Содержание

Пролог

— Он здесь.

— Он? Где? Дай взглянуть.

Воздух колыхнулся позади, когда Магда торопливо поравнялась со мной.

— А ты уверена, что это он?

Я оттолкнула в сторону тяжелую голубую твидовую портьеру, создавая невероятно маленькую щель между ней и окном, которая позволяла следить за мужчиной, стоящим на моем переднем крыльце.

— Должно быть он. Только посмотри на него.

— Я бы глянула, если бы ты сдвинула руку…Ах. — Магда поняла, что я подумала, о голосе оперного певца, с богатым тембром и испанским акцентом, которому удавалось одновременно быть чарующим и страстным. — Хорошо, это — правда, он носит темные очки. Но множество людей носит их.

— Ночью? — Спросила я.

Она надула губы.

— У него нет длинных волос, как были у Алека.

— Но у него есть мысок [1] . Это кричит — вампир. Это же делает мягкая фетровая шляпа, которую он носит.

— Вот еще. Это же просто шляпа.

Я подчеркнула.

— Это не просто шляпа. Она замшевая и стильная, и все вампиры, которых я видела, носили что-то подобное.

— Хмм. Многие мужчины носят шляпы вроде этой. И длинные пыльники [2] .

— О, да ладно! Кого ты знаешь, кто одевается как какая-то европейская мужская модель из портфолио агента, носит темные очки и шляпу, и безусловно, отдает сексуальностью, тлеющей опасностью?

— Хорошо… — Ее лицо на мгновение исказилось, пока она размышляла. — Я просто не знаю. А ты уверена, что это курьер?

— Определенно.

— Хмм. — Подбородок Магды покоился на моем плече, когда мы съежились за портьерой. — Он может быть проповедником пытающимся обратить тебя. Или кем-то у кого кончился бензин, и потребовалось воспользоваться твоим телефоном. Или возможно он дух и потерялся, и нуждается в твоей помощи, чтобы найти то место, где духов призывают на небеса.

— Исландцы называют это — Остри и он не дух.

— Как ты узнала? Ты носишь свою штуковину?

Я подняла руку. Маленький овал лунного камня, очаровывая, тихо прокачивался на серебряном браслете.

— ОК, итак, он не призрак. Почему же ты не впустишь его, чтобы мы узнали кто он?

— Ты шутишь? — спросила я, даря ей пронзительный взгляд. — Он же вампир! Разве ты ничего не знаешь? Никогда не приглашай вампира в свой дом. Как только ты сделаешь это, они смогут войти всегда когда захотят!

Ее губы изогнулись.

— В отличие, скажем, от нормального мужчины?

— Ты знаешь, что я имела ввиду.

— Почему бы тебе просто не спросить Кристоффа? — Спросила она пренебрежительным тоном, отодвигаясь.

Я позволила портьере упасть, яркий свет пересек маленькую гостиную к моей подруге.

— Ты очень хорошо знаешь, что я не слышала не единого слова от этого конкретного мужчины с того ужасного времени в Исландии, когда закончила, став его Возлюбленной вместо Алека. Он ненавидит меня потому, что я заняла место его покойной подруги. У меня нет возможности спросить, даже если бы знала, где найти его, и я так не делаю, потому что этот пункт полностью спорный.

— Не будь смешной, — сказала Магда, плюхаясь на кушетку, махая рукой на сводчатый проход, ведущий к моей кухне. — Он прямо здесь. Ты можешь спросить его все, что захочешь.

Моя челюсть отпала, когда тень отделилась от мрака за пределами комнаты, и мужчина выступил вперед на свет. Его глаза цвета чистейшей бирюзы практически пылали на мне, заставляя сердце скакать в груди, пока я не подумала, что оно прямо-таки вырвется из меня.

— Пия, — сказал Кристофф, тем чудесно богатым, с итальянским оттенком голосом, который неизменно заставлял меня чувствовать, как будто он поглаживал мою обнаженную кожу бархатом.

— Как…как ты добрался сюда? — Запнулась я, мой мозг переполнялся видом, запахом и звуком его, тут же, приблизившись достаточно, чтобы бросится к нему.

— Ты — моя Возлюбленная, — сказал он и шагнул ко мне, свет ближайшей лампы лил на него золотое сияние, затеняя острые грани его лица и небольшую ямочку на подбородке, обтекая короткие, темно-шоколадные кудри, что целовали верхушки его ушей, кудри которые я знала, были такими же мягким, как атлас. И его рот — о, этот рот с пьянящими, чувственными губами, что могли увести меня к безумному желанию, даже теперь напомнившие мне его вкус, немного сладкий, слегка пряный вкус, что был так всецело уникален для Кристоффа. Моментально, мои ноги стали угрожать превратится в кашу. Я вцепилась в спинку стула, удерживаясь от таяния в громадную лужу прямо здесь на полу перед ним. — Мы связаны на целую вечность, Пия. Я не могу быть разлучен с тобой.

— Но… — Мой разум был совершенно бесполезен в этой ситуации, сосредоточенный исключительно на извлечении из памяти миллиона маленьких сокровенных мгновений с ним, я лишь пробудила их из тех крайне приятных воспоминаний, в некоторое подобие рабочего состояния. — Но мы были разлучены. В течении почти двух месяцев.

— Кристофф не ожидал, что вы согласитесь на шаги Воссоединения с ним, — сказал мужской голос позади меня.

Курьер, что был на ступеньках крыльца, теперь стоял в дверном проеме. Я несколько раз моргнула, когда поняла, что видела его прежде.

— Вы Андреас. Брат Кристоффа.

— Он не рассчитывал иметь Возлюбленную, — продолжил Андреас, его лицо только немного походило на того мужчину, воспоминания о котором часто посещали мои сны.

— Не больше чем я, но вы не видели, чтобы я сбежала, — сказала я, поворачиваясь назад к Кристоффу, намереваясь спросить его, почему он не связался со мной хоть однажды за эти два месяца, с тех пор как я спасла ему жизнь, ненароком восстановив его душу, но прежде чем я смогла сказать больше, он скользнул обратно в тень.

— Ты моя Возлюбленная, — повторил он, когда тьма поглотила его, лиричные оттенки его голоса держались в воздухе, даже когда он исчез из виду. — Мы связаны.

— Подожди… — сказала я, двинувшись вперед.

Андреас схватил меня за руку, говоря с нешуточной силой: — Он не ожидал, что вы спасете его.

— Я тоже, — я попыталась объяснить, но Андреас просто покачал головой и вышел за дверь.

— У меня не было выбора, — сказала я, протягивая руки, ища кого-то, кому смогла бы объяснить ситуацию. Магда вздохнула, отложила журнал и встала.

— Рей вызывает меня. Я должна сейчас уйти. Мы скоро будем здесь, и тогда ты и я сможем поговорить об этом, ОК?

— Ты покидаешь меня? — Спросила я, внезапно чувство паники наполнило меня, когда она прошла к темной кухне. — Ты оставляешь меня одну?

Она приостановилась и покачала головой, ее губы изогнулись в нежной улыбке.

— Я на самом деле не здесь, Пия. Это только сон, ничего больше.

— Но Кристофф был здесь, — сказала я, указав на дверь в мою спальню. — Он был прямо тут. Я видела его.

Она ничего не сказала, просто послала мне еще одну легкую улыбку; потом, тоже исчезла в никуда.

— Я видела его! — Настаивала я, теперь уже в пустой комнате. — Кристофф, я видела тебя. Кристофф?

Эхо моего голоса было единственным звуком.

Я обхватила себя руками и опустилась на колени с рыданием чистейшего горя, когда мое сердце прокричало его имя. Кристофф!

Пия?

Его голос был нежным в моей голове, нежным, сокровенным и теплым, ощущение этого затопило мои чувства воспоминаниями о нем. Этого было достаточно, чтобы выдернуть меня из сна, горячие слезы просочились из уголков глаз, когда сознание вернулось и с ним глубокое чувство потери, что казалось, было моим неизменным спутником.

Пока мой разум боролся, освобождая себя от морока сна, я поняла что произошло. Я позвала Кристоффа из глубин моего сна, и он ответил. Хотя я знала, что зачастую у Возлюбленных и у их Темных была способность ментальных разговоров друг с другом, наше расставание было достаточно душераздирающим, чтобы удержать меня от попыток этого.

Пия?

Слово резонировало в моей голове, ощущением вынужденного беспокойства, задержавшись после того, как последнее эхо исчезло.

Да, это я. Мне жаль; я спала. Я не хотела тревожить тебя. Тишина, что заполнила мою голову, не состояла из молчания как такового — я могла чувствовать эмоции текущие в нем, но он защищал себя, не позволяя мне чувствовать, какими именно они были. Однако я не собиралась позволить этой возможности ускользнуть от меня. Я…я волновалась о тебе, Кристофф. Ты в порядке?

Иди спать.

Я спрятала лицо в подушке, пытаясь игнорировать окончательность этих слов, притворяясь, что не чувствовала, как его разум ушел из моего, но это было бесполезно. Несмотря на мое ночное обещание, что не буду думать о нем, не буду мечтать о нем, и не буду просыпаться с криком, я только что сделала это.

Однажды я думала, что могла быть надежда на будущее с Кристофом. Тот совсем крошечный кусочек надежды, высох в ничто и унесся прочь, когда мое тело скрутилось само собой в эмбриональный шар. Страдая из-за отказа Кристоффа, оставившего меня измученной рыданиями, пока долгие часы глубокой ночи не перешли в безрадостный рассвет.

Глава 1

Бабах!

— Простите! У меня тележка с шатающимся колесом, — сказала я в качестве извинения женщине, в чью тележку для покупок я только что врезалась, пока пыталась вывести мою собственную из дверей бакалейного магазина.

Моя жертва вернула упаковку туалетной бумаги, которая вывалилась от толчка и с легкостью отмахнулась от моих извинений: — Это случается. Да, прибудет с вами Свет.

— Ты позвонила мне, чтобы сказать, что у тебя шатающаяся тележка для покупок? — Удивленный голос мягко засмеялся у моего уха, когда я со вздохом выругалась, борясь одной рукой, чтобы заставить мою тележку работать.

— Нет, я позвонила тебе, потому что ты оставила сообщение говорящее мне вызвать тебя. Черт возьми! Я так сожалею, сэр. У нее есть собственный разум. Вам больно? О, хорошо. Я приподниму ее, так чтобы вы мог убрать свой ботинок из брюха чудовищной вещи.

1

widow’s peak — называли растущие мыском волосы, считалось, что человек, имеющий такой мысок, рано станет вдовцом.

2

широкие плащ.

arrow_back_ios