Выбирая свою историю."Развилки" на пути России: от Рюриковичей до олигархов

Соколов Никита

Соколов Никита - Выбирая свою историю."Развилки" на пути России: от Рюриковичей до олигархов скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать

Выбирая свою историю.

"Развилки" на пути России: от Рюриковичей до олигархов

Автор: Ирина Карацуба, Игорь Курукин, Никита Соколов

Издательство: Колибри

2006

(желающий вычитать эту книгу до безошибочного состояния может получить .DOC по адресу ircmaan@stream.com.ua)

Аннотация:

Своеобразный "антиучебник" истории России, посвященный наиболее значимым и драматичным эпизодам истории Отечества со времен средневековья до наших дней. Эта книга – собрание очерков, повествующих об исторических «развилках», когда история нашего отечества могла пойти по одному из нескольких принципиально разных путей.

«ЧТО БЫТЬ МОГЛО, НО СТАТЬ НЕ ВОЗМОГЛО...»

Эта книга необычна. Профессиональные историки делятся с читателями мыслями об альтернативах исторического развития. Мысли эти остаются подчас невостребованными, таятся в уголках сознания, пока общество не потребует сказать о них открыто. Такой момент настал. Часть российско­го общества явно взыскует ответа на вопрос о том, что «с нами происхо­дит»...

Необычной книге хотелось бы предпослать и не совсем привычные слова напутствия. Можно разделять или не разделять основные интенции авторов, моих коллег — все-таки альтернативная история выходит за рамки строго до­казательной академической истории, — но их книга мне интересна. Более то­го, считаю ее полезной и для широкого круга читателей, которые могут уви­деть русскую историю в контексте «упущенных возможностей».

Что же в этом интересного и полезного?

Всякая косность мысли оборачивается догмой, хуже того — идеологией, которая по природе своей не терпит разномыслия, сомнений, рефлексий. Сейчас в России вновь наступает эпоха, когда «история» становится размен­ной монетой в политической игре, при помощи которой государственные му­жи намереваются «сплотить народ» на основе идеи «священной державы». Авторы книги продолжают начатый во времена «перестройки» и прерванный впоследствии разговор о судьбах страны, народа, государства.

Сталкиваются два несогласия «так жить». Одних пугает непредсказу­емость науки, непредсказуемость личности, непредсказуемость творчества. Другим претит безжизненность схемы, самодовлеющий механизм шаблона.

Взыскующие «порядка» правы по-своему — нет уже сил просто взирать, и не видно других средств цивилизованно управиться с разгулом примитив­ного эгоизма в «невнятном» государстве: с двуглавым орлом, советским гим­ном и олигархами. Но своя правда и у тех, кто не ожидает ничего доброго от победы над эгоизмом ради «общей пользы» ценой удушения живой мысли, живого дела.

В этой ситуации не случайно возникает потребность в провоцирующей книге, смысл которой — поколебать уверенность в том, что возможно лишь од­но объяснение прошлого. Нет, говорят историки, объяснений может быть больше. Хотя — и это тоже важно — существенна не только сама возможность исторической «развилки», но и то, насколько она была осознана современни­ками.

Уверен, книга вызовет неоднозначное отношение читателя, потому что ав­торы сознательно ставят перед собой цель — возмутить обывательский уют привычных представлений, порой далеко не бесспорных. «Разве мы не страда­ли от монголов, от ига, и поэтому у нас не сложилась современная демокра­тия?» — спросит иной поборник «традиции», привыкший находить в истори­ческих событиях объяснение своей собственной отсталости. Речь, конечно, не идет о том, чтобы определить здесь и сейчас «окончательный» взгляд на факты прошлого — историки продолжают разговор о возможностях научного сомне­ния, прибегая к казусам альтернативы, чтобы нагляднее показать, что к исто­рии, как и ко всему на свете, можно относиться по-разному.

Когда сегодня ставится вопрос о «воспитании историей», то хотелось бы знать, что мы стремимся воспитывать? Одни найдут в истории примеры едине­ния ради общих интересов и вопреки мнению отдельных личностей и целых соци­альных слоев, другие... Весь пафос этой книги заключается в том, что должны быть «другие»: верившие, боровшиеся, часто отдававшие собственную жизнь за иное будущее своей родины; наверное, не обладавшие полнотой истины (а кто из смертных ею обладает?), но имевшие право думать иначе. Только это признание права на «инаковость» позволяет стать гражданином, для которого история стра­ны — это не звук фанфар на юбилейных торжествах, а боль утраты, острое жела­ние не быть отсутствующим в собственной отчизне. Не сносить молча, по выра­жению Н.М. Карамзина, все ее «нестроения» и несправедливости, «терпя, чего терпеть без подлости не можно».

Словом, эта книга вызовет спор, несогласие, сомнения, рефлексии. Это, я думаю, и требуется от альтернативной истории — не быть скучной, назида­тельной, окончательной, но встречать заинтересованный взгляд читателя беспокойством мысли, неожиданностью сравнений, порой даже рискован­ностью сомнений. Ради одного — пробуждать гражданский интерес к исто­рии России. Или, по словам Карамзина, к тому, «что быть могло, но стать не возмогло...».

Андрей Юрганов

С точки зрения ежика (вместо введения)

И вы себе не представляете, как ужасно неудобно играть, когда все они живые! ...Сейчас я могла кро­кировать королевиного ежика, а он взял да и убе­жал от моего ежа...

Льюис Кэрролл. Алиса в Стране чудес

Эта книга вовсе не учебник. Она, скорее, — «антиучебник». И даже не пото­му, что некоторые события здесь получают непривычное освещение. Сущест­веннее другое. Учебники рассказывают о правилах и законах, которые нуж­но выучить и запомнить. Когда так пишут учебники по физике и химии — это естественно; беда, что тем же манером пишут и учебники по истории. Даже когда «закон истории» не формулируется в них открыто, построение расска­за всегда подразумевает некоторую скрытую предопределенность исхода. Представления эти проявляются в оценках действующих лиц как «прогрес­сивных» и «реакционных», то есть приближающих или отдаляющих жела­тельный «конец истории».

Это происходит не по злому умыслу. В конце концов, история состоялась так, как состоялась, а не иначе, и человек, изучающий ее, знает (пусть даже эти знания весьма ограниченны), как и чем закончились те или иные собы­тия. Но проблема в том и состоит, что история не имеет объективных зако­нов, кроме тех, которые придумывают пишущие. Все попытки подвести ис­торию под какое бы то ни было общее правило — будь то божий промысел, понимаемый в качестве генерального плана; прогресс просвещения; «естест­венноисторический процесс» смены общественно-экономических форма­ций; позаимствованные у биологии законы рождения, роста и гибели циви­лизаций — пошли прахом. Целенаправленная деятельность человека в прош­лом, составляющая существо истории, не подчиняется никакой кабинетно измышленной закономерности. Если бы подчинялась, историк, подобно фи­зику и химику, мог бы знать, чем закончится процесс и делать верные предс­казания на будущее. Удавалось — весьма редко и самым чутким — угадывать. Предсказывать не удавалось никому, и не потому, что предсказателям недос­тавало таланта или знаний. Просто история — поле деятельности человека, который обладает не только разумом, но и свободой воли. В силу этой свобо­ды: никакая последовательность исторических событий не представляет со­бой «процесса», подчиняющегося закономерности, которая хотя бы отдален­но напоминала законы, действующие в природе. Траекторию движения «уп­ругих тел» после столкновения можно предсказать с большой точностью, но совершенно бессмысленно требовать, как Алиса, чтобы живые ежики вели себя как деревянные крокетные шары. Нет, они, конечно, катятся после удара носом фламинго, но... куда сами хотят.

Скачивание книги было запрещено по требованию правообладателя. У книги неполное содержание, только ознакомительный отрывок.

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.