Рейтинг книги:
5 из 10

Поморьска говоря

Мосеев Иван Иванович

Уважаемый читатель, в нашей электронной библиотеке вы можете бесплатно скачать книгу «Поморьска говоря» автора Мосеев Иван Иванович в форматах fb2, epub, mobi, html, txt. На нашем портале есть мобильная версия сайта с удобным электронным интерфейсом для телефонов и устройств на Android, iOS: iPhone, iPad, а также форматы для Kindle. Мы создали систему закладок, читая книгу онлайн «Поморьска говоря», текущая страница сохраняется автоматически. Читайте с удовольствием, а обо всем остальном позаботились мы!
Поморьска говоря

Поделиться книгой

Описание книги

Серия:
Страниц: 23
Год: 2005

Содержание

Отрывок из книги

Ценно только подлинное Поморов иногда называют «солью земли российской». Однако согласитесь, что пока соль растворена в воде, ее можно только ощутить на вкус, но нельзя увидеть. Так же и поморский народ — не всеми понят и не всякий его замечает в крутом российском рассоле народов. Но его присутствие ощутимо в российской культуре, и без поморов эта культура существовать не может. Надо отметить, что поморская культура не знает таких неотъемлемых для великорусской культуры атрибутов, как балалайки, матрешки, лапти (кстати, русский лапоть поморы использовали исключительно как обувь для работы в хлеву и называли словом «вЕрсень», а первые балалайки начали массово завозить в сельские клубы Северного края только в 30-х годах XX века). Но современные деятели культуры об этих исторических тонкостях, похоже, не знают и нередко демонстрируют на сцене русские лапти как… праздничную обувь северян! Хотя доподлинно известно, что поморская обувь — это упАки, Уледи, вЫступки, бахИлы мОршни, стрУсни, ярЫ… Но только не лапти! Не носили в Архангельской губернии лапти, и, как писал в прошлом веке этнограф А.А. Жилинский, «обувь населения исключительно кожаная» (А.А Жилинский, «Крайний Север европейской России. Архангельская губерниия», изд. Типолитография СЗОПС, 1919 год, стр. 117). Мало кто вспоминает сегодня, что у поморов есть собственная этническая одежда, которая делится на летнюю и зимнюю. Это и летние холщовые рубахи-«кАбаты», и безрукавки-«бузурУнки», и летние суконные шапки-«типАхи», и праздничные поморские атласные рубахи с шейными платками-«окУтками» (шейных платков, в отличие от поморов, россияне никогда не носили), и подпоясаные ткаными «опоЯсками с киссЯма» рубахи-«пЕстряди» — увы, почти ничего этого мы не видим сегодня на этнографических сценах Архангельска. Вообще, исторический, подлинный мужской костюм поморов куда-то исчез, заменившись на «русскую косоворотку фабричного паренька-балалаечника в лаптях и в картузе с цветочком». И мало кто сегодня знает, что главной отличительной особенностью зимнего мужского костюма коренных поморов вплоть до XX века были меховые круглые шапки-шлемы с длинными до пояса ушами — «цебАки долгоУхи» (кстати, такую длинноухую шапку можно сегодня увидеть в центре Архангельска, если взглянуть на скульптурную композицию «Помор с оленем», украшающую «Обелиск Севера»). А ведь было еще несколько видов поморских шапок, не встречавшихся в России, И вовсе не русские армяки или тулупы носили поморы зимой, а исключительно «совикИ», и поморские «мАлицьны рубАхи», и меховые рукавицы «вАциги» и «кОйбенки»… Впрочем, если показать эти одежды наших прадедов современным архангельским северянам, то они, пожалуй, решат, что все это позаимствовано у какого-то иного северного народа. И глубоко ошибутся. Слово «совИк» — исконно поморское, означающее одежду с капюшоном, напоминающую по форме птицу — сову (кстати, совики поморы почти всегда шили сами, а у оленеводов (самоЕдов, лопарЕй, зырЯн и Ижемцев) приобретали только оленьи шкуры. Но ни саамы, ни коми, ни ненцы не занимались морскими промыслами (у ненцев в языке нет даже слова «море») и лишь в конце XIX века поморы стали нанимать и учить ненцев морским промыслам). Кстати, свои промысловые совики поморы шили исключительно из шкур морских животных, которые не намокали при попадании на них воды. Слова «совик» нет ни в одном языке соседних с поморами северных народов, потому что в западной Арктике поморы были единственным коренным морским народом. Нет в соседних с поморами языках и таких исконно поморских слов, как «чум» (кстати, ненцы называют свои чумы словом — «мя»). От поморов в русский язык попали слова «сёмга, тундра, треска, торосы, морж, тюлень», и длинный ряд других слов, доставшихся поморам в наследство от их «чудских» предков. Но увы, не звучат сегодня эти слова в выступлениях этнографических коллективов, не видим мы бережного отношения к поморской культурной и языковой традициям. Все это называется сегодня «русской северной культурой». Хотя понятие «Русский Север» было создано искусственно и вошло в обиход лишь во второй половине XX века, оно практически уничтожило историческое название нашего обширного края — Поморье. Языковая культура коренного населения Поморья сегодня оказалась в тупиковой ситуации. Ведь даже заученная старинная «северная» песня будет звучать неправильно (с чужим акцентом), если поющий не знает особенностей помОрьской говОри. Никогда московская народная певица не споет поморскую песню так, как ее пели поморьски жОнки. Но и обвинять кого-либо в утрате самобытности не имеет смысла — ведь современным исполнителям сегодня уже почти не у кого научиться правильной говОре. А учебных пособий, которые помогли бы им разобраться в тонкостях поморской речи, попросту нет. Вот почему поморам нужно издание, которое позволит даже неспециалистам понять особенности и правила говОри, осознать законы ее развития. Однако до сих пор в Архангельской области не предпринималось серьезных попыток издать учебник родной говОри. Отсутствие такого учебного пособия в условиях доминирующей великорусской культуры уже привело к тому, что архангельские этнографические коллективы, пытающиеся воспроизвести на сцене поморскую речь, увы, даже приблизительно не воспроизводят ее. Их сценические тексты состоят из обрывков заученных фраз и отрывочной поморской лексики. Спасает эти «этнические» коллективы от полного сценического провала только то, что мало осталось коренных жителей, которые помнят, как звучит настоящая говОря. В результате вместо поморской аутентичности звучания по нашей земле распространяется некий новый «северный русский» эталон стилизованной речи, который на самом деле является грубой подделкой под подлинную разговорную речь нашего народа. Но ведь ценно только то, что подлинно. Кроме того, любая подделка — это всегда вредное явление, разрушающее доверие к подлинной культуре. Сегодня многие «работники культуры русского Севера» неосознанно распространяют и тиражируют псевдопоморскую речь, адаптированную к общероссийскому просторечию. Однако, нельзя же ограничиваться только несколькими заученными словами и выражениями, чтобы демонстрировать говОрю! Например, почти все видели замечательные мультфильмы по сказкам архангельских сказочников Степана Писахова и Бориса Шергина, озвученные советским актером Евгением Леоновым. Но, несмотря на огромный талант актера, несмотря на использованную в мультфильмах стилизованную под поморов лексику, нельзя не заметить, что речь сказочных героев абсолютно не похожа на настоящую говОрю. А где же нам, коренным жителям Архангельской области, можно услышать свою подлинную, живую поморскую речь? Очевидно, что говОря — это отнюдь не только «диалектные слова и выражения», но значительно более сложная, чем диалект, над-диалектная система языка, которая требует дальнейшего изучения. И относиться к помОрьской говОре надо также уважительно и бережно, как к любому другому языку.

Популярные книги

Поморьска говоря

Поделиться книгой

arrow_back_ios