Содержание

— Что ты можешь описать, если ты учился у одного лишь Верроккьо,— прервал его Ручеллаи.— Знаешь, что о тебе говорят во Флоренции? Что ты даже латинскую грамматику не изучал.

— Я хорошо знаю, что, поскольку я человек неученый, любой самодовольный господин может осуждать меня, обвиняя в невежестве. До чего же эти люди глупы! Я мог бы вам ответить, как Марий римским патрициям: вы процветаете благодаря чужим богатствам, а я свое положение завоевал собственным трудом. Все мои познания — плод моего личного опыта, а опыт лучший учитель жизни.

В это время к церкви подошел Микеланджело, услышавший лишь последние слова Леонардо.

— А еще ты утверждаешь, что скульпторы— жалкие резчики мрамора с мозолистыми руками, грязными от пыли и земли! — воскликнул он.— А вот живописцы с женскими ручками, как у тебя самого, рисуют «изящной кистью», внимая музыке! Не так ли?

Леонардо ничего не ответил. Увидев лежащий на земле железный брус, он велел Салаи поднять его и дать ему. Затем, глядя Микеланджело в глаза, спокойно согнул брус, так, словно он был из мягкого свинца, и бросил его в Микеланджело. Брус угодил бы Микеланджело прямо в лицо, если бы тот не поймал его на лету.

— А теперь попробуй, если сумеешь, разогнуть его своими мужскими ручищами! — сказал Леонардо.

По возвращении во Флоренцию Леонардо познакомился в доме своего друга Джованни Бенчи с красавицей Джиневрой. Он написал с натуры ее портрет. «И столь прекрасен он был, что казался не портретом, а живой Джиневрой»,— отмечал неизвестный автор. Портрет найден в княжестве Лихтенштейн.

Сейчас находится в Национальной галерее Вашингтона.

Пьеро Содерини находился с флорентийским войском в Ареццо, когда узнал о своем назначении гонфалоньером республики. Он мечтал править Флоренцией столь же мудро, как Лоренцо Медичи, и всячески стремился привлечь в город художников и скульпторов, прежде его покинувших.

Возвращение во Флоренцию Леонардо и Микеланджело дало возможность гонфалоньеру устроить «состязание» двух великих художников.

Соперничество между Леонардо и Микеланджело было очень острым. Леонардо было тогда пятьдесят два года, его вспыльчивому сопернику — двадцать семь.

Леонардо вошел в состав комиссии, которая должна была определить художественную ценность статуи Микеланджело «Давид».

Спор о том, где поставить Давида — на площади или в лоджии дель Орканья, дал Микеланджело повод публично оскорбить своего соперника Леонардо.

Вопреки мнению всей комиссии, Микеланджело потребовал, чтобы «Давида» поставили на площади перед Палаццо Веккьо, на месте «Джудитты» Донателло.

Микеланджело так горячо настаивал, что все, включая и Леонардо, согласились, хотя были уверены в его неправоте.

Когда Микеланджело вновь оскорбил Леонардо, тот согнул руками железный брус и затем с вызовом бросил его Микеланджело, сказав: «А теперь попробуй его разогнуть, если сумеешь!»

Состязание великих

Другую стену зала Большого Совета отдали Микеланджело, который выбрал темой фрески битву при Кашине между флорентийцами и пизанцами. Состязание великих началось.

Это был поединок не только между двумя великими художниками, но и между двумя мировоззрениями эпохи гуманизма. Между мировоззрением, сложившимся до Савонаролы и после него. Языческая радость времен правления Козимо и Лоренцо Медичи, завоеванная человеком после тяжких испытаний предыдущего века, столкнулась с новым моральным кризисом, противоборством уже не между человеком и богом, а между двумя разными устремлениями в самом человеке.

Мрачные костры, зажженные Савонаролой, на которых сгорели многие кодексы, многие произведения искусства и — в переносном смысле — многие воззрения человека пятнадцатого века, никто уже не мог забыть. А потом сожгли и самого мятежного монаха. В пламени костров родилось новое мышление и новое бытие. Человек, которого гуманисты смело воспевали, ушел в себя самого, в свои страдания, он начал ощущать всю глубину своей внутренней драмы.

Леонардо воплощал в своем творчестве золотую пору гуманизма, все в нем было гармоничным: красота, королевская горделивость, чудесные одежды, свита учеников.

Микеланджело, наоборот, воплощал кризис гуманизма, противоборство демонического начала с божественным, протест против мудрости, борьбу с любым проявлением дружеской терпимости. Микеланджело было тогда всего двадцать шесть лет. Невысокий, с гривой черных спутанных волос на большой голове, он смотрел на всех возбужденными, горящими глазами, одевался плохо, был завистливым и раздражительным, не имел ни друзей, ни учеников. В кармане он всегда носил не записную книжку, а одну из гневных и грозных проповедей Савонаролы.

Власти и простые флорентийцы понимали всю необычность этого состязания: гению Леонардо противостоял гений Микеланджело, и оба старались превзойти самих себя.

Леонардо начал работу первым, в 1504 году, и первым же закончил писать картоны. Ровно год спустя, 28 февраля 1505 года он велел разобрать мостки в Папской зале. Сразу же в зал набилась толпа народу. Все восхищались картонами. Леонардо сумел доказать своим согражданам, что он не только живописец божьей милостью, общепризнанный волшебник светотени, но что он обладает и львиной отвагой и железной хваткой.

Битва при Ангиари между флорентийцами под командованием Франческо Сфорца и миланцами под командованием Никколо Пиччинино была очень яростной, хотя в ней погиб всего один человек, да и то случайно, упав с коня. Леонардо в коротких записях передал ход сражения: «Началась она с обращения Никколо Пиччинино к своим воинам и флорентийским изгнанникам... Затем он первым сел на коня, и все войско двинулось за ним. Там на большом мосту и разыгралась битва, в которой флорентийцы одолели врага».

Леонардо тщательно обдумал каждый эпизод. Он побывал в Ангиари, на месте сражения, как это видно из его записей. Но в окончательном варианте картины исчезли все детали, точно соотносимые с местом битвы и с тем временем. Сражение — лишь противоборство силы, воли и человеческих страстей. Леонардо довел до невероятности каждое движение и действие воинов, добившись сильнейшего эффекта. На картине и люди, и кони — это сгусток и переплетение мускулов. Однако и Микеланджело тоже превзошел себя самого. Вместо изображения битвы он запечатлел второстепенный эпизод. Флорентийские воины купались в Арно, как вдруг трубач протрубил сигнал тревоги. В интерпретации Микеланджело звуки трубы кажутся трубным гласом, всколыхнувшим всех: кто ищет одежду, кто оружие, кто устремился к берегу, чтобы выбраться из воды. Напрягшиеся мускулы, напряженные нагие тела — все передано с такой пластичностью, столь динамично, что кажется, будто эти фигуры сейчас выскочат из картона.

 Содерини воспользовался соперничеством двух великих художников, предложив каждому из них расписать по одной стене зала Большого Совета.

Леонардо выбрал темой фрески битву при Ангиари. В этой битве флорентийцы под командованием Франческо Сфорца разбили войско миланцев под командованием Никколо Пиччинино.

Микеланджело выбрал эпизод битвы при Кашине, где флорентийцы сразились с пизанцами. Он запечатлел на фреске тот момент, когда флорентийские воины купались в Арно и трубач внезапно протрубил сигнал тревоги.

Рисунок восковыми красками

Договор с Леонардо предусматривал, что картоны должны быть закончены не позднее февраля 1505 года, и тогда Большой Совет заплатит художнику по пятнадцать флоринов в месяц, начиная с апреля 1504 года. Если же Леонардо не закончит картоны к вышеозначенному сроку, ему придется вернуть все полученные ранее деньги. После осмотра рисунков будет заключен новый договор — на написание фрески в Большом зале.

«Леонардо был человеком высокой души, и в каждом своем поступке проявлял величайшее благородство»,— писал Вазари.— Рассказывают, что, придя однажды в банк за своим содержанием, которое ежемесячно получал от Содерини, он увидел, что кассир хочет выдать ему несколько кульков с грошами. Он не захотел эти деньги принять, сказав: «Я не грошовый художник».

В начале июля 1504 года Джулиано да Винчи, сын сера Пьеро, тоже нотариус, пришел к Леонардо в церковь Санта Мария Новелла и сказал ему, что отец тяжко болен. Леонардо пошел вместе со сводным братом на виа Гибеллина. Его встретила Лукреция, вся в слезах. Рядом в люльке плакал малыш Джованни, последний сын Пьеро.

В полутемной комнате лежал в забытьи на кровати сер Пьеро.

— Отец,— волнуясь, произнес Леонардо. Старик очнулся, открыл глаза. Он узнал столь дорогого его сердцу сына, которого так не любили его «законные» сыновья. Он мучительно пытался подняться и прошептал Леонардо, который приподнял его за плечи:

— Прости меня, сыночек.

«В день 9 июля 1504 года, в среду, в 7 часов, умер сер Пьеро да Винчи, нотариус Дворца правосудия, мой отец. В 7 часов, и было ему 80 лет. Оставил он десять сыновей и двух дочерей».

Согласно Фрейду, волнение Леонардо видно из таких неточностей: серу Пьеро было семьдесят семь лет, а не восемьдесят, умер он во вторник, а не в среду, в живых осталось не двенадцать детей, а меньше. Немного позже Леонардо записал в той же записной книжке: «В среду, в семь часов, умер сер Пьеро да Винчи, в день 9 июля 1504 года, в среду, около 7 часов».

В те дни Леонардо, так же как и Микеланджело, работал не только над картонами битвы при Кашине. Микеланджело ваял свои знаменитые мраморные тондо с изображением мадонны, и Леонардо также занимался не только живописью. Его уже много лет неудержимо влекла к себе одна загадка — способен ли человек летать в небе. Странности дядюшки Франческо были присущи и ему, восходили они еще к временам юности, когда он следил за полетом коршунов в родном Винчи, и к миланскому периоду, когда он велел возвести изгородь между своим домом и собором, чтобы те, кто перестраивал собор, его не видели.

Он принялся изучать силу тяготения, прочитал труд Марлиани «О соотношении Движения и Скорости» и прокомментировал вместе с Пачоли труд Эвклида «О силах тяготения». Теперь Леонардо тайно создавал свой летательный аппарат.

Сам того не подозревая, Леонардо открыл третий основной закон механики, гласящий, что всякое действие вызывает равное и противоположно направленное противодействие.

«Тело с такой же силой давит на воздух, с какой воздух давит на тело»,— писал он. И в подтверждение открытия нарисовал в записной книжке парашют. Но его мечтой оставались крылья. Те самые крылья, которыми птицы машут легко, свободно и плавно.

Еще в Милане он начал наблюдать за полетом птиц. «Птица сильнее бьет тем крылом, в какую сторону она хочет повернуть...»; «Птицы парят в воздухе, распластав крылья...», «Когда в воздухе безветрие, коршун чаще машет крыльями...».

Птица, парящая в воздухе, полет плавный, и стремительный на крутом повороте. На основе этих наблюдений Леонардо и начал создавать свой летательный аппарат.

Часто после целого дня работы над картоном «Битва при Ангиари» Леонардо ночью вместе с верным Заратустрой строил в мастерской остов летательного аппарата. После многих опытов Леонардо решил, что вертикальное положение для летающего лучше горизонтального. При вертикальном положении центр тяжести ниже, что увеличивает устойчивость аппарата и силу энергии.

Опыты продолжались, и одновременно Леонардо закончил работу над картонами.

Теперь надо было вновь сооружать мостки в Большой зале для создания фрески. В этой работе ему помогали Мазо Мазини, Феррандо Спаньуоло, Риччо, Раффаэлло д'Антонио ди Бьяджо, Салаи, Якопо Тедеско.

«Во вторник вечером ко мне пришел Лоренцо, семнадцати лет. В тот же день 15 апреля получил 25 золотых флоринов от эконома Санта Мария Нуова». Новый ученик, новые расходы, деньги, взятые из банка, чтобы содержать многочисленных помощников.

Внезапно Леонардо прервал все подготовительные работы над фреской. Он вычитал у Плиния, что древние римляне для своих фресок применяли особые восковые краски — энкаусто. Нужно было испытать этот способ. В строжайшей тайне Леонардо проводит опыт в Папском зале церкви Санта Мария Новелла. Со всей тщательностью был изготовлен раствор и загрунтован кусок стены. Леонардо расписал его маслом, а затем, следуя совету Плиния, разжег внизу в котле сильный огонь, чтобы просушить роспись. Эффект был мгновенным и блистательным — в свете огня все краски проступили ярче и рельефнее.

— Получилось, друзья мои!—радостно воскликнул Леонардо.

Той же ночью, полный энтузиазма и гордости, он записал о будущем летательном аппарате: «И взлетит впервые огромная птица с вершины чудесной горы Чечеро. Весь мир тогда преисполнится изумления, а гнезду родному той птицы в писаниях вечную славу и хвалу воздадут...».

Полет! Все опыты и расчеты Леонардо постепенно обрели реальные очертания. Вместе с верным Заратустрой Леонардо создал крылья огромной птицы, которая должна была поднять человека в воздух.

 После работы над картонами «Битва при Ангиари» в церкви Санта Мария Новелла Леонардо уединялся в своей мастерской «мага». Он молча смотрел на своего искусственного лебедя, который вскоре с горы Чечеро должен был взмыть в небо.

 Он сам проверил эффект машущего крыла и попросил Заратустру держать все в строжайшем секрете— теперь уже ждать осталось недолго.

 И вот картоны написаны. Но Леонардо вычитал у Плиния, как древние римляне изготовляли восковые краски — энкаусто, чтобы расписывать фресками свои дворцы.

Леонардо прервал дальнейшую работу над фреской. Он решил написать фреску тоже восковыми красками. Когда они просохнут от пламени костра, цвета обретут особую яркость.

Все шло прекрасно. Восковые краски получились чудесные. Огонь просушил краску, придав фреске удивительную рельефность и блеск.

Флорин—монета, находившаяся в обращении в тогдашней Флорентийской республике.

 Одновременно Леонардо в своей монастырской обители продолжает работать над проектом судов и упорно изучает «божественные пропорции» человеческого тела.

arrow_back_ios