Империя степей. Аттила, Чингиз-хан, Тамерлан

Груссэ Рене

Груссэ Рене - Империя степей. Аттила, Чингиз-хан, Тамерлан скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать
Империя степей. Аттила, Чингиз-хан, Тамерлан (Груссэ Рене)

Посвящается Жану Дени, мэтру тюркологических исследований Франции

«И сказал Господь: Я подниму полчища людей которые пойдут по широтам земли, чтобы завладеть не принадлежащими им селениями. Народ жестокий и необузданный! Быстрее барсов кони его и прытче вечерних волков. Скачет в разные стороны конница его; издалека приходят всадники его, прилетают, как орел, бросающийся на добычу. И над царями он издевается, и князья служат ему посмешищем; над всякою крепостью он смеется: насыплет осадный вал и берет ее…»

(НаЬ.1,7-10)

Предисловие

Аттила, Чингиз-хан, Тамерлан… Их имена вписаны в историю. Повествования западных историков, китайских или персидских летописцев способствовали популяризации этих личностей. Великие варвары, они возникали в самом сердце истории цивилизации и молниеносно, в течение нескольких лет, превращали римский, иранский или китайский миры в груду руин. Их появление, их перемещение, их исчезновение кажется не находят объяснений, хотя традиционная история недалека от того, чтобы разделить мнение древних авторов, которые рассматривали их как кару Божью, посланную для возмездия старым цивилизациям.

Однако никогда еще люди не были настолько близко связаны с землей, никогда еще их судьба так не объяснялась ею, никогда еще никто не был так востребован окружающей средой, как они, тут же «узнаваемые» в их движении и их поведении, как только становился известным их образ существования. Степи сформировали их заскорузлыми и коренастыми, неукротимыми, потому что они выросли в необычайных физических условиях. Свирепый ветер высоких плато, лютая стужа или знойная жара вылепили эти скуластые лица с узкими глазами, с редкой волосяной растительностью, создали эти грубые и узловатые тела. Потребности кочевой жизни, вызываемые перекочевкой, определили их номадизм, а факторы кочевого уклада хозяйства привели к взаимоотношениям с оседлыми народами, которые сопровождались то робким подражанием, то кровавыми набегами.

Вполне возможно, что три или четыре великих азиатских кочевников, внезапно возникавших, чтобы нарушить ход нашей истории, являются для нас чем-то из ряда вон выходящими по причине нашего невежества. Наряду с этими личностями, которым выпала необычайная судьба стать Завоевателями мира, сколько еще было подобных Аттил, Чингиз-ханов, которым не удалось, или, я бы сказал, которые не сумели создать свои империи, ограниченные частью Азии, от Сибири до Желтой реки, от Алтая до Персии, что, согласимся, представляется также явлением неординарного масштаба. В данном случае мне хотелось бы показать этот народ великих варваров, идущих сквозь тысячелетнюю историю от границ Китая до границ нашего Запада, ведомых тремя величайшими деятелями, вписанными во фронтиспис этой книги и указать на причины их величия.

Но следует четко разобраться в поставленной проблеме. Классический мир хорошо знал немало таких разновидностей варваров на своей земле, я бы сказал, разновидностей народов, которых так назвали их соседи. Кельты длительное время являлись варварами для Римлян, Германцы – для Галлии, славянский мир – для Германии. Даже будущий южный Китай долго казался варварской страной в глазах коренных жителей Китая бассейна Желтой реки. Но так как речь шла в разных случаях о регионах, где географические условия предрасполагали, равным образом, к ведению сельского хозяйства, несмотря на то, что они задержались в развитии прогресса, стали постепенно переходить на подобный образ жизни таким образом, что, начиная с середины Средних Веков, почти вся Европа, Передняя Азия, Иран, Индия и Китай достаточно долго находились на определенной стадии развития материальной цивилизации.

Тем не менее, в этот процесс не вошла весьма значительная зона. Это широкая полоса, которая протянулась в центр и север Европы, от границ Маньчжурии до Будапешта, зона степей, которая на северной части является продолжением сибирских лесов. В тех местах географические условия позволяли развиваться земледельческому укладу жизни только на отдельных культивируемых землях, но вместе с тем вынуждали население заниматься постоянно выпасом скота, вести кочевой образ жизни в таком виде, в каком существовала тысячи лет назад в конце эпохи неолита остальная часть человечества. Что еще хуже. Часть племен лесных зон оставалась по-прежнему на уровне развития охотников магдаленской культуры. Зона лесов и степей, таким образом, продолжала быть местом сохранения варварского образа жизни, конечно не потому (мы настаиваем, чтобы к нам прислушались), что население тех краев обладало более низкими человеческими качествами по сравнению с другими народами, а потому, что оно проживало в тех условиях существования, которые повсеместно уже давно были преодолены.

Жизнь этой части человечества, оставшейся на пасторальной стадии, в то время как остальная часть Азии уже давно перешла к передовому уровню сельскохозяйственного производства, что стало в основном причиной драматических событий развития человечества. Она повлекла за собой нечто вроде хронологического разрыва между народами-соседями. Люди второго тысячелетия до Рождества Христова сосуществовали с людьми XII века новой эры. Для того чтобы это понять, перейти от одних жителей к другим, достаточно спуститься с Верхней Монголии в Пекин, пройти от киргизских степей до Исфагана. Возник колоссальный разрыв, чреватый губительными последствиями. Для оседлого населения Китая, Ирана или Европы, Гунны, Тюрки, Монголы являлись собственно дикими людьми, на которых можно было произвести впечатление парадами, заинтересовать некоторыми изделиями из стекла или присвоить некоторые титулы, возвеличивать их вдали от цивилизации. Что касается кочевников, то их чувства были обнажены. Вызывающие сочувствие тюрко-монгольские пастухи, которые в засушливые годы, когда степи были скудны на растительность, перемещались от одного иссякшего источника воды до другого такого же источника, что приводило их к границам оседлого мира, к вратам Печили или Трансоксианы, где они, пораженные, созерцали чудеса оседлой цивилизации, наличие обильных урожаев, деревни с переполненными амбарами, роскошь городов. Гунну недоступно было уразуметь это чудо, вернее понять секрет этого чуда, трудолюбие и терпение тех, кто приложил усилия для создания человеческого улея. В своем предвосхищении желаемого он напоминал волка, его тотема, который в снежную зиму подкрадывался к ферме, потому что за изгородью он чувствовал добычу. Кочевник тоже с его тысячелетней интуицией был готов к неожиданному вторжению, грабежу и бегству с награбленным.

Выживание пастухов и охотников рядом с земледельцами или, если хотите, развитие все более и более богатеющих сельскохозяйственных общин и соседство населения, оставшегося на пасторальном уровне, испытывавшего страшные периоды голода, которые вызывались, время от времени степными засухами, придают, таким образом, к колоссальному экономическому разрыву один из жесточайших социальных контрастов. Повторимся, вопрос человеческой географии становится вопросом социальным. Взаимные чувства оседлого человека и кочевника по отношению друг к другу можно сравнить с противоречиями капиталистического общества и пролетариата, находящихся в пределах одного и того же современного населенного пункта. Земледельческие общины, которые обрабатывают богатую плодородную почву Северного Китая, или же сады Ирана, или насыщенный чернозем Киева, были окружены зоной бедных пастбищ зачастую с ужасными климатическими условиями, где раз в десять лет иссякали источники воды, высыхали травы, погибал скот, а вместе с ним и кочевники.

При таких обстоятельствах периодическое массовое нашествие кочевников на культивируемые земли является законом природы. Отметим, что Тюрки или Монголы относятся к разумной, сбалансированной, практической расе, выпестованной в жестких условиях окружающей среды, подготовленные для того, чтобы командовать. Сколько оседлых обществ, часто на грани деградации, уступали под натиском, когда врывались в их города кочевники, которые после того, как стихали первые периоды кровавого разбоя, без особого труда заменяли тех повелителей, которых они устраняли вначале. Не испытывая ни малейшего чувства робости, они вступали на самые великие престолы. Вот он, великий хан Китая, шах Персии, император Индии, султан Рума. Кочевник умел приспосабливаться. В Пекине он становится наполовину китайцем, в Исфагане или Рее – наполовину персом.

Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.