Падение царского режима. Том 4

Щеголев Павел Елисеевич

Щеголев Павел Елисеевич - Падение царского режима. Том 4 скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать
Падение царского режима. Том 4 ( Щеголев Павел Елисеевич)

К четвертому тому.

С. П. Белецкий, специалист по полицейскому розыску, с многолетним стажем по департаменту полиции, и А. Д. Протопопов, последний министр внутренних дел царской империи, оказались самыми податливыми и красноречивыми клиентами Чрезвычайной Следственной Комиссии. Ни у кого из сановников царского режима, представших перед Комиссией, допросы не были столь многочисленны и столь пространны. Но разоблачениями, застенографированными в протоколах Комиссии, дело не ограничилось. С. П. Белецкий и А. Д. Протопопов изъявили желание отдаться воспоминаниям в камерах Трубецкого бастиона Петропавловской крепости, попросили разрешения писать, и, буквально, засыпали Комиссию своими письменными показаниями. Эти тюремные воспоминания являются существеннейшим дополнением к допросам и, несмотря на неизбежные повторения и совпадения с устными показаниями, дают массу нового исторического материала. Мы сочли возможным выделить в особый том все письменные показания С. П. Белецкого и А. Д. Протопопова. Показания воспроизводятся с полной точностью; для удобства читателей они разбиты на главы и снабжены перечнем содержания. Даты, поставленные в скобках вслед за перечнем, дают указания на время поступления бумаг в Комиссию.

П. Щеголев

Показания А. Д. Протопопова.

I.

Господину Председателю Верховной Следственной Комиссии. Дополнительное показание.

[Сношения с Перреном (20 апреля).]

1. Телеграмма моя Перрену была ответом на его депешу: «Получили ли вы мое письмо?» Я ответил, что письмо получил, благодарю. Прибавил ли в депеше, что ожидаю следующего письма — не помню твердо, но прибавить мог, так как очень интересовался его предсказаниями.

2. Письмо его лежало у меня на столе; оно относилось к февралю; содержало числа дней, в кои я должен быть осторожен, и обещание продолжать предсказания.

Не прекратил я сразу получение писем решительною депешею, а послал свой ответ о невозможности его приезда по военным обстоятельствам, потому что не уяснил себе положение, после слов Васильева, передавшего мне дело слишком мягко, приблизительно так: «Лучше оставить это дело (приезд Перрена в Россию), против его приезда во время войны возражают». Я спросил: «Есть что-нибудь серьезное?». «Нет, но лучше оставить, не настаивать». После этого разговора я сказал послать ему ответ; ответ составлял нач. канцелярии Писаренков. Его редакцию «Votre arrivée impossible» [*] я изменил в его присутствии, прибавив по-русски «по военным обстоятельствам», или «вследствие военного времени, после войны сообщу». Перевод канцелярии кончался «donnerai nouvelles ultérieurement». Эта депеша и была послана, слово «сообщить» — перевели: «donnerai nouvelles».

3. Перрена видел раз во время гадания, в конце 1915 года; более его никогда не видел. Считал его американцем.

А. Протопопов.

II.

Господину Председателю Верховной Следственной Комиссии.

[Поддержка правых организаций. Участие Распутина в деле назначения Протопопова. Влияние Распутина. Оценка событий и действий власти (4 июня).]

Из людей, принадлежащих к правым организациям, я виделся: с Марковым раза четыре. Он жаловался, что у организации нет денег: люди все бедные. Говорил, что отделов в России 25.000; говорил о той пользе монархическому делу, которую они бы могли принести, если бы были средства; вспоминал 1905 год, когда по одной стороне улицы шли с красным флагом, а по другой — с портретом царя. Сетовал, что царь и правительство не понимают серьезности положения. Говорил о том, что отделы бедствуют на жалкие гроши, которые он получает, и о необходимости монархического съезда, который запрещен; говорил приблизительно то же, что и в Думе. Денег получил при мне 40.000 или 50.000; если выданы деньги в половине февраля десять тысяч — то 50.000. Отчетов в деньгах не представил.

Орлова видел два раза. В первый раз его прислал ко мне кто-то из сановников, кажется Щегловитов. Он показал мне утвержденный устав общества, списки членов и жаловался на недостаток денег для уплаты по счетам за бланки, открытые письма и изданные брошюры, в которой экономическая часть была интересна. Я дал ему, помнится, 2.000 р.; отчет в деньгах он сдал, но, в виду дошедших до меня сведений о его хвастовстве в Москве, вторично денег я ему не давал, принял плохо и более его не видел.

Римский-Корсаков был у меня, кажется, один раз. Принес мне сводку постановлений своих друзей: я положил эту бумагу в пачку на столе. Денег просил у меня и государственный совет, 10.000, перевести в Кострому, тогда в Москве будет хорошая правая газета, но деньги переведены не были. Со времени моего назначения я так много слышал правых разговоров, что речи этих людей на меня особого впечатления не производили, их желания почти не разнились с тем, что я слышал каждый день, и сводились к одному: монархия в опасности — надо ее поддержать.

Когда после моего возвращения из заграницы, после долгого разговора с царем и его слов: «Мы еще с вами поговорим не раз», Бадмаев мне сказал, что Распутина за меня «благодарили», я поверил, что и он обо мне говорил царю, и знал, что многие обо мне говорили и писали, и стал думать, что мне предложат административную работу. Ставленником Распутина я себя не чувствовал, считал свое назначение, если таковое будет, зависящим от многих причин и лишь в том числе и от разговоров обо мне Распутина. Когда после моего назначения Распутин сказал мне по телефону, что теперь мне не гоже водиться с мужичонком, я ему ответил, что он увидит — я не зазнаюсь. Но ставленником его себя не чувствовал, продолжал с ним встречаться у Бадмаева, как прежде; чужой при дворе, не имея никаких связей, какие были у других, я не заметил, что моею связью был Распутин (а значит Вырубова и царица), пока царь не привык ко мне, не почувствовал, что я стал любить его, как человека, так как среди большого гонения я встречал у него защиту и ласку; он на мне «уперся», как он раз выразился мне. Он говорил, что я его личный выбор: мое знакомство с Распутиным он поощрял. Бадмаев и Курлов звали меня на эти свидания, и я ездил не задумываясь; я знал, что его видят многие великие люди. Отказ Распутина от 150 тысяч треповских тоже произвел на меня впечатление. Я ему сказал: «Да ты выходишь честнее многих господ министров». Так свидания эти продолжались, и я только теперь понимаю, что они сыграли большую роль в моем несчастии, конечно, сделались известными (да я и не берегся) и послужили к отчуждению моему от прежних друзей, из которых, к сожалению, мне никто не сказал правды в глаза.

Вначале, когда я у Бадмаева увидал Распутина, я знал, что его винят в том, что он опозорил своим поведением и приближенностью к царице царскую власть, что он провел нехороших, корыстных людей; я узнал, что царю много раз говорили безуспешно про Распутина. У меня явилась мысль, что надо поступать иначе: не упрекать царя и требовать удаления Распутина, а начать с того, чтобы Распутин не срамил царя, публично не безобразил, и постепенно раскрыть глаза царю, открывая ему оборотную сторону его отношений к этому делу, и таким образом постепенно отдалить Распутина. Начать же с того, чтобы Распутин не срамил царя, будет, мне казалось, легко, так как и сам Распутин поймет, что это — вред для царя. Эти мои предположения я говорил Штюрмеру (в Английском клубе), Курлову, Бадмаеву и, кажется, Васильеву. Мысль свою я начал проводить; уговаривал Распутина не безобразничать, говоря, что ему надо беречь царя; он слушал меня внимательно и даже сказал «а ведь мне придется слушаться». Царю я передал этот разговор и говорил о пользе отъезда Распутина в Тобольск.

Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.