Грузинские романтики

Абашидзе Григол Григорьевич

Серия: Классики и современники [0]
Абашидзе Григол - Грузинские романтики скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать
Грузинские романтики (Абашидзе Григол)

Грузинские романтики

Предисловие

Романтизмом принято называть модное литературное движение, возникшее в Западной Европе в начале XIX века.

Как всякое определение, этот термин является во многом условным, особенно если это касается той большой поэзии, которая зародилась вслед за эпохой Великой французской революции.

Однако романтизм — это не замкнутая школа и не строго ограниченное направление в литературе, что особенно характерно для символизма, футуризма или сюрреализма.

Великие поэты не бывают последовательно и ортодоксально верными какому-нибудь одному направлению. В творчестве Байрона и Шелли, Леопарди и Гюго, Пушкина и Мицкевича мы с одинаковым успехом обнаружим характерные черты, присущие предыдущим, а порой и последующим литературным школам.

Но это отнюдь не значит, что у ярких представителей романтизма нет сугубо своих особенностей, которые присущи только им.

Разочарование в окружающей действительности, ощущение быстротечности жизни, уход в прошлое, любование картинами природы, ярко выраженный индивидуализм и бунтарство в большей или меньшей степени свойственны всем поэтам-романтикам.

По этим признакам вполне оправданно считать романтиками замечательных поэтов Грузии начала XIX века — Александра Чавчавадзе, Григола Орбелиани, Николоза Бараташвили и Вахтанга Орбелиани.

Под этим же названием ввели их в русскую переводную литературу Б. Пастернак, Н. Заболоцкий и др.

Любопытно отметить, что в Западной Европе Н. Бараташвили был назван романтиком после издания его книги в Париже в 1977 году в переводе наших современников — поэтов Франции.

Этому изданию были посвящены восторженные отклики во всех франко-язычных странах, и при этом особенно подчеркивалось духовное родство грузинского поэта не только с Байроном, но и с романтиками Франции.

В 1801 году Грузия окончательно была включена в Российскую империю как ее составная часть и официально было ликвидировано Грузинское царство.

Первые годы утверждения российского самодержавного владычества принесли разочарование даже тем, кто больше всех усердствовал в деле присоединения Грузии к России.

Всевозможные налоги и оброки, военные экзекуции, бессердечность и жестокость представителей власти, непонимание нужд местных жителей и попрание народных традиций вызывали протест, который не раз перерастал в вооруженные восстания.

Во главе этих мятежей стояли многочисленные царевичи — претенденты на корону, а также передовые представители грузинского дворянства, среди которых были и поэты-романтики.

Последней серьезной попыткой восстановить независимость Грузии явился заговор 1832 года, который готовился долго и тщательно. Участниками его были Ал. Чавчавадзе, Гр. Орбелиани.

Самому младшему из поэтов-романтиков — Н. Бараташвили — тогда было всего 15 лет. В этом возрасте он не мог быть в числе заговорщиков, но крах этой обреченной политической акции произвел на юношу неизгладимое впечатление.

Поэты — участники неудавшегося восстания отбывали наказание в тюрьмах и ссылках, оплакивая горькую участь родного края.

В практической жизни и деятельности они встали на путь примирения с реальной действительностью, однако в творчестве до конца своих дней остались верными былым романтическим идеалам.

Самый старший из романтиков — Александр Чавчавадзе — был центральной фигурой среди образованной части грузинского дворянства.

Он владел несколькими иностранными языками. Переводил Расина, Корнеля и Вольтера, сделал первые переводы на грузинский язык А. С. Пушкина.

Утрата национальной самостоятельности Грузией оставила грубочайший след в душе А. Чавчавадзе и нашла своеобразное поэтическое отражение в его творчестве:

О далекие, полные света года! Отлетела, как сон, ваших дней череда… Я печальной судьбою своей заклеймен, О, да будет щитом мне надежды звезда! Я всё тот же всегда.

С детства тонкий знаток французской и русской изящной словесности, он в то же время обращался и к третьему источнику, близкому ему, — восточной поэзии, опираясь при этом на богатейшую традицию родного фольклора. Эти три источника органически слились в его творчестве и обогатили его не только разнообразием тематики, но и придали его поэзии особую легкость и благозвучие.

Мотивы беспечности, наслаждения радостями жизни сменяются грустными раздумьями о краткости и быстротечности дней в этом мире. Он призывает воспользоваться благами молодости, развеять тоску вином и весельем:

Давайте ж, ребята, кутнем! Вино, как врага, разобьем!.. Оно обратится нам в кровь, А кровь ту в бою мы прольем!..

Величественные картины прошлого, развалины великолепных храмов и крепостей приводят поэта к печальным философским медитациям:

…Как все здесь застыло в своем отрешенном покое! Пустынность, безгласность, владычество смерти кругом, Здесь в темный покров одевается сердце людское, И горькое чувство со стоном вздымается в нем. Так вот она — камни, дворцов величавых руины, Так вот она — участь прекрасных творений тщеты, Вот истинный образ и нашей грядущей судьбины! Зачем же, мой взор, лишь к мгновенному тянешься ты?

Такие мрачные раздумья о тщетности мира уживаются с радостными песнями восхваления жизни и как-то дополняют друг друга, образуя неповторимую самобытность поэзии А. Чавчавадзе.

Второй из грузинских романтиков, Григол Орбелиани, был младше Чавчавадзе. Он был внуком грузинского царя Ираклия II по материнской линии и остро пережил крах последней надежды на восстановление независимости своей родины.

Для его поэзии характерно романтическое созерцание картин родной природы, элегическое описание красот вечеров, проникнутое переходящей в скорбь грустью о превратностях судьбы и непрочности человеческого счастья.

В своих стихах Гр. Орбелиани воспевает героев прошлого, мечтает о новых подвижниках, которые принесут свободу родине.

В своем прекрасном стихотворении «Лик царицы Тамары в Бетанийской церкви» он вспоминает о славном прошлом Грузии и глубоко переживает ее падение.

…О мать моя, Иверия моя! Откуда ждать на слезы мне ответа? Униженный, больной, Я — сын печальный твой, И в сердце — ни надежды, ни привета!..

Наряду со скорбью об ушедшем величии родины поэт не перестает восхищаться красотой жизни, призывает предаться веселым утехам. Он живописно передает красоту грузинского застолья в садах Ортачалы, восхваляет народных певцов и знаменитых завсегдатаев богатых пиршеств.

Поэт обращается к тбилисскому городскому фольклору и, следуя восточной поэтической традиции, воспевает любовь, стараясь заглушить скорбь и печаль в вине.

В философской лирике Г. Орбелиани нередко возникают религиозные мотивы, реминисценции из псалмов царя Давида и Екклезиаста.

Жизнь величайшего грузинского поэта Николоза Бараташвили оказалась столь же короткой, как и жизнь его гениальных современников — Шелли и Китса, Лермонтова и Петефи.

Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.