Содержание

Предисловие

К. Э. Циолковский широко известен всему миру не только как основоположник теории ракетно-космического полета, но и как ученый-энциклопедист, которого интересовали самые разнообразные вопросы естествознания и техники, авиации и воздухоплавания, небесной механики, астрономии и даже лингвистики.

Но не теоретическое обоснование возможности создания цельнометаллического дирижабля изменяемого объема и конструкции аэроплана со свободнонесущим крылом и фюзеляжем, в основу расчета которого впервые в мире был положен аэродинамический расчет, и не работы, посвященные другим научным проблемам, — главное в его творчестве. И даже «ракета» — как писал ученый — «это только способ проникновения в космическое пространство». Главное — это Человек с его вечными вопросами бытия, поиска смысла и цели жизни, места во Вселенной.

Главная цель всякой науки — дать ответ на вопрос, как сделать людей счастливыми. В человеке изначально заложено природой стремление к счастью и совершенству — вот основа всей системы этики Циолковского. Это волновало и занимало его всю жизнь.

В 1903 году, знаменательном, по-своему даже «рубежном» году жизни ученого, была опубликована его основополагающая работа по ракетодинамике «Исследование мировых пространств реактивными приборами». И в этом же году им была написана одна из значительных работ мировоззренческого плана — «Этика, или естественные основы нравственности».

Потом параллельно шли работы «Ракета в космическое пространство», «Цели звездоплавания», «Звездоплавателям», «Космические ракетные поезда» и «Монизм Вселенной», «Будущее Земли и человечества», «Причина космоса», т. е. со всей очевидностью можно сказать, что Циолковский-философ прошел путь от раздумий философского характера к работам в области космонавтики.

Его работы неоднозначно оценивались современниками, не все в его творчестве приемлем и мы. В своей работе «Права и обязанности существ» ученый писал: «Ошибки, увлечения и заблуждения даже гениального человека неизбежны». Циолковский достаточно велик, чтобы скрывать его противоречия и заблуждения, а его вклад в мировую науку настолько очевиден, что жалкие попытки дискредитировать его только пробуждают новую волну интереса к творчеству ученого.

Через все его работы красной нитью проходит: «Я не гонюсь за приоритетом, именем или славой. Я знаю, что я работал из всех сил, и счастлив, если моя работа принесла хоть какую-нибудь пользу человечеству. А это для меня величайшее нравственное удовлетворение». Интерес к личности Циолковского и у нас в стране, и за рубежом всегда был огромен. Литература о нем весьма обширна. При его жизни в 1931 г. была опубликована книга Н. А. Рынина «Русский изобретатель и ученый Циолковский». В 1932 г. увидела свет биография, написанная Я. И. Перельманом, а в 1940 г. — Б. Н. Воробьевым. Много и вдохновенно писал о Циолковском А. А. Космодемьянский. В 1962 г. в серии «Жизнь замечательных людей» вышла книга о Циолковском М. С. Арлазорова. В 1969 г. появилась книга «Гражданин Вселенной», написанная С. И. Самойловичем. Опубликовано огромное количество воспоминаний об ученом. А с момента открытия в 1966 г. ежегодных научных Чтений К. Э. Циолковского в Калуге количество исследователей творчества ученого увеличилось многократно.

Первые попытки получить автобиографические сведения от самого Константина Эдуардовича с целью их публикации оканчивались неудачей. Вот что ответил Циолковский литератору и ученому А. И. Яцемирскому, который обратился к нему с просьбой написать автобиографию для сборника «Галерея русских самородков». «Недурно, конечно, оставить автобиографию простую, наивную, без тени лжи и скрытности: она поучительна для потомства, если даже написана человеком самым обыкновенным. Но издание такой автобиографии возможно только после смерти автора… Я бы исполнил Ваше желание, если бы:

1. Я был твердо уверен, что я действительно самородок.

2. Если бы мне не было совестно писать о самом себе и показывать свою физиономию публично, как нечто, заслуживающее внимания».

Еще более лаконичен ответ Циолковского во втором письме этому адресату. «Я не хочу видеть в печати ни моей биографии, ни тем более автобиографии, потому что считаю появление ее преждевременным… На предложение Ваше я не могу, к сожалению, ничем ответить, кроме как категорическим отказом».

В предисловии к переизданной в 1904 году книге «Простое учение о воздушном корабле и его построении» Циолковский впервые опубликовал автобиографические сведения. В 1924 г. им была написана «Краткая автобиография» на две страницы машинописного текста.

Позднее, в 1927–1928 годах, Циолковский составил «Автобиографические черты» и «Из моей жизни».

В 1932 году Циолковский написал три автобиографии. В «Краткой автобиографии» он приводит перечень своих работ, которые, по его мнению, являются новаторскими.

В год 75-летнего юбилея Константин Эдуардович передал Калужской секции научных работников рукопись «Черты из автобиографии», где была в основном отражена его педагогическая деятельность. В том же 1932 году ученый написал автобиографию «Моя жизнь». Наиболее полная автобиография написана ученым в январе 1935 года: «Черты из моей жизни» с приложением «Знаменательные моменты моей жизни». К «Знаменательным моментам» была добавлена вставка «Иные этапами своей жизни считают женитьбу, рождение и смерть своих близких, получение имуществ, орденов, должностей и разных почестей. Вы же увидите в моем перечислении только моменты моих научных и технических достижений. Они меня радовали и поднимали в моих собственных глазах». Автобиография 1935 г. была опубликована в сборнике издательства Аэрофлота спустя четыре года после смерти ученого.

В 1983 г. в Приокском книжном издательстве вышла автобиография Циолковского «Черты из моей жизни» в виде миниатюрной книжки с приложениями, основными датами жизни и деятельности и перечнем основных работ Циолковского по различным отраслям знаний. Составителем книжки являлся И. С. Коченцев, бывший тогда директором Государственного музея истории космонавтики им. К. Э. Циолковского. Книжка была издана тиражом 5 тысяч экземпляров и разошлась мгновенно. В этом издании был опущен ряд текстов по цензурным соображениям того времени, что было учтено при подготовке второго издания.

Автобиография, написанная ученым, содержит не только фактические сведения о его предках, его корнях, но отражает и психологический фон его жизни и деятельности. Она написана без прикрас, очень правдиво, с подкупающей искренностью, доходящей иногда до наивности. Перед нами предстает Человек со всеми его слабостями, сомнениями, жизненными радостями и невзгодами — живой, зачастую противоречивый, сильный и свободный в мыслях и творчестве.

Е. И. Кузин,

Н. В.Самбуров

Черты из моей жизни

Предисловие

По природе или по характеру я революционер и коммунист. Доказательством тому служит моя работа «Горе и Гений», изданная в 1916 году, еще при царе. В ней совершенно определенно и исключительно проповедуются выгоды коммун в широком значении этого слова.

Почему же из меня не вышел активный революционер?

Причины в следующем.

1. Глухота с десяти лет, сделавшая меня слабым и изгоем.

2. Отсутствие, вследствие этого, товарищей, друзей и общественных связей.

3. По этой же причине: незнание жизни и материальная беспомощность.

Исход моим реформаторским стремлениям был один: техника, наука, изобретательство и естественная философия. Сначала все это было в области мечтаний, а потом мое новаторство стало выползать наружу и было причиной, отталкивающей от меня правоверных несомневающихся ученых. Я был выскочка, реформатор и как таковой не признавался. Кто мог согласиться с человеком, который осмеливался колебать самые основы наук. Как можно отрицать Лобачевского1, Эйнштейна2 и их последователей в Германии и России! Однако у меня были сторонники даже на континенте.

Как можно не согласиться с ходячими теориями образования солнечных систем (Лаплас3, Дарвин4, Джинс5)!

Возможно ли опровергать второе начало термодинамики (Клаузиус6, Томсон7)! Кто может сомневаться, что газовый воздушный корабль (дирижабль) должен навсегда остаться игрушкой ветров (мнение VII отдела бывшего Императорского технического общества).

Можно ли придумать что-нибудь безумнее металлического дирижабля (дирижабли хуже аэропланов, а металлический дирижабль никуда не годится: проф. Ветчинкин8, Жуковский9 и другие почтенные ученые)!

Как можно отрицать целесообразность всех азбук и орфографий (все филологи мира)!

Что может быть нелепее доказывать возможность заатмосферных полетов (все академики и все «серьезные» ученые)!

Можно ли стоять за дирижабли, когда они давно сданы в архив (общее мнение до Цеппелинов10)!

И так далее — без конца.

…Моя биография поневоле состоит из мелочей жизни и работ. Последние все поглотили, остальное — пустячки, всем обычные. Кроме того, в силу ограниченности житейских впечатлений, моя биография не может быть такой же красочной, как людей нормальных, без физических недостатков.

Существует несколько моих биографий: в журналах, отдельными книжками или в виде предисловий к моим сочинениям.

Они недурны, но несколько пристрастны — в ту или другую сторону. Видеть в них ошибки можно только, сличая их с моей автобиографией. Поэтому, как она ни плоха, а все же она полезный источник для освещения моей жизни и деятельности, с любой точки зрения.

arrow_back_ios