Английский язык с Р. Л. Стивенсоном. Странная история доктора Джекила и мистера Хайда

Ламонова Ольга

Ламонова Ольга - Английский язык с Р. Л. Стивенсоном. Странная история доктора Джекила и мистера Хайда скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать
Английский язык с Р. Л. Стивенсоном. Странная история доктора Джекила и мистера Хайда ( Ламонова Ольга)

Чтобы изменить документ по умолчанию, отредактируйте файл "blank.fb2" вручную.

Английский язык с Р. Л. Стивенсоном

Странная история доктора Джекила и мистера Хайда

Английский язык с Р. Л. Стивенсоном

Странная история доктора Джекила и мистера Хайда

Robert Louis Stevenson

THE STRANGE CASE OF DR. JEKYLL AND MR. HYDE

Роман адаптировала Ольга ЛамоноваМетодчтенияИльиФранка

I. STORY OF THE DOOR

(История двери)

MR. UTTERSON the lawyer was a man of a rugged countenance (мистер Аттерсон, адвокат, был человеком с суровым лицом; rugged — неровный; нахмуренный), that was never lighted by a smile (которое никогда не освещалось улыбкой;to light — зажигать; освещать); cold, scanty and embarrassed in discourse (неприветливым, немногословным и неловким в общении; cold — холодный; неприветливый, сухой; scanty — скудный; discourse — лекция; разговор, беседа; to embarrass — затруднять, мешать, препятствовать, стеснять); backward in sentiment (неохотно обнаруживающий свои чувства; backward — обратный/одвижении/; медлящий, делающийнеохотно); lean (худой), long (долговязый), dusty (сухой; dusty — пыльный; сухой, серый, неинтересный), dreary (унылый), and yet somehow lovable (и все же, в некотором смысле, приятный /человек/). At friendly meetings, and when the wine was to his taste (на дружеских встречах = вкругудрузей, и когда вино приходилось ему по вкусу), something eminently human beaconed from his eye (что-то в высшей степени человеческое светилось из его глаз/в его взоре; to beacon — освещатьсигнальнымиогнями; светить; eminently — ввысшейстепени; заметно, примечательно; исключительно); something indeed which never found its way into his talk (что-то, что никогда не проникало в его речь: «не находило дорогу в его речь»), but which spoke not only in these silent symbols of the after-dinner face (но что говорило не только в этих безмолвных знаках послеобеденного /выражения/ лица; face — лицо; выражениелица), but more often and loudly in the acts of his life (но чаще и громче = очевиднее в его поступках).

countenance ['kauntInqns] discourse ['dIskO:s] beacon ['bi:kqn]

MR. UTTERSON the lawyer was a man of a rugged countenance, that was never lighted by a smile; cold, scanty and embarrassed in discourse; backward in sentiment; lean, long, dusty, dreary, and yet somehow lovable. At friendly meetings, and when the wine was to his taste, something eminently human beaconed from his eye; something indeed which never found its way into his talk, but which spoke not only in these silent symbols of the after-dinner face, but more often and loudly in the acts of his life.

He was austere with himself (он был строг с собой; austere — строгий; аскетический, суровый); drank gin when he was alone, to mortify a taste for vintage (когда он был = обедал один, то пил джин, укрощая страсть: «вкус» к тонким винам; taste — вкус; склонность, пристрастие; vintage — сборвинограда; виноурожаяопределенногогода, виновысшегокачества); and though he enjoyed the theatre (и хотя он и обожал театр), had not crossed the doors of one for twenty years (он не переступал порога /ни одного театра/ уж двадцать лет; door — дверь). But he had an approved tolerance for others (но он проявлял достойную всяческих похвал терпимость по отношению к другим людям; to approve — одобрять; approved — одобренный; принятый); sometimes wondering, almost with envy (время от времени дивясь почти что с завистью), at the high pressure of spirits involved in their misdeeds (высокому давлению = накалу темперамента, кроящемуся в их злодеяниях; pressure— давление; чрезмерное использование; spirits— влечение, настроение, побуждение, порыв, состояние; натура, темперамент, характер; toinvolve— вовлекать; включать в себя, содержать); and in any extremity inclined to help rather than to reprove (и в любых крайних случаях он был более склонен помогать, чем осуждать; extremity— конец; крайность).

"I incline to Cain's heresy (я склонен к каиновой ереси = греху братоубийства; toincline— наклонять, нагибать; склоняться, тяготеть)," he used to say quaintly (говаривал он в эксцентричной манере; quaint— необычный и привлекательный, старомодный и изящный): "I let my brother go to the devil in his own way (я позволяю своему брату = ближнему погибать, как ему вздумается; togotothedevil— пойти ко всем чертям; погибнуть)."

austere [O:'stIq] tolerance ['tOl(q)rqns] heresy ['herIsI] quaintly [kweIntlI]

He was austere with himself; drank gin when he was alone, to mortify a taste for vintage; and though he enjoyed the theatre, had not crossed the doors of one for twenty years. But he had an approved tolerance for others; sometimes wondering, almost with envy, at the high pressure of spirits involved in their misdeeds; and in any extremity inclined to help rather than to reprove.

"I incline to Cain's heresy," he used to say quaintly: "I let my brother go to the devil in his own way."

In this character, it was frequently his fortune to be the last reputable acquaintance (а потому очень часто его судьба назначала ему быть последним приличным знакомым; character — характер, нрав; официальноекачество, положение, статус) and the last good influence in the lives of downgoing men (и последним благотворным влиянием в жизни опустившихся людей). And to such as these, so long as they came about his chambers (и с такими людьми, поскольку они приходили к нему в контору; chamber— комната /в жилом доме/; контора адвоката), he never marked a shade of change in his demeanour (он продолжал вести себя как и прежде: «он никогда не проявлял и тени перемены в своем поведении»; tomark— ставить знак, метку; выражать, проявлять).

No doubt the feat was easy to Mr. Utterson (без всякого сомнения, мистеру Аттерсону это было не трудно; feat— подвиг); for he was undemonstrative at the best (так как он всегда был в высшей степени сдержан; сравните: to be at one's best — быть на высоте; быть в ударе), and even his friendships seemed to be founded in a similar catholicity of good-nature (и даже его дружба, казалось, основывалась на все том же всеобъемлющем добродушии; tofound— основывать /город/; обосновывать, класть в основу; catholicity — католицизм, католичество /греч. всемирность/; многогранность, разносторонность; широта взглядов, терпимость). It is the mark of a modest man (скромным людям свойственно; mark— знак; признак, показатель) to accept his friendly circle ready made (принимать свой дружеский круг уже готовым) from the hands of opportunity (из рук случая); and that was the lawyer's way (так поступал и адвокат; way— путь, дорога; образ действия, метод, способ).

Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.