Содержание

Высочайшие горы с седыми вершинами, блестящая под лучами солнца морская гладь и между ними – прекрасный город: белые дома в зеленом окружении, а дальше, сколько можно видеть, – леса, долины, реки, горы… Эта потрясающая панорама, открывшаяся в иллюминаторе плавно набирающего высоту лайнера, казалась нереальной, фантастически прекрасной. Но она существовала. Как существовал древний мир инков, с их поселениями, обычаями, золотом. Джеки только слегка прикоснулась к этому миру. Но скоро все это останется в ее воспоминаниях. В воспоминаниях останется и он – человек, перевернувший весь ее мир. Она встретит еще много разных людей, ей предстоит работа в спокойной, благополучной Англии, но разве можно забыть его острый саркастический ум, его силу, способность принимать непростые решения, брать на себя ответственность, его потрясающую нежность, заботливость, щедрость. И его предостережение.

– Я никогда не был идиотом, – сказал тогда Крис. – Я вижу, как вы смотрите на меня. И знаю, что я чувствую к вам. Я хочу вас, и чем скорее мы спустимся с гор и вернемся в цивилизованный мир, тем будет лучше. Мы с вами играем в прятки с судьбой с того момента, как встретились, а это рискованная затея: когда вы рядом, я буквально теряю рассудок, и последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Точнее, предсказуемыми. А это вам вряд ли понравится…

1

Только Джеки сняла с себя блузку, как в комнату ворвался Брайен Морт.

– Знаешь что? – вскричал он.

– Знаю. Ты забыл, что это моя комната! – Она гневно сверкнула синими глазами, безуспешно стараясь прикрыться кофточкой. – Ты так много времени проводишь здесь, что уже не помнишь, где твоя собственная.

– Послушай! – волновался он, не обращая внимания на ее попытки вразумить его. – Это действительно важно. Все остальное не имеет значения! Профессор уезжает в экспедицию! – Весь вид Брайена показывал, что он горд своей осведомленностью. – А ты, конечно, об этом не знала, не так ли?

Гнев Джеки моментально сменился настороженностью. Теперь уже в синих глазах светилось беспокойство. Быстро надев блузку, она повернулась к Брайену:

– Ну-ка, давай рассказывай! – скомандовала она. – Если он ничего мне не сказал, значит, это что-то опасное. – Она нахмурилась и покачала головой. – Нет, не может быть. Как же так? На организацию экспедиции требуется несколько месяцев, и он бы не смог так долго хранить молчание. Дядя Джон совершенно не способен держать язык за зубами.

– Это верно, Джи, – сочувственно сказал Брайен. – Но он заранее подал заявление об отпуске. Все утро я пытался поймать профа, но ты же знаешь, какой он. Как раз посредине лекции он вдруг выглянул в окно, щелкнул пальцами и вышел из аудитории. И больше его никто не видел.

В чем в чем, а в этом Джеки не сомневалась. Профессор Джон Беллоу был весьма эксцентричен и склонен к причудам. От него можно было ждать чего угодно, например, мог не замечать друзей, казалось, не узнавал их, и наоборот, иногда обращался к чужакам с такой сердечностью, словно они его давние и близкие друзья. Про его чудачества ходили анекдоты. Студенты любили его, коллеги ценили за потрясающую эрудицию и незаурядность мышления.

В свои шестьдесят профессор был здоровым, толстым и энергичным. Слыл одним из мировых авторитетов по южноамериканским цивилизациям, его лекции вызывали восторг у слушателей, а его статей с нетерпением ожидала вся научная общественность.

Конечно, Джеки обожала его больше всех и лучше всех знала. Профессор Джон Беллоу был ее любимым дядей Джоном и воспитывал ее почти с младенчества с посильной помощью своей экономки Бети. В последнее время Джеки поняла, что скорее не он ее, а она его воспитывает, а это было очень и очень нелегко.

И старость здесь ни при чем. Ум дяди Джона был по-прежнему острым, но с возрастом профессор, похоже, совсем перестал считаться с общепринятыми условностями. Для достижения своих целей он каждый раз избирал свои особые пути, просто потому, что ему так было удобно. Что, к сожалению, было отнюдь не так для окружающих его людей.

Его положение блестящего ученого было прочно. Однако, если ему в голову приходила какая-нибудь новая идея, он мог оставить все, чем в данный момент занимался, и броситься в погоню за химерой. Это, естественно, вызывало беспокойство Джеки. В старых залах университета он был в безопасности. Вне их подобных гарантий не существовало. Потому Джеки, услышав новость от друга, тревожно уставилась на Брайена, закусив губу.

– Знаешь, его надо остановить, – серьезно сказала она. – Он может свалиться со скалы, упасть в озеро или что-нибудь еще хуже, о чем и думать не хочется. Куда он собрался? – добавила она, присаживаясь и указывая приятелю на стул.

– В Перу. В Анды. Взял отпуск на две недели.

Брайен, похоже, находил это забавным, но Джеки так и уставилась на него с ужасом.

– Перу?! Нет! Я не позволю!

– Джи! Твой дядя, возможно, умнейший из людей! – засмеялся он. – Почему ты обращаешься с ним как с идиотом?

– Потому что он слишком рассеянный, чтобы ехать в горы! – горячо возразила девушка. – Может, он и умнейший из людей, но к обычной жизни совершенно не приспособлен. Это ясно как божий день.

– Да оставь ты его в покое, – веселился Брайен. – Не будь наседкой!

– Не могу, потому что с ним обязательно что-нибудь случится, а я слишком люблю его, чтобы это допустить.

– Ну, уже ничего нельзя сделать, – внушал ей Брайен. – Экспедиция полностью подготовлена, все уже обговорено – время, место назначения, состав.

Девушка вскочила и забегала по комнате, хмурясь, волнуясь и размышляя, а юноша насмешливо наблюдал за ней. Она была одной из лучших студенток медицинского факультета, и последний год ей полагалось жить вне университета. Она же ухитрилась получить комнату здесь, чтобы быть ближе к профессору и приглядывать за ним.

– Я должна ехать с дядей, – внезапно заявила Джеки, и Брайен в изумлении уставился на нее.

– Ты такая же дурная, как он! Ты ведь не археолог, а врач!

– Еще нет, – напомнила ему Джеки, – но я им буду. И это наводит меня на мысль. Любой экспедиции ведь нужен врач. Нет проблем! Если все так подготовлено, как ты говоришь, то его уже ничто не остановит. Следовательно, я поеду с ним и буду следить за каждым его шагом.

– Это я хочу ехать с ним! – возмущенно сказал Брайен. – Почему, ты думаешь, я все утро охотился за ним? Состав экспедиции уже укомплектован, вакансий, наверное, нет. Но если найдется хоть одно место – оно мое. Он ведь мой профессор. Я слушаю его курс.

– Тебе придется остаться. Если обнаружу хоть малейшую щелочку, то я в нее пролезу, – невозмутимо ответила Джеки.

– Ты не должна так обращаться со своим дружком, – запротестовал Брайен.

– Ты хотел сказать, с другом, – уточнила она. – Между другом и дружком есть маленькое различие. И слава Богу, что есть!

– Если я попаду в состав экспедиции, то сам присмотрю за ним, – настаивал Брайен, но она покачала головой и направилась к двери.

– Не пойдет. Никто, кроме меня, не сможет защитить его. Он очень трудный человек.

Дверь хлопнула, и Брайен сердито фыркнул. Профессор был не единственным трудным человеком в этой семье. Юноша понял, что уже проиграл. Если Джеки ставила себе цель, ее ничто не могло остановить.

Профессор Беллоу невозмутимо наблюдал, как к нему в кабинет ворвался голубоглазый золотоволосый вихрь. Затем ученый опустился в свое кресло и пригласил этот вихрь тоже сесть.

– Дитя мое, что случилось? – воскликнул он, когда его племянница оказалась на стуле и строго поглядела на него.

– Дядя Джон, я не могу позволить тебе ехать в Перу одному, – заявила она.

– О, с этим все в порядке, дорогая, – заверил он. В глазах профессора запрыгали веселые искорки. – Со мной будет вполне достаточно спутников.

Он изучал ее возбужденное лицо, слегка шевеля губами. Джеки даже не подозревала, до чего хороша. Великолепные волосы цвета золота бывали заплетены в толстую косу или, как сейчас, шелковистым водопадом ниспадали до пояса. Она унаследовала нежную красоту матери – сапфировые глаза, темные брови дугой, изящно очерченный, чувственный рот. Красоту матери и энергию отца. Джаклин была очень сильной личностью, но выглядела, как акварель из книжки про ангелов.

– Ты мне никогда не говорил! – осуждающе сказала она, и он удивленно поднял брови.

– Никогда не говорил про Перу? Милое дитя, я точно помню: мы обсуждали это с тобой во всех подробностях. За обедом… несколько недель назад.

– Наверное, это была не я, а кто-то другой, – проговорила Джеки, укоризненно глядя на него. – Я бы ни за что не согласилась, и ты это знаешь.

– Уверен, что то была ты, но это и неважно, все уже подготовлено, хотя и стоило немалых трудов. Поздно отказываться.

В его голосе прозвучала нотка самодовольства. На мгновение ей показалось, что у него в глазах блеснул хитрый огонек, и Джеки подозрительно взглянула на него, но почти сразу отбросила сомнения. Он бы никогда не стал хитрить с ней. Ее дядя Джон слишком уж «не от мира сего».

– Я должна ехать с тобой, – твердо сказала она.

– Для женщины эта экспедиция слишком трудна.

– Я здоровая как лошадь! – гордо заявила девушка. – И к тому же без пяти минут врач. В Перу вам без меня не обойтись.

– У нас уже есть врач, – моментально отреагировал профессор с весьма довольным видом, словно заранее предвидел этот довод упрямой племянницы.

– В таком случае я буду вынуждена отменить это предприятие, дядя, – драматическим тоном произнесла она. – Для тебя это крайне небезопасно. Я ведь тоже могу предпринять нестандартные действия. Ты должен бросить это дело, или я сообщу ученому совету, что ты недостаточно здоров для таких экспедиций. Я должна заботиться о тебе!

arrow_back_ios