Содержание

1

Санди некоторое время с недоумением прислушивалась к голосу, звеневшему в телефонной трубке. Наконец до нее дошло, что этот высокий женский голос не просто спешит и захлебывается, что уже само по себе делает речь невнятной, но и произносит слова на испанском языке. Санди жестом подозвала к телефону старшую сестру Беатрис. В отличие от своей младшей бесталанной сестрицы та была выпускницей оксфордского колледжа Крайстчерч и владела несколькими иностранными языками.

Испанского языка, как и любого другого, кроме своего родного английского, Санди не знала. Но по тревожному тону сестры поняла: что-то стряслось. И Беатрис подтвердила это, положив трубку.

— Представляешь, папина тетя Джейн, та самая, что уехала лет десять назад в Испанию, умудрилась сломать ногу. Придется лететь тебе, больше некому. Тем более что у тебя есть опыт ухода за больными старушками.

— Но я же не знаю испанского!

— Ничего, сориентируешься. Я дам тебе денег на переводчика. Собирайся.

Беатрис была как всегда решительна и лаконична. Ей и в голову не пришло, что Санди может возразить. Все остальные члены делового семейства ее дружно поддержали. И Санди, как единственный в семье никчемный человек, не занятый карьерой и не имеющий личной жизни, была отправлена на помощь ко всеми забытой старушке, двоюродной тетке отца, на маленький испанский остров в Средиземном море.

Когда Санди Лангмюр приходилось летать самолетом, она старалась взять билеты подешевле, не гнушаясь и чартером, если на этом можно было сэкономить. Но сегодня ей предстоял комфортабельный полет регулярным рейсом, да еще в бизнес-классе, поскольку поездка была срочной и более дешевых билетов не оказалось.

Июнь — излюбленное время отдыха для тех, кто хочет избежать жары и толкотни, которые царят в разгаре лета на Средиземноморье. Санди отправлялась в этот райский уголок в начале лета не ради удовольствия, и все же, несмотря на безрадостный повод для путешествия, надеялась насладиться теплым солнцем и ласковым морем. Самолет на остров вылетал в половине десятого утра. В двенадцать тридцать по Гринвичу она уже будет далеко от Англии, надоевшей за зиму промозглой сырой погодой.

Санди жила и работала в Бирмингеме. В автобусе, который вез ее до аэропорта, она ничем не отличалась от молодых парней и девушек в простой удобной одежде, с рюкзаками и дорожными сумками. Но ее немного беспокоило, что в потертых, вылинявших джинсах и старом свитере цвета индиго она будет среди пассажиров бизнес-класса выглядеть Золушкой. Неважно, что джинсы свежевыстиранные, а свитер куплен сестрой в дорогом магазине — это было три года назад, и с тех пор он изрядно пообносился. Спортивные темно-синие туфли тоже достались Санди от Беатрис. Обе ее сестры тратили весьма приличные суммы на одежду, но они и зарабатывали значительно больше, к тому же им необходимо было хорошо одеваться при их светском образе жизни. Санди же копила деньги, чтобы отправиться в туристическую поездку на Бермудские острова, дивный уголок в Атлантическом океане, и ее вполне устраивала добротная одежда, которую она донашивала после сестер.

Однако у стойки регистрации страхи Санди выглядеть замарашкой на балу были мгновенно забыты. Отведя взгляд от рейсового табло, она увидела впереди себя высокого мужчину. И буквально остолбенела: незнакомец был сложен, как Аполлон.

Она, правда, вполне допускала, что, когда, закончив оформление документов, мужчина обернется, его лицо может напрочь перечеркнуть всю красоту божественной фигуры. Санди не раз приходилось наблюдать подобные досадные метаморфозы. Готовая к неизбежному в таких случаях разочарованию, Санди все же лелеяла надежду, что попутчик, случайно бросившийся ей в глаза в переполненном аэропорту, окажется принцем из ее мечты.

Он был высок, по крайней мере на три дюйма выше нее, широкоплеч. Длинные стройные ноги оголяли не кокетливые пляжные, а видавшие виды грубоватые шорты путешественника. Обут он был в потертые кожаные туристские ботинки. Высоко закатанные рукава темно-синей хлопчатобумажной рубашки открывали загорелые руки с крепкими бицепсами. Наверное, их обладатель мог подтянуться на отвесной скале с такой же легкостью, как почесать затылок. Черные вьющиеся волосы были аккуратно перехвачены на затылке шнурком. В одном ухе поблескивала серебряная серьга.

У Санди, среди ее небогатой бижутерии, имелись такие же маленькие крученые подвески, приобретенные на блошином рынке. Но если незнакомец и вправду занимался альпинизмом, как она почему-то подумала, такая серьга представляла опасность — могла зацепиться за что угодно. Наверное, именно поэтому она была вдета в самый краешек мочки.

Несколько секунд Санди любовалась мужественной фигурой, переводя взгляд с мощных плеч на узкие бедра и ниже, на сильные стройные ноги. Они не были густо покрыты волосами, что обычно свойственно темноволосым мужчинам. Вдруг резкий толчок чьей-то багажной тележкой сзади вернул Санди к действительности.

Хозяйкой поклажи оказалась яркая блондинка сорока с лишним лет, в шикарном светлом костюме, увешанная золотыми украшениями. Ее багаж состоял из дорогого вида чемоданов. Не извинившись, дамочка заявила:

— Здесь регистрация для пассажиров бизнес класса.

— Я знаю. Потому здесь и стою, — миролюбиво отозвалась Санди.

— Тогда не задерживайте очередь, — резко бросила блондинка.

Мать или сестры не стерпели бы такого тона, но Санди сохраняла спокойствие. Чья-то грубость может быть результатом стресса. Просто женщина нервничает перед предстоящим полетом, так часто бывает:

Санди повернулась опять к стойке регистрации, но высокого мужчины уже не было. Она взглянула на проход, по которому шли пассажиры, и ее взгляд поймал впечатляющую фигуру незнакомца, удалявшегося пружинистой походкой.

Его лица она так и не увидела.

Мартин устроился в удобном кресле зала ожидания для пассажиров бизнес-класса и жадно осушил стакан ледяного апельсинового сока, который предлагали здесь бесплатно.

В руках у него был свежий номер газеты, который он взял на газетном столике у входа, но Мартин не торопился его читать. За месяцы, проведенные вдали от цивилизации, он отвык от новостей и теперь явно не спешил ознакомиться с курсом событий в этом беспокойном мире.

Он обвел взглядом ожидающих посадки пассажиров, но никто не привлек его внимания. Вокруг была типичная для такого зала публика — важные бизнесмены, снующие по всему миру, и пожилые богатые пары, направляющиеся на свои виллы в курортных местечках, где они коротали старость. Вдоль всего побережья Менорки были разбросаны подобные имения.

Мартин уже собрался глянуть на заголовки первой страницы газеты, как вдруг заметил робко вошедшую в зал девушку, которая по стилю одежды разительно отличалась от остальной публики.

Вначале ему показалось, что девица забрела сюда по ошибке и дежурная при входе укажет ей нужный зал, но после короткого разговора со служащей незнакомка с улыбкой кивнула ей и направилась к местам для некурящих, где как раз расположился Мартин. Выбрав свободное место, она сняла с плеч небольшой рюкзачок из тех, что свободно умещаются на полке над сиденьями в любом самолете. Затем девушка пошла к стойке бара самообслуживания, где предлагался кофе, большой выбор алкогольных напитков и различных соков.

Внешне девушка держалась вполне естественно, но Мартин почувствовал в ней некоторое напряжение — видимо, после привычной сумятицы в залах для простых пассажиров она чувствовала себя не в своей тарелке в этом спокойном, мягко освещенном помещении.

Девушка выглядела лет на девятнадцать. У нее была крепкая фигура, не вполне вписывающаяся в современные стандарты, следуя которым девицы ее лет становятся похожими на тощих кошек или на борзых.

Мартин наблюдал, как девушка положила в стакан кусочки льда и налила из кувшина апельсиновый сок. Она была высокой даже без каблуков. Ее, пожалуй, можно было назвать аппетитной красоткой с правильными пропорциями, как раз в его вкусе — Мартину никогда не нравились хрупкие женщины, похожие на кукол.

Она вернулась к своему месту, аккуратно обойдя вытянутые ноги пассажира, который спал, предоставив дежурной разбудить его к нужному рейсу. Волосы девушки были светлыми с более темными прядками, как это бывает у детей, когда они вдруг начинают темнеть. Привлекали внимание ее лицо без следов косметики и открытый взгляд. Мартин даже пожалел, что она слишком молода и летит явно не его рейсом.

Если бы сейчас был разгар сезона, он принял бы ее за одну из тех девушек, которые в это время нанимаются в прислуги в курортных отелях в обмен на возможность позагорать и покататься на водных лыжах. Решив, что она неравнодушна к спорту, он старался представить ее фигуру в купальнике.

Мартин прервал свои размышления, когда их взгляды неожиданно встретились.

Первую секунду незнакомка пребывала в замешательстве, затем ее щеки залил легкий румянец, и она отвернулась. Такая стеснительность даже заинтриговала Мартина. Теперь не каждая девятнадцатилетняя девица краснеет под взглядом незнакомого мужчины. По опыту он знал, что его взгляд часто воспринимается как сигнал, и в ответ следует молчаливое приглашение к дальнейшим действиям.

Санди поставила стакан на столик рядом с креслом и, нагнувшись, сделала вид, будто что-то ищет в одном из отделений своего рюкзачка.

Ее смутило не то, что этот брюнет разглядывал ее, а скорее то, что, вопреки ее опасениям, он был хорош и лицом. Да. Он был как раз таким, каким она представляла мужчину своей мечты. Теперь она увидела его наяву.

Как при составлении фоторобота, Санди часто пыталась мысленно представить каждую часть лица своего «принца». Непременно твердый подбородок и четко очерченный рот. Приятная улыбка. Взгляд умный и добрый. Но все же создаваемый ею мысленный образ был довольно приблизительным. Сейчас надо было свыкнуться с его реальным воплощением. А может, это игра приглушенного света, иллюзия, которая исчезнет при повторном взгляде на незнакомца?

arrow_back_ios