Отчий край

Куанг Во

Куанг Во - Отчий край скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать
Отчий край (Куанг Во)

ПРАЗДНИК У ДОБРОГО ДРУГА

Вьетнам — далеко это или близко? Конечно, далеко, если бросить взгляд на карту или просто вспомнить школьные уроки географии — тропики, жаркое солнце, синий океан… Но что теперь расстояния! В наш век потока информации и скоростей, возможно, неправомерны такие понятия, как, например, отдаленность. Справедливо ли говорить, что Вьетнам далеко, если туда можно, к примеру, позвонить по телефону и услышать совсем рядом, возле самого уха, голос твоих друзей? Или сесть в самолет и через двенадцать часов увидеть их лица.

Тропики, жаркое солнце, синий океан… Вот бы вам увидеть, ребята, какой разной и прекрасной предстает взору эта страна, если проехать ее всю с севера на юг!

Самый север ее — сплошь гористый. Серпантином вьется красная дорога, огибая склоны, и так, преодолевая вершину за вершиной, уходит все выше и выше, поднимается, как в сказках пишут, в заоблачные выси. С одной стороны дороги раскинулся и зеленеет захватывающий дух простор альпийских лугов, с другой — обрывается вниз невероятная крутизна: темно-зеленая, почти черная, оплетенная поистине дремучими джунглями. Здесь в сезон пылают алые цветы дикого банана, и по форме и по цвету своему они среди темной зелени напоминают факелы в ночи. Где-то очень далеко внизу лежит долина, отсюда она кажется мозаичной картинкой, с ювелирным искусством составленной из крохотных зеленых кусочков — это поля — и красных точек черепичных крыш. И вдруг за очередным поворотом наползает туман. Он становится гуще и гуще, и вот уже кругом одно «молоко» — мы на перевале, откуда почти никогда не уходят облака. Справа и слева грозно нависли мрачные мокрые скалы. Перевал называется Мафук, что значит «упавший конь»: резвый конь, несший по горам всадника, говорит предание, поднявшись сюда, так устал, что упал на передние ноги.

Живущие в горах люди умело возделывают горные склоны и долины под кукурузу, табак и другие культуры, плетут изящные поделки и даже мебель из бамбука, ткут ткани для своей одежды и расшивают ее пестрыми, радующими глаз узорами. У каждой горской народности, а их на севере Вьетнама более сорока, своя, непохожая на других, одежда, своя гамма красок.

Наша дорога дальше — вниз, в долину. Теперь мы едем вдоль подножия Чыонгшона — этот самый высокий горный хребет Вьетнама тянется через всю страну. Голубовато-зеленые исполинские горы столь величавы, что чувствуешь невольную робость. И в то же время грандиозность этого зрелища, величие и щедрость природы внушают тебе какую-то нечаянную, волшебную силу…

Но вот уже по обеим сторонам залитые водой квадраты и прямоугольники полей — так растет рис. Чуть подальше его изумрудной зелени стоят банановые заросли, светлеют бамбуковые рощи, окружающие плотным кольцом деревеньки. На горизонте виднеются заводские трубы, силуэты больших городов, рядом бежит полотно железной дороги, тут и там поднимаются стройки. Мы в долине.

Здесь течет река, в которой столько ила, что она стала красного цвета. Река так и зовется — Красная. Над рекой замерли, подняв крылья, коричневые бабочки — это джонки вышли на лов креветок и рыбы, их изящные перепончатые паруса окрашены в коричневый цвет.

Где-то далеко слева остается залив Халонг, залив «Спустившегося дракона». Там тысячи скалистых островков, лежащих среди то изумрудной, то сапфировой, то бирюзовой воды. Острова эти самых причудливых очертаний и форм, напоминающих или дерущихся петухов, или лягушку, или кролика, или еще каких-нибудь зверушек.

А мы едем дальше — наш путь под жарким солнцем, мимо Красной реки, к белым пескам и синему океану. Дорога теперь бежит прямо, не петляет, и на большой скорости мы въезжаем в край сплошных песков. Куда девалась пышная, разноликая зелень центральной долины! Справа и слева — только сахарно-белый, слепящий глаза песок. И вдруг вдали слева, за высокими песчаными дюнами, мелькает яркая синяя полоска — океан! Скоро мы уже мчимся вдоль него — по белому берегу и потом над ним — по изумрудным горам.

Океан — Тихий, или Великий, — с царственной леностью накатывает на берег высокие волны, разукрашенные по краю кружевом пены. Горы — все тот же Чыонгшон — любуются им. Покрытые пышной, самых разнообразных оттенков зеленью, они под ярким солнцем кажутся празднично разодетыми в блестящую парчу и атлас.

Мы минуем перевал с поэтичным, как весь этот пейзаж, названием «Морское облачко» и начинаем спуск вниз. И снова вдоль океана, вдоль широченной, в несколько десятков километров, полосы белого пляжа — на юг. Это тот край, который совсем недавно стал свободным и вместе со всей страной начал строить социализм. Многолюдные города, плантации каучуконоса — гевейи, д'eревца со стекающей по надрезанной коре драгоценной молочного цвета струйкой, которая у вас в руках застывает и тут же начинает упруго пружинить, — рощи кокосовых пальм, сады, удивляющие не виданными нигде тропическими фруктами. Гостеприимно манит сочная свежесть рисовых полей, но мы торопимся: пора пересаживаться в лодку и начинать путешествие в дельте другой большой реки Вьетнама — Меконга.

Край этот, сплошь зеленый и ровный, радует глаз своей спокойной, тихой красотой. Он лежит несколько ниже уровня моря, и прилив океана заливает его. Поэтому местные жители соединили многочисленные реки, речушки, рукава столь же многочисленными каналами и протоками, и густая сеть водных путей покрывает все эти земли. И города, и деревни стоят на самой кромке берега. Удивительно видеть, как люди поднимаются из лодки прямо в дом к местному парикмахеру, например, к портному или гончару, как путешествуют на лодках по улицам из дома в дом бродячие торговцы… Протока, канал, река, снова канал, снова протока, иногда такая узкая, что лодка скользит под густым темно-зеленым сводом и совсем не видно неба: так тесно сплелись над протокой ветви, а кругом — тонкоствольные, белокорые деревья чам, ценящиеся своей прочной древесиной.

Но вот мы уже в устье другой реки, впереди морская гладь, залив. Здесь мы пересаживаемся на рыбачий баркас и скоро попадаем на самую южную оконечность Вьетнама — мыс Кам'aу. Это край отважных и крепких людей — рыбаков, край даров моря: крабов, креветок и рыбы, край соленого ветра, белого солнца, синего океана. Наше путешествие закончено…

Вот такой он, Вьетнам, интересный и разный. Страна очень вытянута с севера на юг — свыше трех тысяч километров морского берега! И, конечно, поэтому такое разнообразие пейзажей, пестрота обычаев и занятий.

Вьетнамские писатели — люди, горячо влюбленные в свой край, всегда стремились рассказать о его красоте и богатстве вьетнамским ребятам, передать им свою любовь к нему. И появились такие книги, как, например, повесть То Хоая о горцах севера — «Западный край», повести Доан Зиоя «В джунглях Юга» — о южной части Вьетнама, Чан Тхань Зяо «В поисках Жемчужного острова» — о морских островах на северо-востоке. Книги эти в разные годы вышли на русском языке в издательстве «Детская литература», и вы, ребята, можете их прочитать.

И вот теперь еще одна книжка — на этот раз о центральной части Вьетнама, крае, населенном умелыми, трудолюбивыми людьми. В годы недавней антиимпериалистической войны жители этих мест проявили такую высокую нравственную стойкость, такое мужество, что один из крупнейших поэтов страны, славя эту землю, подписывает свои стихи именем здешней реки — Тху Бон.

А кто автор этой книги, наверное, спросите вы? Я с удовольствием познакомлю вас. Мне кажется, вам будет интересно послушать рассказ об одной из встреч с этим писателем.

Вьетнам для меня — всегда праздник, ведь поездка туда непременно обещает много нового, неожиданного, интересного. На этот раз к тому же получилось так, что мой праздник совпал с праздником на календаре.

Вдоль улиц Ханоя под слабыми порывами ветерка весело раскачивались праздничные, новогодние фонари. Сделанные из пестрой гофрированной бумаги или обтянутые красной материей с наклеенными на нее узорчатыми вырезками из золотой, серебряной, синей и зеленой фольги и украшенные золотистой бахромой и разноцветными кисточками — все эти большие и малые фонари и фонарики, казалось, не могли спокойно висеть от переполнявшей их радости и кричали суетящейся в предпраздничной толчее толпе: «Новый год! Новый год — наш веселый Тэт, наконец-то он настал!» Цепочка фонариков бежала к кварталам за озером, где раскинулся шумный и тесный новогодний рынок. Издали он выделялся огромным густо-розовым пятном — больше всего там было распустившихся персиковых деревцев. Невысокое персиковое деревце в кадке — кэй д'aо — или просто крупная ветка его, усыпанная розовыми цветами с крохотными нежными лепестками, — непременный атрибут Тэта в каждой вьетнамской семье. Его выращивают специально к этому дню. Ведь Тэт во Вьетнаме — не только Новый год, но еще и праздник весны, и распустившиеся розовые цветы символизируют наступление ее.

Внизу в нашей гостинице, прямо в центре просторного вестибюля в красивой фаянсовой вазе уже стояло такое деревце, все в розовой пене цветов. Возле него и ждал меня Во Ку'aнг — невысокий седой человек с тихим голосом, доброй улыбкой и мягким застенчивым взглядом. Мы тут же принялись вспоминать нашу предыдущую встречу, год назад, в Москве, в такую же февральскую пору. Тогда вокруг стояли высокие московские сугробы и с ненароком потревоженных веток сыпались густые хлопья снега, а сейчас нас окружала праздничная вьетнамская весна, такая ликующая еще и оттого, что была первой весной единого и независимого Вьетнама.

— Вот тебе обещанная книжица, — сказал Во Куанг, протягивая мне тонкую, в мягкой зеленой обложке книгу. — Я написал ее про наших мальчишек, про их жизнь в первый год после Августовской революции. Наверное, в чем-то это должно быть похоже на жизнь советских ребят в послереволюционные годы. В общем, если будет нечего делать, погляди ее…

Этот славный, скромный человек, конечно же, умолчал о том, что книга, которую он мне сейчас дарил, — «Отчий край» — во Вьетнаме стала одной из лучших книг у детей, что она за короткое время издана дважды и оба раза в книжных магазинах ее расхватали мгновенно. Обо всем этом я узнала уже назавтра, когда встретилась с сотрудниками вьетнамского издательства детской литературы «Ким Донг». А пока, разговаривая с Во Куангом, я все время думала о том, что не зря так много говорят о его скромности и мягкости характера коллеги — вьетнамские литераторы. Думала и о том, как справедлива всегда ребячья привязанность: Во Куанг — один из самых любимых поэтов у вьетнамских ребят. И, наверное, не только потому, что он автор доброго десятка книг, и не потому, что по его сценариям сняты популярнейшие мультфильмы, кстати, один из них, «Теплые одежки», получил премию на международном кинофестивале в Москве в 1971 году. Наверное, все же главная причина этой любви и популярности — большое и щедрое сердце Во Куанга, которое он целиком отдал детям.

Вот почему мне не терпелось поскорее открыть новую книгу моего доброго друга, и я это сделала в первый же вечер. Я дочитала ее еще до отъезда в Москву и подумала, что хорошо было бы познакомить с ней наших ребят.

Теперь ваш черед, ребята, прочитать «Отчий край». Пожалуйста, напишите: а вам понравилась эта книга? Что сказать Во Куангу?

И. Зимонина
Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.