Содержание

ПРОЛОГ

Король Лета опустился перед ней на колени.

— По доброй ли воле ты рискуешь принять на себя бремя зимнего холода?

Она смотрела на него во все глаза — на юношу, в которого влюбилась около месяца назад. Тогда ей и в голову не могло прийти, что он не человек. Сейчас он сиял, словно под кожей его играло пламя, и был столь прекрасен, столь великолепен, что глаз не оторвать.

— Да, таково мое желание.

— А если ты не та, кого я ищу, холод королевы Зимы тебе придется нести до тех пор, пока на это не отважится другая смертная, — ты понимаешь это? И тебе придется предупредить ту смертную, что мне нельзя доверять.

В глазах его появилась боль.

Она кивнула.

— И если новая девушка откажется, ты предупредишь следующую. — Он придвинулся ближе. — И тебе не освободиться от холода, пока одна из них не согласится рискнуть…

— Да, понимаю.

Она улыбнулась ему, успокаивая, затем шагнула к кусту боярышника. Нагнулась, и зеленые листья погладили ее протянутую руку.

Пальцы коснулись посоха королевы Зимы. Простой деревянный посох, истершийся от прикосновения многих рук. Это были руки других девушек, побывавших на ее месте, и ей не хотелось о них думать.

Она помешкала, охваченная надеждой и страхом.

Он придвинулся ближе, встал за спиной. Деревья зашелестели громче. Его волосы и лицо засияли ярче. На землю перед ней легла его тень.

— Пожалуйста, — прошептал он. — Пусть она окажется той самой…

И она подняла посох королевы Зимы.

Мгновение надежда еще жила. Она почти поверила… но тут пронзительный холод растекся по телу, жилы заполнились льдом, колючим, как осколки стекла.

— Кинан! — вскрикнула она.

Рванулась к нему, но он уже шел прочь. Сияние погасло, он даже не оглянулся. И она осталась одна в компании волка дожидаться появления следующей девушки, чтобы рассказать ей, какая это глупость — любить его, верить ему.

ГЛАВА 1

У ясновидящих, или людей с двойным зрением… случаются ужасающие стычки с (фэйри, зовущимися еще Sleagh Maith, или Добрый народ).

Роберт Кирк и Эндрю Лэнг. Тайная страна (1893).

— Четверка, боковая луза.

Айслинн прицелилась. Короткий быстрый удар; шар со стуком, приятным слуху, упал в лузу.

Денни, партнер по игре, взмахом кия предложил дуплет.

Она закатила глаза.

— Ты что, куда-то торопишься?

— Ага. — Он вновь махнул кием.

Сосредоточенность и выдержка — вот все, что требуется.

Айслинн загнала оба шара.

Денни одобрительно кивнул.

Обойдя стол, она принялась натирать кий мелом. Стук сталкивающихся шаров, приглушенный смех, нескончаемый музыкальный поток кантри и блюза, лившийся из автомата, — все здесь было реальным миром, человеческим, безопасным. Не единственный мир, увы, как бы ни хотелось этого Айслинн. Но он позволял на краткое время забыть о другом мире — уродливом и пугающем.

— Тройка, угловая.

Она прицелилась. Удар удался.

Сосредоточенность. Выдержка.

И тут… затылка коснулось горячее дыхание. В шею уперся острый подбородок. Фэйри принюхивался к ее волосам. Никакая сосредоточенность не поможет вытерпеть присутствие проклятого Остролицего.

Неловкий удар, и в лузу улетел биток.

Денни вынул его.

— Что это было?

— Кикс…

Айслинн заставила себя улыбнуться — глядела на Денни, на стол, куда угодно, только не на тех, кто входил сейчас в двери. Она слышала их и так. Смех, визг, скрежет зубовный, хлопанье крыльев. Бежать некуда. Наступил вечер, их время, и не было больше безопасной территории и покоя, которого так жаждала душа Айслинн.

Денни ни о чем не спрашивал. Жестом отпустил ее от стола и крикнул:

— Грейси, поставь что-нибудь для Эш.

Грейс из того немногого, что не было кантри или блюзом, выбрала «Break Stuff» группы «Limp Bizkit».

И когда лирическая часть песни перешла в неизбежный яростный взрыв звуков, Айслинн улыбнулась. Вот бы и ей выплеснуть однажды неприязнь, копившуюся годами. Водя рукой по гладкому дереву кия, она посмотрела на Остролицего, который вился теперь вокруг Грейс. С него и начать. Не сходя с места.

Айслинн закусила губу. Если бы она принялась тыкать кием в невидимок, все бы решили, что она спятила. Все, кроме самих невидимок.

Песня отзвучала. Денни тем временем очистил стол.

— Спасибо. — Айслинн подошла к стенной стойке, поставила кий.

Остролицый подкрался сзади и с мерзким хихиканьем выдрал у нее несколько волосков.

— Еще партеечку? — поинтересовался Денни таким тоном, что стало ясно: ответ он знал заранее. По ему одному понятным признакам.

Остролицый принялся щекотать ее вырванными волосками.

Айслинн откашлялась.

— В другой раз, ладно?

— Ладно.

Денни отставил кий. Ни он, ни другие завсегдатаи бильярдной никогда не задавали вопросов по поводу странных перепадов ее настроения и внезапных уходов.

Она зашагала к двери, прощаясь на ходу со знакомыми и изо всех сил стараясь не смотреть на фэйри. Те сдвигали с места шары, толкали игроков под руку — лишь бы чем-нибудь да помешать. Но ее пока не трогали. Пока.

Возле ближайшего к выходу стола Айслинн остановилась.

— Я пошла.

Завершив многоходовой удар, один из игроков выпрямился. Спросил, почесывая бородку:

— Пробил час Золушки?

— Лучше домой, пока башмачок не потеряла. — Приподняв ногу, она показала стоптанную теннисную туфлю. — Этим принца не соблазнишь.

Парень фыркнул и снова повернулся к столу.

По залу пронеслась фея с оленьими глазами, с тонкими суставчатыми руками и ногами, с хорошеньким и одновременно отталкивающим личиком. Слишком большие глаза придавали ей испуганный вид. Из-за них и тощенького тельца фея казалась хрупкой и невинной. Но она вовсе не была такой.

Никто из них не был таким.

Женщина у стола, рядом с которым стояла Айслинн, стряхнула столбик пепла в переполненную пепельницу.

— Увидимся в следующие выходные.

Айслинн кивнула. Говорить она не могла.

Оленьеглазая в этот миг выстрелила тонким голубым языком в фэйри с раздвоенными копытцами. Тот шарахнулся, но поздно — по впалой щеке потекла струйка крови. Оленьеглазая захихикала.

Айслинн с силой закусила губу, еще раз махнула на прощание Денни. Сосредоточенность. Ровная, спокойная походка. Хотя спокойствия на душе никакого.

Плотно сжав губы, чтобы с них не сорвались смертельно опасные слова, она шагнула за дверь. На фею хотелось накричать, приказать ей прекратить безобразничать, но сделать это Айслинн не смела. Никогда. Иначе они узнали бы тайну: она их видит.

Сохранение тайны было единственной возможностью выжить. Первое, чему научила ее бабушка, когда Айслинн еще и читать-то не умела. Взгляд под ноги, рот на замке. Айслинн не нравилась эта игра в прятки, но она не могла позволить себе и намека на мятеж — бабушка немедленно заперла бы ее дома. Ни бильярда, ни вечеринок, ни свободы, ни Сета. Так уже было, когда она училась в средней школе.

Снова это пережить — ни за что.

Поэтому, подавляя гнев, Айслинн направилась в центр города, где обилие железных засовов и стальных дверей сулило относительную безопасность. Железо и в чистом виде, и в сплавах было ядом для волшебных существ, а для нее — желанным отдохновением. Дом родной — Хантсдейл, пусть по улицам его и бродят фэйри. Ей случалось бывать в Питсбурге и Атланте, посещать округ Колумбия. Прекрасные места, но слишком процветающие, многолюдные, с великим множеством садов и парков. Хантсдейл не процветал. Давно. Значит, фэйри здесь тоже не процветали.

Чуть ли не из каждого закоулка, мимо которого проходила Айслинн, доносились звуки их бурного веселья. И все же, это ни в какое сравнение не шло с тем, что они вытворяли в парках Колумбии, в питсбургском Ботаническом саду. Мысль об этом утешала. Народу меньше… и фэйри меньше.

И это счастье.

Впрочем, людей на улицах все равно хватало. Кто-то шел по делам, кто-то за покупками, кто-то просто гулял. Им было легче — они не видели голубого чудища, прижавшегося к стенке возле грязной витрины, или парочки крылатых тварей, или малышей со львиными гривами, что бегали по проводам и спрыгивали оттуда на высоченную женщину с зубами, что твои рыболовные крючки.

Быть такой же слепой — мечта всей жизни, о которой никому не скажешь. Но мечтай не мечтай, ничего не изменится. И даже если каким-то чудом она перестанет видеть фэйри, об их существовании ей все равно не забыть.

Держа руки в карманах, Айслинн брела по подмерзшей серой жиже, покрывавшей тротуар, мимо женщины, окруженной орущими детишками, мимо заиндевелых магазинных витрин. Ее знобило. Похоже, бесконечная зима уже началась.

На углу Харпер и Третьей улицы вышли из переулка они — те двое фэйри, что последние две недели таскались за нею по пятам почти каждый день. Первая — девушка с длинными белыми волосами, вьющимися, как струйки дыма. С синими губами — не подкрашенными синей помадой, а как у покойника. В потертой кожаной юбке, небрежно прошитой грубыми нитками. С огромным белым волком — порой она ехала на нем верхом, порой шла рядом, опираясь на холку. Когда к ней прикасался второй фэйри, от ее тела вздымался пар. Она злилась, щерилась на своего спутника, отталкивала его. Он же только улыбался.

И был при этом воистину ослепителен. Его окружало слабое сияние, словно внутри тела пылали раскаленные угли. Волосы до плеч, блестящие, как медная проволока, — казалось, о них можно порезаться. Впрочем, касаться этих волос Айслинн вовсе не хотелось. Мало того что он не человек, так еще и не в ее вкусе — смуглый и слишком красивый, дотронуться страшно. Небрежно-элегантная походка говорила о том, что он прекрасно осознавал свою привлекательность. Держался так, словно все и вся должны ему подчиняться, и из-за этого даже выглядел очень высоким. Хотя на самом деле был ниже девушек-скелетов, обитавших близ реки, и странных существ, покрытых древесной корой, что разгуливали по городу. Всего на голову выше Айслинн, то есть среднего роста.

arrow_back_ios