Содержание

Глава первая

Ханна Брюстер, сидя на траве, подозрительно щурилась на два подъезжающих к дому пикапа. У нее вскипала кровь при одном упоминании фамилии Маккленон, а тут прибывают сразу два представителя клана.

Хорошо еще, старшие братья, Джон и Джейк, а не Джордан Маккленон, воспоминание о котором до сих пор сидело болезненной занозой в ее груди.

Ни за что бы не поехала сюда из Сент-Луиса, знай она, что встретит кого-либо из этой семейки, но Рони Уордлоу упомянул об этой «мелочи» только пять минут назад. Разумеется, не по забывчивости.

Рони пригласил ее помочь ему с друзьями в строительстве дома для матери. Ханне нравились и Рони, и его мать Эстер, и она ухватилась за возможность вырваться ранним майским утром из Сент-Луиса на свежий воздух Сэндфорда.

Машины остановились у видавшего виды пикапа Рони. Из первой вышли два высоких брюнета. Маккленоны. Что и говорить, красавцы как на подбор!

Водитель второй замешкался на несколько минут и только потом появился в поле зрения Ханны.

Джордан Маккленон!

Она резко поднялась, через секунду-другую снова села и принялась лихорадочно оглядываться, пока не встретилась взглядом с Рони. Тот беспомощно пожал плечами.

Рони догадывался, что она не любит Джордана, но он знал далеко не все.

Возможно, для другой женщины это не имело бы такого значения — мужчина исчезает после двух свиданий, для газетной сенсации явно недостаточно; но Ханна была тогда молода и влюблена.

Многие месяцы она скрывала от всех свою неразделенную любовь, но однажды Джордан Маккленон, основатель и владелец компании «Маккленон индастриз» в Сент-Луисе, а также ее работодатель, наткнулся на нее в комнате отдыха персонала и пригласил поужинать.

Ханна никогда не считала себя привлекательной, а в то время была чересчур худой, носила очки с толстыми стеклами и затягивала волосы в конский хвост из соображений удобства. Ради первого ужина она купила себе новое платье. Джордан был чарующе учтив. И их любовь, казалось, разгорелась с небывалой силой.

Последовало еще одно свидание. Вино придало ей уверенности, и когда Джордан предложил заехать к нему за какими-то бумагами, прежде чем отвезти ее домой, Ханна согласилась.

Экскурсия по квартире закончилась в спальне, и честно говоря, Джордану не пришлось особенно стараться. Красивый, умный, очаровательный, он все сделал как надо, но больше на свидания ее не приглашал.

Бабушка права, решила Ханна. Мужчинам нужно только одно. А потом они устремляются навстречу новым победам.

Через два дня, проходя мимо офиса Джордана, Ханна увидела его беседующим с пышной блондинкой. Хорошенькая беседа! Девица, наклонившись над столом, буквально уткнула бюст ему в лицо и игриво поглаживала его руку наманикюренными пальцами.

Ханна осталась бы в фирме и продолжала свое бесцветное существование, потому что носила фамилию Брюстер, а Брюстеры никогда не пасуют перед трудностями, но вмешались жизненные обстоятельства.

Ее также незамужняя сестра, Мерибет, забеременела, Ханне пришлось бросить работу в «Маккленон индастриз» и уехать, чтобы помочь беспутному отпрыску рода Брюстеров. Вернулась в Сент-Луис она уже с ребенком Мерибет и на другую работу.

А сегодня впервые с тех пор увидела Джордана Маккленона.

У него были те же чеканные черты и темные волосы, что у братьев. И яркие голубые глаза.

Он глядел прямо на нее, как всегда уверенный в победе.

Очевидно, он не узнал ее, иначе вспомнил бы, что уже одержал эту победу семь лет назад.

Ханна старалась сохранить невозмутимое выражение лица, пока Рони, непринужденно болтая, вел к ней приехавших мужчин, но, несмотря на все усилия, не могла отвести от

Джордана глаз.

Густые, слегка взъерошенные ветерком волосы блестели на солнце, как отполированное черное дерево. Квадратный подбородок и высокие скулы викинга. Почти неестественно голубые глаза. Прямой аристократический нос, полные твердые губы, чуть изогнутые в насмешливой самоуверенной улыбке...

Прекрати! — приказала она себе. Но бесстыжие глаза продолжали пожирать его мускулистую грудь, бедра и тугие джинсы.

Обручальным кольцом он не обзавелся.

Ханна заставила себя улыбнуться, когда Рони представил братьев.

— Ханна Брюстер? — повторил Джордан, будто это имя прозвучало для него полной неожиданностью. — Не та ли Ханна Брюстер, что когда-то работала в моей фирме?

Раздражение Ханны еще больше возросло. Мог бы вспомнить и другое. Однако она заставила себя холодно кивнуть.

Джордан рассматривал ее с очевидным интересом.

— Вы подстригли волосы. И избавились от очков.

Оценивает, как новый гарнитур для гостиной.

— А мне ваши очки нравились, — сказал он, улыбаясь.

На этот раз Ханна твердо решила не поддаваться на его провокации.

— Я отдала их в благотворительную лавку, когда обзавелась контактными линзами, — сухо отозвалась она. — Волосы тоже не сохранились, не то охотно подарила бы их вам.

Джордан рассмеялся, и она с болью вспомнила, как любила когда-то его смех. Будто плеск воды меж согретых солнцем камней. От такого смеха становится тепло в самую холодную ночь.

Голубые глаза все еще изучали ее.

— Нет, — ласково произнес Джордан. — Я беру назад слова об очках. Ваши глаза слишком хороши, чтобы прятать их.

— Вы, должно быть, выписываете «Спутник одинокого мужчины». Я уже раз десять слышала подобный комплимент.

Джордан улыбнулся еще шире, а братья удивленно подняли брови.

— Пардон, мадам, — сказал тот, что был представлен как Джейк. — Вы позволите мне это сфотографировать? Женщина отшивает великого Джордана Маккленона.

Братья похлопали Джордана по плечу и улыбнулись Ханне.

— Рад был познакомиться с вами, Ханна, — сказал Джон, средний из Маккленонов. — Очень рад. Давай за работу, Рони.

Ханна встала, подхватила доску и пошла, покачивая ею. Почувствовав Джордана слишком близко у себя за спиной, она резко обернулась, едва не заехав ему концом доски в живот.

— Ханна, я... — он уже не улыбался.

— Извините, Джордан, — холодно перебила она. — Я приехала сюда только для того, чтобы помочь Рони. Не тратьте на меня свою энергию. — Отвернулась и со всем возможным достоинством, неся доску как мушкет, замаршировала к бетонному фундаменту.

Потом она стояла, опершись на доску, и, избегая взглядом Джордана, смотрела, как Джейк достает инструменты из пикапа. Перед ней на земле лежала изогнутая полоса металла. Ханна поймала в ней свое искаженное отражение.

Пожалуй, она действительно сильно изменилась с тех пор. Короткая взлохмаченная прическа с озорной челкой легких каштановых волос шла ей. Карие глаза были чуть подведены, ну и на губах немного помады.

Она всегда была худощава, но за последние годы формы обрели некоторую округлость.

Оглядываясь назад, в прошлое, Ханна не могла понять, что заставило Джордана Маккленона пригласить ее на свидание. В те времена казалось чудом, что кто-то вроде Джордана вообще мог заметить серую мышку Ханну Брюстер, не то что пригласить на ужин.

Случай с Джорданом был единственным в ее жизни и послужил ценным уроком. Она не потаскушка и не намерена повторять подобные эксперименты. Сестра, да будет земля ей пухом, сменила много постелей, но это не для Ханны. Лучше превратиться в старую деву, чем еще раз подвергнуть себя такому унижению: полюбить мужчину, заниматься с ним любовью и быть брошенной после первой же ночи.

Вернувшись с бензопилой и молотками, Джейк принялся объяснять, как собирается каркас дома.

Ханна приобрела некоторые навыки работы с молотком и пилой, когда помогала отцу (если это можно было назвать помощью) перестраивать дом. И до сих пор вспоминала те дни как лучшие в жизни. А здесь она как друг Рони, не будь его, сразу же вернулась бы в Сент-Луис.

Рони тоже работал в «Маккленон индастриз». Гений в электронике и недотепа, как это часто бывает, в повседневной жизни. Ханна, которая была несколькими годами старше, подружилась с ним.

После ухода из фирмы она потеряла с ним связь, но, вернувшись в Сент-Луис, встретила его в библиотеке, где стала работать. Пару раз даже навещала его в Сэндфорде и искренне привязалась к его матери Эстер.

— Извини, — виновато промямлил Рони. — Я не знал, что Джейк и Джон позовут его. Я понятия не имел, что он появится здесь.

Ханна остановила его, похлопав по руке.

— Все нормально. Не казни себя. Все давным-давно умерло.

Последние слова не вполне соответствовали истине, но Рони успокоился.

Он отправился помогать Джейку и Джону, а Ханна тайком изучала Джордана. При одной мысли о том, что она была близка с таким мужчиной, как Джордан, кровь приливала к местам, которых после него не касалась ни одна мужская рука. Он проявил тогда большой опыт в искусстве обольщения. Нет, это не вполне честно. Она хотела быть соблазненной. И испытала неземное наслаждение.

— Ханна! — окликнул Джордан, заставив ее вспыхнуть. — Помогите мне с досками.

Ханне очень хотелось предложить ему управиться самостоятельно, но Джейк и Джон наблюдали за ними, хотя и старались не подавать виду. Она решила, что проще будет помочь.

— Ну? — сказала она в ответ на прищуренный взгляд Джордана.

— Вы стоите на доске, — объяснил он преувеличенно терпеливо. — Это несколько затрудняет мне задачу. Не то чтобы вы были тяжелее перышка, дорогая, но я сегодня съел недостаточно каши.

— Вы хотите сказать, что и для вас есть что-то невозможное? — парировала она. До сих пор Ханне не была свойственна язвительность, но этот мужчина, который видел ее обнаженной, который занимался с ней любовью, а потом бросил ее...

— Хочешь, чтобы я подошел и отодвинул тебя? — спокойно спросил он.

Джордан говорил слишком тихо, чтобы кто-нибудь еще мог услышать, но Ханна покраснела. Этот самодовольный эгоист не упустит повода прикоснуться к ней. И, конечно, уверен, что она не устоит.

arrow_back_ios