Рейтинг книги:
5 из 10

Юрий Слабоумов

Слабоумов Юрий

Уважаемый читатель, в нашей электронной библиотеке вы можете бесплатно скачать книгу «Юрий Слабоумов» автора Слабоумов Юрий в форматах fb2, epub, mobi, html, txt. На нашем портале есть мобильная версия сайта с удобным электронным интерфейсом для телефонов и устройств на Android, iOS: iPhone, iPad, а также форматы для Kindle. Мы создали систему закладок, читая книгу онлайн «Юрий Слабоумов», текущая страница сохраняется автоматически. Читайте с удовольствием, а обо всем остальном позаботились мы!
Юрий Слабоумов

Поделиться книгой

Описание книги

Серия:
Страниц: 3
Год:

Содержание

Отрывок из книги

-Смачно куришь. Лучше бы ты хуй так курила. А Света ему отвечает: а пошел ты на хуй, пропеллерщик застарелый С плесенью усов под носом, жиром заплывший, жене настоебавший Жизнь просравший мечтами пустохуелыми, бензином пропахшими, Лобзиком пиздуй, с крыльев магний стёсывай не петарды китайские Да рынке продавай, авось и бабки появятся. Прихуел командир, да и закрывши ебало потопал говно в организме вращать. А Света ж снова прыгала, и снова все кричали с земли И с неба бог кричал: Света, так ты блядь летишь сексуально, Будь моей, у меня хуй длиной шесть километров двести метров один сантиметр А Света ничего не отвечала, летела, обкуренная, счастливая. А Валентин шел себе на работу, в ООО «Гайки». И сидел он в офисе обшарпанном, с дырками, будто блядь от пулемета А на стенках в коридорах повсюду было написано: Валентин – лох. Валентин – пидарас. Валентин – говнонос. Валентни – колбасоед низкоуровневый, однотактный. А Валентину было похуй, он эти надписи не стирал Обедали в офисе они. Бухгалтерша – проныра Ирина Васильевна Все мечтала, кто б ее выебал, засматривалась на оператора Шерифа Маркасяна Курила хуёвые сигареты и в мечтах маяалась Ей представлялся половой акт в сортире узком, моющимся раз в неделе А то и на заднем дворе, между ржавым гаражом и мусорным баком А то блядь вдруг ей казалось, что летят они на красной ракете блядь Как на красном коне, и ебля не прекращается Но ничего этого не было, она шла к своему мужу-бухарику, А бухарику не простому, а тупому блядь как автомобиль «Уаз» Водителю блядь дальнобойщику – рабочему хуятору И двум сыновьям – Саше блядь и Коле А Саша блядь перенял все от отца, он сцуко был бивис И любил играть, играть блядь в игры на телефоне Siemens A-50 А другого у него не было нихуя, он его вообще нашел сцуко на улице В узком колодце двора, блядь, затонувшем в махре и безниху язачернелом . Саша было 15 лет, и тупее мальчика на этой земле не было, но он был добрый Со светлыми коровьими глазками, готовыми к подвигу А Коля уже а детства был жид, хотя и не было у них крови жидовской Но Ирина Васильевна вспоминала по пьяни: Ох, помню, драл меня, Эдуард Альбертович, ох, драл Прямо в Камазе. Начальник блядь автопарка. Драть было негде – залезли в кабину и там содеяли, блядь, содеяли, Но это не то, это вряд ли, это было еще в Когалыме. А сам Шериф Маркасян сидел себе, щелкал клавишами и вообще он хуй ложил Он играл на Форексе, и нихуя у него не получалось И все ему говорили: ебанный по голове, прекращай! Хватит мозг ебать задротами буржуйскими. В тот день было блядь прохладно, пасмурно, сыро Туманы пиздовали мелкие, запидоривающие уставшие существовать мостовые, И люди все ходили сонные, подмороженные, От призраков кризиса чубайсом придуманного уставшие И все бы блядь ничего. И вышел Валентин на улицу И стоял и ждал блядь когда проедут машины Он шел в супермаркет «Говнид», чтобы купить себе на обед колбасы И чаю вместе с ней ебонуть бледного, недоделанного Ему в соседнем кабинете предложили: ебони водки, Валентин А он отказался, и слышалось вслед: лох, вот лох сцуко колбасотрескающий И стоял блядь на улице, и тут слышит – шум, гам, грохот Машины сталкиваются, бьются, люди вопят, дети хнычут Блондинки блондинистые имена свои в ужасе забывают Фура длиннохуйная шла, на бок легла, ебо! Лежит плашмя, водитель в ужасе Вертолетчик ебанный из окна вертолета высунулся, голова перевесила Машина перевернулась, упала где-то за домами И всем понятно: произошла хуйня, и хуйня не простая, хуйня одиозная. И точно, видят: по улице с ножом своим двухметровым идет Мандит. Идет, зубами стучит злоебучечными, глазами мигает охуестатическими, В шляпе блядь да в бамшаках, с медного всадника снятыми. Вера в нихуя Бывает вера в нихуя Бывает вера в дохуя Но в сущности, сомнений нет Что так, что сяк, хуйня – ответ. Сегодня был А завтра всплыл Мечтал и жрал, Засох, упал И что ебал Что ни ебал Что много жрал Что мало жрал Что бога от греха искал, Что глупость мозга поглощал, Пиздец один Один – и точка Все остальное Суходрочка Грачи Днем и ночью жду грачей Черных и носатых Что исполнены очей И умом пиздаты Им известно, как живет Ктулху в океане Как глубины он ебет Хуем аквалангным. У меня тоже есть баллон Но – не для дыханья Каждый честный мудозвон Держит для буханья Люду Зыкину включу Я на всю катушку Горло водкой научу Приведу подружку Про грачей ей расскажу Черных и ебастых И на койке разложу И раздвину ласты. Так же вот и в глубине Кит ебёт китиху А кальмар на самом дне Трахает ежиху Все ебётся и живет И идет по кругу А ученый идиот Тот – вофлит науку. Грач – есть птица для ума, В нем – кусочек бога Не страшна ему сума И в пизду дорога. Грач – крылатый чародей, Знает правду матку Я же взял себе блядей И играю в блядки. Девонька Люди знают, люди умеют Тараканов рыжих гонять. Девки ж жопою тяготеют Не к тому, чтоб по жизни лежать. Им все мало, все тесно, все надо Королевичей блядь подавай Но за глупость – какая награда? В одиночестве дни продневай. Хотя есть и хорошие девы, Их ебать – наслажденье одно Ты их вертишь направо, налево Выпиваешь любовь как вино Но увы, все ебливые девки Тоже мозги умеют ебать Они похоти ебанной слепки Хоть умеют нещадно сосать Лучше с о баком быть похотливым И словами эфиры дрочить Чем под бабонькой толстой, пытливой Дни дурные по жизни влачить Приглашать в вечерах проституток Пусть танцуют они на столе А в пустые без водки минутки Предаваться хмельной конопле. Девоньки Молодые девочки Кобылы, кобылки На губах – пеночка От сосания пылкого Поедаю глазами, Пробиваю концом Хорошо вместе с вами Быть природы гонцом Водка перламутрова Этикетка – класс Может, кому и муторно, Мой хуй – иконостас. Девушки свежие, И не свежие – похую Вы душу нежите Я живу и сую. Я умею ласково Из-за угла нападать, А потом и сказочно Заскрипит кровать. До Ёбанный, ёбанный свет! Жизнь коротка. Собака насрала В углах Зина пришла на минет Хуем играла Головку ласкала Трах, тарарах Из окна соседней коробки Летят презервативы Как звёзды с неба ловкие Убитые контрацептивы Ёбанный в рот! Сколько людей В этот час Друг друга ебёт. Но толку нет. Мудачьё плодится Будет жрать, срать, землю засорять Богу блядь нахуй молиться И мозги ближнем ебать Скорее бы блядь с небес Прилетел бля нахуй отец Астероид, ебана мать Тогда б прекратили люди землю ебать Жизнь и пизда Ни сил, ни желанья писать Только ночью приходит тать Сном злоебучим полночь шершавит Голосом сиплым ужасно картавит Слова – ебонутые За них – по рукам Минуты минутные Пиздуют к утрам Водка стоит на тумбочке, белая Как и девонька неумелая Как в первый раз – еще с целкой тугой Так и она – с пробкой желтой, лихой Открыть, не открыть Как – курить, не курить Как ебать – не ебать Жить иль не жить Если не жить – нужно сразу не жить, Нахуй в сем мире рождаться? Лучше в космосе черном звезды курить И с мозгом судьбы не ебаться. А хуй – коли начал, надо идти Куда-то, сам не зная куда Знамя жирных на шее нести, Нести его блядь к коту под муда Одни пашут – другие жрут Одни много жрут, другие мало жрут Но земля не того ожидает Для чего же говна урожаи? Телевизор синеет Я сплю – а хуйня идёт Глаза открою – водка потеет Она сама по себе живёт. Ёбанный в рот! Утро наступит. Седые дороги опять оживут Кто-то сдохнет, а кого-то в залупе С капелькой спермы отправят в путь. Думает, думает бля младенец Что у жизни всегда имеется перец А как бы не так – все в жизни махрово И более этого – очень мандово Пизда! Она у руля Век двадцать первый, ебаные уши Настроил ненужных истин поля Одним – ебошить, другим – баклуши А я водку пью и дев потребляю До самых ихних далеких глубин Стакан наливаю и хуем играю И в легких чернеет бля никотин Бля никотин Бля никотин Индейцам спасибо За этот токсин Еще про мыло Мыло варят из собак Мыло варят просто так Варят разное – густое Мыло сявское, простое Мыло чисто для ушей Мыло чисто для мудей Варят мыло всех мастей И для мыльных пузырей Мыло также есть пиздец Бане, сауне – отец Как идти туда без мыла Ведь иначе все постыло. Как-то в сауну собрались, Девок взяли штук пяток Пива пенное плескалось И вообще – ништяк, браток До сто градуса парок До ста градуса спирток И на нарах славных ебля Все пиздато и душевно А потом пиздуем в бар Там воще стоит кумар, Травы курит молодёжь Ну да что с нее возьмешь А потом домой, а там Беспорядок блядь и хлам, Но всегда на месте мыло Чтоб не было блядь постыло Мыло, мыло – это важно Кормим пёсика, однажды Мы – на фабрику его И – хорошего всего Нахуй, нахуй гербалайфы И авоны нахуй блядь Орифлеймы и хуйлайфы Мыло есть отец и мать А хозяйственный кусок Обожает мыть носок Что в углу фонил лучами Днями, потными ночами Мыло варят из свиней Мыло варят из коней Из людей же – хуй – не варят Им судьбу природа дарит И пиздуют блядь по ней По дороге жизни всей Чтобы на ёбанном закате В гроб взглянуть душой щербатой. Жизнь и пизда Ни сил, ни желанья писать Только ночью приходит тать Сном злоебучим полночь шершавит Голосом сиплым ужасно картавит Слова – ебонутые За них – по рукам Минуты минутные Пиздуют к утрам Водка стоит на тумбочке, белая Как и девонька неумелая Как в первый раз – еще с целкой тугой Так и она – с пробкой желтой, лихой Открыть, не открыть Как – курить, не курить Как ебать – не ебать Жить иль не жить Если не жить – нужно сразу не жить, Нахуй в сем мире рождаться? Лучше в космосе черном звезды курить И с мозгом судьбы не ебаться. А хуй – коли начал, надо идти Куда-то, сам не зная куда Знамя жирных на шее нести, Нести его блядь к коту под муда Одни пашут – другие жрут Одни много жрут, другие мало жрут Но земля не того ожидает Для чего же говна урожаи? Телевизор синеет Я сплю – а хуйня идёт Глаза открою – водка потеет Она сама по себе живёт. Ёбанный в рот! Утро наступит. Седые дороги опять оживут Кто-то сдохнет, а кого-то в залупе С капелькой спермы отправят в путь. Думает, думает бля младенец Что у жизни всегда имеется перец А как бы не так – все в жизни махрово И более этого – очень мандово Пизда! Она у руля Век двадцать первый, ебаные уши Настроил ненужных истин поля Одним – ебошить, другим – баклуши А я водку пью и дев потребляю До самых ихних далеких глубин Стакан наливаю и хуем играю И в легких чернеет бля никотин Бля никотин Бля никотин Индейцам спасибо За этот токсин Змея Я держал змею когда-то блядь в коробке. И она лежала и шипела. Но когда лежать ей надоело, Она с лампой 220 говорила Хорошо змее, она тупая Если час до смерти – ей до жопы Хоть и жопа ейная – что ушко У иголки – тонкой, ебонатской Человек же мозг себе разносит Вправо, влево думами о блядствах, О жратвах, о ебаных карьерах, О пустотах, выжатых в залупу Если завтра будет мзда тугая Если хуй вселенский вдруг объявит Что – пиздец – пора идти в коробку Человек ведь жрать не перестанет Будет чавкать, радуяся мясу, Будет срать на голову чужую, До последней ёбанной минуте Будет бабки пересчитывать в кармане Стеклянный хуй Каждый в мире индивид Над мандою мысль роит, Тихо думает он днями Над различными хуйнями Например – зачем живет, Для чего себя ебёт, И особенно – друг друга, В ноздри, очи или ухо. Выйду в поле в ветродуй И возьму стеклянный хуй Сквозь стекло на свет глядит Солнца бубликовый вид. Принесу тебе я хуй, Подарю: ну, не тоскуй, В новый год с тобою вместе Про хуйню споёт он песню. С хуем будешь не одна. Выпьешь водочку до дна, И у ёлочки зеленой Попиздишь о днях веселых. Все получится у вас. А потом – и ебли час, В руки хуй возьмешь прохладный Насладишься им отрадно. Выйдешь рано ты в зарю И поскачешь на хую На стеклянном и прекрасном И для новых жизней ясном. Ёлочка Водочка с мандаринками, И холодными льдинками И снегов вечереющих рать, И Медведев все брешет, блядь. Нахуя 3GP нам ебанный, Да и 2GP – не пример Если с хуем во рту раздолбанном Новый год встретит пенсионер? Нахуя новый стиль общения В Давосе и Пекине? Если для сырьевого доения Устроено все картинно. В общем, хуйпизда все сильнее, И ёлочка не так зелен а С каждым годом жизнь все скромнее, И сильнее тяга вина. И дальше все только хуже Если не сделать переворот. Но только – кому он нужен, Кому – ёбанный в рот!? * * * Идут по улице инвалиды, инвалиды И у них у всех на хую – гипс. Это – инвалиды хуя, Это – жертвы наблюдения хуен странных и высоких. Когда их поймали (по очереди, блядь): То следователь вёл допрос:

Популярные книги

Юрий Слабоумов

Поделиться книгой

arrow_back_ios