых солдат специальных подразделений. Два месяца назад мы уже посещали русские тренировочные лагеря на Дальнем Востоке и могли сравнить увиденное. Вынужден признаться, то, что нам показали раньше, и что вызвало такой интерес у наших военных, было всего лишь провинциальными базами с устаревшей техникой и войсками несущими гарнизонную службу. На этот раз нам показали учебные подразделения, готовящие перевооружение армии на новую технику. Что я могу сказать – мы чуть было не разъярили спящего медведя. Большая часть из того вооружения, которое я видел, не идет ни в какое сравнение, ни с германской техникой, ни тем более с нашей. Я думаю, что результат русско-германской войны не может вызывать сомнений. Более того, из того, что я видел – применяемая техника, тактика наступательных операций, реакция солдат на происходящие события, использование и ротация резервов – создается впечатление, что русские воюют не в полную силу, скорее заинтересованные обкатать как можно больше солдат в бою, неся при этом минимальные потери, чем в реальном продвижении в глубину вражеской территории. … Господин генерал, какое впечатление произвел на вас Верховный Главнокомандующий Сталин и его генералы. Генералы, особенно маршал Жуков высокопрофессиональные военные, хорошо знакомые с современной тактикой и методами ведения войны. С Верховным Главнокомандующим мы встретились в Москве, перед возвращением в Японию. На меня произвело большое впечатление то, что он полностью в курсе происходящего в районе Кракова и хорошо понимает особенности и проблемы новой боевой техники и ее применения. По моему мнению, Сталин это не только политический руководитель страны, но и ее действительный главнокомандующий, руководящий армией и определяющий ее будущую стратегию. … Скажите Анами сан, как бы изменилась ваша тактика, если бы вы получили эту технику в свои руки. Генерал удивленно посмотрел на своего сюзерена и пожал плечами – мечтать конечно не вредно …. Англоязычному западу просто не было бы, что нам противопоставить. Господин Сигэнори – император повернулся к министру иностранных дел – каков на сегодняшний день баланс сил в западном мире и какое место в нем занимает Россия? На сегодняшний день, в мире образовалось два полюса силы – Советский Союз и пытающаяся противостоять его идеологическому и экономическому влиянию аморфная коалиция англоязычных стран. Надо отдать должное советским лидерам, они успешно делают эту коалицию все более и более аморфной, играя на внутренних и внешних противоречиях противника. Что является наиболее странным – это резкое изменение политики и направления главных интересов самих советских лидеров. Буквально за несколько лет произошел полный переход от безрассудной идеологической экспансии, мотивируемой крикливыми и мало обоснованными лозунгами, к расчетливой и планомерной экономической экспансии, сопровождаемой увеличением, по крайней мере внешне, терпимости к чужому мнению и традициям других стран. Как ни странно, такая экспансия Советов началась не в рядом расположенной Европе, а на далеком от Евразии Американском континенте. Ведущие политики считают, что это не случайно и преследует далеко идущие политические и экономические цели. По моему мнению, такие действия были вызваны не столько внутренними экономическими причинами, сколько необходимостью противостоять враждебным действиям западной коалиции, планомерно провоцировавших глобальную войну в Европе, которая должна была, по их планам, ослабить встававших на ноги после первой мировой войны конкурентов и столкнуть лбами Гитлера и Сталина, спровоцировав взаимное уничтожение стоявших за ними государств. Надо отдать должное советским лидерам, те задачи, которые мы можем ясно видеть, они достойно решили. Советский Союз не только вступил в войну с великолепно вооруженными и подготовленными военными силами и отмобилизованной как армией так и экономикой, но и сумел, по крайней мере на шаг, каждый раз опережать своего противника. Решение поставленных им внешнеполитических и экономических задач в значительной мере было облегчено тем, что Германия, по непонятной мне до сих пор причине, инициировала войну сразу на нескольких направлениях, не только распылив свои силы, но и вынудив неподготовленную к войне Англию начать внешние закупки вооружения и промышленных ресурсов. Видимо Гитлер и его штаб рассчитывали, исходя из опыта первой мировой войны, что немецкие военно-морские силы смогут полностью перекрыть каналы снабжения Англии из ее доминионов и других анголоязычных государств. При этом не была принята во внимание возросшая экономическая мощь России и изменение ее политики. Как результат – Германия получила полноценную тяжелую и выматывающую войну как непосредственно с Англией так и в зоне ее влияния на Африканском континенте; а, Советский Союз, в течении двух лет не только переправил в свои хранилища весь английский золотой запас и сделал Англию полностью зависимую от его кредитов, но и перехватил у нее контроль над интересующими его сферами влияния. Надо сказать, что иметь Англию своим должником, причем должником на грани банкротства это очень опасная игра, и результат ее в очень большой степени будет зависеть от того какой союз сложится в ближайшее время – Запад и Германия или Россия и Германия. На сегодняшний момент в Германии есть силы как сторонники первого или второго направлений, так и силы, желающие сыграть на неопределенности ситуации. Скажите, господин Сигэнори, способны ли Англия и Голландия противодействовать нашему желанию объединить Юго-Восточную Азию под нашим влиянием и как в этом случае будут действовать Соединенные Штаты Америки? … До тех пор пока идут военные действия между Германией и Англией – однозначно нет. У Англии просто нет ни сил, ни человеческих резервов для войны на два фронта. Даже и некоторое время, после завершения войны между Германией и Англией, британцы не будут способны оказать нам сколько ни будь серьезного сопротивления. Голландию на сегодняшний день в расчет можно не принимать – ее колониальная эпоха завершилась. На Тихоокеанской доске "Го" остаются против нас два основных игрока – США и Австралия. Ведущий игрок – США и его тихоокеанский флот. На сегодняшний день от того, что бы встать на пути нашим планам, его сдерживает только их собственное законодательство, запрещающее начинать войну вне континента. Малейший повод, который мы им дадим, будет немедленно использован, для того что бы обрушить на нашу страну организованную США коалицию нескольких заинтересованных государств. И это будет война на истощение, в которой нас полностью отрежут от поставок сырья и топлива. Я уже докладывал, ваше величество, что мы просто не выдержим такой войны, у нас для нее нет достаточных резервов. Кроме того, до сих пор нет определенности в вопросе с Советским Союзом, который пока никак не высказал свою позицию по Тихоокеанскому региону. … Я понял вашу мысль Сигэнори сан – вопрос успешности наших действий в Юго-Восточной Азии это, в первую очередь, вопрос нашей сырьевой и топливной базы и, как минимум, нейтральной позиции России. Господин Хидэки – император повернулся к премьер министру – выскажите свое мнение по обсуждаемой проблеме и подведите итог обсуждения. Хидэки Тодзио склонился, уперев руки в колени – мой Император, господа министры, Вы все знаете, что наша страна находится в серьезном экономическом кризисе, который сознательно усугубляется действиями наших политических противников, наложивших эмбарго на поставки в Японию практически всех стратегических материалов. Нарастающий экономический кризис усиливает внутреннюю политическую нестабильность в стране. И эта ситуация будет все дальше и дальше усугубляться. До тех пор, пока нас, даже не обнажая оружия, не поставят на колени и не заставят опустить голову. Соединенные Штаты Америки нападут на нас не потому, что мы угрожаем их интересам, а потому, что мы не сможем защитить свои. Новый приход "эскадры Матью Перри" не должен повториться. У нас есть только одна возможность выжить как независимое государство – разбить флот США на Тихом Океане. И такая возможность вполне реализуема в настоящее время, если использовать ошибку Янки, сконцентрировавших свой флот в плохо приспособленной для него базе Пёрл-Харбор. Такая операция разрабатывается нашим штабом и имеет значительные шансы на успех. Хирохито опустил голову и повторил – … имеет значительные шансы на успех. Благодарю Вас господа за честно высказанное мнение – завершил он совещание. И, дождавшись, когда министры покинут зал, не оборачиваясь, произнес, обращаясь к министру "общих дел", стоящему за седзи – принесите мне письменные принадлежности и подготовьте знающего русский переводчика, который с этого момента не имеет право общаться ни с кем кроме меня. Существование такого переводчика является государственным секретом. 18 Сентября 1941 года Кремль Спец архив Сталин оглядел заставленное оборудованием помещение и спросил – ты почему не переберешься в нормальную квартиру, охрану, ты сам понимаешь, мы тебе в любом случае обеспечим? … А черт его знает – ну, не хочется сейчас менять ритм жизни, да и время, когда все под рукой, экономится. Посмотрел на гостя, который, стоя у приткнувшейся в углу комнаты консоли "многофункционалки" (комбинированное связное устройство с функцией видеосвязи, передачи данных и графики), игрался с клавиатурой, и спросил – как, кстати, зарубежные гости реагируют на твою "многофункционалку" с настенным рир-проектором в качестве монитора!? … Да, "МОФ", с экраном на пол стены, если правильно преподнести – очень впечатляет, особенно если не знать, что этот технический бред отобрал целую комнату и требует воды на охлаждения больше чем все резервные кремлевские дизель генераторы! Оба заржали. Геста с довольным видом прокомментировал – Пиар и показуха были величайшими двигателями прогресса моего времени. Ничего, у ребят из видео и цифровых групп очень хорошо идет работа. Дай им еще несколько лет, погладь пару раз по головке и будешь иметь и нормальные мониторы, без подслеповатых линз, и нормальные считалки на чипах, а не на транзисторных сборках. Как, кстати, прошла твоя встреча с японским генералом? Генсек, умащиваясь поудобней на стуле-вертушке, задумчиво произнес – ты знаешь, он произвел на меня хорошее впечатление. Человек он конечно сложный в общении, черно-белый и негибкий, но грамотный военный и очень прямой. На слово такого вполне можно полагаться. … Ты смотри – если ему сюзерен прикажет, он выполнить все что угодно – потом, может быть, себе горло перережет, но сначала выполнит! Я это понимаю – но все равно, с такими людьми мне легче иметь дело. И рассмеялся – ты бы видел выражение их лиц, когда на "МОФе" появился Жуков и поздоровался с ним! Генерал Анами еще сдержался, а вот бедный переводчик начал заикаться. Помолчал и спросил – У тебя по "событию" все готово? … Да, естественно. А что сразу стал таким задумчивым!? Геста встал и, крутанувшись по комнате, прислонился спиной к картотеке напротив гости – Не понимаю я действий Гитлера, вот всех из его окружения более, менее понимаю, а вот его нет. … Думаешь, готовит какую ни будь пакость? Да в том-то и дело, что никаких для нас особых проблем не вижу и не чувствую. Идет явная игра в поддавки! Ну, не самоубийца же он в самом деле – не тот психотип. Ни чего не пойму!? Ну, отменит он "событие" в последний момент – трахнем по запасной цели пусть и с меньшим эффектом. Не появится сам – а на что он без своих козлов годен!? Попробует сбить машину!? Да, нечем у него такие подвиги совершать! Не понимаю! Не вижу для нас никаких особых проблем, а вот непонятную возню вокруг этого гребанного "события" вижу, но абсолютно не понимаю! Сталин пожал плечами – Раз не видишь особых проблем, нечего ломать голову. У тебя что, заняться больше нечем? Как, кстати, в Кенигсберге идет разминирование? Геста оживился – А ты знаешь, идет и неплохо. Ребятишки хорошую вещь предложили – смонтировали на шасси отработавшей свой ресурс "брони" мощные водяные насосы и воздушный компрессор; увеличили башню, сняв заднее железо и установив взамен пушки коленчатую 15 метровую трубчатую стрелу с гидроприводом; закрепили на ней водяной брандспойт, с дополнительной подачей сжатым воздухом в первую треть ствола мелкого гравия. Получилась смотрящая вниз, под выбираемым углом, пушка выбрасывающая гравий, который, совместным воздействием воды и воздуха, под давлением соответственно 20 и 10 атмосфер, разгоняется почти до 200м/сек. Не только мины дробит, бетон как конфетку обсасывает. Не везде конечно можно применить, на полях будет замывать часть зарядов под слой почвы, но для разминирования развалин самый раз. Сейчас начал работать один экспериментальный взвод с тремя установками. Результаты очень впечатляют. Я им дал задание подготовить учебный фильм. Пришлют – покажу. Да, ты знаешь, я под Львовом, в спец лагере, с генералом Томасом пересекся. Очень интересный мужик и, что странно для военного – этакий интеллигент старой закваски. … И как он на тебя среагировал? Да, в общем никак. Его скорее Павел и остальные мои "духи" озадачили. … То есть, информация про тебя у немцев все еще является закрытой? Вот это тоже удивляет – вроде бы уже должна по полной охота начаться, а меня, можно подумать, для чего то приберегают!? Сталин пожал плечами – Что ж, это тоже вполне возможно. Там ведь не дураки сидят. Вся базовая информация по твоей реальности у них есть. А мы свою позицию им открыто продекларировали. Есть что сравнить и о чем подумать Думать они уже начали, а после того как мы им хвост в ЮАР прижмем и "событие" доведем до логического завершения, думать они начнут в нужную, правильную сторону. Меня сейчас больше заботит наша позиция в отношении Японии. Не торопимся ли мы? Нужен ли нам на Дальнем Востоке такой сильный сосед, даже в обмен на Сахалин и Группу островов Курильской гряды!? Что нам это даст!? Что мы при этом потеряем!? Геста сел напротив Генсека – понимаешь, Сахалин и эти острова позволяют претендовать на гигантскую 200 мильную зону и обеспечивать военный контроль еще большего региона, очень богатого природными ресурсами. Ткнуть пальцем, как в случае с месторождениями урана или алмазов я не могу – и не моя сфера интересов, да и в мое время, из за конфликта в отношении этих территорий с Японией, это была закрытая информация. Но, в свое время, эти подводные месторождения значительно подкрепят топливный диктат Российской федерации. Сейчас про них никто не знает, да и они никому, по большому счету, не интересны – нет нужных технологий, да и очень сложная доставка потребителям. В моей реальности гонка вооружений; социальная конкуренция различных политических формаций и связанная с ними интенсификация темпа жизни и запросов – подстегнули уровень потребления, и, практически за полвека, человечество "съело" легко доступные запасы природных ресурсов. Кроме того, началось глобальное потепление, связанное как с деятельностью человека, так и с циклическим изменением солнечной активности. В результате этого, во первых – северно-морской путь стал доступен почти круглый год и, во вторых – в перспективе, северные и, особенно, северно-восточные регионы стали превращаться в зону уверенного земледелия и комфортного проживания. … Ты мне не говорил о таком изменении климата? Не хотел грузить – на сегодня это не самое актуальное, а так, потихоньку – Геста кивнул на сейф с кодовым замком – собираю для тебя "мемуары попаданца-склеротика". Сам знаешь – на всякий случай. А случай бывает всякий…. Да, кстати, минфин ушами не прощелкает – после события все наши акции и курс рубля может взлететь в несколько раз. Мы уже начали, где можно и не можно скупать акции "М.С. инк" и фирм, явно связанных с нашей деятельностью. А, вот Минфин – там свои законы и свои Великие люди. Сталин поморщился – не грузись, как ты выражаешься, и этот вопрос в нужное время и в нужном месте решим. А потери – ну что же – иногда деньги это еще и не самая большая потеря. Тем более, что серая финансовая деятельность, идущая в обход этих мудаков, более значительная и более важная для интересов страны. Геста внимательно посмотрел на него, но промолчал. Затем продолжил – Ну, а насчет усиления Японии!? В мое время на востоке выросла значительно более опасная сила – Китай. Причем Китай, который в отличии от Японии имеет не только значительные природные и человеческие ресурсы, но и традиционно склонен к безудержной популяционной экспансии. В мое время население Китая составляло значительную часть человеческой популяции и продолжало расти, заставляя его правительство все чаще и чаще обращать свой жадный взгляд на территории соседа. А сосед, как ты возможно догадываешься – это Россия. Я поэтому и советовал тебе поддерживать сразу обе группировки – и Чан Кай-Ши и Мао Цзедуна. Образуется великолепное совражество, которое даже после переориентации Японии на тихоокеанский театр военных действий и, заключения с твоей помощью общего перемирия, не даст десятилетиями спокойно жить друг другу. Ну, а в такой конфронтации, участникам нужно обязательно наращивать мускулы. А наращивать как – естественно закупая вооружение, попроще и подешевле – какая уж тут индустриализация, когда сидишь на пороховой бочке? … Так ведь все равно, передерутся, умник ты наш!? Ну, так ведь это и хорошо – просто нужно выступать сильным и умелым посредником и не давать доходить придуркам до геноцида. Заодно и служить для Китая, в некотором роде, аварийным клапаном и постоянно принимать и ассимилировать некоторое количество наиболее адекватного населения, уставшего от уродов и с той и с другой стороны. … Ну, это еще вопрос – будет ли оно ассимилироваться. А почему нет – это не японцы, с их зацикленностью на своих островах, с большим холмом под названия Фудзияма в центре. Я десять лет прожил в Забайкалье, там было очень много китайцев, сначала из тех, что осели в России после революции, а потом и сбежавших от собственной "культурной революции". Все великолепно вписались в советское общество и никаких националистических группировок. Просто все это нужно делать: тщательно отбирая людей, умно расселяя и вдумчиво воспитывая. Земли пустой у тебя не меряно – дай людям проявить себя и зажить по человечески, только сначала перетасуй их со своими ореликами. Да и научат они друг друга многому. Китайцы народ очень своеобразный и удобный для законной власти, которая дает им дышать и не лупит сходу, за цвет лица и раскосые глаза, по морде. Сталин задумчиво кивнул соглашаясь – да, обществом, которое многими столетиями строилось на принципах конфуцианства легко управлять, все в нем зависит от того вожака, который станет во главе. Проблема в том, что у людей, которые так бездумно идут за лидером, нет собственного внутреннего тормоза. Они слишком быстро теряют чувство меры и в средствах к достижению цели и в оценке собственной роли после достижения частных результатов. Мы тоже, к сожалению, на этом споткнулись и сейчас очень многое меняем с большим трудом и серьезными потерями в собственных рядах. Экспансия США Кабинет министров Японии Китай во второй мировой Пять ступеней в основании китайской культуры Глава 218 Подчеркнутые и выделенные фиолетовым цветом наименования – гиперссылки на поясняющие рисунки или статьи ИНТЕРМЕДИЯ2 19 Сентября 1941 года Кабинет Сталина Мехлис повернулся к Ворошилову – но ты то, один из преданнейших его соратников должен понимать, что этот испанец – просто агент мировой буржуазии, подосланный к товарищу Сталину с явно враждебными намерениями. Что МЫ о нем знаем!? – НИЧЕГО!!! Появился неизвестно откуда. Явно не испанец, но никто не знает его настоящего имени и фамилии. Сразу оказался под ласковой рукой этого кавказского провокатора Берии. Постоянно около него какая-то скрытая, непонятная возня. Летает по всей стране на собственном самолете. Нет, ну ты представляешь – собственный самолет, прямо как у товарища Сталина. Климент, ошарашенный таким натиском, попробовал возразить – Ну, у товарища Сталина серьезная машина – приятно полетать, а там – старый СБ, с переоборудованным в купе бомбоотсеком, с одной лежанкой и двумя седушками. Мехлис его немедленно перебил – А ты знаешь, что эта машина числится в кремлевском резерве как борт номер два. Ты уверен, что эта машина, на самом деле, представляет из себя всего лишь старый СБ. У меня другие сведения. И эти непонятные уральские городки, где полно иностранцев и куда никого не пускают. … Ну чего ты шумишь. Ну, был я в таком городке. Хороший городок, чистый и кормят вкусно – нас туда возили в гостиницу, когда Рокоссовский нам свою новую технику и бойцов специальных подразделений демонстрировал. Вот видишь – даже тебе всего не сказали!! И внушительно помолчав, понизив голос, добавил. А ты знаешь, что в этих городках НЭП!? Да, да – самый настоящий НЭП. Это точные сведения. И скажи, кого там и от кого охраняет этот зэк, Рокоссовский со своими бандитами!? Нет, ты мне скажи – вот, сколько твоих бойцов нужно, что бы справится с одним рокоссовцем!? Ну, вот видишь – молчишь!! Ворошилов, который не желая больше говорить на эту скользкую тему и не зная как вежливо избавится от назойливого собеседника, уныло протянул – Ну понимаешь, оно бы конечно нужно с Кобой о нем поговорить. Да ты понимаешь, он сейчас сложными переговорами с немцами, поляками и разными там югославами занят. Не хотелось бы надоедать. О!!! Ты сам видишь – он его на переговоры с немцами подталкивает! Какие к черту переговоры – их бить надо, а у нас что!? У нас на фронте то банный день, то техническая инспекция! Спит фронт!! Стыдно сказать – немецкие военнопленные без конвоя ходят! … Ну, не все же без конвоя – эсесманы под строгачем. Шаг влево, шаг вправо …. ! Да тех вообще уже давно расстрелять нужно было, а Германию бомбить, бомбить, бом …. Сталин раздраженно снял наушники и выключил воспроизведение. Прав Геста – родине нужны герои, а пизда рождает мудаков … Генсек перемотал назад кассету и раздраженно нажал "стирание". Дурак – Лаврентий. Возможно старательный, но – дурак. А, может быть, и не только – старательный!? Начал свою игру!? Посмотрим, пока еще рано судить. Но, все равно дурак. Нельзя, без крайней необходимости, делать со своими такие вещи, как эта запись. У людей должно быть свое собственное, личное жизненное пространство, которое они считают недоступным для других. Пусть даже это будет и пространство кухни. Загонишь в угол – получишь совершенно непредсказуемый результат: сильный может сломаться и превратиться в растение, а слабый, не взирая ни на какие последствия, бросится и перегрызть тебе горло… Да и самому предельно тяжело такие вещи слышать. Помошнички!! Один, свой от мозга до костей, рубаха парень – стал наркомом, но так и не смог подняться выше уровня механика железнодорожных мастерских; второй честнейший человек, надежнейший исполнитель – но так и не поднялся выше уровня конторщика, да еще и с каждым годом становится все более и более подозрительным и мнительным, все чаще его приходится проверять и придерживать. Заменить!? Кем? Теми, кого сейчас пытается подготовить Геста с помощью "института" мастеров наставников!? Когда они еще будут!? Да и что делать тогда со своими, с теми с которыми прошел через тюрьмы, ссылки и анархию революции!? Перед глазами пошли лица остальных людей ближнего круга. Микоян – хитрый маленький армянин. Всегда услужливый и сговорчивый. Всегда имеет свое мнение, но и всегда занимает уклончивую позицию и никогда не пойдет против мнения большинства или вышестоящего, даже если он с ним не согласен. Каганович – типичный местечковый еврей: упертый, ограниченный и подозрительный. Да удобен, да иногда очень полезен своей упертостью – но боже мой как тяжело выслушивать это его вечное: "…вредители.."; "…вредительство.."; "…заговор .."; "…вредители и враги народа..". Выслушивать ладно, а что делать, когда он в вечном поиске "… врагов народа …" уничтожает крайне нужных людей и наносит ущерб общему делу!? Буденый – братишка Буденый, как говорят в народе. Хороший человек – честный, надежный, проверенный большевик. Вот только "братишек" вокруг него собралось слишком много и каждый тянет его в "единственно верном" направлении. Вышинский – этого поляка знаю еще с бакинской тюрьмы. Умница, один из немногих образованных людей в руководстве страны, великолепный юрист и гос-обвинитель – и полностью, как то незаметно, сломавшийся человек. Человек, который живет в вечном страхе быть репрессированным, угодливо смотрит всем окружающим в лицо и, одновременно, в спину ненавидящим взглядом. Старателен – но весь секрет его старательности в желании выжить любой ценой. Тимошенко – честнейший и храбрейший человек, но, к сожалению, и не более того! Кулаки вождя сжались – неужели Геста, со всеми своими Паркинсонами и Питерами , прав и все это неизбежно должно сопутствовать власти и любой бюрократии!? "… Каждый стремится и достигает своего уровня некомпетентности и затем становится балластом для системы…" – Гадость какая! А я сам? На каком уровне!? Легко сказать – "… не строить жесткие властные связи в обществе а управлять направлениями в котором эти связи должны образовываться …" – бред какой. Для такого нужно иметь моделирующие устройства и людей, которые с ними могут работать, даже более высокого уровня, чем имелись в реальности Гесты. Или не бред!? Гонке вооружений мы не дадим развиться – просто будем давить желающих поиграться в эту игру любыми средствами; если пройдет тот вариант рубля, как всемирной валюты, который предлагает Геста – в средствах мы ограничены не будем; техника – технический задел нам Геста дал не такой уж и маленький – как минимум шестьдесят – семьдесят лет фору!!?? Черт его знает!? Можно и попробовать. 19 Сентября 1941 года Спецотдел Абвера Кабинет генерала-майора Лахузена Канарис задумчиво прошелся по кабинету своего заместителя – значит выяснить какого рода задания были даны Отто (Скорцени) ты не смог!? Место выполнения задания тоже!? Лахузен пожал плечами – личное распоряжение Гитлера, я не мог ничего сделать. Да, я понимаю, более того, группа Отто – не единственное подразделение, которое отозвали для выполнения особых заданий нашего дорогого фюрера. Складывается очень интересная ситуация – рейхсканцлер полностью отошел от партийных и военных дел, мечтательно прогуливается со своим протеже по "орлиному гнезду" и увлеченно занимается подготовкой к партийному съезду в Нюрнберге; наш дорогой Гейдрих полностью замещает его в руководстве партии и, судя по всему, чувствует себя первым лицом государства, ну, по крайней мере, около того; генерал-губернатор Томас официально назначен приемником рейхсканцлера, в случае неспособности первого лица государства выполнять свои обязанности; и, одновременно с этим, сотни лучших людей, отозванные из различных подразделений и структур, выполняют специальные задания Фюрера, в режиме максимальной секретности и срочности. Ты знаешь, такой странной и совершенно секретной активности Гитлер не проявлял даже в "ночь длинных ножей". Скажи, ну хоть что-то в связи с этой активностью удалось выяснить? Генерал пожал плечами – практически ничего. Ты сам знаешь, вся деятельность фюрера за последнее время, кроме этой, однозначно показывает, что он полностью отошел от дел. Адмирал внимательно на него посмотрел – и ты этому веришь. … Конечно, нет. Слишком серьезные люди и громадные средства задействованы по команде нюхающего цветочки в Берхтесгадене Гитлера. Более того, подтвердилась информация о переводе значительной части партийных средств из Дойче банка в неизвестном направление. Большие средства!? И, в какой валюте!? … Вот здесь, то же, очень интересно – переводились в основном, ценные бумаги небольших, серьезных фирм, не связанных с Германией или деятельностью НСДАП. Так же было отправлено в неизвестном направлении, специальной субмариной, несколько небольших несгораемых и, судя по всему, герметичных сейфов. Субмарина на военную базу не вернулась. Вопросов или беспокойства это не вызвало. Канарис сел в кресло напротив своего заместителя и задумчиво повторил – Субмарина на базу не вернулась….!? Скажи Эрвин, ты тщательно отслеживаешь всех двойников фюрера, не хотелось бы попасться на пустышку. Если вся эта кадриль задумана что бы противодействовать подготавливаемой нами смене власти и мы попадемся в эту ловушку – ты ведь знаешь – в гестапо, оставшиеся в живых, будут завидовать мертвым! Пытаюсь и, что самое интересное – нет ни малейшего противодействия, но, вот, когда я сую свой нос в подготовку съезда и в работу этих непонятных команд, меня сразу начинают плотно опекать. Причем не только меня – Гитлер дистанцирует от подготовки к съезду и свое партийное окружение. Когда Геринг попытался возмутиться, что у него забрали 400 зенитных прожекторов и оголили всю противовоздушную оборону страны, его сразу же поставили на место и фюрер, судя по всему, был изрядно разъярен. … 400 зенитных прожекторов!? Зачем? Идея этого придурковатого архитектора (Шпеера) с восторгом поддержанная Гитлером. Все поле стадиона будет окружено столбами света, направленных вверх прожекторов. Для них даже на его личные деньги сделали специальные лафеты, которыми можно управлять на расстоянии. Только электрогенераторов, вместе с резервными, для такой иллюминации затребовали общей мощностью более десяти тысячи киловатт – средний город можно обеспечить. Шпеер носится с выпученными глазами по полю стадиона и визжит, что для правильного эстетического и психологического эффекта требуется выдержать указанные им положения прожекторов до миллиметра – театр абсурда. Канарис кивнул, соглашаясь – Да, действительно театр абсурда, но ведь он что-то прикрывает за своими кулисами!! Подводные лодки куда то уплывают!? Команды, подобранные из лучших людей, над чем-то работают!? Ладно, скажи, что у тебя по работе в зоне русского влияния и на оккупированных нами территориях? … Там тоже театр абсурда, но уже военный. Русские не ведут войну а, скорее, демонстрируют насколько они сильнее нас. Надо сказать, что особенно на фоне полного нежелания вермахта воевать, это им вполне удается. В целом война выглядит как тактические учения с элементами кровопролития. Есть слухи, что дошло уже до совместных попоек немецких и советских офицеров. Но, это не самое анекдотичное – в нашей ближнем тылу русские террор группы, совместно с нашей полевой жандармерией, зачищают бандитствующих польских националистов, причем и русские и немцы делают вид, что друг друга не видят. Более того, мы тоже несколько раз получали от русских служб наводки на английских агентов и, затем, по неформальным каналам передавали им результаты допросов. Да, странная война – в которой офицеры генерального штаба заняты обсуждением в кулуарах допустимых уступок на переговорах и предполагаемыми преференциями больше, чем планированием военных операций. Ну, господин адмирал – война, все-таки, идет. Например, в Померании наши панцерваффе применили новые тяжелые танки. … Ну и с каким результатом!? Русские тоже применили новинку – управляемые противотанковые ракеты. Канарис рассмеялся – дальше можешь не продолжать, сейчас обе стороны заняты вдумчивым анализом применения нового оружия и его влиянием на методы ведения современной войны. Потом посерьезнел и добавил – Ладно, пусть РККА и Вермахт развлекаются со своими железками, фокусы нашего обожаемого фюрера тоже оставим на потом. Сегодняшняя наша главная задача понять и спрогнозировать то, что происходит на полях реальной войны. Лахузен устало откинулся на спинку кресла – хорошо хоть эта война идет вдали от границ Германии. Люди устали и надеются, хотя бы несколько десятилетий, прожить без страха потерять последний кусок хлеба; единственного сына или получить вражескую бомбу в собственный дом. … Я бы не был так категоричен. Ты просто жестко ориентирован на русско-немецкий конфликт и не видишь, какие гигантские силы вовлечены в противостояние. Я получил дополнительные материалы от фон Ритгена, (директор Германского информационного бюро) полученные им от его внештатного корреспондента Рихарда Зорге. Подтвердилась информация об усилении контактов между Советами и Японией. … Ну, это естественно, сейчас только слепому не видно, что Германия и Россия приходят к каким-то договоренностям и Япония хочет так же максимально четко обозначить свое место в послевоенном мире. Если бы это Эрвин было бы так просто! Мы смогли получить информацию о том, что Японская военная делегация, в ходе своего визита, не просто ознакомилась с состоянием дел на русско-германском фронте, но и была допущена в святая святых русской армии – тренировочные лагеря, где русские войска специального назначения проходят подготовку на самую современную военную технику, включая и такую, которая на фронт поступает только в самом исключительном случае, как ответ на попытку наших военных, сказать свое "веское" слово. Начальник спецотдела два пожал плечами – не вижу здесь интереса русских. Ты уверен, что эта информация достоверна? Нам хорошо известно, что этот токийский корреспондент ДНБ продает свою информацию направо и налево, лишь бы платили. Ну и что, каждый зарабатывает на жизнь как может. У нас уже была возможность убедиться, что его информация вполне добротна. Тем более, что информацию о посещении японской делегации русских лагерей мы получили по другим каналам. А интерес русских!? Русские сейчас в предельно жестком клинче, как с Янки, так и с Томми. И поверь моему опыту, в отличие от европейской линии фронта, война там не ведется по джентльменским правилам и не заканчивается совместными попойками. Предположим, Томми они нейтрализуют с нашей помощью – у нас найдется достаточно горячих голов среди военных, которым захочется оправдаться за не слишком удачную войну на восточном фронте. Да что далеко ходить, представь нашу пустынную лисицу (Роммеля), которому достались все ресурсы вермахта, да в придачу к немецким тяжелым танкам, русские противотанковые управляемые ракеты!? Оба рассмеялись и Канарис продолжил – с Янки не так все просто: слишком далеко от России и слишком много у Советов на том континенте высокоценной собственности. Если они начнут открытую войну – все это будет немедленно конфисковано и начнет работать против них самих. Кроме того, не мешает учитывать патриотический фактор даже для янки – вся работа Коминтерна по перехвату влияния на американском континенте в случае открытой войны будет дезавуалирована. Иначе произойдет в результате медленно нарастающего конфликта за тихоокеанские сферы влияния между Японией и США. Насчет Японии не знаю, но Сталин своего явно не упустит – не тот человек. Лахузен с сомнением покачал головой – США и Япония – слишком разные весовые категории. У Японии, по докладам того же Зорге, даже просто топливного резерва только на шесть месяцев войны. … Сейчас да, а если у них будет полная, пусть и скрытая, поддержка Русских!? Мой дорогой Эрвин, с помощью этой войны за доминирования на Тихом океана Советы привяжут к себе японцев на долгие годы, а, потом, у них может найтись кое что и по существенней нефтяной цистерны, что бы обеспечить их лояльность. Что ты имеешь в виду!? Канарис ссутулился и махнул рукой – Так, не обращай внимания, некоторые неприятные предположения. 19 Сентября 1941 года Штат Нью-Йорк Имение семьи Рузвельт Гайд-Парк на реке Гудзон Возбужденный Гопкинс не вошел, а ворвался в кабинет Рузвельта – В Луизане начались ожидаемые нами события и нужно осуществить подготовку к перемещению туда войск и начинать газетную компанию. Я отдал соответственные распоряжения. Рузвельт устало откинулся на подголовник инвалидной коляски и мрачно произнес – Отмени. Не понял!? Все же было обговорено и подготовлено – сразу после начала выступления в Новом Орлеане туда будут введены войска и мы начнем разгром клана семьи Лонг и их социалистических пособников. Я не успел сообщить тебе, но нами локализированы месторасположения всех штаб квартир, как этой семейки, так и Социалистической Партии. Специальные группы рейнджеров займутся их ликвидацией. На фоне подготовленного нами перерастания организованных выступлений в неуправляемый бунт черни, со всеми его прелестями, этого никто не заметит. С коммунистическим движением и его лидерами в Америке будет покончено раз и навсегда. Рузвельт меланхолично произнес – Уже заметили и, подкатив кресло к столу, взял с него и протянул собеседнику несколько патефонных пластинок из серебристого металла. Прослушай. Гопкинс взял протянутое и недоуменно повертел в руках. Что это такое!? А это мой дорогой Гаррри выдержки из записей всех наших с тобой разговоров на эту тему и твоих совещаний с нашими друзьями. По совокупности, нам всем может быть предъявлено обвинение в организации заговора против Американского Народа и Конституции Америки. Это, как минимум, электрический стул. Но я тебя обрадую, нас не казнят – нас и всех наших близких просто линчуют, если эти записи получат огласку. … Но как!? Как, как – очень просто! Пока мы строили гигантские планы и хихикали над глупым, глупым противником, кто то, опекающий этого глупого противника, расположил во всех, я еще раз повторяю, что бы ты все понял, во всех местах, где мы имели неосторожность вести на эту тему разговоры между собой и с исполнителями, записывающие устройства. Твои переговоры с представителями кланов: Астора; Рокфеллера младшего и Фордов на фоне, как ты выразился – "… белых барашек прибоя… " – так же записаны. В тебе погиб поэт, Гарри. Но это невозможно – большую часть наших разговоров мы вели просто за столиками под тентами частного пляжа. Значит, возможно. Гарри, такие записи не могут быть выполнены одним лицом или группой лиц. Социалистическим болтунам такие операции вообще не по силам. За такими акциями может стоять только мощный государственный аппарат. Тебе уточнить какого государства? Более того, одновременно с пластинками я получил вполне деловое предложение о передачи мной и всеми участвующими лицами деловых бумаг и доверенностей на все активы нашего совместного предприятия с друзьями из Германии в ЮАР. От таких щедрых предложений не отказываются. Я думаю Гарри, что мы, в свое время, зря не послушались ненавязчивого совета этого, как ты выразился, примитивного мужика, русского посла и не сменили партийную принадлежность на более разумную. Франклин! Но это грабеж с большой дороги! Они просто не посмеют. Нет, ну не обратятся же они открыто в прессу и заявят, что вели слежку за Президентом страны и другими уважаемыми людьми, а появление в желтой прессе таких распечаток мы просто опровергнем встречными обвинениями. Гарри, ты как всегда наивен – они, именно, обратятся в открытую. Причем, я уверен, что у них в рукаве есть еще, немало, серьезных козырей. Посмотри на бумагу, которая приложена к пластинкам. … Ну и что в ней такого таково – просто краткая опись содержания!? Ты не туда смотришь – в правом верхнем углу. … Какая-то печать – щит с двумя мечами и надпись на незнакомом мне языке!? Язык, Гарри – русский. А надпись!? Я попросил перевести, не показывая содержания – "спец архив НКВД". … Они что, по ошибке отправили нам оригинал!? Рузвельт грустно улыбнулся – ты меня разочаровываешь. Я глубоко сомневаюсь, что в московских архивах НКВД описи содержания делаются на английском языке. Нам просто добавили по второй щеке, что бы больше не подставлялись. Гопкинс, осел в кресло и мрачно спросил – а когда по первой, и кто вообще доставил это письмо? … А вот это первая пощечина – доставил их из советского консульства обычный почтовый курьер и попросил расписаться, причем проверил мои документы. Наглые мерзавцы! Может быть удастся хоть что то спасти – в эту траханую ЮАР вложены такие деньги!? Я немедленно свяжусь с нашими партнерами. Рузвельт поморщился – попробуй, но я не уверен, что тебе не ответит какой ни будь комиссар. И учти, что условия после этого могут стать еще жестче. Они поставили какие то условия!? Что-то пообещали за передачу этих документов!? В том то и дело что нет. С нами поступили как с несостоятельными квартиросъемщиками – предложили вывернуть карманы и выметываться. И сделать мы пока ничего не можем. 19 Сентября 1941 года Даунинг-Стрит Кабинет первого лорда казначейства Такие большие потери вашей службы в немецкой зоне действия – Черчилль задумчиво побарабанил пальцами по столику – скажите Филби , вы хорошо знали этих людей? … Нет, это в основном старая гвардия, тесно связанная с "польским правительством", большую часть из них привлек к работе еще Мензис и я с ними почти не контактировал. По моему, их польские партнеры слишком вызывающе себя вели, вот немцы и принялись за них всерьез. Ни одной армии в мире не понравится, когда у нее в тылу, на захваченных территориях, начнут в открытую заниматься грабежами и насилиями националистические банды. Вообще, надо отдать немцам должное – очень профессионально работают. Не только уничтожили большую часть этих "польских повстанцев" и, стравливая русских с поляками, распустили слухи, что они уничтожены советскими "террор группами", но и Гебельс устроил из всего этого мощное пропагандистское шоу. Лейтмотив пропаганды – "… Вот что произойдет с несчастной Польшей, если к власти к ней придут лондонские холуи …". В кинотеатрах, перед показами художественных фильмов, прошли очень профессионально снятые леденящие душу кадры об изнасилованных женщинах, бьющихся в истериках, около убитых мужей и отцов, и то, как русские расправились с этими бандитами; кадры допросов интеллигентными немецкими следователями наших резидентов, контролировавших и снабжавших оружием эти отряды, тоже не забыты. В общем, назревает серьезный международный скандал, в котором мы выставлены не в лучшем свете. Хозяин кабинета задумчиво посопел – это и вправду действия русских "террор групп"!? Руководитель управления СОЕ (Управление Специальных Операций) пожал плечами – не вижу причины, зачем русским проводить такие операции в немецком тылу. Кроме того, фильмы сняты явно или в момент проведения операций или сразу после их завершения – если принимать версию немцев, получается что русские "террор группы" действуют совместно с немецкой жандармерией. Как то это у меня в голове не очень складывается. Хотя, в свете возможного будущего сговора Советов и Германии, ничего исключить нельзя. Черчилль задумчиво покачал головой – Нет, шито белыми нитками. Что бы принять это, надо признать уже совершенный факт сговора, но бои еще идут и достаточно напряженные. Наш агент на заводах Порше передал, что из под Данцига (Померания) привезли тяжелые немецкие танки, подбитые каким то новым русским оружием. Эти танки могут представлять опасность для наших войск в Африке? – озабоченно спросил Филби. Трудно сказать, я дам вам посмотреть полученные материалы, мне интересно ваше профессиональное мнение по этому вопросу. Проводив Филби, Чарчилль некоторое время постоял, тяжело опершись на трость, около окна, смотря на утреннюю суету Даунинг-стрит. Политическая ситуация для Англии складывалась не лучшим образом и в таком развитие событий во многом была вина ее ненадежных и жадных союзников по антигитлеровской коалиции. Последние доклады с Африканского континента были очень настораживающие. Когда Черчилль говорил Филби, что сговор между Германией и коммунистами еще не свершившийся факт, он кривил душой и сам это отлично понимал – сговор уже был, пусть пока еще на неформальном уровне, но его нужно было признать свершившимся фактом. А военные действия!? Что ж – шло уточнение приоритетов и обе стороны вяло поигрывали мускулами, оказывая моральное давление друг на друга, с целью добиться переговорного преимущества. Более чем показательным фактом такого развития событий были два мутных потока захлестывающие владения Британской Империи на Африканском континенте и в Палестине, по обе стороны Суэцкого канала. Красный – через Ирак и Сирию и коричневый – через Либию и Египет. Советы вступали во владения территориями, переданными им Британией в обмен на стратегические поставки, попутно захватывая все, что плохо лежит, а немцы просто гоняли британские войска по пустыне, постепенно сбрасывая их в Красное море. И те и другие даже не пытались скрывать своих намерений и явно не считали нужным держать свои дивизии на восточном фронте, как предполагали британские политики. Американские союзники, которые ранее просто отодвинули английское командование в начале своей операции, рассчитывая, используя численное преимущество перед войсками Роммеля, поживиться чужой собственностью, теперь, когда немецкая лисица получила полноценное снабжение и свежие дивизии, спешно эвакуировали свои войска, бросая технику и снаряжение. На попытку английского командования получить если на помощь, то хотя бы американскую технику и материалы, даже не было дано ответа – Великий Американский Принцип – каждый сам за себя. Что ж – с Либией и Египтом придется распрощаться. Слишком не равные силы и противник имеет слишком большой опыт владения колониями. А вот сделать так, что бы под ногами русских горела земля – это вполне достижимая задача. Им не справиться с управлением землями, в которых пересекаются интересы нескольких десятков стран, религий и сотен племен. Кое что в этом направлении уже сделано – британские эмиссары установили контакты с сионистскими лидерами Бен Гурионом и Жеботинским, дав им гарантии для организации еврейского государства в Палестине. Не одним же британцам иметь вечную головную боль от террористов сиона. Пусть русские так же поймут, какая сложная и деликатная задача быть колониальной империей. В свете таких ближайших задач было особенно важно, используя европейские националистические группировки, не дать коммунистам сосредоточиться на ближневосточных проблемах. Пожар межнационального конфликта в Евразии должен полыхать непрерывно. Именно поэтому работа, выполняемая Филби и собираемая его людьми информация, были предельно важны. Средиземноморский регион – это более менее понятно. Сложнее обстояло дело на юге Африки. Американский союзник, выкинутый немцами на севере Африки, пользуясь временной слабостью Британского Льва увлеченно, совместно с теми же немцами, подгребал под себя богатства юга Африки, действуя на исконно британских территориях как на своем ранчо. Вот с этим нельзя было поделать ничего. Оставалось только бессильно глядеть, как в руки бывшего союзника уплывали богатства континента. В связи с этим возникал вопрос – что важнее для существования Британии: создать для Русских максимальные трудности в Иране, Ираке и Палестине и ничего при этом не получить кроме морального удовлетворения; или попытаться обратить их внимание на юг континента, использовать все более и более нарастающий конфликт между ними и администрацией Рузвельта, и стравить в борьбе за сферы влияния этих двух молодых шакалов, выступив грамотным посредником. А может быть удастся и первое, и второе, и даже неизвестное третье!? Нет, действиям службы Филби, при любом развитие событий, нужно дать максимальный приоритет. Ни Германия, ни тем более Россия не должны иметь возможность сосредотачиваться только на одной задаче. Лев Мехлис – второе "я" Сталина Мехлис Буденный Каганович Микоян Ворошилов Вышинский Тимошенко Законы Паркинсона Глава 219 Иллюстрации чтобы посмотреть иллюстрации кликните слово иллюстрации правой кнопкой и выберете "открыть линк в новом окне" ИНТЕРМЕДИЯ3 Подчеркнутые и выделенные фиолетовым цветом наименования – гиперссылки на поясняющие рисунки или статьи утро 20 Сентября 1941 года Кабинет генерального комиссара Берия с иронией смотрел на своих замов, большая часть из которых с ошарашенными лицами, не на один раз, вчитывалась в розданный начальником отдела спец операций и контрразведки Федотовым информационный бюллетень, с описанием особенностей изделия и предстоящей операции. Вопрос, почему им, первым лицам, отвечающим за безопасность страны, такой материал роздали только в самый последний момент, даже не возникал – все понимали беспрецедентность того, что должно произойти в ночь с 21е на 22е. Наконец генеральный комиссар прервал затянувшееся молчание – Все ли товарищи поняли техническую часть операции!? И добавил, натянуто улыбнувшись – По самому изделию технических вопросов попрошу не задавать – это и еще несколько технических новинок будет идти для начальников всех оперативных отделов отдельным курсом ликвидации безграмотности в течение последующих двух месяцев. Иронию никто не принял и улыбок она не вызвала – неспособность понять и принять постоянно входящие в жизнь технические и организационные новинки уже многим, в главном управлении НКВД, стоило должностей и званий. Первым задал вопрос начальник развед-управления Фитин. Пять дней назад мне было дано распоряжение переместить несколько наиболее грамотных агентов с рациями в район Нюрнберга, без указания цели такого перемещения. Как я понимаю, действия агентов связаны с предстоящей операцией. Если это так, мне нужно более конкретно знать задачи, которые будут возложены на моих людей. Кроме того, мне желательно знать в каком радиусе от указанного события им желательно находиться Берия кивнул – Да, ваше предположение соответствует действительности. Основная задача, возложенная на ваших людей, на момент проведения операции, будет заключаться в передаче предупреждения, если немцы попытаются перенаправить изделие на город или вывести из под удара свой партийный съезд. Почему возникла такая необходимость!? Мы считаем, что немцы могут иметь информацию: о физических принципах такого оружия; ведении нами работ в этой области и должны учитывать возможность его наличия у нас. Несмотря на это, проведение съезда обставлено предельно демонстративно – вплоть до того, что поле стадиона, где будет проходить событие, оконтуривается 400ми прожекторами, бьющими вертикально в небо. В общем – подлетай и бей по мишени. Такая иллюминация была бы вполне понятна в мирное время, но во время войны, вызывает слишком много вопросов. Мы рассматривали различные варианты действий немцев и пока смогли остановиться только на одном. Немцы вероятно имеют возможность засечь наши машины, летящие на нижней границе стратосферы, но не имеют возможности их сбить – скорость и высота полета находится за пределами возможностей их ночных перехватчиков, а наводить ночью ракетные перехватчики они не могут. Так же, они вполне могут предполагать, что мы не можем на сегодняшний день изготовить достаточного количества таких изделий. Отсюда следует вполне логичный вывод – если грамотно провести операцию "съезд" и мы впустую потратим результаты наших усилий, то они вполне смогут выиграть время и точно оценить с чем придется иметь дело. Возможен и самый худший вариант, в котором они попытаются подставить под удар изделия город – политические последствия для нашей страны будут, мягко говоря, очень неприятные. Начальник секретно-политического отдела Горлинский уточнил – какая примерно предполагается мощность взрыва!? … Возможны два варианта. Первый – это только частичное срабатывание, так называемый хлопок. Мощность взрыва, при этом, будет примерно равна взрыву от 300 до 500 тонн тротила, но произойдет очень сильное отравление местности и, в любом случае всех находящихся на Марсовом поле и на полях обоих стадионов, в радиусе 1км от точки подрыва можно списать, либо сразу, либо через некоторое время. Второй вариант – штатный взрыв. Мощность взрыва, при этом, будет примерно равна взрыву от 15 до 20 тысяч тонн тротила. Горлинский осторожно переспросил – Какая мощность взрыва!? … Вы не ослышались – от 15 до 20 тысяч тонн тротила. Наступила тяжелое молчание. Все рассматривали фотографии старинного немецкого города с почти 400 тысячным населением. Кто то сочувственно произнес – красивый город. Неужели, сволочи, своих же гражданских подставят!? Берия кивнул – теперь вы товарищи понимаете, почему мы не имеем права на ошибку. В случае штатного взрыва – все, что находится в радиусе 0.5 км просто испарится, ученые говорят, что температура на поверхности достигнет несколько тысяч градусов; в радиусе до 1.5 км зона гарантированного уничтожения; в радиусе – до 5км зона полного разрушения, там, скорее всего, тоже не останется ничего живого; свыше десяти километров – большая часть зданий будет только частично повреждена. Расположение Марсового поля и стадионов за городом, вне жилой зоны и особенности местности, при точном нанесении удара, позволяют исключить чрезмерные жертвы среди гражданского населения. Зрителей на этом сабантуйчике не будет. Так сказать – только для высшей расы, сорока тысяч избранных. Скажите товарищ нарком – обратился к Берии начальник транспортного отдела Синегубов – как осуществляется наведение на цель самолета-снаряда? Не может получиться так, что из за ошибки пилота машина вообще пройдет мимо цели? Кто занимается вопросами навигации и почему их нет на совещании!? И наконец, кто куратор проекта – настолько ответственное мероприятие и здесь нет никого из отдела кураторов? Я не уверен, что мы являемся достаточно квалифицированными специалистами по решению текущих вопросов связанных с этой темой. … Наведение будет осуществляться с машин сопровождения, приданными к ним морскими штурманами – как по результатам триангуляции нескольких мощных гражданских радиостанций на нашей территории, которые в нужный момент начнут работать узким лучом, так и по результатам наблюдения звездного неба. Эта методика отработана и не вызывает сомнений. Точность такого вывода на цель составляет (+ – ) 10 километров. Дополнительная наводка осуществляется по результатам наблюдений земли с помощью высокочастотного радиосканера и приборов ночного видения. Точность такой донаводки составляет (+ – ) 1 километр. Методика так же была проверена на практике самолетом разведчиком непосредственно по Нюрнбергу с записью результатов сканирования на кинопленку. На основании отснятых материалов были сделаны масштабные тренировочные макеты на местности. Узким местом является момент непосредственного нанесения удара по объекту – необходимо, после отстрела части несущих плоскостей, спикировать с высоты 14000 метров на скорости более 900км/час в точку прицеливания с допустимой погрешностью не более (+ – ) 500 метров. Пикирование идет в полу автоматическом режиме. Поправки траектории пикирования передаются пилотом по вводным штурманов машин сопровождения и результатам визуального наблюдения. К сожалению, бьющие вверх прожектора не дадут пилоту видеть происходящее на земле. Поэтому крайне важно иметь радио информацию от агентов на месте, о любых изменениях в процедуре съезда и о точном положении прожекторных установок. Товарищи, курирующие проект, в настоящее время находятся на местах и непосредственно организуют необходимую работу. В вашу задачу входит: обеспечение действий наземных групп поддержки во время проведения операции; сбор всей возможной информации после ее завершения и выработка рекомендаций для товарища Сталина по максимально возможному использованию ситуации в наших интересах и нейтрализации возможных проблем. Еще раз обращаю внимание товарища Федотова, что политические последствия такой акции, не зависимо от конечных результатов, должны работать только в наших интересах. Имеются ли какие ни будь рекомендации по определению положения прожекторов? – попросил уточнить Фитин. … Да, сегодня ночью ваши люди должны в нескольких точках на окраине города сделать отметки-пеленги на наблюдаемые лучи прожекторов во время их проверок и, хотя бы примерно оценить видимое количество лучей. Одновременно с этим, один из товарищей должен убедиться, что прожектора работают именно с Марсового поля – до сих пор, доступ в ближайшую зону был достаточно свободный. В ночь с 21 на 22 они должны постоянно визуально отслеживать видимую в районе комплекса партийных съездов панораму неба с лучами прожекторов и немедленно передавать по рации об ее изменении, в сравнении с имеющимися отметками и записями. Какая задача стоит перед группой после нанесения удара? … Первые три дня фотографирование и сбор информации в самом городе, не приближаясь к точке удара ближе чем на пять километров. С трех до пяти дней, после получения команды из центра, попытаться получить информацию, фотографии и пробы грунта из точки удара. Имейте в виду, что люди не должны находиться в этой зоне больше двух часов, быть, как минимум, в марлевых повязках и сразу менять и стирать одежду, в которой оно посещали пораженную зону. Дальнейшие их действия будут определены по ходу операции. Да и еще – это важно. Группа должны иметь, как минимум одну запасную, полностью законсервированную радиостанцию с батареями в железном ящике или сейфе – в момент удара не исключен выход из строя всех электрических и радио приборов в большом радиусе от точки взрыва.. Учитывается ли, по независимым от нас причинам, невозможность нанести удар по выбранному объекту? – спросил Синегубов. … Да, в качестве запасного объекта выбраны машиностроительные заводы на окраине Штутгарта. Горлинский мрачно резюмировал – если мы при такой заявленной мощности взрыва зацепим жилые кварталы, нас с дермом смешают, да и еще, как я понял, после самого взрыва будут негативные последствия его воздействия на людей. Берия развел руками – для исключения такого варианта развития событий мы делаем все, что возможно, а лично ваша задача подготовить наработки и рекомендации по проведению политических и пропагандистских компаний после проведения операции. Наработки должны учитывать различные варианты событий Комплекс партийных съездов НСДАП 20 Сентября 1941 года Кремлевский кабинет Сталин в раздражении заметил Молотову – Что значит проводить сдержанную политику и следить за развитием ситуации в стране!? Развитием ситуации нужно управлять, а не пускать события на самотек. Мы не должны допустить, что бы определенные круги в Америке довели ситуацию до расстрела своего народа. … Но товарищ Сталин, наши возможности воздействия на президента и его окружение очень ограниченны. Мы конечно можем организовать выступления соответствующей направленности в советских и дружественных нам западных средствах массовой информации, но такое откровенное вмешательство во внутреннюю политику США будет воспринято правительством США и лично президентом Рузвельтом очень негативно. Сталин усмехнулся в усы – И все таки, я настаиваю на таком развитии событий. Владимир Петрович – Сталин обратился к его заместителю Потемкину – а что ВЫ думаете по этому поводу? … Вполне логично, если мы в такой ситуации обратимся со встревоженным письмом в Лигу Наций. Такие вопросы как раз входят в сферу деятельности МОТ , с которой, после переезда ее штаб квартиры в Монреаль, у нас начали налаживаться вполне конструктивные отношения. В правильном направлении мыслите, товарищ Потемкин – мы просто обязаны проявить инициативу и попросить Лигу Наций выступить авторитетным посредником в этом важном вопросе и не допустить перерастания социального конфликта в кровопролитие. Но, товарищ Сталин, чем мы будем мотивировать перед международным сообществом такой шаг!? – Попробовал возразить Молотов – Нас просто не поймут и вежливо попросят предоставить максимально убедительные доказательства возможности такого развития событий! … Вас возможно бы и не поняли, но мы предоставим Владимиру Петровичу, для его поездки в Монреаль достаточно убедительные документы Документы эти, товарищ Потемкин, очень большой убедительной силы подчеркнул Генсек – но пользоваться ими нужно очень аккуратно, несмотря на то, что мы можем доказать каждое приведенное в них слово, желательно что бы они без крайней необходимости не попали в печать. Покажите их заинтересованным лицам кулуарно и намекните, что в случае, если благородная миссия МОТ не встретит понимания в администрации Рузвельта, мы будем вынуждены опубликовать все имеющиеся у нас материалы в открытой печати и поставить перед Лигой Наций вопрос о введении санкций против США. Молотов опять попытался вмешаться – но США не ратифицировали договор и не вступили в Лигу Наций. Мы просто не сможем им ничего предъявить в политическом плане. Генсек раздраженно повернулся к министру иностранных дел – Ваши беззубые высказывания они возможно проигнорируют, а вот, в том сложном экономическом положении в котором они находятся, возможность введения эмбарго на торговлю со странами Лиги будет для них очень неприятна. И вообще, Вячеслав Михайлович, этим вопросом, с настоящего момента, по моему поручению, будет заниматься товарищ Потемкин, а вы организуйте необходимую пропагандистскую поддержку его действий в средствах массовой информации. Только не бросайтесь трескучими фразами, как у вас принято, а тщательно отслеживайте ситуацию и действуйте на опережение, в ответ на каждую попытку американской администрации довести ситуацию до расправы над защищающими свои права рабочими. По этому вопросу вам поможет НКВД, где есть соответствующие специалисты. И Сталин внимательно посмотрел на Молотова. Операция, которую вы будете завершать – Генсек выделил последнее слово – уже длительное время ведется сотрудниками товарища Берии. Ведется вдумчиво и, в отличие от болтовни вашего наркомата, на высоком профессиональном уровне, но сейчас, из-за того, что американское антинародное правительство, теряя власть, готово кинуться в кровавую авантюру, нужно подключение к операции всех возможных резервов. Кроме того, думая о послевоенном переустройстве мира, мы считаем, что роль Лиги Наций была недооценена и ее мнение недопустимо игнорировалось отдельными странами, что и привело ко второй мировой войне. Одновременно с этим, некоторые страны так же имели слишком большое и не правомерное влияние на других членов – это тоже должно быть исправлено. Мы считаем, что единогласное вмешательство международного сообщества, с целью посредничества, в конфликт, который может иметь столь негативные последствия, внутри одной из стран поднимет авторитет этой организации и его рабочих органов. Потемкин осторожно заметил – практически равные права многочисленных членов Лиги Наций, мало зависящие от их реального статуса, делают политику этого органа трудно управляемой и мало предсказуемой. Сталин согласно кивнул – Что ж, это издержки политики демократии и нам их надо учитывать. В послевоенной единой семье народов, живущих в общежитие под названием земля, все жильцы естественно должны иметь равные права и возможности. Потом подумал, чему-то усмехнулся, и добавил – Просто некоторые на нашем … дворе должны быть чуть равней и правей других. Вот это, возможно, и будет вашей основной задачей товарищ Потемкин, после успешного завершения "американского" этапа. Потемкин, которого такое развитие событий не очень устраивало и который совсем не хотел портить отношение с Молотовым осторожно возразил – Товарищ Сталин мне все таки ближе педагогическая деятельность, чем политика. Может быть лучше, если политическими вопросами займутся профессионалы – я в политике достаточно случайный и эпизодический человек, которого на международной арене мало знают. Кроме того, в области образования, партией перед нами поставлены такие большие и интересные задачи, что хотелось бы поучаствовать в их решении. … Заинтересовались проектом реформы образования!? Потемкин оживился – да какой там проект, товарищ Сталин! Я посмотрел, что уже сделано, как подготовительные работы – такой задел! Мы же очень многие вещи, о которых годами говорили, получили на блюдечке с золотой каемочкой. Конечно, многие положения документов спорные, многие не совсем понятны или в них частным направлениям придается слишком большое значение – но, в целом, проделанная работа очень впечатляет. Сталин довольно улыбнулся – а вам никто и не будет мешать заниматься постановкой процесса воспитания нашего подрастающего поколения. И не только нашего! При современных средствах связи, вы вполне можете совместить роль министра образования и куратора работы Лиги Наций. Более того, то, что Наша страна выдвинет на роль руководителя самой авторитетной делегации Лиги своего ведущего педагога произведет хорошее впечатление и будет правильно воспринято. Ну, а в отношении вашей благородной деятельности в воспитании международного сообщества, наши профессиональные политики вам окажут максимальную поддержку. И посмотрев на молчаливого Молотова, добавил – органы НКВД будут так же максимально подключены для обеспечения вашей совместной работы. Ночь с 20 на 21 Сентября 1941 года Южная Атлантика Капитан первого ранга Энгельберт Эндрасса внимательно осматривал темное, почти черное, спокойное море, перечерченное лунной дорожкой. Собственно, эту же задачу выполняло несколько сигнальщиков, расположившихся на площадке рубки и орудийной палубе, но на душе капитен цур зее было неспокойно. Почему!? А кто ее, душу знает! Две трети похода прошли очень удачно. Выйдя из базы-бункера немецких подводных в Сен-Назер (Франция), крейсерская подводная лодка, выполняющая особое задание фюрера, незаметно и без приключений вышла из Бискайского залива и затерялась в просторах Атлантики. Размеренные будни дальнего перехода – днем, в зависимости от погоды, под водой или под шнорхелем, изредка, когда акустики не слышали шума винтов многочисленных рыбацких флотилий, в режиме надводного хода; короткой летней ночью, в надводном положении, заряжая аккумуляторы и давая уставшей команде посменно глотнуть свежего воздуха. Ни авиации, ни корветов противника. Только шумы рыбаков, идя за которыми так хорошо прятать работу собственных машин. Почему тревожно!? А кто его знает!? Командир опустил бинокль и, опершись об ограждение рубки, поднял голову к небу, ища взглядом созвездие Ориона и пропуская момент, когда несколько бесшумных резиновых катеров скользнули со стороны отбрасываемой лодкой, в неверном лунном свете, тени. Несколько силуэтов скользнули к отдыхающей команде и заняли место осевших на орудийную палубу подводников. Последнее, что услышал Энгельберт перед тем как потерять сознание, это были чьи-то, неторопливые шаги по внешнему трапу. Темные тени бойцов морского подразделения террор групп в противогазах, вооруженных только крупнокалиберными бесшумными револьверами (штоковый патрон) с картечными патронами, ножами и газовыми гранатами скользнули через люк внутрь лодки, бесшумно нейтрализуя дежуривших в рубке членов команды а, затем, растеклись по отсеках субмарины. Командир отряда "спец траулеров" Гурин облегченно вздохнул – получен условный радиосигнал. Почти двухмесячная операция, в которой были задействованы надводные и подводные корабли его конвоя, благополучно завершилась. Одна из немецких транспортных подводных лодок, обслуживающих трансконтинентальный "мост" была успешно обнаружена и захвачена. Операция, только на подготовку которой ушло почти месяц – и это, не считая времени, затраченного на выброс и отслеживания сигналов новейших автономных гидролокационных буев, передающих на расстояние двадцати километров информацию сканирования и подводные шумы. Да что говорить, только тренировки террор группы по захвату субмарины несколько раз чуть не кончились ЧП, не считая бесконечных травм, вывихов и ушибов. Капитан первого ранга еще не знал, что захваченная им подлодка не была обычным грузовиком, доставляющим людей и оборудование на немецкие обогатительные заводы в ЮАР. Гурин с интересом смотрел, как с лодки, частично вытянутой на слип "траулера" выгружались длинные цилиндры, похожие на короткие, кургузые торпеды без винтов и рулей. Подошел координатор операции – Антон Иосифович, в целом все прошло успешно. Сейчас сортируем пленных, на предмет возможности допроса, и оказываем помощь раненным. Командир лодки будет доступен для беседы только через сутки – ребята слегка перестарались. У нас только несколько ушибленных, в противогазах по лодке не особенно побегаешь. Момент захвата был выбран очень хорошо – экипаж субмарины был вымотан длительным переходом и большинство дремало во время проветривания, да и шум дизелей облегчил работу. А вот с грузом непонятки – это не то, что мы ожидали. Вместо промышленного оборудования, какие-то цилиндры, с лючком на конце и кодовыми замками, причем, судя по упаковке, явно предназначенные для длительного хранения. Да и лодка – это не обычный грузовик, с демонтированным торпедным вооружением и объемным грузовым отсеком. Это что-то штучное, сделанное на заказ. Мы с описанием такого никогда не встречались. Сейчас около груза крутятся минеры, но трогать боятся – у них нет специалистов такого уровня. В контейнерах явно, что-то очень ценное и возможно наличие механизмов самоуничтожения при нештатном вскрытии. Мы запросили из центра нужных людей и оборудование. Пока соорентируются, пока подберут необходимое, плюс время полета тяжелого гидросамолета – это, как минимум трое суток. Я думаю нужно ждать. Разделять отряд не желательно – у нас не такие уж и большие силы, а тащить явно ценный груз в возможный боевой контакт или оставлять его, без надежного охранения не хочется. … Может быть, что-то прояснит допрос командира и членов команды!? Не уверен – мы запросили у центра данные на командира и офицеров – это не те люди, которые будут петь на допросах. Кроме того, нам запретили использовать форсированные методы допросов, разрешив использовать только детектор и мед препараты. Судя по всему, начальство тоже озадаченно и не хочет лепить горбатого. … Ну что же – командир отряда кивнул и повернулся к стоящему рядом старпому – пусть команда техников и минеров еще раз тщательно осмотрит лодку на предмет сюрпризов; укомплектуйте команду лодки и будем изображать рыбаков, ожидая гидроплан. Подошел мичман-минер – Товарищ капитан первого ранга, разрешите обратиться к товарищу комиссару? Гурин поморщился – не выеживайся, оставь свои штучки до берега. Товарищ комиссар, не хочу я пробовать вскрывать эти цацки. Тут такое дело груз явно очень ценный, да и команда подобрана, еще те волки – сопротивлялись до последнего. А вот сюрпризов или систем самоуничтожения на борту ни каких нет – не по немецки это, не порядок. Все циферблаты имеют контрение от случайного поворота. Значит, что?! – Система самоуничтожения в самом грузе. Крутанем циферблат – и привет Федя. … В центре с этим согласны и высылают специалистов и оборудование. Поэтому: закрепите груз; исключите к нему случайный доступ и будем ждать гидроплан. Утро следующего дня Южная Атлантика Гурин оглядел собравшихся в кают компании лидера – А, где комиссар!? … Он вместе с врачом занимается пленным командиром подлодки. Командир конвоя поморщился. Хорошо, об этом поговорим попозже. Степан Васильевич – обратился он к старпому подводной вахты – вы осматривали субмарину немцев, каково ваша мнение!? Интересный кораблик – все по максимуму: самое лучшее оборудование; самые лучшие материалы и вот, что интересно, двойной ремонтный комплект, причем в ущерб полезной нагрузке. Да вот еще, я обратил внимание, что кубрики экипажа необычные, прямо таки офицерские каюты. У нас такое отдыхалище только командир лодки имеет. Камбуз еще интересней – холодильники и дистилляторы с независимыми двигателями. Если учесть, что запас соляры почти тройной, а грузовой отсек совсем маленький и нет торпедного вооружения, то можно считать, что лодка рассчитывалась на очень длительное автономное плавание. Я бы даже сказал не на плавание, а на длительное проживание. Капитан первого ранга с интересом спросил – думаешь, есть где то стационарная база, куда они направлялись на долгое проживание. … Несомненно. И вот, что еще интересно – я немножко у них в запасах покопался и наткнулся на малогабаритные водяные турбинки с генераторами. База находится явно на какой то реке, достаточно быстрой что бы растянуть трос с турбинками. Очень много упаковок с продуктами, типа наших сублимированных. В оружейке на каждого члена экипажа короткий карабин, с большим запасом патронов и по три комплекта тропической формы. Они не на рудник шли, как мы предполагали, а где то собирались обустраивать скрытую станцию или базу. Ты передал это в штаб!? … Да, конечно. Кто-то из офицеров подводников добавил – а вы обратили внимание на возраст экипажа? Ну, если 25 летний командир и такие же молодые офицеры это еще как то можно понять – война. А, вот команда подводников, в которой все не старше девятнадцати, это уж слишком странно – команду всегда дедами разбавляют, слишком недопустимый риск полагаться на молодняк только что из учебки. Без крайней необходимости такого делать не будут. Я обратил внимание на их руки – подал голос командир спецназэвцев – эти ребята получали подготовку по рукопашному бою. Не мои орелики, конечно, но скажите мне, зачем подводникам рукопашный бой. Да еще и на таком уровне, что костяшки забиты. Переводчик сейчас у капитана в сейфе копается, но, по первому впечатлению, эта немецкая команда собиралась где то обустраиваться на годы и, причем, готовили их к этому заранее. С пацанами, скорее всего, не имеющими семей это проще сделать. Подлодка для них должна была служить только базой проживания. Гурин задумчиво повторил – только базой для длительного проживания. Ну что ж, подождем результата допроса. …………………….. Гурин зашел в медпункт лидера, в котором расположились для допроса подводника комиссар и два медика: один – штатный медик плавбазы, а второй приданный спецотделом, психотерапевт, свободно владеющий немецким. На двери висела сделанная от руки табличка "Только для спец персонала. Разговаривать и шуметь К А Т Е Г О Р И Ч Е С КИ запрещено" Оглядел помещение и поморщился. Собственно здесь ничего не напоминало "страшные подвалы НКВД", о которых так любили посудачить бабки на кухнях: не текли потоки крови; никто никому не откручивал яйца или вырывал ногти и все прочее …. Как и в любом мед отсеке было стерильно чисто, тихо и пахло лекарствами. Но, все равно, в том, что так поступали с этим мальчишкой командиром, просто честно выполнявшим свой долг, было что-то неправильное. Капитен цур зее лежал обнаженный, полностью погруженный в ванну с подогретым раствором глицерина, посреди мед отсека, дыша через легкую маску и опутанный тонкими жгутами проводов и трубок. Около ванны стояло несколько штативов: с бутылками, из которых специальные насосики подавали в вены порции медицинских препаратов, и капельницами с физиологическим раствором и глюкозой. Собственно, идея, подкинутая Гестой медикам НКВД была предельно проста – перенесенному в ванну "сенсорного голода" усыпленному подследственному вводили в вену точно дозированные по команде допрашивающего врача-психотерапевта дозы мескалина в различных комбинациях с возбуждающими, общеукрепляющими или депрессантами. Допрашивающий, ориентируясь по детектору лжи, через реакцию исследуемого, лежащего в состоянии искусственно вызванного бреда, своими словами вводил его в то состояние, которое через много лет назовут "виртуальной реальностью". И эта виртуальность, в течение многих часов, а то и дней, была для того единственно существующей и реальной. Использовать такой метод в следственной практике нужно было очень осторожно, так как не всегда можно было четко различить индивидуальные фантазии испытуемого с реально происшедшими событиями. Хотя надо отдать должное, для организации судебного процесса, нужной направленности, такие ложные воспоминания, закрепленные опытным психотерапевтом, давали хорошую картину совершенного преступления. ………… Капитен цур зее лежа с открытыми глазами в мерцающем с частотой 7 герц полумраке, в подогретой и неощущаемой ванне, стоял на площадке африканского лагеря "дельта" и, наблюдая как матросы, под руководством боцмана, натягивают поперек течения протоки заякоренный трос с турбинками, вспоминая разговор с Фюрером при получении задания. Кэптэн Эндрасса, то, что вы сейчас услышите – величайший секрет Третьего Рейха. Более того, от того насколько он будет сохранен и как будет выполнено полученное Вами задание, зависит само его Будущее Существование. Фюрер оперся рукой на монументальный стол в громадном кабинете, в котором он и его собеседник находились только вдвоем. Тяжело вздохнул. Поднял глаза на Энгельберта. Мой друг! Для Вас конечно не секрет, что Германия проигрывает войну! И, остановив жестом руки пытающегося возразить ему кавалера железного креста, продолжил. Это не была честная победа, когда сила преодолевала силу и мужество стояло против мужества. Нас победило чужое и неодолимое вмешательство – в Наш Век, из далекого будущего, пришел чужак, который точно зная, что нам возможно предстоит, преступно перекроил ткань Истории по своему вкусу. Этот чужак тщательно готовился к своей миссии, он учел почти все в своем преступном плане. Он не учел только одного – сумрачного Тевтонского Гения, который в своей интуиции, выше его "знаний недочеловека" и верности таких сынов Рейха как Вы, Капитен цур зее. Фюрер сделал паузу. Вы должны будете сделать то, от чего все его преступные планы потерпят полное фиаско и звезда Четвертого Рейха ярко воссияет на небосклоне планеты. То, что сделал этот пришелец, доказывает – время можно изменить и замкнуть его в вечное кольцо, где над безбрежными водами реальности будет безраздельно царить Арийский Дух. Ученые Рейха, использовав древние знания Тибета и Валгаллы решили эту задачу. Мы можем проколоть бесконечность и выйти в нужную нам историческую точку, разорвав предопределенность чужака и сформировав новое кольцо. Проблема только в одном – нам, тем, которые, как древние герои, в кольце огня уйдут в будущее с Марсового Поля Нюрнберга, нужен маяк. Нужен якорь, который свяжет две петли времени. Этот якорь создан нашими учеными, но, он должен быть доставлен в нужную точку времени и пространства. Эти ученые слишком стары и ненадежны в служении, чтобы пройти сорокалетний путь, который признан оптимальным для нашего внедрения в новую историю. Гитлер положил ему руку на плечо – Для этой цели выбраны ВЫ и ваша КОМАНДА. Для вас подготовлены специальная субмарина, которая будет служить вашим домом в джунглях Африки, где команды "дельта1" и "дельта3" уже подготовили базовый лагерь. Команда "дельта1" – это бойцы и разведчики под руководством Отто Скорцени. На них ляжет задача охраны и осуществление контактов с внешним миром. Команда "дельта3" – это женский персонал лагеря: врачи, связисты, электромеханики и внутренняя обслуга. На вашу команду ляжет особая задача – научное обеспечение экспедиции. Весь офицерский состав вашей субмарины – молодые ученые физики, прошедшие, так же как и специально подобранный экипаж, который состоит из их будущих студентов, специальное обучение, в том числе и морскому делу. К моменту "истины", они должны быть готовы в нужном месте собрать оборудование и принять стройные ряды Героев Рейха. Змея должна проглотить хвост " …Так из грядущего Цели текут навстречу Причинам, Дщерям умерших Причин и Антипотоком Поток встречают… " (Cor Ardens – Вяч. Иванов) Глава 220 Иллюстрации чтобы посмотреть иллюстрации кликните слово иллюстрации правой кнопкой и выберете "открыть линк в новом окне" И МИР ПРОСНУЛСЯ ДРУГИМ Подчеркнутые и выделенные фиолетовым цветом наименования – гиперссылки на поясняющие рисунки или статьи 21 сентября 1941 года 16.00 Аэродром на окраине Львова Павел и Геста сидели, прислонившись к стенкам капонира, под камуфляжной сетью, наблюдая, как техники колдуют над самописцами звука анализаторов, тестируя двигатели перед ответственным полетом (реальная технология после 1980х). Первый не выдержал напряжения Павел – скажи Геста, мы не перемудрили, отправляя спецборт из Львова с дозаправкой над Краковом!? Зачем вообще надо отправлять заправщики из Кракова, если мы имеем вполне приличные аэродромы в Болгарии. Мы ведь отправляем оттуда машины разведчики второй волны. И аэродромы приличные и столько сил на их охрану тратить не надо – дружественная страна. … Вот именно потому, что страна всегда будет нам дружественной, с нее спецборт и машины обеспечения отправляться не должны. Не понял!? А оно тебе надо!? – Геста скептически посмотрел на своего партнера Я не знал, что это не мой уровень допуска – в голосе комиссара явно слышалась обида. Да нет, дело не в уровне. Просто подумал, зачем тебе в это дерьмо лезть. Политика – всегда дерьмом пахнет. Тут, понимаешь, только на Марсовом Поле погибнет более сорока тысяч человек. Да мы еще и не уверены, что будет с городом. В общем, да и в частности тоже, возникает ситуация, которая в памяти поверженной нации держится поколениями. Как ни странно, нас они будут вполне способны понять и простить – мы враги и осуществляли свое право мести, причем не всему народу, а именно организаторам этой войны. А вот бывших союзников или холуев, с аэродромов которых поднялись эти самолеты, они не простят. То, что, реально, машины, наносящие удар, уйдут из Кракова, немцы запомнят на века. Рано или поздно панам это аукнется. Такого развития событий с дружественной Болгарией или относительно лояльной Чехословакией нам не нужно. Геста покосился на помрачневшего Павла – вот видишь, такой, хитрожопый, расклад тебе сходу не по нраву. Знаешь Петрович, мужик ты с головой – на любом участке работы на своем месте будешь, тебе просто надо определиться, что ты сам хочешь и что для тебя допустимо. Хотя знаешь, я бы предпочел, что бы ты на этом месте остался, хотя тебя от нашей "интеллигентной" работы явно подташнивает. Понимаешь, без принципа "минимально необходимого зла" в большой политике и работе органов не обойтись, а вот если на твое место отморозок встанет, тогда минимальное "необходимое зло" может стать просто большим злом и, причем, со вкусом выполненным. Ты ведь читал подборку документов по проверке работы органов по репрессированным!? … Павел помрачнел еще больше – Читал. Вот то-то и оно! Ты думаешь, почему Лаврентий лезет в технические и административные вопросы как ишак на водопой!? Он от грязи и крови устал, они ему уже к горлу подступили. Ты думаешь Сталин не видит, что тот уже на гране срыва!? Еще как видит. А заменить некем – или дурней или отмороженные. И не поймешь, что для страны хуже. Подошел руководитесь полетов – Только что получили подтверждение от работников службы погоды. По всей разрешенной трассе, самолеты разведчики идут в ясном небе и без особых попыток противодействия со стороны ПВО. Немцы, как обычно, сопровождают засеченный разведчик на верхнем пределе своей высотности и не более того. Новых немецких радио сканирующих постов не обнаружено. Как было приказано, разведчики действуют строго в пределах проложенной трассы и не подходят к цели ближе чем на 200км. Павел уточнил – чьи разведчики сейчас на трассе? … Один с югославского аэродрома и второй смоонзундской военной базы. Я собственно подошел не для этого – вам личная телеграмма, товарищ комиссар. Павел протянул руку и пробежал глазами телетайпную распечатку. "… у тети все в порядке, вся детвора на своих местах и с воодушевлением играется в театр …"; "…девочку, которую искал Гурин нашли, чувствует себя хорошо, рассказала много интересного…" – Фитин. Комиссар буркнул – Юмористы – и протянул телеграмму Гесте. Руководитель полета откозырял и пошел по своим делам Геста недовольно проворчал – Зря я наверно настоял, что бы мы из Москвы сюда прилетели. Вся наиболее важная информация сейчас там, в центре собирается. Сюда только выжимки присылают – как бы чего не проглядели! Павел рассмеялся – остался бы там, нервничал о том, что здесь могут что-то недоглядеть. … Поподкалывай еще – герой ты наш, черно-белый, без страха и упрека. Будешь над старшими товарищами издеваться, сообщу твоей невесте, что официантке в столовой комплементы кидал. Какие комплименты!? Какой официантке!? … А вот это, при плохом поведении, дома объяснять будешь. Ладно, пойдем еще раз на "спец борт" взглянем. "Спец борт" стоял в отдельном капонире, сформированном в конце летного поля из отдельных тележек, на которых на высоту трех метров были выложены стены из мешков с песком, оставляющие только двухметровый зазор для работы группы обслуживания между металлом машины и мешками. В зазорах между тележек лежала группа прикрытия. Весь этот блокгауз был прикрыт маскировкой, на которой была тщательно прорисовано эта часть летного поля. Геста, с нажимом, провел рукой по матово черной, бархатистой поверхности крыла. Посмотрел на ладонь. Чисто! Сколько труда и нервов потратили, пока не научились изготавливать гидрофобную подложку с наклеенными на нее, как тончайший пух, нитями натурального шелка, покрытыми углеродом. Сумасшедшая работа, при сумасшедшей стоимости и все это выдерживало только один– два испытательных полета. Зато, во время полета, не один из поднятых перехватчиков или наземных радаров машину не видел,– не было ее в небе – да и визуально, она тоже была почти не заметна, так, темная тень, заставляющая на мгновение гаснуть звезды. Сумасшедшие затраты и изуверский план! Но опять же – принцип "меньшего зла". Сотворенное один раз, оно позволит планете, на долгое время, избежать возрождение фашистской идеологии – слишком страшная, к тому же, в последствии, обрастающая легендами, казнь будет совершена над ее последователями; результаты термоядерного взрыва, совершенного в центре Европы и частично зацепившего город, помогут Сталину повыворачивать руки всем партнерам по переговорам, добиваясь от них принятия одностороннего моратория на разработку, изготовление и применения ядерного оружия и, возможно, под шумок, что ни будь похожее на этот мораторий в области ракетных технологий. Россия на долгие годы станет полным монополистом в этих областях и с полным контролем над международными командами ученых, работающих в области физики высоких энергий и космонавтики. А там будет видно. Но это уже будут их проблемы. 21 сентября 1941 года 16.00 Апартаменты Фюрера в Нюрнберге Начальник охраны Гитлера и подчинявшийся только лично ему, обергруппенфюрер Ганс Раттенхубер вошел в комнату, где фюрер, стоя у окна, задумчиво смотрел на площадь около здания. Мой Фюрер! Несколько радиограмм, относящихся ко дню Х. Рейхсканцлер не оборачиваясь произнес – Хорошо, Ганс, прочитайте. … Первая – "…15.30, "Дельта2 вышла к побережью", время передачи соответствует, пеленг передачи соответствует, условные маркеры в наличии, почерк радиста соответствует…" … Вторая – "… 15.45, "Дельта2прим вышла из прибрежных вод", время передачи соответствует, пеленг передачи соответствует, условные маркеры в наличии, почерк радиста соответствует…" … Третья – "… демон переместился на аэродром Львова…" … Четвертая – "…засечены два высотных разведчика, один в районе берлина – предположительный аэродром базирования военно-морская база моонзун, второй в районе мюнхена – предположительный аэродром базирования на территории чехословакии…" Мой Фюрер! Вашего приема ожидает штурмбанфюрер СС Вольфрам Зиверс. Гитлер оживился – Да, конечно, впусти! Вошедший штурмбанфюрер молча отдал партийное приветствие и, дождавшись когда начальник охраны выйдет из комнаты, произнес – Великий Магистр! (Гитлер был великим магистром мистического ордена " Германенорден ") Реликвии из замка Вайсбург доставлены. … Хорошо. Есть ли у вас информация от господина Шпеера!? Так точно – вся техническая часть полностью подготовлена. Информированные лица ждут только вашего появления на трибунах и команды. Единственное затруднение – невозможность засечь появление в воздухе "демона" радиосредствами. … Что сделано в этом отношении!? Вы, надеюсь, понимаете, что из-за несовершенства аппаратуры мы должны очень точно выдержать начало церемонии? Так точно! По всему предполагаемому маршруту появления "демона" расположены опытные наблюдатели с астрономическими приборами. Судьба нам благоприятствует, небо на маршруте следования чистое и астрономы должны засечь тень, затмевающую звезды. Гитлер задумчиво повторил – "… судьба нам благоприятствует …тень, затмевающая звезды". Потом поднял голову и встревожено спросил – Господин Зиверс не слишком ли мы рассчитываем на русских!? Эти славяне всегда отличались редкой способностью сначала задумать, а, потом, провалить самый гениальный план. … Мы отследили выход в эфир двух неучтенных радиостанций в пригороде Нюрнберга, прилегающем к партийному комплексу. По техническим особенностям раций есть основания предполагать, что они одного типа. Почерк радиста "два" опознан – по картотеке он проходит как функционер "красной капеллы". Необычно уже то, что радисты, не считаясь с возможностью провала, работают без системы уплотнения данных, хотя и вышли в эфир на предельно короткое время. Видимо, радиостанции должны быть высоко мобильны. Специалисты считают, что агенты попытаются наладить визуальный контроль за этапами прохождения съезда и есть реальная возможность взять их после того, как они выполнят свои функции. Гитлер пожал плечами – а зачем!? В этой, начавшейся сегодня игре, когда наши противники начинают сами подготавливать почву для создания Нового Рейха, эти идейные борцы за извращенно понимаемое ими будущее Великой Германии могут стать полезными пешками. Мой Магистр! Меня настораживает определенная пассивность русских – они не могут не понимать, что, имея даже такого информатора из будущего, мы должны предполагать вариант с "демоном". Разведка коммунистов уже должна обратить внимание, что мы слишком откровенно подставляемся. Но, даже если мы, как всегда переоцениваем русскую разведку, у них есть "пришелец", который имеет другой строй логики, пусть этот человек или демон не всегда нам понятен, но он явно умеет мыслить нестандартно и находить неожиданные решения. Пришелец молчит. Анализируя этот этап "Исхода" мы не видим его характерного почерка, хотя сам полет "демона" это явно результат его многолетней планомерной работы. Не получилось ли так, что мы, где то, совершив логическую ошибку, выпали из круга проблем, которые он считает достойные своего внимания, и он нас перестал принимать в расчет!? Фюрер прошелся по комнате. Логическую ошибку!? … Тень, закрывающая звезды!? Нет, я чувствую, что судьба нам благоприятствует! Я вижу наши когорты там, в далеком будущем, на зеленом поле Нюрнбергского стадиона. Гитлер, напряженно вытянувшись и сжав кулаки, отсутствующе смотрел в даль. А чужак … ? Что ж, вполне возможно, что происходящее сейчас вполне укладывается в созданную им схему. Я тщательно сравнивал два варианта истории – тот, который должен был возникнуть, и создаваемый им. Он явно бережет Германию для великих задач! Эх Геста, Геста – почему ты не пришел ко МНЕ, какое будущее для планеты Земля мы бы сотворили?!! Фюрер поморщился. Да, кстати, а что в отношении "плюмера"? … В общих чертах, его подготовка закончена и он вполне может послужить нам социальным и юридическим консультантом в ТОМ времени. Хотя, как вы сами понимаете, качественно подготовить юриста или дипломата за такой короткий срок из существа такого психотипа – это слишком сложная и мало реальная задача. Но, думаю, это и не так важно – в любом случае, его будут опекать и держать под полным контролем. Рейхсканцлер кивнул – Да, конечно, я понимаю сложность вашей задачи, но, другого индивидуума из будущего у нас нет, и даже учитывая, что ход истории сложился иначе и нас не могут априорно считать военными преступниками, юридические и социологические консультации нам будут необходимы. Хотя бы на первое время, до того момента когда мы сможем разморозить средства из депозитариев и нанять профессиональных юристов и менеджеров. Кроме того, меня не покидает ощущение, что сама по себе эта заблудшая в двух телах душа, в случае, если команда "дельта" не справится со своей задачей, может служить якорем, который привяжет нас к будущему, станет для нас маяком, не позволившим заблудиться во временах и пространствах. Скажите мой Магистр, может быть, мы совершаем ошибку, не пытаясь перетянуть на свою сторону этого сталинского чужака!? Вы ведь сами неоднократно говорили, что общие цели у него и у Вас схожи – создание единого Евроазиатского пространства. Гитлер снисходительно улыбнулся – мой друг, для мастера вашего посвящения непозволительно не знать, что самая большая конфронтация в политике, это выбор между "почвой" и "кровью". И эти пути никогда не пересекаются! Мы идем путем "крови" – созданием расы Ариев, единокровных воинов кшатриев ; элиты стоящей над поверженным человечеством! Наш путь это путь жесткого искусственного отбора; создание Сверхчеловека, который отринет все условности старого мира, в том числе и муки совести, поставив выше всего "кровь" и долг. Путь Гесты и Сталина это путь выбора "почвы" – создание Евроазиатского сообщества домохозяев, проявляющих взаимное гостеприимство. Это путь нивелирования различий и разбавления крови. Путь, в котором создание Высшей Расы, попытаются заменить воспитанием. Такой путь ущербен в своей основе – внутри человека, как бы его не облагораживали и не окультуривали, всегда сидит дикий зверь и эгоист. Не нужно идти против природы – нужно Создавать Сверхчеловека, объединив зверя и эгоиста. Только у такого совершенного существа есть будущее и вся человеческая история, включая то, что мы узнали об обществе пришельцев, это только подтверждает. 21 сентября 1941 года 16.30 местного времени высота 10 000метров Первая контрольная точка Краков Я "борт" …, заправку выполнил …, ухожу на позицию "3". Полностью заправленная машина, в сопровождении двух "собачек", которые поднялись с краковского поля, натужно гудя моторами начала набирать высоту. Микола перебрался из кресла у заправочной станции в башню стрелка. Поворочал стволами, приноравливаясь к новой центровке машины. Усё, Василич, в норме, залились под горлышко, танкер только крылышками покачал. Роденский поправил облегченную кислородную маску, которую по рекомендации врачей не снимал несмотря на герметичную кабину, и осмотрел приборы и индикацию автопилота, занимавшего всю левую часть борта, являясь по сути дела даже не просто автопилотом, а программируемой, с летящей рядом "собачки", системой дистанционного управления, которую, в штатном режиме, пилот только контролировал легким касанием пальцев. Три черные тени, построившись этажеркой, медленно набирали рабочую высоту. "Борт".. , я второй …, мы на курсе на точку три…, высота четырнадцать тысяч… . Я "борт"… , Вас понял … . Микола, убедившись, что машина набрала положенные четырнадцать тысяч и, приняв контрольный сигнал от наземных радио сканеров, "чистое небо", не усидел на месте. Василич, тебе кофе и бутерброд оформить!? Нет, спасибо, чуть попозже. … Ну, тогда я "ляльку" взгляну. Пилот грустно улыбнулся. То, как механик, потерявший, в этой никому не нужной войне, всех своих близких, говорил об изделии: называя ее "лялькой"; "девонькой"; обращаясь как к человеку – было страшно и смешно одновременно. Нет, скорей просто грустно – сволочи, сверхнечеловеки, сколько жизней поломали. То, что мы с вами сделаем, будет самой малой карой за содеянное – только уж слишком быстро, Геста говорил, миллисекунды. Надо бы только постараться город поменьше зацепить. Роденский еще раз посмотрел на закрепленную на планшетке подробную схему "партийного комплекса". Будет вам сволочи – и комплекс, и съезд, и все в комплексе. Если, после отстрела консолей, пилотажные будут не хуже чем у учебного борта, на котором отрабатывали пикирование, а, это на первых метрах видно будет, я вам точно по центру уложусь, мяу сказать не успеете. Роденский вспомнил тот случайный разговор с Гестой на берегу реки. Сейчас он даже не мог вспомнить, почему он попросил – Геста расскажите о себе!? Геста некоторое время помолчал, потом повернулся к комиссару и сказал – Павел, без обид, сходи, погуляй по бережку. Невероятный и страшный рассказ – даже сейчас, когда он должен, на своем, пусть и маленьком, но очень важном участке сделать то, что изменит у нас ход истории, было обидно за народ и страну, которую смешали с дерьмом в реальности Гесты. В чем то, их с Гестой судьбы были даже похожи – полет в один конец. Ну что ж, на войне такое бывает постоянно. Им даже и легче, чем мальчишкам пилотам, штурмующим через плотный зенитный огонь вражеские позиции – заранее известен результат удачной штурмовки. Ну, Гесте, пожалуй, до конца и неизвестен, но все равно сделать за три года мужику удалось удивительно много, хотя тот и сам признает, что во многом это был значительный элемент удачи – удалось сразу убедить Сталина и очень быстро найти и подобрать людей, способных потянуть такую задачу. Вернулся Микола, забрался в кресло стрелка и доложился – В рабочем отсеке все нормально: охладитель циркулирует; температура в норме; тикает тоже в норме, в зеленом секторе. Василич, как ты думаешь, а после того как мы их трахнем, война скоро закончится!? Если хорошо трахнем, наверно скоро. Вся главная фашистская шобла должна там, на стадионе, собраться, во главе с их Гитлером. Военным твоя "лялька" тоже хорошим уроком будет, десять раз задумаются, прежде чем войну продолжать. Такая силища – один удар и укрепрайон как корова языком слизала. А народу что, народу война не нужна. Там наверно тоже устали похоронки получать. … Оно точно, середина сентября уже – на полях столько работы. У нас в Полесье наверно озимые уже высевают, да навоз на поля вывозят. Скотницы к зиме готовят. Скорее бы долететь – не правильно это, когда нелюдь человеков на человеков натравляет. Микола скукожился в кресле, вращая башню по полусфере обстрела. Не правильно это. Я ведь как глаза закрою, своих вижу, зовут они меня, плачут – останови нелюдь! 21 сентября 1941 года 19.30 местного времени Марсовое поле Партийного комплекса в Нюрнберге Обергруппенфюрер Ганс Раттенхубер, подошел к Гитлеру, который возбужденно ходил из угла в угол в комнате ожидания под трибунами. Мой Фюрер, радиограммы с наблюдательных постов – "… демон прошел Рёц и приближается к Амбергу… " ; "… прогнозируемое время подлета к Нюрнбергу 20.00 – 20.30 …" Колонны построены. Все ждут вашей команды о начале церемонии. Фюрер остановился, скрестил руки на груди, вскинул голову – Хорошо, начинайте, я выйду на трибуну через пятнадцать минут. ………………… Наконец Фюрер и почетные участники вышли на трибуну. На поле прозвучала команда и две двадцатитысячные колонны, под грохот барабанов слитным движением раздвинулись, освобождая дорогу оркестру и стоящим за ним коробочкам сводной колонны . Гитлер, с расширенными как у наркомана зрачками, прошептал Зиверсу, стоящему около него – запомните этот час мой друг, отсюда мы начинаем марш в будущее! Посмотрите на свастики, реющие над колоннами – они символ мира, вращающегося в бесконечных циклах предопределенности и деградации. Только приход Мессии, способного понять "змею, кусающую себя за хвост", способен вывести человечество из этого лабиринта нелинейного времени! Мессии, способного встать и над судьбой, над роком и над "землей"! Мессии способного пролить свою "кровь", во имя великой цели и поднять массу на новый виток космического цикла! Гитлер прикрыл глаза и продекламировал "… не многим видеть тот дано безмолвный и пустынный берег И снова как давным-давно мы падаем у черной двери Толпимся молча у реки как будто бы достигли цели Но незаметны и редки кто сумрак вод преодолели Сквозь частую проплыли сеть спокойны к злу и милосердью Они не победили смерть Они возвысились над смертью…" (Будда) Потом, с пафосом, произнес. Зиверс! Наша судьба быть в центре вихря! – ".. Нет бога, кроме человека. Он имеет право жить по своим законам. Жить как хочет и где хочет. Имеет право умереть, как хочет. Убить тех, кто ограничивает его в этих правах…" (цитата из "Книги Законов" Восточных Тамплиеров к одной из ветвей которого предположительно относился Гитлер) 21 сентября 1941 года 19.45 местного времени высота 14 000метров Пятая контрольная точка Рёц Три черные тени, идя этажеркой, казалось замерли в фиолетовом небе с тонкой красной полоской на Западе. "Борт".. , я второй …, прошли пятую контрольную точку…, выходим в створ цели…, высота четырнадцать тысяч… через пятнадцать минут будем в круге прицеливания… небо чистое … . Я "борт"…, Вас понял … . Микола встал за креслом пилота, смотря через носовой блистер на россыпь огоньков на земле – Красиво, как бы отражаются в пруду небесные созвездия. Роденский рассмеялся – да ты у нас поэт, я и не знал!? А ты не смейся Василич – светлое есть в душе каждого человека, если он в себе не пытается это убить. Ну, а если он в себе это светлое убил, тогда, только бог ему судья, а человек имеет право взять на себя Грех стать его палачом. Мы ведь не убивать летим, мы идем Карать. Карать за все, что эти нелюди сотворили и еще большее желают сотворить. Пилот проворчал – молись лучше философ, что бы погода над целью была хорошая, а то прожектора снизу засветят облака так, что и ночной прицел не поможет. Зацепим, за грехи наши, город – такого там накараем… … А я и молюсь, за грехи наши, с того момента, как поднялись со Львова. В душе молюсь. Бог он с нами. Он завсегда с теми, кто людям собой служить идет. Ему без разницы верующий ты или атеист и на каком языке, и какому имени Его ты молитву возносишь – что ЕМУ слова!? Роденский откинулся на оголовник кресла, проглотил еще одну таблетку, очищая разум от телесной боли и наклонился вперед, проверяя инфракрасный прицел. На краю сознания мелькнуло – А ведь Микола прав, что Ему наши слова. А вот, что ему люди – это тоже большой вопрос!? Так что мы уж лучше сами с усами – и осудим и покараем, и возьмем на себя этот грех! Вот только бы город не зацепить! За это бы помолился. 21 сентября 1941 года 20.00 местного времени Главная трибуна Партийного комплекса в Нюрнберге Штурмбанфюрер СС Вольфрам Зиверс наклонился к Гитлеру – Пора, Демон прошел Амберг, пять минут до Момента Истины. Мы закончили зарядку накопителей. Гитлер вышел на трибуну, скрестил руки перед грудью сакральным крестом и произнес – Друзья мои, Партайгеноссе … Конденсаторы, расположенные около прожекторов, начали отдавать запасенную энергию в мощные электромагниты оптической системы, смонтированной на месте защитного стекла прожекторов. Четыреста тонких, поляризованных, синхронно вращающимся магнитным полем, ярких спиц, проткнули легкую ночную дымку над марсовым полем, создавая в ней, из возникших в возбужденном воздухе бесчисленных кольцевых гало, интерференционную картинку, похожую на гигантскую пентаграмму, раскинувшуюся над колоннами. Создавая тончайший муар наложения, повторяющий, нет – не Великую Голограмму Бытия, а, скорее ЕЁ простейшую кодограмму, способную при достаточно большой закаченной мощности вступить во взаимодействия с Великой Структурой, хотя бы на самом низшем уровне и на кратчайший миг. Фюрер поднял подбородок, всматриваясь вдаль – Сегодня мы не просто собрались отметить Великую годовщину своего партийного съезда, здесь и сейчас, мы начинаем свой великий поход в наше будущее … И, в этот момент, в восьмистах метрах над центром поля вспыхнул СВЕТ. Заполненная энергией кодограмма тронула Мироздание, меняя, в одной ничтожной точке, метрику пространства и, одновременно, вызывая к себе интерес. Сумрачный тевтонский гений учел все. Более того, используя отрывочную информацию, полученную от пришельца и сакральные тайны Древнего Мира, он смог на столетие опередить нормальное течение науки своей реальности. Он, загипнотизированный рассказами пришельца о будущем, совершил только одну ошибку, не учел только одного – нельзя с произвольной скоростью и направлением перемещаться вдоль временной линии, можно только менять свое положения относительно временных линий, перемещаясь между пластами реальностей, находя нужную для себя страницу бытия. Мироздание изменило свою структуру на неуловимый миг и на опустевшее марсовое поле обрушилась раскаленная до миллионов градусов волна термоядерного взрыва, превращая партийный комплекс в спеченный пирог из земли и развалин. И где то там, в той реальности, которая по неизвестной причине стала Великим Отстойником , дрогнуло пространство …. Великий Игрок тоже обладал своеобразным чувством юмора. Но это будет уже другая – четвертая книга, а, скорее всего, приквел. Конец второй книги.
Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.