Содержание

Дорогие читатели!

Когда переводчица русского издания предложила мне написать вступительное слово к читателям, я не сомневалась, что хочу к вам обратиться. Но вот вопрос: что именно сказать? Что сказать людям, которые говорят на другом языке, живут там, где я никогда не бывала, и которые не только прочли мою книгу, но еще и заинтересовались ее продолжением? По-моему, простым «спасибо» тут не отделаешься!

И это особенно относится ко второй книге цикла — «Чары». Я писала роман «Крылья», не зная, какая судьба его ждет. Однако во время работы над продолжением стало ясно, что история Лорел будет пересказана на самых разных языках, большинством из которых я не владею, в самых разных странах, в большинстве из которых мне не суждено побывать, и прочитана теми, кого я никогда не смогу отблагодарить должным образом.

Когда я слышу от читателей: «Роман "Крылья" мне понравился», то обычно отвечаю: «Очень надеюсь, что "Чары" понравятся вам еще больше». Но не потому, что я стала более опытной писательницей (впрочем, искренне надеюсь, что это так), и не потому, что вторая книга лучше (опять же надеюсь, что и это так). Главное — я выражаю благодарность всем своим читателям единственным доступным мне способом: я написала для вас новую книгу.

Вот она. Успехом «Крыльев» я обязана вам, мои читатели из России и других стран. А раз одним «спасибо» тут точно не отделаешься, то вот вам продолжение — «Чары». Читайте!

Эприлинн Пайк

ГЛАВА I

Лорел всматривалась в деревья у своего прежнего дома, чувствуя, как горло сжимается от волнения.

Он стоял где-то там и следил за ней. Его не было видно, но это еще ничего не значило. Лорел не избегала Тамани — наоборот, иногда казалось, что она только о нем и думает. Их отношения походили на рискованную игру в бушующей реке: один неосторожный шаг, и можно утонуть.

Решив остаться с Дэвидом, Лорел очень надеялась, что сделала правильный выбор. Тем не менее она все равно нервничала перед встречей с Тамани — до дрожи в руках.

Лорел обещала, что придет повидаться с ним, как только сдаст экзамен на водительские права. Речь шла о мае, без уточнения конкретного числа, а теперь конец июня — наверняка Тамани догадался, что она его избегает. Сейчас они наконец-то увидятся… Лорел сгорала от нетерпения и боялась одновременно, даже голову кружило — не дай бог испытать такое снова.

Девушка сжимала в руке подарок Тамани — маленькое кольцо, которое носила на цепочке. Целых полгода Лорел пыталась не думать о Тамани. Бесполезно.

Она заставила себя отпустить кольцо и, стараясь двигаться как можно естественнее, уверенно пошла к лесу. Вдруг меж ветвей мелькнул черно-зеленый сполох, и Лорел обхватили чьи-то руки. Она завизжала: сначала от страха, а потом, сообразив, в чем дело, — от восторга.

— Соскучилась? — спросил Тамани со своей фирменной обезоруживающей полуулыбкой.

Словно и не было полугода разлуки. Лорел смотрела на Тамани, нежась в его крепких объятиях… Исчезли все страхи, все мысли… все доводы разума. Обхватив Тамани, Лорел прижала его к себе изо всех сил, будто собиралась так простоять целую вечность.

— Похоже, что да, — со сдавленным стоном промолвил Тамани.

Усилием воли Лорел опустила руки и чуть отодвинулась — с трудом, словно двигаясь против течения в бурном потоке. Не отводя взгляда, она рассматривала Тамани: все те же длинные черные волосы, легкая улыбка, колдовская зелень глаз.

Устыдившись своей несдержанности, Лорел потупилась.

— Ты обещала прийти раньше, — проговорил он.

До чего нелепо! И чего она страшилась? Однако же неприятный холодок в желудке возникал при одной лишь мысли о встрече с Тамани.

— Извини…

— Отчего не приходила?

— Боялась.

— Меня? — с улыбкой спросил он.

— Вроде того.

— Почему?

Лорел сделала глубокий вдох. Тамани должен знать правду.

— Когда ты рядом… в общем, я себе не доверяю. Улыбка Тамани сделалась шире.

— Ну, тогда я не обижаюсь.

Лорел удрученно закатила глаза — похоже, самоуверенности у Тамани не поубавилось.

— Как дела? — спросил он.

— Нормально. Отлично. Все хорошо.

— Как твои друзья?

— Мои друзья? А поконкретнее нельзя? Лорел невольно прикоснулась к серебряному браслету на запястье. Тамани заметил ее движение и процедил сквозь зубы:

— Как Дэвид?

— Отлично.

— Так вы с ним?..

При виде затейливого браслета лицо Тамани потемнело от сдерживаемой ярости, в глазах полыхнуло недоброе пламя, однако он нашел в себе силы улыбнуться.

Браслет ей подарил Дэвид в прошлом году перед Рождеством, когда они окончательно решили, что будут вместе. Вещица была сделана в форме изящного стебля вьюнка, украшенного миниатюрными цветками с хрустальными сердцевинами. Лорел подозревала, что своим подарком Дэвид хотел уравновесить кольцо Тамани, которое она до сих пор носила не снимая. Верная своему обещанию, каждый раз, глядя на кольцо, она вспоминала о том, кто его подарил. Лорел не могла разобраться в своем отношении к Тамани, однако на фоне сложных, запутанных ощущений четко выделялось чувство вины. В Дэвиде было все, о чем можно было мечтать, кроме того, чего в нем не было и быть не могло. Впрочем, это в полной мере касалось и Тамани.

— Да, мы вместе, — наконец ответила она. Тамани молчал.

— Он нужен мне, Тэм. — Лорел говорила тихо, но решительно. Она не собиралась оправдываться за то, что выбрала Дэвида. — Я тебе уже объясняла.

— Объясняла. — Он погладил ее руки. — Но ведь сейчас его здесь нет.

— Ты же знаешь, я так не могу, — еле слышно выдавила Лорел.

Тамани тяжко вздохнул.

— Выходит, я должен смириться?

— Если, конечно, ты не желаешь мне полного одиночества.

Он по-дружески приобнял ее за плечи.

— Такого я для тебя никогда не пожелаю. В ответ Лорел крепко стиснула его.

— А это за что? — удивился Тамани.

— Просто за то, что ты есть.

— Ну что ж, спасибо! — беззаботно воскликнул он, а потом вдруг прижал ее к себе с отчаянием утопающего.

— Пойдем, нам сюда.

Лорел с трудом сглотнула. Пора!

Она в сотый раз нащупала в кармане листок пергамента с рельефным шрифтом. Однажды утром в начале мая на подушке Лорел очутился конверт, скрепленный сургучной печатью и перевязанный блестящей серебристой лентой. Короткое послание — всего-то четыре строчки — стало настоящим шоком.

В связи с удручающим состоянием Вашей системы образования Вас срочно вызывают в Академию Авалона.

Просьба явиться к вратам до полудня, в первый день лета. Продолжительность Вашего визита — восемь недель.

«Удручающее состояние системы образования»… Эти слова здорово огорчили маму. Впрочем, маму с недавних пор огорчало все, что было хоть как-то связано с феями. Когда выяснилось, что Лорел — фея, родители держались молодцом. Они всегда подозревали, что их приемная дочь не такая, как другие дети. Поначалу и мама, и папа спокойно восприняли новость о том, что Лорел — подменыш фей, будущая властительница священной земли своего народа. Отношение отца не изменилось даже со временем, зато мама не в состоянии привыкнуть к мысли о том, что ее приемная дочь — не человек, и слышать ничего не хотела о феях. Письмо из Авалона стало для нее последней каплей.

Лорел с огромным трудом (и не без помощи папы) уговорила маму отпустить ее в Академию. Можно подумать, после поездки ее облик окончательно утратит человеческие черты! Хорошо еще, Лорел хватило сообразительности не рассказывать родителям о троллях — тогда бы она точно осталась дома.

— Готова? — спросил Тамани.

Лорел молча последовала за ним в глубь леса, надежно защищенную от палящего солнца густой кроной деревьев. Едва заметная тропинка вела к непримечательному корявому деревцу — единственному представителю своей породы во всем лесу.

Лорел прожила в здешних краях двенадцать лет, но видела это дерево лишь однажды: именно сюда она приволокла Тамани, еле живого от ран, полученных в сражении с троллями. Когда дерево превратилось в портал, она мельком заметила то, что находилось с той стороны открывшегося прохода. Сегодня Лорел предстояло пройти сквозь врата. Наконец-то она увидит Авалон!

Тропа уводила все дальше в лес. К Тамани и Лорел понемногу присоединялись другие феи. Ей стоило огромных усилий не пялиться на них: они двигались бесшумно, все время молчали и старались не встречаться с ней глазами, хотя всегда незримо присутствовали рядом. Теперь Лорел знала, что ее охраняют, но привыкнуть к этому не могла. Сколько же стражей следили за ней с самого детства? Все-таки обидно! Одно дело — родители, наблюдавшие за детскими шалостями Лорел, а неведомые сверхъестественные существа, не спускающие с нее глаз, — совсем другое! С трудом проглотив ком в горле, Лорел постаралась отвлечься от грустных мыслей.

Члены процессии пробрались между стволами огромных секвой, которые, словно часовые, выстроились вокруг заветного дерева. Феи встали полукругом; Шар, начальник стражи, махнул рукой, и Тамани присоединился к остальным. Оказавшаяся в центре полукруга Лорел взволнованно сжимала лямки рюкзака. Стражи протянули руки, ладонями касаясь ствола там, где он раздваивался рогатиной. Дерево задрожало, а вокруг веток возникло яркое свечение.

Лорел твердо решила, что не станет зажмуривать глаза: ей хотелось увидеть весь процесс превращения. Однако как только сверкнула ослепительная вспышка, веки девушки инстинктивно сомкнулись. Открыв глаза, она увидела перед собой две мощные опоры и высокие полукруглые створки с золотыми прутьями, увитыми лианами в пурпурных цветах. Врата одиноко стояли посреди залитого солнечным светом леса.

Девушка выдохнула, только теперь сообразив, что все это время не дышала.

Створки ворот распахнулись, повеяло теплым воздухом. Лорел с удовольствием вдохнула привычный аромат земли, свежести и зелени: вот уже несколько лет она помогала маме ухаживать за садом. Но воздух, вырвавшийся из портала, нес в себе густой запах лета и солнца — хоть во флаконы разливай!

arrow_back_ios