Содержание

Пролог

Новый Свет

Западная Пенсильвания, 1710

Мэтью Файер хохотал. Он уже не мог остановиться. Он смеялся со вчерашнего дня — с того самого момента, как одержал верх над Уильямом Гуди.

Но победа имеет свою цену. Он знал это с самого начала — и готов расплатиться.

«Этот смех сведет меня в могилу», — подумал Мэтью. От безостановочного хохота страшно ныли мышцы живота, а горло стало сухим и жестким, как наждак. Но не смеяться он уже не мог.

Мэтью покрыл раствором верхний ряд кирпичей. Еще чуть-чуть — и все стены кабинета, от пола до потолка, будут заложены кирпичом. Не будет ни окон, ни дверей — только толща неприступной кладки.

«Гуди никогда не доберутся до нас, — подумал Мэтью, задыхаясь от смеха. — Мы будем замурованы здесь — я и амулет Файеров. Теперь жадные руки не коснутся сокровища. Никогда больше они не посягнут на наше могущество».

Мэтью начал вдавливать во влажный раствор последний ряд кирпичей. Он торопился. Работая, он представлял себе амулет Файеров,

Маленький серебряный диск с птичьей лапой в центре. Острые когти сжимают сверкающие голубые камни. На обратной стороне выгравирован вековой девиз Файеров: Dominatio per malum. Господство через зло.

Мэтью знал историю амулета. Сотни лет Файеры передавали его от отца к сыну. Страшно представить, как далеко в прошлое уходит эта цепочка… Известно только, что когда-то, на заре тысячелетия, серебряный диск принадлежал молодому кельтскому друиду по имени Файран. С тех пор прошли века, но темная сила амулета не утратила своего могущества. Она не утратит его никогда — до тех пор, пока серебряный диск находится в руках представителей рода Файеров.

А ведь было время, когда амулет нуждался в защите… Он был утерян, но Мэтью нашел и отнял его у той женщины. Как же ее звали?

Он почувствовал головокружение. Глаза заволокло тьмой, в ушах загремел прибой. Картины и образы прошлого замелькали в угасающем сознании Мэтью.

«Кристина! — внезапно промелькнуло в мозгу. — Кристина Дэвис! Эту девушку звали Кристина Дэвис! Амулет был у нее…»

Мэтью судорожно глотнул воздух.

«Это мой последний вдох», — подумал он и задержал дыхание.

Красный туман заколыхался перед глазами.

Пламя… Пожар? Той ночью, когда я забрал амулет у Кристины, тоже был пожар… И когда молодой Файран впервые взял в руки амулет…

Кристина… Файран.

Пожар… Огонь.

Амулет… Амулет. Амулет.

Мэтью захрипел и испустил дух.

Часть первая

Предательство

Глава 1

Новый Свет

Залив Массачусетс 1679

Кристина Дэвис стояла у открытой могилы. Могила была широкая и черная.

— Кристина! — раздался над ухом злобный голос тетки. — Ты ведешь себя неприлично! Немедленно возьми себя в руки!

Кристина до боли стиснула губы. Она не заплачет… Она не доставит тете Джейн такого удовольствия. Кристина сделала несколько глубоких, медленных вдохов. К счастью, тетку что-то отвлекло, и она ослабила свою железную хватку.

«Господи, как же мне пришло в голову, что я осталась одна? — с горечью подумала Кристина и зажмурилась. Я никогда не буду одна. Со мной всегда будет тетя Джейн.

Тетя Джейн!

Она меня ненавидит, — отрешенно думала Кристина. Всегда ко мне придирается. Называет глупой, ленивой и неповоротливой. За малейшую ошибку безжалостно хлещет по щекам.

Но тетка была слишком хитра, чтобы делать это на глазах у папы. В его присутствии она всегда играла роль внимательной и любящей тетки, а сама только и ждала, чтобы остаться со мной с глазу на глаз…

Теперь меня некому защитить, — с ужасом поняла Кристина. Теперь я полностью в ее власти».

Священник сделал шаг вперед и откашлялся.

— Братья! — разнесся над кладбищем его глубокий, сильный голос. — Помолимся за усопшего.

Кристина услышала тихий шорох — это собравшиеся на панихиду поселенцы благоговейно складывали ладони в молитве. Кристина послушно опустила голову и уставилась на оборку своего черного траурного платья и квадратные носы грубых черных туфель.

— Дорогой Бог! — горячо молилась Кристина. — Прими моего папу в свои любящие объятия. И помоги мне спастись…

Кристина испугано затаила дыхание. Что это она только что сказала? Спастись?.. Да-да, ей нужно спасаться! Она должна бежать — бежать прочь от тети Джейн!

С последним «аминь» молитва подошла к концу. Поселенцы подняли головы. Из толпы выступили четверо здоровенных мужчин. Протянув веревки под простой струганный гроб, они начали спускать его в могилу. Сосновые доски гроба скрипели и потрескивали.

Горячие слезы покатились по щекам Кристины. «Папа, папочка… Почему все так ужасно… Если бы ты только не заболел!»

Гроб с глухим стуком ударился о дно ямы. Сквозь застилающие глаза слезы Кристина увидела, что священник делает ей какие-то знаки. Чего он от нее хочет? Зачем указывает тощим пальцем на груду черной земли возле могилы?

Холодный ужас стиснул сердце. Кристина поняла, чего от нее ждут. Дочь должна бросить первую горсть земли в отцовскую могилу.

Под молчаливыми взглядами собравшихся Кристина сделала шаг к куче земли. Коленки дрожали, ноги подгибались. Наклонившись, она зачерпнула горсть холодной, липкой земли. Комок зашевелился, в пальцах забился жирный розовый червяк. Глядя на его извивающееся, блестящее тело, Кристина представила копошащуюся массу, которая только и ждет, чтобы накинуться на мертвое отцовское лицо.

Содрогаясь от ужаса и отвращения, она изо всех сил швырнула шевелящийся ком в могилу и отступила.

Ее место тут же заняла тетя Джейн. Набрав полную пригоршню мокрой грязи, тетка шмякнула ее на крышку гроба и встала рядом с Кристиной.

Один за другим односельчане подходили к могиле, бросали землю на крышку гроба, а затем сдержанно выражали соболезнование родственникам усопшего. Кристина не слышала ничего, кроме глухого стука земли о гроб.

«Господи, зачем ты забрал к себе папу? — думала она. — Лучше бы взял тетю Джейн».

И тут, как бы в ответ на ее мысли, небо резко потемнело.

Кристина испуганно подняла голову. Черные тени заскользили над головами прихожан, воздух наполнился свистом и хлопаньем тысяч крыльев.

Вороны. Все небо заполнили вороны.

Кристина открыла рот, чтобы закричать, но не смогла издать ни звука. Она хотела побежать, но ноги ее будто приросли к земле.

В следующую секунду сразу несколько огромных воронов кинулись на нее с неба. Прямо перед собой Кристина увидела огромный желтый клюв птицы. Ворона схватила девушку за волосы и с силой вырвала целую прядь. Кристина почувствовала, как ручеек теплой крови заструился по ее виску.

Где-то рядом раздался пронзительный крик священника. Кристина повернула голову и увидела, как отвратительная птица вцепилась ему в лицо и стала рвать мясо из щеки.

Какая-то женщина бежала прямо на Кристину, волоча за собой двоих захлебывающихся от плача ребятишек. Вдруг один из малышей споткнулся и упал на землю. Вороны тут же облепили несчастного, долбя и щипая его своими страшными клювами. Женщина громко закричала и принялась размахивать плащом, пытаясь отогнать птиц.

Не раздумывая ни секунды, Кристина бросилась ей на помощь. Вороны вились вокруг ее ног, хватали за юбку и клевали в ноги. Не обращая внимания на боль, Кристина подбежала к малышу и рывком поставила его на ноги.

— Беги! — отчаянно закричала она.

За своей спиной Кристина услышала бормотание тети Джейн, шепчущей молитвы. Обернувшись к тетке, она увидела огромную ворону, изготовившуюся к атаке.

Карр! Карр! Каррр!

Жуткая птица бросилась на Кристину.

Девушка отпрянула, лихорадочно ища глазами хоть какую-нибудь палку, которую можно использовать как оружие. Рука нащупала увесистый камень. Кристина выпрямилась и с силой метнула камень в ворону.

Бац! Камень угодил хищнице прямо в голову. С хриплым криком ворона рухнула на землю.

Не успела Кристина перевести дух, как увидела вторую птицу, летящую на нее. Когда ворона приблизилась, девушка увидела, что в клюве у нее болтается какой-то сверкающий серебристый предмет.

Кристина торопливо нагнулась за камнем. Слишком поздно! Ворона оказалась совсем близко. Так близко, что видно, как жадно горят ее маленькие злые глазки.

Кристина в отчаянии вскинула руки, прикрывая голову от удара. Пальцы ее запутались в какой-то тонкой металлической цепочке. Птица судорожно захлопала крыльями, обдав Кристину волной тошнотворного смрада.

Кар! Карр! Карр!

Птица вырвалась на свободу и взмыла в небо. Потом раскинула крылья и снова бросилась на Кристину.

Девушка отпрянула назад и вдруг почувствовала, как земля осыпается у нее под ногами. В следующую секунду она поскользнулась и поехала вниз.

Прямо в раскрытую могилу своего отца.

Глава 2

«Почему так тяжело дышать? — Кристина попыталась освободиться от сдавившей грудь тяжести, но не смогла пошевелить ни рукой, ни ногой. — Что случилось? Почему тело не слушается меня?»

И тут она вспомнила, как упала. Упала в какую-то яму. Нет. Это была не яма! Это была могила! Папина могила! Она упала в могилу, и ее заживо похоронили!

Кристина в ужасе раскрыла глаза. Она лежала в своей комнате, в постели, накрытая одеялами.

Пошевелившись, девушка сбросила одеяло и села. Как она здесь оказалась? Кто уложил ее в постель? Она совершенно не помнила, как очутилась дома.

«Наверное, я была в обмороке», — догадалась Кристина. Я упала в могилу и потеряла сознание, а кто-то из соседей помог тете Джейн отнести меня домой.

Во рту все пересохло. Хорошо бы выпить холодной воды. Кристина спустила ноги с кровати и едва не застонала от боли. Кажется, все тело ее превратилось в один большой синяк…

Снаружи у дверей громко скрипнула половица.

«Это тетя Джейн идет проведать меня», — подумала Кристина. Она быстро улеглась обратно и закуталась в одеяло. Меньше всего на свете сейчас ей хотелось разговаривать с тетей Джейн. Сегодня и без того выдался слишком тяжелый день.

Раздался скрип открываемой двери и шорох длинных юбок. Кристина закрыла глаза и постаралась дышать как можно ровнее и спокойнее. «Уходи! — молила она про себя. — Убирайся из моей комнаты, оставь меня в покое!»

— Все еще спит, — прошептала тетя Джейн. — Вот и отлично. Нам очень повезло, что она так переутомилась.

«С кем это она разговаривает? — удивилась Кристина. — Зачем она привела кого-то в мою комнату?»

— Вы действительно этого хотите? — раздался незнакомый женский голос, показавшийся Кристине пугающе низким и хриплым.

— Разумеется, хочу! — фыркнула тетя Джейн. — Стала бы я иначе посылать за вами?

Женщины подошли ближе к кровати. Кристина почувствовала на лице их горячее дыхание. «Лежи тихо! — приказала она себе. — Не двигайся. Не шевелись и не моргай. Что они задумали? Что хотят сделать со мной?»

— В таком случае она должна быть готова сегодня же вечером, — вновь заговорила незнакомка. Зашуршала ткань накрахмаленного воротничка — это тетя Джейн утвердительно закивала.

— Но как вы объясните соседям отсутствие девчонки? — продолжала женщина.

«Мое отсутствие? — изумилась Кристина. — Тетка отсылает меня? Интересно знать, куда? Впрочем, это не так уж важно. Где угодно мне будет лучше, чем здесь, под одной крышей с родной тетушкой!»

— Это не ваша забота, — отрубила тетка. В голосе ее явно слышалось раздражение. — Предоставьте это мне.

— Вы ошибаетесь, — громко возразила гостья. — Это моя забота. Я имею полное право знать, что вы придумали. Я не желаю нажить неприятности из-за вашей неосмотрительности!

— Да вы же видели, как она вела себя сегодня на кладбище! — раздраженно бросила тетя Джейн, отходя от постели племянницы. — Разве не ясно, что бедняжка повредилась в рассудке из-за кончины своего отца? Мало ли что она могла с собой сделать в таком состоянии! Скажем, могла удрать в лес и потеряться там… Бедная, беззащитная девушка!

Вторая женщина громко расхохоталась. Смех у нее был грубый, безжалостный и зловещий.

— Я не сомневаюсь, что добрые жители нашего городка выразят мне самые искренние соболезнования по поводу очередной тяжелой утраты, — издевательски продолжала тетка. — Бедная я, бедная! Сначала потеряла любимого брата, а потом — обожаемую маленькую племянницу!

— Я буду первая, кто выразит вам свое горячее сочувствие! — снова рассмеялась гостья.

— Спасибо, вы очень добры! — Даже с закрытыми глазами Кристина ясно видела довольную улыбку на лице тети Джейн. — Ну что, договорились?

— Разумеется, — кивнула незнакомка. — По рукам!

Кристина услышала тихий звон передаваемых из руки в руку монет. Затем послышался тихий шелест юбок и скрип половиц.

— Я вернусь вечером, — пообещала гостья, берясь за ручку двери. Послышался скрип несмазанных петель.

— Лучше в полночь, — возразила тетка. — Когда в доме все спят.

— Как скажете. В полночь — значит, в полночь.

Дверь захлопнулась, приглушив последние слова сообщниц.

Некоторое время Кристина лежала неподвижно. Сердце ее бешено колотилось. Услышав снизу громкий хлопок входной двери, она резко села на постели.

«Тетя Джейн задумала убить меня!»

arrow_back_ios