Содержание

Зачин

Боль… Она разорвала меня на части, растворила в себе все мое существо. Не то, что пошевелиться, больно даже думать. Мысли роились в голове и взрывались миллионом Хиросим, но, преодолевая сопротивление, все же стучались в черепную коробку, не давая провалиться в забытье.

Где я? Что со мной?

Превозмогая приступы, я приподнялся и открыл глаза.

Никакой разницы.

Вокруг простиралась тьма, бесконечная чернота, и в этой черноте ничего не было: ни верха, ни низа, ни права, ни лева. Нет, они были, как же без них, но совершенно одинаковые: везде, по всем осям, простиралось бесконечное Ничто.

Сел. Голова раскалывалась. Самое тяжелое похмелье показалось верхом блаженства. Но раскисать нельзя, надо что-то делать, шевелиться, двигаться! Надо выбираться отсюда! А для этого вначале понять, что это за «отсюда», и как это сделать. А главное, как и каким чертом меня сюда занесло!

Перебарывая тошноту, пошевелил руками и ногами. Ощупал тело. Вроде все в порядке, все слушается, не ранен. Для начала неплохо. Что ж, подведу итог: я вишу в пространстве, в непроглядной тьме, которую вижу, как бы дико это не звучало, и не падаю, хотя ощущаю силу тяжести. И что дальше?

Как бы в ответ, вдалеке послышался свист. Кто-то шел и весело насвистывал «Scorpions», «Ветер перемен», знакомую и родную музыку, чуждую окружающему безмолвию.

— Ээээй! Помогите! Я здесь! — я крикнул и чуть не потерял голос. От нового приступа боли тот сорвался, голова закружилась, и я рухнул на четвереньки, едва не потеряв сознание.

Свист оборвался. Послышались неспешные заинтересованные шаги. Они гулко приближались, явственно слышался цокот подкованных каблуков. Поступь тяжелая, уверенная. Кем бы ни был свистевший, он тут явно не чувствует себя гостем. Нить надежды внутри всколыхнулась.

Звук шагов стих. Перед моими глазами возникли два высоких кожаных сапога, увешанных металлическими бляхами и цепочками.

— Помогите… — выдавил я из последних сил.

Незнакомец постоял, подумал чего-то, затем аккуратно, но грубо схватил меня за плечи, перевернул и облокотил на неожиданно возникнувшую сзади стену. Затем губ коснулось горлышко фляжки, и не терпящая возражения рука силой влила в меня несколько глотков.

Крепко. Горько. Противно. Я закашлялся.

— Что это?

— Лучше тебе не знать. — Отозвался спокойный уверенный голос.

Боль тут же начала отпускать, в голове прояснялось. Я, наконец, смог нормально открыть глаза и осмотреться.

Передо мной сидел на корточках невысокий парень, на вид моего возраста, может чуть старше, и с интересом меня рассматривал. На парне были едко-малиновые свободные штаны, желтая футболка с красным пятном на полгруди, на котором пристроились серп с молотом, и классическая надпись: «Коси и забивай!». Поверх небрежно накинута не менее классическая косуха, а за плечом висела небольшая трапециевидная метровая арфа. Волосы паренька длинные, до плеч, ярко-фиолетового цвета, и такие же фиолетовые пронзительные глаза. Верх прически венчал маленький ирокез, напоминающий более не панкующую молодежь семидесятых, а шлем древних греческих гоплитов.

— Миха! — я протянул руку для знакомства с этим чудом-юдом.

— Гера! — пожал руку он.

— Герасим?

Отрицательный кивок.

— Гермес.

— Типа бог? — усмехнулся я.

— Ага. Бывший… — копируя мою иронию, ответил незнакомец. Веселый парень!

Хорошее начало. Теперь надо выяснить, что это за место.

— Где я?

— Здесь. — Гера неопределенно пожал плечами.

— Это я понял. А «здесь» — это где?

— Вот тут. — Он указал на место, на котором я сидел. Тоже мне, шутник!

— А что это за место? Где находится?

Парень скривил неопределенную мину.

— Пока ты здесь — оно тут. Когда ты будешь в другом месте — оно будет где-то еще.

Хорошее объяснение. Коротко и ясно. Зато теперь я точно знаю, что гоню не в одиночку. А два «гонщика» рядом — это уже норма.

— А как я тут оказался?

— А правда, как ты тут оказался? — фиолетовый панк посмотрел с искренним изумлением. Приехали.

Тут он немного повернулся, и арфа съехала с плеча. Я непроизвольно засмотрелся. Красивая, резная, с прикольными завитушками, и, по-видимому, инкрустированная драгоценными камнями. Не простой инструмент!

Незнакомец заметил мой интерес, и его глаза загорелись.

— Играешь?

— Нее… — Я разочарованно вздохнул. На такой арфе поиграл бы с удовольствием. Жаль, не умею. — Я только на гитаре.

Мое умение играть на гитаре вызвало не меньший энтузиазм.

— Уважуха, чувак! — и он показал мне протянутые крепко сжатые кулаки. Жест, по-видимому, идентичный нашему поднятому вверх большому пальцу.

— Сыграй что-нибудь? Для души…

Если так и не услышу игру этой красавицы, никогда себе не прощу.

Гера просиял, бережно взял инструмент в руки и начал плавно перебирать мягкие бархатные струны. Да чтоб я свалился в это долбанное Ничто, если это не «Nothing Else Matters»!

Головная боль окончательно прошла. Хорошо играет, стервец! Талант!

Вместо уходящей боли, в голову начали возвращаться воспоминания. Они накатывали медленными плавными волнами, неспешно открывая мгновение за мгновением моей жизни.

Время шло, но я никуда не спешил. Сидел и слушал размеренный перебор чудо-инструмента, вспоминая. Я все еще не знал кто я, но вспомнил, с чего все началось. А началось все с яркого света, слепящего глаза. Да, с жары, пекла на улице, и яркого света, пробивающего закрытые веки.

Или нет? Может, все началось гораздо раньше? С древнего шамана, встретившего в большом городе седого старца? Седого, и очень могущественного?

Да, пожалуй, так все и было. Старец, затем солнце. А потом? Потом была она, девушка моей мечты. Моя нимфа, царевна-Лебедь…

…Я сидел посреди океана темного безмолвного Ничто и пытался понять, кто я, как здесь оказался, и главное, решал, что же делать дальше. Рядом фиолетововолосый фиолетовоглазый бывший бог Гермес в рокерской косухе, панковской футболке, с ирокезом на голове и в откровенно клоунских штанах отжигал на инкрустированной драгкамнями арфе «Металлику». И словно в насмешку над мирозданием, раздвигая границы пустоты, вдаль несся мягкий баритон:

So close no matter how far Couldn't be much more from the heart Forever trusting who we are And nothing else matters…

Пролог

Египет, Мемфис, 10 000 лет назад

Ученик шамана медленно брел по улице. Снова шел дождь, теплый, но промозглый, противный и надоевший за последние две недели. Но с другой стороны дождь был союзником: под капюшоном никто не мог его узнать.

— Стой. Куда? — резко прозвенел голос в темноте. Плохо, совсем чувство опасности стало сдавать!

Ученик шамана медленно повернулся. В темной подворотне прятался от дождя патруль. Дождь и темнота были их союзниками тоже, и они заметили его первые. Если и дальше так пойдет, не долго на плахе оказаться.

Бежать? Уйти Туда? Или попытаться поговорить с ними? Может это самые обычные служаки, не по его душу? Трое воинов и старший, шамана нет. Наверное, все-таки стоит поговорить.

Юный шаман сгорбился, нацепил на себя раболепную физиономию забитого деревенщины и подошел.

— Кто таков? Откуда? — властно спросил старший, грозно сжимая копье. Скорее для острастки, не думая применять. Перед боем оружие так не держат, уж юный шаман это знал получше многих!

Он низко поклонился и унизительно, как любят эти шакалы, залепетал

— О, добрые воины славного вождя! Я Саул из племени Юду. Пришел сюда из Ливии с караваном по торговым делам. Пытаюсь найти хижину, где остановился, но Мемфис город такой огромный, что совершенно не понимаю, где нахожусь…

Стражники заржали.

— Ливиец? К нам? Из этой богами забытой дыры?

— Хижину он потерял! Птах меня раздери! Ну иди, ищи, Юду. — взрыв хохота.

— Добрые воины не подскажут мне путь?… — доигрывал роль юноша. Местный бы никогда не осмелился ничего просить у этих. Чревато! Стража отреагировала правильно, весьма ожидаемо.

— А ну пошел отсюда! Степная крыса! Слуг нашел?

Один из солдат с силой пнул его ногой в живот, держа перед собой древко копья. На всякий случай. А то кто их знает, этих безбашенных степняков…

Ученик шамана упал в грязь и незаметно улыбнулся. Сработало! Затем картинно завыл и на карачках пополз в сторону от укрывающегося от дождя патруля.

— Будешь, скотина варварская, знать, как беспокоить своими погаными просьбами воинов благородного фараона!

— Ползи, давай! Ищи свой караван! — Снова смех.

— Кстати, мне вчера у папаши Сенусерта такой анекдот рассказали! Я аж под стол свалился! Слушайте, встречаются как-то два ливийца…

И стражники, позабыв о юноше, обратились в слух.

Отползя за угол, ученик шамана поднялся на ноги. Накидка из шкур, так высоко ценимых здесь, в тихом и спокойном цивилизованном Египте, вся была в грязи. Ну, ничего, почистим. Главное жив. Не попасться бы на глаза другим, иным патрулям…

Но звезда удачи отвернулась. Петляя по улочкам, юноша трижды буквально в последний момент успевал увидеть патрули, на мгновение раньше, чем те увидели бы его. Не обычные, как те четверо, а с шаманами, вооруженными, как для крупномасштабной колдовской войны. Такое количество амулетов и оберегов за один день он не видел нигде. Да, знатно насолил жрецам своими проповедями, что для его поимки распотрошили все колдовские арсеналы! И ведь от колдовства Там, в мире духов, не спрячешься! От простой бронзы мечей и копий можно, а от чародейства и заговоренных клинков нет. Останется только драться.

arrow_back_ios