Содержание

Владимир Жириновский

Прочь наркотики!

НАРКОМАНИЯ — УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ!
Из выступлений на «правительственном часе» в Госдуме «О мерах, принимаемых Правительством РФ по стабилизации наркоситуации в России и повышению эффективности программ противодействия распространению наркомании» 17 октября 2001 года

Грызлов Б. В., министр внутренних дел РФ.

В настоящее время российское общество находится в состоянии обвального роста незаконного оборота наркотиков. На состоявшемся заседании Совета безопасности Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин охарактеризовал наркоситуацию как угрозу национальной безопасности страны.

Сегодня у нас в стране зарегистрирована 451 тысяча больных наркоманией, но, по оценкам экспертов, реальное количество граждан России, которые употребляют наркотики, составляет примерно 3 миллиона человек.

Сегодня Россия стала лакомым кусочком для наркобаронов. Россия является не только территорией, на которой происходит потребление наркотиков, но и территорией, через которую проходят наркотрафики.

По экспертным оценкам, но они достаточно точные, объем наркотиков, которые потребляются в нашей стране, в стоимостном выражении составляет около 30 миллиардов рублей в год.

Ситуация такова, что границы нашей страны с юга практически открыты для проникновения наркотиков. Известно, что наиболее распространено производство в Афганистане с последующим продавливанием наркотиков на территорию Таджикистана, далее Казахстана и далее России. Оттуда продавливается в год до 300 тонн наркотиков. Общее производство наркотиков в Афганистане в год составляет примерно 1100 тонн. На границе удается задерживать около 5 процентов продавливаемых наркотиков.

В прошлом году органами внутренних дел в целом по России было изъято около 50 тонн наркотиков, что составляет около 300 миллионов доз, но около 2 миллиардов доз дошло до наркоманов.

Начиная с 1995 года, принимаются Правительством комплексные программы по борьбе с наркотиками. Однако первая — на 1995–1997 годы — не финансировалась целевым образом, а финансировалась только за счет текущей деятельности ведомств. Программа на 1999–2001 годы начала финансироваться только в 2000 году, причем в декабре. Но в 2001 году она финансируется полностью. Но принимаемые сегодня меры явно неадекватны сложившейся ситуации.

Наиболее слабым звеном в борьбе с распространением наркомании по-прежнему остается профилактическая работа. Система выявления потребителей наркотиков на ранней стадии практически отсутствует. Существовавшие в нашей стране детские и молодежные общественные организации, военно-спортивные клубы и игры практически ушли в историю. Серьезно подорвана система организации летнего досуга детей и подростков. Забыта практика организации работы с подрастающим поколением по месту жительства, во дворах.

Государственная наркологическая служба не справляется в полном объеме с лечением больных наркоманией и их реабилитацией. В результате появляются десятки частных клиник, которые в большинстве своем, рекламируя полное излечение пациентов, ограничиваются их детоксикацией, то есть, занимаются зарабатыванием быстрых денег на чужой беде.

Средства массовой информации ведут широкую систематическую пропаганду пива, а вот видеороликов антинаркотической направленности, пропаганды здорового образа жизни мы на экранах телевидения практически не видим.

Практика применения уголовно-правовых мер воздействия к лицам, совершившим преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, не соответствует повышенной общественной опасности этих правонарушений. В 1998–2000 годах из общего числа осужденных за совершение наркопреступлений около половины приговорены к наказаниям, не связанным с лишением свободы. В прошлом году к максимальному наказанию за совершение тяжких преступлений осуждены лишь 0,5 процента от общего количества лиц данной категории.

Штат службы по борьбе с наркотиками в МВД сегодня составляет 7630 сотрудников. Вместе с тем более чем в тысяче горрайорганов такие работники пока вообще отсутствуют. Для информации: в США в год на борьбу с наркоманией бюджет выделяет около 19 миллиардов долларов. Только в Нью-Йорке штатный состав службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков составляет 1,5 тысячи человек.

К сожалению, тех средств, которые предусмотрены проектом федеральной целевой программы на 2002–2004 годы, в размере 1361 миллиона рублей на три года, явно недостаточно. Этих средств требуется в несколько раз больше, и они нужны именно сейчас.

Сегодня назрела необходимость решить вопрос о полной диспансеризации школьников и молодежи призывного возраста. Да, это вопрос проблемный, но в сложившейся ситуации, не решив его, мы потеряем наше будущее.

Мы по сей день не имеем научного учреждения федерального уровня, которое могло бы осуществлять ежегодный мониторинг наркоситуации в России. Не создана научно обоснованная система картирования дикорастущих наркосодержащих растений и выявления незаконных посевов.

Мы изучаем опыт зарубежных стран по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, в том числе я знаю и опыт Ирана. В Иране вешают и расстреливают за незаконный оборот наркотиков, за их сбыт.

Шевченко Ю. Л., министр здравоохранения РФ.

Я еще раз хочу обратить ваше внимание на ту мысль, которую я пытаюсь донести до населения, хотя она из уст врача звучит, может быть, кощунственно, но это правда. Наркомания — болезнь неизлечимая! И если мы щадим больных, конечно же, даем надежду на излечение, то общество должно знать: наркомания — болезнь неизлечимая! Как только состоялась ломка, появилась явная зависимость, вылечить этого больного невозможно. Единицы вырываются из этих сетей. Всем остальным, кого мы лечим, мы, по существу, оказываем интенсивную терапевтическую помощь и реанимацию, а в последующем им требуется длительная в специфических условиях реабилитация комплексная.

Наркомания — проблема не столько здравоохранения или медицины в целом. Если хотите, проблемы наркомании, незаконного оборота наркотиков — это продолжение темы международного терроризма.

Резко увеличилось число наркоманов, употребляющих синтетические наркотики, прежде всего героин, вводящийся в организм внутривенным путем. Применение таких наркотиков уже через два-три года делает таких потребителей больными наркоманией. Внутривенное использование наркотиков привело к распространению среди наркоманов ВИЧ-инфекции, тяжелых психических расстройств и гепатитов. Среди 140 тысяч ВИЧ-инфицированых в стране более 95 процентов составляют люди, употребляющие наркотики.

Необходимо прибегать к мерам принудительного лечения наркоманов, тем более что зачастую родственники больных сами просят об этом. Но такой законодательной возможности у нас сегодня нет.

При лечении в современной наркобольнице максимально излечиваются до 20 больных из каждых 100, а остальные возвращаются в обычные для себя условия жизни и вновь начинают употреблять наркотики. Единственной возможностью повысить эффективность лечения хотя бы в два или три раза является направление больных наркоманией в реабилитационные центры на срок от полугода до нескольких лет.

Объективные трудности в возможности излечения наркоманов, откровенная слабость работы многих наркологических учреждений послужили благодатной почвой для образования целой индустрии частных услуг по излечению наркоманов, причем в прямое нарушение действующего законодательства. Привлеченные недобросовестной рекламой, обещаниями чудесного исцеления, тысячи потерявших надежду родственников больных нередко продают последнее имущество и вещи и относят деньги этим наживающимся на человеческом горе дельцам.

Жириновский В.В., зам. Председателя Госдумы.

Если нам говорят, что не хватает законов, то не надо хвалить депутатов, их нужно ругать, что восемь лет Государственная Дума не дала нужных законов, тем более комитет по здравоохранению — профильный комитет. А министр здравоохранения его хвалит: как хорошо, какой хороший депутат. И сами министры… Тяжелейшая проблема — 3 миллиона наркоманов! Полупустой зал, и вы докладываете на трибуне так спокойно, как будто бы речь идет о заготовке сена.

Ну, проведите вы (обращается к министру Грызлову) публичную чистку ваших кадров! Тут же по верхам прошлись: убрали генералов, полковников, а наркоманов на местах прикрывают лейтенанты и сержанты. Они прекрасно знают, кто, когда, где продает. Ну, проведите какую-то ночь «варфоломеевскую», арестуйте их и утром сорвите погоны! Если вот так сделает министр, милиция поймет, что нужно по-другому работать при тех же деньгах, при тех же возможностях. То есть главное — кадры.

РАССТРЕЛИВАТЬ И ВЕШАТЬ НАРКОМАФИЮ!
Из выступления Владимира Жириновского на 2-ой конференции по международному антинаркотическому сотрудничеству

(г. Саратов 6 сентября 2001 года)

Проблема всем известна. Главное — выявить причины и методы борьбы. И об этом пока не говорят. Мы никаких успехов не достигнем в борьбе с наркотиками. Нужно принимать совершенно другие меры. Во-первых, нужно определить причины. Если по стране за 100 лет трижды ударили, значит, она оказалась наиболее ослабленной. И это представляет сегодня опасность. Мы свергаем режимы и ничего не объясняем населению. Сегодня у нас какая страна? Социализм? Капитализм? Какая правящая партия? Какая идеология? Кто лидер? К чему мы идем? Чего мы хотим? Это деморализует население. Неужели лучше то, что без Гитлера и без отечественной войны мы за 30 лет положим в могилу 40 млн. наших людей?! В этом проблема.

Специально сначала ввели войска в Афганистан, пусть там солдаты станут наркоманами, пусть вернутся, а потом их вывести, а вслед за ними пойдут наркотики. Новый вид насилия над государством. Новый вид его разрушения. А Америка делают по-другому: если в Колумбии много наркотиков, они приезжают и сжигают их. Если президент Панамы занялся производством наркотиков, американский спецназ прибывает туда и этого президента арестовывают. Смертная казнь не отменена в Америке. Мы такие добрые, отменили смертную казнь. При таком вале преступности мы бежим в Совет Европы. Зачем? Зачем нам нужен Совет Европы? Зачем 20 миллионов долларов платить им каждый год за то, что они нам говорят, что у нас Чечня и большая преступность? Это мы без них знаем.

arrow_back_ios