Содержание

Резниченко Ольга Dexo Александровна

Враги…

2-я часть романа «Друзья…»

Кого ненавидит женщина больше всех?

Железо так говорило магниту:

- Больше всего я тебя ненавижу за то, что ты притягиваешь, не имея достаточно сил, чтобы тащить за собой.

Ницше Ф.

2010 г.

Спа City – Малолетняя дочь

ATB – Ecstasy

Chris de Burg – The Lady in Red (2-я игра)

ВВ – Весна (24)

Santa Hates You – Rocket Heart (наркотики)

3 Days Grace – I hate everything about you

David Draiman – Forsaken (суд)

Skillet – Whisper in the Dark (погоня)

Инь-Ян - Пофиг

Бумбокс – Я твой

Florence + The Machine - Heavy In Your Arms (встреча на яхте)

Пролог

Оливия Дюан.

Одному лишь Богу известно, сколько дерьма скрывается за этим именем, сколько слез, боли, истерики, ошибок и разочарования утонуло в этом колодце. Наверно, моих прежних скитаний хватило бы написать целый роман.

Да… не хочу, не буду. Здесь нечем ни гордиться, ни чему радоваться.

… всё те эпизоды, события лишний раз воспрещаю себе вспоминать, а не то, что… решусь увековечивать, со всеми «милыми» подробностями и ляпами, на бумаге.

Так…, пробежимся, как спринтер по стометровке, по моей не слишком долгой, но кривой жизни (дабы ближе познакомиться с героиней повествования и понять причины последующих поступков и решений)… и попадем в тот день,

…день, когда я окончательно потеряла брата, и весь мой ад перешел на новый круг изощренных мук.

Глава Первая

…Мои шестнадцать лет.

Боже, это было самое прекрасное время… за всю мою проклятую жизнь.

Сердце - полно надежд, а голова – мечтаний.

И не смотря на то, в каком болоте я произрастала, мир сверкал, переливался во всех своих ярких красках и обещал, что всё, черт дери, ПОЛУЧИТСЯ!

Семья. Ребята, как же я ненавидела свою пропащую семейку! Всех. Без исключения.

Отец, лица которого я никогда не видела (сбежал до моего рождения).

Мать, чертова истеричка с мечтами, как у Наполеона (только теперь понимаю, по чьей это «линии» я потекла, по чьей протоптанной дорожке пошла; кого благодарить за отличную школу последующих подвигов).

Брат, весь такой правильный и идеальный, добрый и понимающий,

… который, как по мне, лучше в Ангелы сразу шел, чем засиживался на этой чертовой землишке.

И бабуля – вечно брюзжащая, маразматическая старушенция, день и ночь сетующая на мое «распутное» поведение и пропащую душу.

В общем, не дом родной – а сплошное осиное гнездо, где здравомыслящему сутки провести – лучше сразу… повеситься.

***

Мать. Дорогая моя матушка. Ты заслуживаешь отдельного слова. Ты… и все твои «страдания».

…будучи единственным ребенком в семье, разбалованной до жуткого «не хочу», и в последствии - первой красавицей в (хоть и провинциальном, но не малом) городке, не удивительно, что так поступила.

… наполеоновская замашка «покорить весь мир» (или хотя бы устроится так, чтобы жизнь казалась малиной) взяла верх: ты наплевала на всякие там принципы, уклады, чужую молву и уговоры собственной матери - рванула на деньги (с трудом накопленные опять-таки не тобой же, а бабулей) за границу. Нет. Не на заработки: не из того ты полотна соткана! Рванула за своим «новоиспеченным мужем» (так вы быстренько уладили вопрос с гражданством и лишними расходами), богатеньким Альбертом Алкеном, в Штаты.

Год, два прожили. Прожили?

Промучились!

Ты давно залезла ему на шею… и все ерзалась, да ерзалась - пыталась поудобнее устроиться, да так, чтобы уже никогда оттуда не слезть.

И вот оно: «гениальная мысль». Ребенок! В общем, с горем пополам, на четвертом месяце беременности наш Американец (который ЯВНО не собирался этой «безмозглой кукле», то есть тебе, посвящать всю свою недолгую и такую драгоценную жизнь) узнает, что скоро станет папенькой.

ПАПЕНЬКА??? Шмотки в руки – и долой, да так что… только искры из-под пят засверкали.

Но разве возможно пустоголовой даме научиться принимать ПРАВИЛЬНЫЕ решения, делать ЛОГИЧЕСКИЕ выводы, получив опыт лишь на одном, «маленьком» провале?

Нет. Таким людям, подобно колебанию маятника, следует биться каждый раз головой об стенку, зарабатывать шишки «прозрения», дабы в итоге, лишь спустя много лет подобных терзаний, понять эту жизнь и наконец-то остепениться.

Вот и она,… вот и ты так поступила.

Время терять нельзя было (а как же иначе? молодость невечная!)

Активные поиски нового «носителя» не покидала даже тогда, когда пузо стало необъятных размеров, и я уже вовсю выплясывала внутри, выстукивая ножками, руками по животу, как по барабану.

В общем, ничего умнее, как забрать бабулю (свою мать) к себе в Штаты (уезжать оттуда явно не собиралась!),… дабы потом, в итоге, вручить «киндер-сюрприз» и спешно помахать нам всем ручкой.

… не прошло и три месяца с моего рождения, а наша без двух дней «пенсионерка» вновь должна была приниматься за роль матери, в то время как ты, «Кукла», укатила с каким-то турком в морское путешествие.

И что?

Как говорится, горбатого только могила исправит.

Откатавшись с недалекой «девочкой» во всех смыслах (пошлых и не пошлых), Казанова спешно удалился со сцены

(по одному из вариантов оправданий - «он был нагло и несправедливо депортирован на родину»).

А нам, с бабулей, любезно предоставлен умопомрачительный сюрприз: блудная мамочка с новым, необычайно округлым, животиком.

Мартик. Вот так в нашей жизни появился плод «невероятной любви, растерзанной непреодолимыми обстоятельствами».

…черт дери, интересно, как долго ты верила в этот бред???

Ибо я – глупая, доверчивая девочка, все десять лет внимала твоему «невероятному горю», пыталась всячески поддерживать, подбадривать… и защищать от нападок ворчливой нашей бабки.

Пока,… пока не подросла, и уже мудрым, трезвым, самостоятельным (ненавязчивым) взглядом не посмотрела на былое.

На былое. И настоящее.

Расклеенная, раздавленная, ты вечно впадала если не в истерику, то в глубокую депрессию. Так и произошло и на этот раз.

Бабуля назвала это – «срыв», а я – умопомешательство в последней стадии своего развития.

***

Говорят, женский алкоголизм не лечится?

Нет, нет ребята, женская ТУПОСТЬ не лечиться!!! А всё остальное – поправимо.

Глава Вторая

… Вот так я окончательно потеряла свою мать, разочаровавшись не только в ней, а и во всей жизни вместе взятой.

А потому, думаю, вполне логично, что к своим шестнадцати годам… я могла рассчитывать лишь на свои силы.

И ничего, поверьте, ничего умнее не смогла придумать, чем...

Я видела окружающий мир, его гнилую суть…

… понимала, что ДЕНЬГИ правят миром,

а оные находятся в руках - мужчин. Мужчин, которые будучи хоть гениальными бизнесменами, хоть сверх умными аналитиками, все равно в руках истинной Женщины превращаются в размякший пластилин. И лепи что хочешь, и твори – что вздумаешь.

На счастье, у меня для этого было намного больше возможностей, чем у матери.

И я, дура, тоже захотела осуществить план Наполеона (при этом и на долю секунды не задумываясь, не понимая, что иду по следам той, которую всю свою (сознательную, «взрослую») жизнь считала неудачницей и идиоткой, той, которую ненавижу до сих пор).

Я упорно шла этим путем,… пока… не наткнулась на что-то, что-то до боли знакомое. Явное, параллели с которым невозможно было не провести…

Черт, каких только мужчин у меня не было!

С черной завистью смотрели на меня не только подруги, но и взрослые, самодостаточные дамы.

У меня было всё: красота, фигура, молодость (с огромным запасом), манера вести, подать себя, умение говорить, да так, что прямо дух захватывало…

Мужчины, мужчины,… от одной только моей короткой улыбки вы превращались… в глупых истуканов.

В мои шестнадцать – я правила миром, у меня было всё. ВСЁ, и никакое образование, карьера или родительское богатство не нужно было.

Как в той идиотской комедии, я готовилась к свадьбе с принцем, и неважно, что он был старше меня на тридцать лет, и неважно,… что подумают другие. Я была счастлива. И верила, искренне ждала, когда мне стукнет восемнадцать, и все наконец-то узнают, что известный бизнесмен женится на Оливии Дюан.

Женится, да как же?

Разбежался…

- Привет, котик мой!

- Сладенькая! Не ожидал тебя здесь увидеть.

- … я тебе звонила, а ты трубку не брал.

- Ой, цветочек мой аленький, - вмиг обнял, привлек к себе, ласковый поцелуй в губы. – Я на совещании был. Тут новая сделка намечается…

- А у меня для тебя сюрприз, - разрываясь от нетерпения, нагло перебила я.

- ДА? – удивленно дрогнули его брови. Мило ухмыльнулся. – И какой же это?

- У нас будет… малыш.

Бог мой, как сейчас помню, вмиг заледенела его улыбка. Омертвели глаза. Руки обвисли, словно засохшая лоза на оградке.

Долгие, долгие минуты молчания…

- Ты не рад? – испуганно переспросила я (когда голос ко мне вернулся), попытка отстраниться, хорошо разглядеть его лицо – не сопротивлялся. – ТЫ НЕ РАД???

(нервно сглотнул)

- Ты же понимаешь, что это нельзя допустить.

- Что?

(словно кто груз отвязал у гильотины – и лезвие рухнуло, сорвалось вниз… - вмиг обезглавив мою душу)

- Тебе же даже семнадцати нет, Лив. И я… я… не готов…. Сама понимаешь, что мне пришьют…. И … мой бизнес, моя репутация…

***

Я ничего больше не слышала. Ничего.

arrow_back_ios