Вера и толерантность

Чистяков Георгий Петрович

Чистяков Георгий Петрович - Вера и толерантность скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать

Вера и толерантность

У греков проблемы религиозной нетерпимости и со­ответственно толерантности просто не было, ибо гре­ки, резко противопоставляя себя «варварам» в плане языка и культуры, очень просто и органично включали в свой пантеон богов сопредельных им народов, разно­го рода восточные культы и т.д. Еще в V веке до н.э. они с легкостью отождествили египетского Амона со своим Зевсом, Тота - с Гермесом и т.д. Этим же путем шли и римляне. В Риме люди не разделялись на «своих» и «чужих», но зато римские граждане имели значитель­но больше прав, чем те, кто не имел римского граждан­ства; при этом гражданином мог быть человек любого национального происхождения. Напомним, что имен­но таковым был апостол Павел, еврей чистой крови, «обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, коле­на Вениаминова, еврей от евреев» (Флп 3:5). При этом, как и греки, римляне охотно включали в сонм своих бо­гов божества покоренных ими народов или просто ото­ждествляли их со своими богами. Вот почему фанатизм и религиозная нетерпимость в античную эпоху были не­возможны.

Истина как наша собственность, как chiesa militante («Церковь воинствующая»), истина вооруженная - не осуждаемая на смерть на Кресте, но осуждающая на смерть Яна Гуса или Джордано Бруно. Истина, принад­лежащая толпе, которая требует крови... Вот, где начи­нается фанатизм. Толпа, с которой мы встречаемся, чи­тая Евангелие, требующая смерти (и даже более откро­венно: крови) Иисуса, - может быть, одно из первых проявлений фанатизма в истории. В недрах этой толпы рождается чувство исключительности своей культуры, религии, идеи, которое проповедовал Альфред Розен- берг в книге «Миф XX века». В Средние века в Европе воцарился изоляционизм. «Песнь о Роланде» от начала до конца посвящена войне с неверными. Даже Марко Поло, который во второй по­ловине XIII столетия обошел все страны Востока, вклю­чая Китай, почти не рассказывает о верованиях тех стран, где он побывал. Лишь однажды он делает замеча­ние о религии в Китае: «Разных бесовских дел за этими идолами много; рассказывать об этом не станем в нашей книге; христианам не годится и слушать-то об этом» (Поло, Марко. Книга о разнообразии мира. С.-Пб.: Амфора, 1999. Гл. 161. С. 255). В отличие от Марко Поло, его современник Данте Алигьери не противопоставля­ет христиан людям иной религии. В XIX песни его «Рая» есть такие слова:

........................... родится человек Над брегом Инда; о Христе ни слова Он не слыхал и не читал вовек; Он был всегда, как ни судить сурово, В делах и в мыслях к правде обращен, Ни в жизни, ни в речах не делал злого, Но умер он без веры, не крещен. И вот он проклят; но чего же ради? Чем он виновен, что не верил он?

Это уже совсем другой подход к проблеме иной веры. Ov'ela colpa sua, se ei поп crede? («Где ж его вина, если он не верил?»), - восклицает Данте и затем сразу же пугается своей смелости. Пугается, но все же оставляет эти слова в окончательном тексте своей «Комедии». В другом сво­ем произведении, в трактате «Монархия», Данте впер­вые в истории вводит такое понятие как отпе genus humanum или universitas humana, то есть человечество. В отличие от его предшественников и современников, ему человечество видится как нечто единое. Огромный шаг в осмыслении того, что «другой» ничем не хуже, чем «я», уже сделан. Впервые после Иисуса кто-то заго­ворил об этом вполне определенно. Изоляционизм сме­няется универсализмом. Данте приходит к нему именно как мистик, как францисканец третьего ордена и поэт- боговидец, весьма близкий к духовным практикам сред­невекового католичества и, прежде всего, к мистике света.

К этой же теме Вольтер возвращается в «Философс­ком словаре» в статье «Религия». Здесь он представля­ет вниманию своих читателей воображаемый диалог с Иисусом. «Должен ли я встать на сторону греческой или латинской церкви?» - спрашивает Вольтер. «Я не делал никакой разницы между иудеем и самаритяни­ном», - отвечает ему Иисус. И тогда Вольтер восклица­ет: «Я избираю Вас своим единственным наставником». Не следует забывать о том, что антиклерикализм Вольтера был глубоко христианским и далеким от ате­изма.

Вольтер прекрасно понимает, что толерантность в сфере религии может и будет пониматься как простое равнодушие ко всему тому, что с религией связано. Поэтому он замечает: «Не говорите, что, проповедуя терпимость, мы проповедуем равнодушие. Нет, братья мои: кто поклоняется Богу и делает добро людям, вовсе не равнодушен. Эпитет этот скорее подходит суеверно­му человеку, полагающему, что Бог будет милостив к нему за то, что он произносит непонятные формулы, в то время как в действительности он весьма равноду­шен к судьбе своего брата, коему дает погибнуть, даже не протянув ему руку помощи». За двести с лишним лет, которые отделяют нас от Вольтера, ситуация измени­лась очень мало.

Но есть ведь и вера по принципу «быть»; она - «это, прежде всего, не верование в определенные идеи, хотя и это также может иметь место, а внутренняя ориента­ция, установка человека. Правильнее было бы сказать, что человек верит, а не что у него есть вера», - говорит по этому поводу Эрих Фромм. Эта мысль Фромма оказы­вается неожиданно близкой к Евангелию от Иоанна, где более 70 раз употребляется глагол «верить» и практиче­ски не встречается существительное «вера». Вера по принципу «быть» всегда динамична. Человек пережива­ет ее как бы заново каждый момент своей жизни, то и дело оказываясь в положении Моисея у купины горя­щей, но не сгорающей, - как нечто глубоко личное, а по­этому уникальное. Однако, сознавая, что его вера уни­кальна, такой человек не отказывает вере другого в чем- то иной уникальности. Поэтому можно сказать, что истина в религии абсолютна (в противном случае это бу­дет уже не вера, а какой-то рациональный компромисс с религией другого), но не эксклюзивна. Вот какой пара­докс необходимо понять и усвоить.

Если выйти за пределы фроммовского вокабуляра, то можно сказать, что учение об этих двух принципах веры задолго до Фромма сформулировал А. Бергсон в книге «Два источника морали и религии». Бергсон говорит о двух типах религиозности - статическом и динамиче­ском. В статической религии преобладает магизм, риту­ал и доктрина. В динамической - только мистицизм и любовь, в которую этот мистицизм и выливается. Мистик чувствует, «что истина, - говорит Бергсон, - те­чет в него из своего источника как действующая сила. И он уже так же не может больше удержаться от ее рас­пространения, как солнце - от излучения своего света. Только распространять ее он уже будет не просто реча­ми. Ибо любовь, которая его поглощает, - это уже не просто любовь одного человека к Богу, это любовь Бога ко всем (выделено нами - Г.Ч.) людям. Через Бога и по­средством Бога он любит все (!) человечество боже­ственной любовью».

Именно такой тип мистики открывается нам в «Откро­венных рассказах странника», в трудах о. Софрония Сахарова и проповедях митрополита Антония, а также в книге схимонаха Илариона «На горах Кавказа», но и в практической деятельности огромного числа священ­ников в России, среди которых хочется назвать извест­ных автору не понаслышке архимандрита Тавриона, о. Владимира Смирнова и «солнечного» архимандрита Сергия (Савельева).

Однако религия как социальный феномен, религия, доступная среднему верующему, представляет собой, по мнению Бергсона, «осуществленную процессом научно­го охлаждения кристаллизацию того, что мистицизм, пылая, влил в душу человечества». Иными словами, ре­лигия как социальный феномен является обычно стати­ческим вариантом мистического динамизма.

Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.