Плывет, плывет кораблик…

Етоев Александр

Етоев Александр - Плывет, плывет кораблик… скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать
Груз

Чего впереди было вдоволь – так это времени. Целых двенадцать лет, если фулет на трассе не вздумает развалиться. Тогда придется намертво залечь в капиталку и ждать еще года четыре.

Так что пока довезут груз до Мастырки (перевалочная в системе Цефея), да пока выгрузят, да обратно – полжизни, глядишь, и нет. А груз-то: крышки для люков, 300 тонн. Вот так. Полжизни да 300 тонн каких-то чугунных крышек.

Но ничего не поделаешь – служба.

Фулет грохотал, как телега горшечника, пущенная по мосту галопом. Чугунные кругляшки навалом лежали повсюду: в проходах и галереях, в шлюзах, отсеках, кладовых – куда ни ступи, везде окажется под ногой эта сволочная чугунка. Сколько ног поломали и побили голов, сколько еще поломают за дюжину лет полета – об этом, может, и скажет когда-нибудь корабельный фельдшер, девяностолетний старик, ослепший и оглохший за годы службы в фуфлоте, наживший к старости ангеоцеребральный склероз, но дело свое знающий крепко.

При разгоне чугунные крышки валили в дальние хвостовые отсеки. Если в это время на корабле перегорали лампочки – а они имели манеру перегорать все сразу, – чугунная лава была опасна втройне.

И, наоборот, когда корабль тормозил, из носовой части беги, как от извержения вулкана.

Шум в отсеках стоял такой, что штурман с двух шагов крыл почем зря капитана, а тот думал, святая простота, что ему докладывают о состоянии трассы. Одним словом, полет проходил нормально.

Василий Лукич

– О чем, Вова, взгрустнулось?

– Да так.

– Тошно?

– Да нет.

– Расскажи, Володя. Когда выговоришься, всегда легче бывает.

– Чего говорить-то?

– Как чего? То и говори, почему невеселый. Почему все фулетчики как фулетчики – песни поют, в домино режутся, один ты торчишь дни и ночи у иллюминатора, звезды считаешь. Что, все двенадцать лет так и просидишь-просчитаешь? Много ли насчитал-то?

– Чего?

– Ну, звезд.

– А-а.

– Да, Вова… Трудный ты человек. Значит, решил молчать?

– Не знаю я, о чем говорить.

– А ты подумай.

– Ну, подумал.

– И что?

– Не знаю.

– Ну, хватит, Вова, Цебриков Владимир Олегович, двадцати четырех лет, место рождения Фомальгаут-2Е, Шестая спиральная орбита, планета Лесная, Равнинный пояс, город Рогожин, улица Чапаева, дом 18, квартира 24, холост, судимостей нет, в период межзвездных войн на территориях, оккупированных противником, не проживал, родственников в системах, не контролируемых Советом Галактики, не имел. Хватит, даю тебе сроку час. Если за этот час вот здесь, на этой бумаге, не напишешь подробно все, что от нас скрываешь, о чем думаешь и по ком грустишь, пеняй на себя. Так что думай, Владимир Олегович, думай. И запомни, я тебе не какой-нибудь дядя Миша, вахтер на четвертом шлюзе, с которым ты вчера с восемнадцати двадцати до восемнадцати двадцати четырех вел шепотом двусмысленные разговоры. Я из тебя все жилы вытяну, а правду узнаю. Гадом буду, узнаю. Или я не помощник капитана по режиму Василий Лукич Шестаков и у меня в левом паху не сидит осколок метеорита.

Чужой

На черном с блестками полотне, наглухо спеленавшем Вселенную, глаз лючника Федора Кузьмича Деева, дяди Феди, как его называли в бригаде, не находил себе ничего интересного.

– Ну и что, – говорил Федор Кузьмич, – подумаешь, Космос. – Подслеповатыми глазками он обшаривал скучную пустоту. – У нас на Дльдебаранщине, вот там просторы. А здесь…

Дядя Федя делал губами шлепок и невидимо сплевывал на прозрачную стенку из стеклобетона.

До сдачи смены оставался час с небольшим.

Федор Кузьмич уже переделал все назначенные на вахту дела, оставались мелкие – заштопать продранный на колене пустотозащитный костюм. Да подклепать на правой бахиле носок, вторую неделю просит бахилка каши.

Девятый шлюз – место тихое. Даже грохот чугунных крышек не слишком докучает. Вот на Пятом, где он работал прежде, на Пятом – там суета. То склоки, то мордобой, особенно когда ремонтники возвращаются с профилактики на борт. А еще полюбился Пятый самоубийцам. Каждую смену один-два норовят выброситься через люк. Чего дуракам не живется?

Здесь по-иному, здесь он чувствует себя за хозяина. И чайку успевает попить, и заклепку на бахилу поставить.

Работа лючника не требует особых знаний, как, скажем, у навигатора или пустотника-космолаза, но дураков сюда тоже не берут. Тому пример он, дядя Федя. Вроде бы дело простое. Впустил-выпустил, снова впустил. Люк отдраить, затем задраить. Однако это на первый взгляд. Недаром Василий Лукич, сам бог по режиму, как ни пройдет мимо, всякий раз подмигнет дяде Феде со смыслом. Давай, мол, Федор Кузьмич, работай. Не зря мы тебе доверили такой ответственный пост. Ты уж не подведи. И дядя Федя не подводил.

Штопка – дело дремотное. Прозрачное темя лампочки, подложенной для удобства под ткань, соскальзывало с колена. Игла прокалывала кожу. А медленный гул прибоя – далеко в глубине кормы бились о переборки тяжелые чугунные волны, – утишая укусы иглы, и сам навевал дрему. Федор Кузьмич уснул.

Сон длился недолго, десять минут, не более. Снилась ему, как всегда, родная Альдебаранщина. Белые куполки деревушки, призмы лучевых отражателей, спрятавшиеся в искусственных купах. Звон била, подвешенного на крыльце к крюку: значит, утро и детям пора в убежище. И какой-то скрип или скрежет, как будто во сне дядя Федя сам чесал себе за ухом.

Когда Федр Кузьмич пробудился, скрежет не ушел. Скорее усилился, и к нему добавились всхлипы.

– Что за пес, – спросонья пробормотал дежурный, но, очухавшись, никакого пса не увидел.

Лучше бы он увидел песью свору. Из пропасти за бортом, с той стороны, где серая пустота и скука, плюща лицо о прозрачный стеклобетон, на него смотрел человек.

Да. Человек. С ногами, с руками – все растет, откуда положено: голова и руки из плеч, ноги из – сами знаете, лицо приникло к прозрачной крышке люка, а пальцы с тоскливым визгом царапают неподатливый борт. И еще – всхлипы. А самое главное – как Федор Кузьмич это увидел, так поплотнее захлопнул полы своего защитного зипуна – пустотный житель был абсолютно гол. Обнаружив признаки пола, дежурный понял, что тот – мужчина.

Отдадим дяде Феде должное: несмотря на падение нравов, присущее эпохе фулетной экспансии человечества, наш Федор Кузьмич мерил нравственность еще по древним Ноевым меркам. Поэтому он не то чтобы был оскорблен, нет. Просто некая тень стыдливости омрачила его сознание, и Федор Кузьмич, хотя и держал пришельца под дулом служебного долга, мысленно прикрыл его стыдные части плотной одеждой.

Теперь можно было предпринимать меры.

Человек за бортом вел себя, в общем, по-человечески. То есть откровенно просился, чтобы Федор Кузьмич открыл люк и пустил его, бедолагу, погреться. Мелкие птичьи глаза смотрели на дядю Федю из синих кругов. Глаза глубоко сидели в морщинистых опоясках век, моргали молебно и выдавливали из себя слезу. Они, как цыганские дети, напрашивались на жалость, но дядю Федю на лапоть не купишь. Он знал цену подобным цыганским штучкам и, как столица Галактики, вечный город Москва, слезам не верил.

Он не спеша поднялся с просиженной винтовой табуретки, поправил после себя подушечку и только тогда подошел к торчащей из стеклобетона чашке наружного переговорного рупора.

– Парень, у нас все дома, отваливай.

Федор Кузьмич говорил намеренно громко. А вдруг тот, за стеклом, глух, как еловый пень.

Человек, видимо, понял, что с ним вступили в переговоры. Он заморгал часто-часто и белыми нестрижеными ногтями с силой заскреб по стеклу.

Слов он никаких не произносил, только всхлипывал и пускал ртом пузыри. Рот разевался впустую, как ослаблая рыбья жабра, и дядя Федя подумал: да ты еще и немой.

Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.