КНИГА ПСАЛМОВ Перевод в стихах Наума Гребнева

Гребнев Наум Исаевич

Гребнев Наум - КНИГА ПСАЛМОВ Перевод в стихах Наума Гребнева скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать
КНИГА ПСАЛМОВ (ПСАЛТИРЬ) Перевод в стихах Наума Гребнева . Издательская фирма «Восточная литература» РАН «Школа-Пресс» Москва 1994 ББК 84(0)3-5 К53 Предисловие и примечания Шимона Маркиша Послесловие С.С.Авершщева Редактор издательства Н.Б.Кондырева К 4704020000-088 Без^ ББК 84(0)3-5 013(02)-94 ISBN 5-02-017398-3 © Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1994 примечания, 1994 Содержание Шимон Маркиш. «Господь — сила моя и песнь…» Книга псалмов (Псалтирь) С.С.Аверинцев. Арфа царя Давида и русские ямбы Примечания «Господь — сила моя и песнь…» Нет в еврейском Священном Писании книги более охристианившейся, чем «Псалтирь». И по числу ссылок на нее на всех уровнях—от отцов и учителей церкви, богословов всех времен и исповеданий до скромной проповеди немудреного приходского священника. И по числу толкова- ний, изъяснений, парафразов, никогда не иссякавших, даже в те време- на, когда знакомство с Писанием — непосредственная встреча мирян и рядового духовенства с источниками их веры и религии — отнюдь не поощрялось. И по месту, которое псалмы заняли в богослужении; доста- точно напомнить, что в русской православной церкви они входят в со- став любого, даже самого краткого чина службы, что «Псалтирь» про- питывается целиком каждую неделю церковного года. И по значению ее в старинной системе образования: в старой Руси (чтобы не ходить за примерами далеко) она была главным «учебником», по ней учились чи- тать, а научившись, часто не расставались с нею ни при каких обстояте- льствах, до конца дней. И, наконец, по вкладу ее в культуру и цивили- зацию всех христианских народов. Опять-таки не станем искать приме- ров далеко, ни умножать их сверх меры и без нужды. Немалое число русских крылатых слов и выражений выпорхнуло из книги, приписыва- емой царю Давиду, да так далеко улетело, что родимое гнездо оказа- лось начисто забытым. Кто помнит сегодня, что «ложь во спасение» вос- ходит к неверно понятому стиху 17 из псалма 32 (1)в церковнославянском (1)о нумерации, традиционной для христиан; о различиях в нуме- рации псалмов см. далее. переводе: «Ложь конь во спасение, во множестве же силы своея не спа- сется»? (В общеизвестном и общепринятом русском переводе—в так на- зываемой Синодальной Библии — стих этот звучит так: «Ненадежен конь для спасения, не избавит великою силою своею».) И переложения псалмов, вольные вариации в стихах — вся русская поэзия XVIII в. (с за- ходом в XIX, по крайней мере, вплоть до Мея) не просто сверкает ими, но дышит. Эту новость русской стихотворной культуры возобновляет и ведет далее работа Наума Гребнева. Все это сказано для того, чтобы подчеркнуть: о псалмах можно су- дить с самых различных точек зрения, жесткий выбор и самоограниче- ние неизбежны. В этой статье речь пойдет преимущественно о двух ве- щах: чем были и (в меньшей мере) остаются псалмы йа языке оригина- ла, у народа, который их создал; псалмы как явление поэзии (слово «памятник» решительно не годится!). Начнем с названия. Русское (и вошедшее в международную лексику) «псалом» проис- ходит от греческого псалмбс—«песня», исполняемая под аккомпанемент струнного инструмента; греческий же термин есть, по всей видимости, перевод еврейского мизмбр, которое повторяется в заголовках более чем третьей части всех псалмов, составивших «Псалтирь». Заглавие сборника по-русски — более или менее точная фонетическая транспози-. ция греческого (в средневековом произношении) псалтйрьон — названия того музыкального инструмента, в сопровождении которого пели псал- м6й\ заглавие это вошло в употребление не позже V в. христианской эры. К тому времени у евреев, однако, уже возникло и закрепилось иное заглавие — «Книга Восхвалений» (Сефер Теhилим). Русскому читателю будет легче «почувствовать», что это значит, если он узнает, что текилйм — одного корня с хорошо знакомым ему «аллилуйа» [калелу- йа— «восхваляйте Бога»); этот возглас, по всей очевидности обращен- ный к молящимся, среди всех библейских текстов встречается только в псалмах. Но тут же мы встречаемся и с первыми недоумениями, с пер- выми трудностями. Любой из тех, кто заглядывал в «Псалтирь», помнит, что хвалы Всевышнему — совсем не единственное ее содержание. Вероятно, самая известная, а точнее сказать — наименее оспариваемая попытка класси- фицировать псалмы по содержанию принадлежит немецкому богосло- ву-библеисту Иоганну-Фридриху-Герману Гункелю (1862 —1932). Он наметил пять основных категорий: 1.  Гимны, т. е. песни восхваления в собственном смысле слова, про- славляющие и призывающие прославлять Бога во всех его проявлениях и творениях; особо выделяется группа гимнов, посвященных святому го- роду (Иерусалиму) и святой горе (Сиону), которые Бог избрал местом своего пребывания (Храм). Эта категория численно самая значитель- ная, что и оправдывает традиционное еврейское заглавие сборника. 2. Плачи коллективные: сетования, вызванные кризисной ситуаци- ей общины или нации, и взывания к Богу о помощи. 3. Плачи индивидуальные: жалобы на муки, очень часто заверения в невиновности, очень часто надежда и даже уверенность, что жалоба будет услышана и справедливость восстановлена. Плачей индивидуаль- ных гораздо больше, чем коллективных. 4. Песни благодарения, в подавляющем большинстве индивидуаль- ные, но есть и несколько коллективных; соединяя описание бедствия с хвалами Богу за счастливое избавление, они как бы синтезируют плач и гимн. 5.  Царские псалмы, изображающие ту или иную ситуацию из жиз- ни царя земного, царя евреев: восшествие на престол, свадьбу и т. д. (Внимательный читатель легко убедится в несовершенстве этой классификации, но ведь любая схема несовершенна.) Гункель считал, что все намеченные им категории псалмов имеют культовое происхождение и применялись в храмовом богослужении. Но когда? каким образом? в каком качестве? как приспособляли древние тексты к новым обстоятельствам (например, царские псалмы в период, когда не стало монархии)? Сколько-нибудь точных ответов нет, есть только предположения, основывающиеся на свидетельствах различных книг Библии (частично — сравнительно поздних, например «Хроника» или «Хроники», в русской традиции две «Книги ПаралипоменоЪ», да- тируемые современной библейской критикой IV или даже III в. до хри- стианской эры) и на археологических находках, особенно на дешиф- ровке клинописных «библиотек». Попробуем как-то обобщить эти пред- положения. Обычай торжественных песнопений в честь божества и его святили- ща, равно как и плачей, покаянных и благодарственных молитв, суще- ствовал и в Египте, и в Месопотамии, и в древнем Ханаане во втором тысячелетии до христианской эры; следовательно, едва ли можно при- писывать евреям «открытие» псалма как поэтического и религиозного жанра. Но уже в древнейших, по суждению библеистов, частях Писа- ния встречаются, так сказать, псалмообразные вкрапления («Песнь Мо- исея и сынов Израилевых» после перехода через Чермое море — «Ис- ход», 15, I —21; «Песнь Деворы и Варака» — «Книга Судей», 5). И — также по суждению библеистов — можно в целом доверять разбросан- ным по «Хроникам» сведениям о том, что регулярную службу певцов и музыкантов при Ковчеге Завета установил царь Давид в первой трети X в. до христианской эры. Во все существование Первого Храма, от по- строения его при сыне Давида, Соломоне (965—928 гг. до хр. э.), до разрушения вавилонянами (586 г. до хр. э.), священные обряды сопро- вождались пением и струнным аккомпанементом; храмовые музыканты и певчие объединялись в некое подобие корпораций, учрежденных, воз- можно, еще самим Давидом; все они были левиты, т. е. принадлежали к колену (племени) Леви, исполнявшему низшие священнические функ- ции при Храме. Их потомки, вернувшиеся из Вавилонского пленения, продолжали деятельность своих предков во Втором Храме (516 г. до хр. э.—70 г. хр. э.). Иными словами, псалмопение было в принципе ис- ключительным правом и обязанностью левитов. Однако еще до разру- шения Второго Храма римлянами возникает синагогальная форма бого- служения и в самой Земле Израиля, и в диаспоре, и псалмы становятся всеобщим молитвенным достоянием, составляя необходимую и неотъем- лемую часть повседневных и праздничных служб. В дальнейшем роль их, удельный вес непрерывно возрастали во всех разновидностях ритуа- ла (нусах), принятого той или иной общиной в рассеянии. И не только , в синагогальной литургии, но и в любом внесинагогальном обряде: мо- литва перед сном, перед дальней дорогою, погребение; освящение мо- гильного камня и т. д. Псалмы неизменно включаются и во-вновь возниг кающие молитвенные обряды, например по случаю Дня независимости Еврейского государства. Пожалуй, вся жизнь традиционного еврейства пронизана текстами «Псалтири». Перейдем же к текстам. Нет сомнения, что канонический корпус псалмов не вышел полно- стью из-под пера царя Давида,— если только, разумеется, речь не идет о читателе благочестивом, свято верующем Святому Преданию, закреп- ленному в Талмуде. Впрочем, в Талмуде нашла отражение и другая традиция, приписывающая авторство части псалмов праведникам, жи- вущим до и после Давида. Эта последняя опирается на само Писание, на текст, где достаточно часто и совершенно однозначно говорится о разрушении Храма и пленении, изгнании народа; с другой стороны, псалмы снабжены своего рода заголовками (в переложении Наума Греб- нева они опущены), и около половины их — 73 псалма — упоминает Да- вида, но есть и заголовки с другими именами: Моисея, Соломона, не- скольких храмовых певчих в правление как самого Давида, так и его преемников. Современная библеистика соглашается, что Давид дейст- вительно сыграл большую, быть может решающую, роль в истории ев- рейской религиозной лирики, что какие-то псалмы могут действительно принадлежать ему, но далее этого не идет. Что касается датировки, то тут мнения расходятся: некоторые ученые полагают, что, за крайне не- многочисленными исключениями, псалмы сложены в глубокой древно- сти (и тогда Давид выступает скорее в качестве собирателя, «редакто- ра») , другие — что в них отражена вся история Израиля, вплоть до пе- риода после Вавилонского пленения включительно. Временем канонизации сборника считают IV или даже V век до хр. э. Сохран- ность канонического текста признается сегодня достаточно удовлетво- рительной (и, следовательно, поправки и конъектуры, в обилии предла- гавшиеся учеными прошлого века>—излишними). Высокий уровень со- хранности подтверждаете^, в частности и в особенности, находками 40-^-60-х годов нашего века в Иудейской пустыне, так называемыми Свитками Мертвого моря, среди которых оказалось около трех десят- ков манускриптов «Псалтири». Канонический текст состоит из 150 псалмов и разделен традицией на пять отделов («книг»). Нумерация псалмов у евреев (и следующих еврей- ской традиции протестантов) отличается от той, что принята у православ- ных и католиков, восходящей к переводу Библии на греческий язык—древ- нейшему среди всех вообще переводов Писания (не позже II в. до хр. э.). 1реческая версия, «Септуагинта», т. е. «Перевод семидесяти толковников», объединяет 9—10 и 114—115 номера оригинала, но зато разделяет на- двое 116 и 147; таким образом, общее число псалмов оказывается од- ним и тем же. Как уже упоминалось, в этой статье принята православно- католическая нумерация, которой следовал Наум Гребнев; вдобавок так будет удобнее и проще русскому читателю, который пожелает сопоста- вить переложения Гребнева с общераспространенным русским пере- водом в Синодальной Библии. Различия в нумерации объясняются, вероятно, тем, что в древности строго зафиксированного разделения сборника на «главы» не существовало, что, кстати, подтверждается и рукописями; заголовками же снабжены не все псалмы. Отсюда воз- можность ошибок. Такой ошибкой следует полагать раздробление но- меров 9— ю в оригинале: в совокупности они составляют алфавитный ак- ростих. «Книги» с I по IV (1—40, 41—71, 72—88, 89—105) завершаются особыми формулами благословения, обозначающими границу между «книгами». Есть достаточно доводов предполагать, что «книги» суще- ствовали первоначально в качестве отдельных сборников, а позже были сведены воедино. К числу доводов относится, в частности, то, что псал- мы могут повторяться полностью или конгломератами стихов (напри- мер, пс. 13 из «книги» 1 = пс. 52 из «книги» II; или пс. 56, ст. 8— 12 + пс. 59, ст. 7—14, оба из «книги II, =пс. 107 из «Книги» V); или то, что заключительный стих последнего псалма «книги» II гласит: «Кончились молитвы Давида, сына Иессеева». Предполагается так- же, что две последние «книги», т. е. IV и V, составляют единый сбор- ник и разделение их носит искусственный характер; оно может быть объяснено стремлением представить «Псалтирь» как некую параллель Учению (Тора), т. е. Пятикнижию; во всяком случае, в начале старинно- го «Толкования на псалмы» (Mudpdiu текилйм) говорится: «Моисей дал Израилю пять книг Учения, Давид дал Израилю пять книг псал- мов». Чтобы понять, хотя бы приблизительно, как «сделаны» псалмы, разберем один из них—№ 22 (23 по нумерации оригинала). Начнем со звучания подлинника в произношении сегодняшних израильтян (как звучала еврейская речь две с половиной, а то и три тысячи лет назад, вопрос слишком сложный): : 1. Йеhова ро'и ло эхсар; 2. бин'от деше йарбицейни ал-мей менухот йенаhалейни; 3. нафшй йешовейв йанхейни бема'гелей-цёдек лема'ан шмо; 4. гам ки-зйлёх бегёй цалмавет ло-ира ра ки-ата имадй шивтёха умиш'антёха Ьёма йенахамуни; 5.  та'арох лефанай шулхан нёгед цорерай дишанта вашёмен рошй коей ревайа; 6. ах тов вахёсед йирдефуни кол-йемёй хайай вешавти бевёйт-йеЬова леорех йамйм. (Транскрипция следует как еврейской графике и пунктуации—от- сутствие прописных букв, отсутствие точек,— так и усвоенной совре- менными изданиями разбивке на полустишия.) Перевод, целиком сосредоточенный на передаче смысла: Песня Давида 1. Бог — мой пастух, я не буду терпеть нужду. 2. note 1уложит меня на травянистом месте, приведет меня к тихим водам. 3. Освежит мою душу, поведет по путям справедливости во имя Свое. 4. Даже если я пойду долиной мрака, не буду бояться дурного, ибо Ты со мною, Твой посох и Твоя трость будут мне в утешение. 5. Ты накрыл для меня стол на виду у моих врагов, щедро помазал маслом мою голову, моя чаша полна сверх краев. 6. Лишь добро и милость б.удут мои спутники во все дни моей жиз- ни, и я буду жить в доме "Бога долгое время. Трудности понимания ( и перевода) начинаются с того, что система времен глагола в языке Библии либо не до конца прояснена, либо вообще не поддается окончательному прояснению. Так или иначе, но весьма часто невозможно решить, идет ли речь о настоя- щем, о будущем Или же об особом континууме, покрывающем и на- стоящее и будущее. В нашем случае два авторитетных перевода новейшей поры, латинский и французский, отдают предпочтение на- стоящему, один, английский,— будущему. Наш собственный выбор определен не столько громким именем и научной славою английского переводчика Митчелла Дахуда (его работа, в трех томах, вЫшла в 1966—197i), сколько непосредственным восприятием наследников и живых носителей иврита, образованных израильтян, основательно на- читанных в библейских и постбиблейских источниках. Заголовок: точное значение его неизвестно. При отсутствии зна- ков препинания в рукописях ничто не препятствует поставить после первого слова точку: «Песня». Второе же слово может означать как «принадлежащая Давиду», т. е. сочиненная им, так и «Связанная с Да- видом» тем или иным образом: повествующая о нем, посвященная ему, написанная в его манере, положенная на его мелодию и т. д. Как уже говорилось, очень древняя традиция толкует ледавид в первом из двух смыслов. Разноречий в толковании Собственно текста столько, что придется Ограничиться лишь примерами. Стих 2. «Тихие воды», т. е. спокойные, небурные, могут быть поня- ты как «воды покоя, отдыха», т. е. источник, подле которого стадо рас- полагается на отдых. Стих 3. «Поведет по путям справедливости» передает словосочета- ние, встречающееся в Библии всего один раз (гапакс легоменон). Дахуд понимает его совершенно иначе: «приведет на богатые пастбища», что- бы соотнести с «травянистым местом» в предыдущем стихе (зачем ему такое соотнесение, будет выяснено далее). Стих 4. «Долиной мрака» — «среди полной темноты». «Будут мне в утешение»—«вот они поведут меня». И любое из различных осмыслений — никак не каприз и не фанта- зия, но результат филологического анализа, часто глубокого и изощрен- ного, и ступенька к выводам, иногда далеко идущим. Только один при- мер. В стихе 6 вешавши оригинала может быть выведено из двух корней: ИШБ со значением «сидеть», «пребывать» или же ШВБ со значением «возвращаться». В комментарии к псалмам, который вышел в Житоми- ре в 1902 г. (на иврите) и принадлежал известному ориенталисту Цви- Перецу Хайесу, рассматриваются возможные варианты написания (конъектуры) и соответственно понимания; среди прочего Хайес указы- вает: если принять значение «я вернусь в дом Бога», то речь должна ид- ти о возвращении в Храм, откуда певца (или его предков) изгнали вра- ги, и тогда, по суждению комментатора, псалом следует относить к эпо- хе Хасмонеев и борьбы с Селевкидами (II в. до хр. э.).. Для современ- ной библеистикн, как уже упоминалось, эта дата неприемлема—слиш- ком поз дна. Важнейший для перевода вопрос — о стилистическом^ уровне тек- ста— неотделим от куда более широкой проблемы библейской поэзии в целом. Ее несхожесть с поэзией европейской и характеризующие ее особенности были по-настоящему обнаружены лишь В XVIIIв., и толь- ко нынешнее столетие включило ее в систему родственных ей поэзий Ближнего Востока, в основном более древних и, по-видимому, впрямую на нее влиявших-: Главным ритмообразующим элементом в ней (повторя- ющимся, противопоставляющимся, соотносящимся) выступают единицы смысла, а не формы — «отрезки» мысли, а не стопы или (и) икты, уда- рения. «Отрезки» — их называют по-разному, общепринятой термино- логии, сколько можно судить, до сих пор не сложилось — складываются в разного рода параллельные конструкции. Параллелизм может быть синонимическим: Господь — свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь — крепость жизни моей: кого мне страшиться? (Псалом 26, стих i; Синодальный перевод) Может быть и антитетический параллелизм: Они зашатаются и упадут, а мы подымемся и станем твердо. (Псалом-19, стих 9) Возможны и иные варианты, но эти два — наиболее наглядны. Паралле- лизм может быть полным (как в приведенных примерах) или частич- ным, когда число элементов в «отрезках» неодинаково или же — при равновеликости — не все имеют свою параллель. Он может быть пря- мым, как в первом из приведенных примеров, или перевернутым, хиа- стическим, как во втором. Что касается системы стихосложения в европейском смысле, метри- ческой организации стиха, то она упорно не поддается определению. Можно утверждать только, что библейский стих был акцентным, что равновеликие «отрезки» были достаточно часто и равноударными, с числом иктов от 2 до 4, в зависимости от длины «отрезка», и что пре- обладают скорее трехударные «отрезки». Но главным фактом остается метрическая нестабильность библейской поэзии. И наконец, фонетическая организация библейского стиха. Она бы- ла развита в высокой степени — от простых аллитераций и ассонансов до сложной, изощренной, эффектной звукописи и даже созвучий в окон- чаниях «отрезков», хотя говорить о рифме в поэзии древнего еврейства не приходится. (Заметим кстати, что необоснованным, так сказать ана- хроническим, представляется и применение понятия строфы.) Теперь вернемся к нашему псалму, начиная с конца — с фонетики и метрики. Сразу бросается в глаза, что стих 2 содержит «рифму», кото- рая возвращается как внутренняя в стихе 3. Заметно также обилие алли- тераций на «ш», рассыпанных по всему тексту. Обращают на себя вни- мание ассонансы «ей» («йе») и «ай» («йа»), сосредоточенные во вторых полустишиях. Одним словом, «инструментовка» кажется не случайной, но умышленной и целенаправленной. Распределение иктов почти регу- лярное (по три в долгих «отрезках», по два в коротких). С параллелизмами, однако, все не так четко. Очевидный синони- мический параллелизм представлен стихом 2. Есть комментаторы, кото- рые видят в первой половине стиха 6 своего рода резюме стихов 4 и 5, а во второй половине стиха 6 — резюме стихов 2 и 3. Тогда перед нами «макрохиазм», охватывающий все названные выше стихи. Это толкова- ние, однако ж, выглядит чересчур смелым. Напротив, если согласиться с Дахудом в его понимании второго «отрезка» стиха 3 («приведет на богатые пастбища»), а доводы его отнюдь не легковесны, то возникает перевернутый синонимический параллелизм с первым «отрезком» стиха 2 («уложит меня на травянистом месте»). Итак, стилистический уровень библейской поэзии, и в частности псалмов. Она беспримерно (без сравнения — если воспользоваться цер- ковнославянизмом) богата образностью — на этот счет существует об- щее согласие. Образы черпались из всех без изъятия сфер бытия, от са- мых возвышенных до самых низменных. И независимо от сферы образы всегда конкретны, наглядны, «вещны». Это связано с качествами — или, если взглянуть с противоположной точки зрения, слабостями— самого еврейского языка библейской эпохи, а именно со сравнительной бедно- стью его средствами выражения отвлеченных понятий и отношений. От- сюда — простота, пусть серьезная, важная, торжественная даже, но все- таки простота, в известном смысле заземленность библейского текста. А между тем и по-русски, и на других языках эти тексты взвились под стилистические небеса и при этом потеряли «вещность», обескровились. Тут действовал, по-видимому, главным образом психологический мотив: Священное Писание должно быть возвышенным, иначе какое же оно священное? Кстати, та же беда постигла и христианский канон, повест- вовательные его части (Четвероевангелие, Деяния Апостолов), гречес- кий язык которых по-простонародному незамысловат, неуклюж, а слу- чается, и неграмотен. Проверим это на переводе нашего псалма в Синодальной Библии. 1. Господь — Пастырь мой: я ни в чем не буду нуждаться. 2.  Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам ти- хим. 3.  Подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего. 4.  Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною; Твой жезл и Твой посох — они успокоивают меня. 5.  Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих, умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена. 6. Так, благость и милость да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни. И лексика, и даже синтаксис поражают безжизненностью, бес- плотностью— по сравнению с оригиналом. Регулярно проведенная ин- версия существительного й притяжательного местоимения; инверсия определяемого и определения («к водам тихим»); «в виду» в значении, «на виду», «перед глазами»; «так» в значении «да», «точно»; и в пер- вую голову лексические архаизмы — пастырь, покоит, злачные пажити, стези, убоюсь, жезл; трапеза, умастил елеем, преисполнена, благость, пребуду — вся эта сверхкнижность, чтобы не сказать замшелость, при- внесена переводом.(2) (2) Завершая на этом разбор псалма 22, необходимо отметить, что многое осталось даже незатронутым, в частности богословская экзегеза данного текста, довольно существенная как по объему, так и по мысли у евреев и христиан. Ложная возвышенность тона прочно закреплена Традицией, и лите- ратурной, и языковой, а стало быть, перестала быть ложной. В этой тра- диции выполнены и стихотворные переложения Наума Гребнева, и вы- полнены, мне кажется, прекрасно. Тем более что, перелагая прозу Си- нодального перевода и сохраняя в целом его стилистический ключ, Гребнев пытается кое-где снизить тон — примешивает к архаизмам про- сторечье (вестимо, тыщи, одёжи и т.п.), вводит в число размеров дольник. И все-таки хорошо было бы преодолеть традицию и приблизить русского читателя не только к русской же «Псалтири», но и к древнеев- рейским текшим. Тогда, независимо от того, наделен ли он даром веры или нет, он лучше, совершеннее, полнее осознает и прочувствует, что значат слова псалмопевца, вынесенные в заглавие этой статьи: «Господь — сила моя и песнь» (псалом 117, стих 14). Шимон Маркиш Женева, 1990 г. КНИГА ПСАЛМОВ 1 Блажен тот муж, который с малых лет Сойти с пути греха себя неволит, Не держит с развратителем совет, Не делит с нечестивыми застолья. Но мыслит благодарно и блаженно Лишь о законе Бога ночеденно. Да будет тот, кто благодать обрел, Возросшим, будто бы широкий ствол При щедрых водах бурного потока. Лист этого ствола не станет желт, И не поникнет ветвь его до срока. А нечестивцы будут, словно прах, Развеяны на всех земных ветрах, Средь праведных нет места для лукавых, И на суде к ним помощь не придет, Ибо Господь с заоблачных высот Благословит путь праведных и правых, А путь неправедного пресечет. 2 Зачем мятутСя племена людские, Зло замышляют, козни и коварство? Зачем противятся князья земные Тому, кого помазал Бог на царство? Зачем они, забывши стыд и страх, Твердят: «Расторгнем узы и оковы!» И, слыша богохульственное слово, Дивится Тот, кто есть на небесах. Их осуждая по своим законам, Глядит Господь, строптивцам говоря: «Над сей моей святой горой Сионом Я вам помазал моего царя!» Я есть тот царь, и мне изрек Господь: «Мое ты чадо, кровь моя и плоть, Тебе я эти земли дал и бездны, Чтоб мог ты нечестивых побороть, Чтоб мог отступников жезлом железным, Как утварь глиняную, расколоть». Князья земные и земные судьи, Господь над нами справедлив и страшен, Пусть лишь в служеньи Господу пребудет И трепет ваш, и страх, и счастье ваше! Почтите тех, кто Господу угоден, Помазанников на земной престол. Беда тому, кто гнев навлек Господень, Блажен, кто силу в Господе обрел! 3 Как приумножились мои враги, Как возроптали многие из многих, Твердят, что нету мне спасенья в Боге. О Господи, мой Боже, помоги! Услышь меня с горы Своей святой И защити от всех наветов ложных. Я не поникнул до сих пор главой Лишь потому, что Ты мой щит надежный. Лишь потому я бодрствую и сплю, И все, что мне ниспослано, терплю, И не страшусь несчетных сил безбожных. Так огради от нечестивцев лживых, Меня винящих неизвестно в чем. Ты сокрушаешь зубы нечестивых, Ты поражаешь их своим мечом. Для нас благословение святое, Своим священным светом озаря Народ, который избран был тобою, И данного ему Тобой царя. 4 К тебе я, Боже, обращаю взор. Ты одарял меня в бессильи силой, Мне было тесно—Ты мне дал простор, Услышь мою молитву и помилуй. А вам доколе, зрелые мужи, Пренебрегать моей земною славой, Грешить хулою злою и неправой, Прельщаться суетой и жить во Лжи? Господь с небес высоких правду зрит Он отличает для себя святого. Он отверзает слух и слышит слово, Что с уст моих молитвенных летит. И, гневаясь, не согрешайте, люди, Помыслите о корне всех начал. Чтоб свет от Божья лика воссиял Взывающим: «Где в благе мы пребудем?» Ия, утешась, сплю спокойно, Боже, Ты в сердце мне веселье приумножил, Хлеб приумножив на земле людской. Вовек мое ты ограждаешь ложе, Ты мне даруешь, Господи, покой! 5 В мои, о Боже, вникни помышленья, Уразумей меня в моей мольбе. Мой Бог, мой Царь, услышь мои моленья, Услышь мя, ибо я молюсь Тебе. Ты не приблизишь согрешавших ложью, К Тебе не водворится сердцем злой, Чем ране Ты меня услышишь, Боже, Тем ране я предстану пред Тобой! Лжец не предстанет перед Божьи очи, Как не предстанет не смиривший плоть, Хулителей приблизить не захочет, Коварных погнушается Господь. А я, вкусивши Божиих щедрот, Приближусь ко святому Божью дому, Я храму Божью преклонюсь святому, В который только праведный войдет. Путеводи ж меня, сойти не дай С Твоей стези, где ждет меня спасенье, И путь Твой предо мною уравняй Всем недругам моим на посрамленье. Нет истины священной в их устах, Их сердце — гибель, горло —гроб открытый, Их злость самих же обратит во прах, Когда не осенишь ты их защитой. Не Бэспода — себя лишь возлюбя, Враги мои в гордыне возроптали. Так осуди их, чтоб возликовали Все те, кто уповает на Тебя. И возликуют люди, чьи открыты Сердца для слова Божья и любви. Прости нас, Боже, и благослови, Твое благословенье—нам защита! 6 Не в ярости своей меня суди И не во гневе назначай мученья. Я сокрушен, о Боже, снизойди, Даруй мне исцеленье и прощенье! Спаси.меня, как сына возлюбя, Бессильна плоть моя и дух бессилен, Не может смерть помиловать Тебя, Тебя я славить не могу в могиле! Я б воздыхал, да силы боле нет. Слезами омочал бы покрывало, Но сухи очи от несчетных бед, От козней вражьих сердце обветшало. Пусть те.отыдут от меня тотчас, Кто беззаконьем оскверняет земли, О Господи, услышь мой скорбный глас И покаяние мое приемли! Мольбе моей внемли и помоги. Судить меня, карать меня доколе? Да устыдятся все мои враги… Что б с нами ни было, все в Божьей воле! 7 Я уповаю, Боже, осмелев, Лишь на тебя, мои услышь моленья, Избавь меня от злобы, от гоненья Гонителей моих, копящих гнев, Чтоб душу одолеть мою, как лев, Того, кто не обрел в Тебе спасенья. Я, Боже, не злословил ни о ком, Вовек не воздавал во мщеньи злом Ни тем, что были предо мной невинны, Ни даже тем, кто стал моим врагом По неразумью, без иной причины. И если ныне ложь в моих словах И я творю молитву по-лукаву, Мое пусть имя втопчет враг во прах, С землей смешает жизнь мою и славу. Восстань в недостижимой вышине Над сонмом всех, кто жив, кто век свой прожил, Ты и меня суди по правде, Боже, По непорочности моей во мне. Восстань во гневе, Господи, Твоем, Умерь мои бесчисленные беды И тьмы моих врагов суди судом, Который Ты предрек и заповедал. Прибавь, о Боже, праведникам сил, Умерь несчетных нечестивцев злобу. Ты смертных для того и сотворил, Чтоб испытать их душу и утробу. Ты—щит, опора вечная моя, Ты нас блюдешь, с нас что ни день взыскуешь, И если кто, сомненья затая, Отходит, чтоб искать стезю другую, Ты напрягаешь тетиву тугую, В отступника летит стрела Твоя. А тот из нас, кто ото лжи зачал И семя зла взрастил в своей утробе, Тот ложь родит по своему подобью: Исходят окончанья от начал. Кто ближнему коварно яму рыл, Сам упадет в нее, настанет время: Тому из нас, кто злобу породил, Она падет на собственное темя. А я весь век свой, сколько было сил, Господне имя воспевал и славил, Не лгал молитвой, словом не лукавил, По правде Господа Ему служил. 8 На всей земле, где тьмы и тьмы чудес, Лишь Господу хвалу нам сладко слышать, Она с земли восходит до небес, А их лишь слава Божия превыше. Из уст младенцев, что безгрешней всех, Из уст детей, кому неведом грех, Летит хвала и славу Бога множит И заглушает брань и злобу тех, Кто в суете не знает страха Божья. Я ж, Господи, гляжу на Твой чертог, Взираю На луну Твою и звезды — На все, что Ты своею волей создал И мановением руки зажег. Ты в чадо человечье дух вселил, Тем отличил и не низвергнул в бездны, Его лишь перед ангелом небесным, И то не столь уж сильно, умалил. Возвысил человека Ты над многим, Нарек владыкой всех существ живых, Ему поверг Ты, Господи, под ноги Тельцов и овнов и зверей лесных. Ему во власть Ты отдал птиц небесных, Морских и прочих тварей бессловесных, Чтоб славил он деянье рук Твоих! 9 Я буду славить Господа, я буду От сердца петь хвалу и ликовать, Торжествовать я буду, возвещать Деянье Божие, Господне чудо. Моей рукой творишь Ты, Боже, суд, Не предо мной враги мои бегут, А лика твоего они страшатся, И нечестивцы, как спастись ни тщатся, На поле брани гибель обретут. Мне дал ты нечестивых на попранье, Когда щита над ними не простер, Оружье вырвал и своею дланью О них о всех навеки память стер. Мир сотворивший по Своим законам, По правоте Своей судящий нас, Ты будешь упованьем угнетенных, Опорою скорбящих в черный час. Пусть меж земных племен наш славит глас Тебя, чей свет восходит над Сионом! Ты создал все, и Ты всего превыше, Ты воздаешь любовью за любовь, Взыску ешь с нас за пролитую кровь И стон страданья нашего Ты слышишь. Ты и мою погибель отврати, Умерь мои бесчисленные беды. Тьмы нечестивых на моем пути, Кто был врагом, кто другом был и предал — От них от всех, о Боже, защити! Кому-то нечестивцы рвы копали, Да сами же пропали в этих рвах. Сгубить кого-то сети расставляли, Да сами же застряли в тех сетях. Людьми Ты узнан, Господи, и познан По совершенному Тобой суду И по тому, что замышлявший козни От козней этих сам попал в беду. С тех, кто Тебя забыл, Ты, Боже, взыщешь, Нам никому не избежать суда, Но бедный позабыт не навсегда, Есть свет надежды даже перед нищим. О Господи, в величии Твоем Явись, чтоб не забыл никто вовеки О том, что мы всего лишь человеки И все предстанем пред Твоим судом. Пусть помнит смертный, что не он владыка Ему на время отданной земли. О Господи, в час скорби превеликой, От нас отворотясь, не стой вдали. Иной в гордыне или в ослепленья Людей гонимых тщится одолеть, Но им измысленные ухищренья Его пусть самого уловят в сеть. Иной своею похотью гордится, Другой в корыстолюбии блажит, И, думая о Божией деснице, «Не взыщет!»—сам себе он говорит. Себя всех выше нечестивый числит, Покуда гнева Божья не навлек, Пренебрегая правдой; он не мыслит: «Суд Божий неизбежен, хоть далек!» На языке иного — гибель злая, Желчь и проклятье на его устах, Он в потаенных прячется местах, Того, кто нищ и слаб, подстерегая. Он говорит: «Мой неприметен путь, Бог не узрит деяний беззаконных!» Но, Боже, Ты явись и не забудь Ни угнетающих, ни угнетенных. Вновь нечестивец думает: «Не взыщет С меня Господь, так что мне Божий страх!» А тот другой, обиженный и нищий, Рыдает с Божьим словом на устах. Так соверши, о Господи, возмездье, С земли своей язычников смети, Их мышцу сокруши, чтоб впредь бесчестья На сей земле нельзя было найти. О Господи, услышь людские стоны, Тех укрепи, в ком боле нету сил, Чтоб сироту и прочих унетенных Вовеки человек не устрашил! 10 Я уповал на Господа всегда, Зачем смущать меня, зачем вам тщиться, Твердить душе моей: «Лети туда, На гору дальнюю, лети, как птица!»? * Натягивают луки нечестивцы И поспешают стрелы вдаль пустить, Чтобы во тьме кромешной изловчиться И сердце правых сердцем поразить. Твой, Боже, храм святой вознесся ввысь, Но очи видят землю, и не Ты ли Пытаешь род людской, что столь обилен? Но даже самый праведный бессилен, Когда и основанья сотряслись. Ты с неба видишь все, и все Ты можешь, И, праведных от грешных отличив, Ты праведных испытываешь, Боже, И отвергаешь тех, кто нечестив. На тех, кто преступил закон и веру, Свершил столь много богомерзких дел, Дождем низринешь угли, огнь и серу, И ветр палящий будет их удел. О Господи, по Своему примеру Жить только правдой нам Ты повелел. 11 Спаси, о Господи, все лгут и льстят, Льстят ближним, лгут друзья; что с миром сталось! Быть может, в сонме человечьих чад Нкяраведных, ни верных не осталось. Уста притворны; только ложь и грех Стоят за изреченными словами. М лею«ю говорит: «Мы выше всех, Пока уста при нас и разум с нами!» Всей лжи земной не в силах побороть Ни праведник, вй муж правдолюбивый. Но правда есть, и поразит Господь Язык и льстивый, и велеречивый! Над нами Бог, о нас его забота, Он говорит: «Восстану я, чтоб впредь Тех оградить, кого хитрящий кто-то Неправдою улавливает в сеть!» Лишь слово Божье, словно серебро, Что переплавлено семь раз в горниле, Очищено от праха и от пыли, Всем страждущим несет оно добро. О Господи, лишь Ты помочь нам можешь, И ложь, и беззаконие поправ, Покуда ж тот возвышен, кто ничтожен, Унижен тот, кто праведен и прав. 12 Что в мире суще — все в Господней воле, Я говорил и говорю опять: Ты будешь забывать меня доколе И лик свой будешь от меня скрывать? Доколе будешь от меня таиться? Ужели, Боже, до скончанья дней? Доколь печали быть в душе моей И скорби в сердце у меня гнездиться? Врагу, что и грешней меня и злей, Доколе надо мною возноситься? О Господи, мне очи просвети И не сведи со своего пути, Пусть не возрадуется мой гонитель. Не делай так, чтоб недруг мой посмел Гордиться, что меня он одолел. Призри меня, мой Бог и мой Хранитель! Не дай мне, Господи, чтоб так случилось, Чтоб я поколебался пред врагом, Молюсь я о спасении святом И на Твою лишь уповаю милость, Чтоб славу петь Тебе своим псалмом. 13 «Нет Бога!» — некий человек изрек, И сразу в мире все поколебалось, Исчезли сострадание и жалость, И развратился всякий человек, Ни праведных, ни добрых не осталось. И человечий род Господь презрел, Он оглядел из своего чертога Всю землю, где свершается так много 1рехов и всяких непотребных дел. И никого Господь не углядел, Кто был бы праведен и верил в Бога. Ужели, Господа не возлюбя, Тот, кто пожрать готов народ Господний, Как поедает хлебы муж голодный, Не смоет грех, не вразумит себя? Все видит наш Господь и строго взыщет С людей, не признающих никого, Смеющихся над человеком нищим, Чье упованье в Господе его. Но верую, что будет всем спасенье, Когда народ, несчастный от плененья, Простив его грехи, Господь спасет. И, горести недавние оплакав, Возрадуется праведный Иаков, И радость вновь Израиль обретет. 14 Кто, Боже, в дом войти достоин Твой, В Твою обитель на горе святой? Лишь тот из нас, кто ходит непорочный, Не согрешает ложью и хулой, Молитву сотворяет в час урочный. Зла не желает никакому дому, Тех не злословит, кто ему не мил, И сам не верит поношенью злому На ближнего, с которым хлеб делил. Кто не творит ни козней, ни измен, Кто даже злым, давая клятву, верен, Тот, кто считает: праведник почтен, А Господом отверженный—презренен. Тот, кто даров богатых не берет, Чтоб на суде свидетельствовать ложно, Кто в рост сребра и злата не дает, А делает добро, когда возможно, И в чистом сердце истину несет. 15 Храни меня, о Боже, возлюбя, От всякого погибельного шага. Я уповаю только на Тебя, А что Тебе мои дары и блага? Да не иссякнут скорби тех людей, Что к идолам текут богопротивным, А я к Твоим святым, к пророкам дивным Тянусь и сердцем и душой своей. Во имя же поправших Твой закон, Тех, что погибнут под Твоею дланью, Не изолью кровавых возлияний И даже их не вымолвлю имен. В Твоей руке мой жребий предрешенный, Наследье, чаша и звезда вдали, И на земле, Тобою сотворенной, Дороги и межи мои легли. О Господи, колена преклоня, Благословлю я все, что Ты пророчил, Я славлю глас, который даже ночью Остерегал и научал меня. Меня Ты вразумляешь сколь возможно, Чтоб мог в себе я зло перебороть. Всегда ты одесную, мой Господь, И радуется мой язык ничтожный, И уповает немощная плоть. Кто я? Одно из многих Божьих чад, Мне, Боже, Ты не уготовишь ад, И плоть моя во прах не превратится. Твой лик, Твой глас мне радости сулят, Мое блаженство от Твоей десницы. Сведи меня с пути людей дурных, Чье чрево полно от щедрот Твоих, Которым бы наесться и напиться Да впрок насытить алчных чад своих. Избавь меня от подражанья им, Чтобы не ждал я от Твоей десницы Ни сладких яств, ни чаш с питьем хмельным. Чтоб лишь на лик Твой жаждал я дивиться И насыщаться образом Твоим! 16 О правый Боже, слух Свой отвори Для слов, летящих с уст моих нелживых, И приговор благой и справедливый Назначь и надо мною претвори! Ты, Боже, нисходил ко мне из дали, Испытывал, сколь мысль моя чиста, Определял, сколь часто отступали От помыслов моих мои уста? Я ограждал, как Ты нас научал, Себя от дел дурных, тропы лукавой. На том пути, который я избрал, Моим стопам дай твердость, Боже правый! Спаси меня, крылами заслоня, Их надо мною распростри высоко. Спаси от сил, смущающих меня, Соблазнов, окружающих меня, Храни нас, Боже, как зеницу ока. На сонм благословляющих Тебя Пусть Божья с неба благодать струится, Спаси нас, прославляющих Тебя, От избегающих Твоей десницы. Что нечестивцам Твой закон и суд? Надменные, они Тебе не внемлют. Таясь, как львы, он рычат и ждут, Чтобы прыжком свалить меня на землю. О Господи, восстань и сокруши Мечом сих нечестивых легионы, Сверши спасение моей души И многих душ, Тобою сотворенных. 17 О Господи, Тебя я возлюбил. Ты—крепость мне, Ты—щит мой и твердыня, Меня спасал Ты ранее; и ныне От беспричинной мести оградил. О Господи, враги меня клеймили, Потоком беззаконья устрашили, И сети смерти, коих я страшусь, Опутали меня и окрутили, И цепи ада горло мне сдавили. Но все-таки я верил, что спасусь, Когда в последний миг, уже в бессильи, К Тебе об избавлении взмолюсь. И вот осталось мне уже немного, Стесненный смертию, призвал я Бога, В последний миг свой к Господу воззвал, И он с небес, из Своего чертога Мой глас, мой вопль истошный услыхал. Господь во гневе длань Свою простер, И содрогнулся весь земной простор, И тяжело сместились гор подножья, И грозно сотряслись вершины гор, И огнь и дым взошел от гнева Божья.. И небеса склонились над водами, Над землями, где столько мук и зол, С престола Своего Господь сошел, И тьма простерлась под его стопами. Он, ветр крылами сделав, воспарил На херувимах, Господу послушных, И в сень Свою, в покров Свой обратил Мрак суши, вод и облаков воздушных. И угли раскаленные, и град Летели впереди Его из дали, И стрелы грозные Он в этот ад Пускал, и грозно молнии блистали. От гласа Божья, гневного дыханья Открылось вдруг вселенной основанье, Начало суши, многих вод исток. И, руку простерев, своею дланью Он Из пучины вод меня извлек. Мой враг едва меня не одолел, Он был сильней меня, он был умел, Он жаждал крови, жаждал мести скорой, Но Ты мне был, о Господи, опорой, И только потому я уцелел. Враги восстали, жизнь мою нарушив, Но в день мой черный мне достало сил Лишь потому, что Ты благоволил Ко мне за то, что был Тебе послушен. Господь по чистоте моей воздал За то, что я пред Ним не согрешал, Что в сердце я не поступал неправо, От заповедей Божьих не бежал, В грехе не преступал Его устава. Я ото лжи свой путь остерегал, Своей души не запятнал грехами, И Он по правоте моей воздал, По чистоте перед Его очами. Ты, Боже, с милосердным — милосерд, По правоте Ты поступаешь с правым, Но по лукавству воздаешь лукавым, С жестокосердным ты — жестокосерд. Того, кто чист, не судйшь Ты жестоко И возвышаешь тех, кто угнетен. А тем, кто возгордился, кто надмен, Надменное Ты принижаешь око. Мое, о Боже, око не надменно, За это мой светильник неизменно Ты возжигаешь, просвещаешь мрак, Коль Ты со мной, я восхожу на стены, Не страшен мне и самый страшный враг. О Господи, пресветел Твой чертог, И слово чисто, хоть порою строго. На свете есть ли, кроме Бога, Бог? И кто защита наша, кроме Бога? Нас ограждая от неправых дел, Ты нам, незрячим, открываешь веки. И наставляешь на вершинах неких, Где наше место, но и наш предел. Даруешь Ты Своей всесильной дланью Моим ногам оленью прыть и стать И руку научаешь делу брани И мышцу лук тяжелый напрягать. Ты—'щит, спасенье мне, и в пору боя Я, может быть, сильнее всех людей, Поддержанный десницею благою И вознесенный милостью Твоей. О Господи, мой шаг Твоею волей Теперь и тверд и непоколебим, Я в стан не возвращаюсь свой, доколе Все не падут враги на бранном поле Или не припадут к стопам моим. Но вот — все недруги посрамлены. Лишь потому из них побил я многих, Что, стан мой препоясав для войны, Ты сам восставших бросил мне под ноги. Ты мне, о Господи, прибавил сил, Врагов ко мне спиною обратил, Ничтожных сил, против меня восставших, И я из них немногих пощадил, Самих пощады никогда не знавших. И все ж они взмолились в смертный час К Тебе, но Ты их, Господи, не спас, И не было у них иных спасавших. Я их, как прах, по ветру разметал, Как уличную грязь, я их попрал, Когда мятеж коварный обнаружил, И племена, которых я не знал, Меня трепещут, мне покорно служат. И если слух о мне проходит вещий По всей земле: и чуждой, и родной, То в крепостях своих враги трепещут Или ласкательствуют предо мной. Так будь благословен благословеньем Всех праведных в подлунной сей стране, Бог мщенья моего и Бог спасенья, Народы бросивший под руку мне. Ты сам меня над многими поставил, Из многих смертных Ты меня избрал И от того недоброго избавил, Кто мне в коварстве гибель замышлял. Средь всех племен в юдоли сей земной Тебя я буду славить, Боже мой, Сурово мстящий за мою обиду, Творящий милости Своей рукой Помазаннику Своему Давиду. 18 И небо милость Божию пророчит, И славит твердь все Божие, что есть. День дню передает благую весть, Ночь правду Божью открывает ночи. И нас оберегает ото зла Сей глас хвалы, что изначала вечен, И нет среди людских племен наречья, Чтоб не звучала Господу хвала! Выходит солнце по веленью Бога, Будто жених из брачного чертога, И нету твари, чтобы не могла От солнца взять блаженного тепла, А жаждущих тепла несметно много. Дарит нас солнце и теплом и тенью, От края в край небес его исход, И чистое Господне откровенье Нам умудренье, силу нам дает. И праведны Господни повеленья, И заповедь Господня наперед Людским очам дарует просветленье И сердце веселит, но не гнетет. И даже Божий суд и Божье мщенье Нам серебра и злата вожделенней И слаще меда от пчелиных сот. Моих грехов и прегрешений тьма. Очисти же,— я к Господу взываю,— Меня ото всего, чем согрешаю, Что я порой по скудости ума Не вижу сам или не понимаю! Так удержи меня от умышленья Причастным стать порочности земной, Чтоб общее людское развращенье Вовеки не возобладало мной. Чтоб было здесь, в юдоли сей земной, Все: и труды мои, и устремленья Тебе угодны, Избавитель мой! Пусть Бог наш, Бог Иаковлев, из дали Тебя услышит в час твоей печали. Со своего святилища Сиона Пусть помощь многую тебе пошлет И жертвоприношений вознесенных Пусть не отвергнет, щедрыми сочтет. Пусть всесожжения твои воспомнит И пусть услышит сладость в их дыму, И все намеренья твои исполнит, Воздаст тебе по сердцу твоему. Пусть, нас возрадуя твоим спасеньем, Пошлет тебе, что просишь ты послать, Он да исполнит все твои моленья, Чтобы восславить нам Его опять. Нам ведомо: Господь не отвратится От тех, кого помазал Он на трон, И будешь ты, помазанник, спасен Спасением спасающей десницы. Иной своей гордится колесницей, Иной кичится дорогим конем, А нам лишь Божьим именем хвалиться, Молиться нам и песню петь о Нем. Но многие, что на конях скакали И к колесницам боевым своим И серебра и злата прибавляли, Давно поколебались или пали, А мы со словом Господа стоим. О Господи, услышь ты нас опять, Когда отважимся к Тебе взывать. Ты силою Своей царя возвеселил, Он своему спасенью рад безмерно. Мольбы Ты не отринул милосердно, Царю земному дал, что он просил. Ты даровал ему златой венец. Благословеньем Ты царя отметил. Он жизнь молил, небесный наш Отец, Ты долголетьем на мольбу ответил. К царю земному обратившись ликом, Небесный царь, возвысил Ты его, И стало от спасенья Твоего Величие царя земли велико. И, уповая днесь и наперед, Отныне он ни в чем не усомнится, А недругов его Твоя десница, Как и Твоих хулителей, найдет. И пламень гнева Твоего сожжет Их, словно в пещи огненной, о Боже. С земли сотрешь Ты их поганый плод, Средь чад людских их семя уничтожишь. Ибо они нахмурили чело, Против Тебя, Господь, замыслив зло, И мщения и ненависти полны, Но можно ль против Бога зло исполнить? Да станут целью лица тех людей, Чтоб мог Свои Ты стрелы в них направить, Мы будем воспевать Тебя и славить, А Ты возвысся силою Своей! 21 О Боже, Боже, я ль Тебя не славил? о Зачем, о Боже, Ты меня оставил? О Господи, зачем ко мне Ты глух? Мои слова и слезные моленья Столь далеки от Твоего прощенья. Днем от меня Ты отвращаешь слух, Взываю ночью — нет успокоенья. Моей молитве, Господи, не внял Ты, сущий среди наших восхвалений, А сколько уповало поколений Лишь на Тебя, и Ты им помогал. К Тебе взывавший, Боже, был блажен, И уповавший обретал спасенье, А я лишь червь, я средь людей презрен, И мой удел—хула и поношенье. И слышится мне речь со всех сторон Тех, кто и низок, и высокороден: «Он к Господу взывал, но не прощен, Не потому ль, что Богу неугоден?» Изыдевший из матери моей, Я на Твое оставлен попеченье, Ты, Боже, у сосцов ее грудей В меня вложил надежду на спасенье. Не отдались, мне побороть невмочь Врагов моих, что алчущи и низки, Как далеки те, кто бы мог помочь, А скорби многие мои так близки. Моей почти касаясь головы, Ко мне тельцы Васана подступили. Они уж пасти жадные раскрыли, Добычи близкой алча, словно львы. И я пролился наземь, став водой, Из кости сила прочь ушла былая, И сердце, легче воска, стало таять В моем нутре, сжигаемом бедой. И прибежало множество собак, Все руки искусали мне и ноги, И я иссох, о Боже, я иссяк, И смерти перст призвал меня к дороге. Толпятся все, и каждый и любой Потехою дивится, движим злостью, И кто-то ризы делит меж собой, И весь мой скарб разыгрывает в кости. Ты, Господи, на мой откликнись зов, Не отдались и осуди не строго. И жизнь мою спаси от алчных псов, От пасти льва и от единорога. И стану я, о Боже, возвещать Твои деянья, слушаемый всеми, И я скажу: «Израилево племя, Должно ты милость Божью восхвалять, Должно вовеки ты благословлять Его дела, Иаковлево семя! За то, что Он лица не отвратил, И, услыхав мой зов, мое стенанье, Ему я воздаю по мере сил Хвалою истою в людском собраньи. Пусть все насытятся земною пищей, Пусть славит Бога тот, кто Бога ищет, Живет законом, что Господь изрек, Пусть же пред Богом нашим преклонятся И нынешние сонмы святотатцев, И нисходящий в бездны человек. Пусть сонмы тех, что после нас родятся, Господне слово будут несть вовек!» 22 Мой пастырь—Бог. Нет у меня забот. Ни жажды я не ведаю, ни глада. На тучных нивах Он меня пасет И водит к тихим водам, где прохлада. Возвысив дух мой, не дает сойти На тропы, что греховны и лукавы. Он праведные мне избрал пути Во имя Божья имени и славы. И если мне в долину смертной тени Сойти случится со стези земной, Дойду, не устрашаясь злоключений: Покой мне дарят жезл и посох Твой. Плодов и яств отменных не жалея, Мою ты полнишь чашу до краев И на виду у всех моих врагов Умащиваешь мне чело елеем. Сияла милость надо мной Твоя Все дни от века, равно как сегодня. И да пребуду я в дому Господнем В дни моего земного бытия. 23 Все Божье: Божьи земли под луною, И то, что есть во всех земных краях. Он землю сотворил Своей рукою И утвердил на реках и морях. Кому взойти на Божью гору можно? Кто может на святое место встать? Лишь тот, чьи руки чисты, кто безбожно Не тщится ближнего оклеветать, Не суесловит, не клянется ложно. Лишь правый обретет благословенье, Кто ищет Бога, тот найдет спасенье. Пусть ищет Бога человечий род. Скорее верхи ваши поднимите, Раскройте створы кованых ворот! Так кто же есть Он, к нам простерший длани, Кто он, который к нам сюда грядет? Он—наш Господь, Господь трудов и брани. Врата откройте. К нам Он снизойдет. Смиритесь все, что грешны и лукавы, Откройте же врата, и Он придет, Господь наш вечный, царь и сил и славы! 24 Душой к тебе я, Боже, возношусь, Лишь в милость верую Твою святую, Молюсь: пусть недруг не восторжествует, А я своих путей не устыжусь. О Господи, стеная и скорбя, Пусть устыдится дел своих в подлуньи Не тот, кто уповает на Тебя, А только беззаконствующий втуне. Открой передо мной Твои пути, Стези Твое& открой мне направленье ' И до конца не дай с нее сойти, О Господи, Бог моего спасенья! Всех нас в своей судящий вышине, Не поминай мне дел моих бесславных, Забудь всемилосердно о вине — Вине моей и давней и недавней, Но вспомни доброту Твою ко мне! О Господи, Ты праведен и благ, В течение всех наших дней коротких, Путям своим Ты научаешь кротких И направляешь к истине их шаг. Лишь приобщенным к Божьим откровеньям Путь истины Твоей постичь дано, Прости ж мое, о Боже, прегрешенье, Сколь велико бы ни было оно. Лишь вас, боящиеся Бога люди, Господь Своей стезею поведет, Во благе и душа у вас пребудет, И ваше семя на земле взойдет. К тебе, о Боже, взор мой устремлен, Молю я: вызволи меня из сети, Призри меня, я — слаб и угнетен, И в скорби я один на белом свете. Как приумножились мои мученья И гнет скорбей, и малых и больших; Прости мои земные прегрешенья, И на мое взгляни изнеможенье, И выведи меня из бед моих! С небес и на врагов моих взгляни, Они кишат и ненавидят люто. Сними с меня их ненависти путы, Меня от злобы их оборони! Вознагради меня и правотою, И чистотой, и правдою святою, Надежды свет зажги в моей груди И весь народ Твой, избранный Тобою, От всех его скорбей освободи! 25 О рассуди меня, Владыка сил. Твоих я заповедей не нарушил, Весь век я в непорочности ходил, Так испытай, так искуси мне душу! Твоя, о Боже, доброта безмерна, Лишь потому Ты добр ко мне, наверно, Что я весь век по Божьей правде жил, Со лживым не сидел, не ел, не пил, Со злоязычным рядом не ходил, И возлюбил меня Ты милосердно. На жертвенник я жертвы возложу, И руки в непорочности омою, И в благодарном слове расскажу О милости Господней надо мною. И я Твое жилище возлюбил, И славы возлюбил Твоей обитель, Я лишь о том всегда Тебя молил, Чтоб жизни Ты моей не погубил С тем грешным, с кем я дружбы не водил, Чтоб не сгубил души моей, Спаситель, С душой того, кто руку очернил Злодейством и мздоимством, мой Хранитель! Я, Боже, в непорочности хожу, Так освети мне путь во тьме кромешной, И я Тебя хвалою ублажу В собраньи непорочных и безгрешных. 26 Господь — спаситель мой вовек и ныне, Господь со мной — кто устрашит меня? Моя опора и моя твердыня, Господь со мной — кто победит меня? Не убоюсь я встать перед врагами, Пришедшими сгубить мой дух и плоть, Они отступят и преткнутся сами. Пусть тьма людей против меня восстанет, Не устрашусь: со мною мой Господь. Я только об одном молю сегодня, Чтоб в дни мои, отринувши тщету, Я мог бы побывать в дому Господнем И созерцать Господню лепоту. Ибо, когда в одни из черных дней Я ослабею против сил безбожных, Меня Он скроет в скинии Своей Или в ином укрытии надежном. В той скинии, колена преклоня, Я вознесу, как жертву, славословье. Прости, помилуй, Господи, меня И сей мольбе моей внемли с любовью. И шепчет сердце голосом Творца: «Ищите, люди, Моего лица!» И вот ищу я без отдохновенья. Так не отвергни моего моленья, Я матери лишился и отца. Они меня Тебе на попеченье Оставили, и Ты их порожденье Не оставляй до самого конца. 27 О Господи, я лишь к Тебе взывал, Спаси меня, о Боже, и помилуй, Не будь безмолвен, чтобы я не стал Подобьем нисходящего в могилу. Услышь меня, узри, как длань моя Простерлась к храму Твоему святому. Не уподобь меня лукавцу злому, Что говорит о мире, зло тая. Всем, Господи, воздашь Ты по делам, Делам их рук и по грехам в их душах, И всех, не внемлющих Твоим словам, Ты не созиждешь вновь, когда разрушишь. Благословен наш всемогущий Бог, Ибо услышал глас моих молений. Я уповал, и мне Господь помог, И я Бго восславлю песнопеньем. Господь для нас — и крепость, и оплот, Наш Судня в день первый н последний, Паси, спаси нас, Боже,— Свой народ, Благослови его — Твое наследье. И научай меня, чтобы я шел Всегда Твоей стезею непреложной. Не отдавай меня на произвол Против меня восставших сил безбожных, Дышащих злом, грешащих клятвой ложной, Прибавь мне сил, чтоб я их поборол. Я верю: благость Божию случится Нам всем увидеть на земле живых. Надейся же на Божию десницу И не теряй вовек надежд своих, И сердце, веруя, да укрепится! 28 Воздайте же Господу своему, Божие чада, сегодня. Восславьте Его, поклонитесь Ему Во храме святом Господнем. Голос Господа, голос желанный Моря сотрясает многие. Он сокрушает кедры Ливана, И начинают кедры Ливана Скакать, как единороги. Божий глас высекает пламень И сотрясает пустыни, Он разрешает от бремени ланей, Леса обнажает в долине. Слышите гласа Господнего звук В Его благолепном храме? Был и потоп делом Божиих рук, И царство Божье над нами. Поэтому избранный Богом народ Живет под Божией сенью И силу во веки веков берет От Божия благословенья! 29 О Господи, Тебя я воспою За то, что над врагом меня Ты поднял, За то, что жизнь Ты оживил мою, Душе не дал погибнуть в преисподней. Святые, Богу славу возносите. Господние святыни помяните. И я, воззвавши к Богу, был прощен, Ибо Господень гнев лишь на мгновенье, Зато навек Его благоволенье. И в доме том, где ночью плач и стон, Наутро — радость и отдохновенье. В час благоденствованья я просил, Чтоб Он моих не преуменьшил сил, Чтоб я, ничтожный, в вере укрепился, И вот мою Он гору укрепил, Но от меня лицо Свое сокрыл, И оробел тогда я, и смутился. К Тебе, о Господи, я возопил. Молил я кровь мою не проливать И потому в живых меня оставить, Что, прахом став, смогу ль я Бога славить И истину Господню возвещать? Что пользы, если я сойду в могилу, Услышь меня, о Боже, и помилуй, Не дай и мне ничтожным прахом стать. И вретище, что я надел заране, Сними с меня, все беды изгоня. И сетованье стало ликованьем, Весельем препоясал Ты меня. Как чудны, Господи, Твои дела, И славлю я Тебя своей душою, От гибели спасенного Тобою, И да не смолкнет Господу хвала! 30 Лишь на Тебя я уповал все дни, Не дай мне дел моих стыдиться ныне. Ко мне, о Боже, слух свой преклони, Будь домом мне, будь каменной твердыней И от врагов меня оборони! Оградой будь, чтоб мне спастись в ограде, Стеною, чтоб сокрыться за стеной. Хотя бы имени Господня ради Води меня и руководствуй мной. И от сетей спаси меня, о Боже, Чтоб недруг душу не оплел мою. Оборонить меня один Ты можешь, Тебе себя я в руку предаю. А тех, кто идолов срамного вида И сотворить и почитать посмел, Ты не допустишь в чистый Свой предел, Я ж ликовать и радоваться выйду О том, что Ты врагам меня не выдал, Но скорбь и бедствия мои призрел. Помилуй, Боже, жизнь моя поблекла, . Померкло око и душа иссохла От горестей, от всех несчетных бед. Иссякла сила, кости искрошились, Лета мои в страданьях истощились. И много ли моих осталось лет? Враги меня и своих поносят домах, Никчемен я, как треснувший сосуд. Я страшен даже для людей знакомых, И вопиют они, и прочь бегут, Когда меня встречают на дороге. И слышу я вослед злоречье многих. А кем-то я, как мертвый, позабыт, И кто-то, кто не шцет правды в Боге, Мою исторгнуть душу норовит. Но знаешь Ты, что чисто, что лукаво. Я говорю Тебе: «Ты есть мой Бог!» В Твоей руке и дни мои, и слава, Избавь меня от тех, кто столь жесток, От всех моих гонителей неправых! Мне, Твоему рабу, Свой лик яви, Прощение в Твоем пусть будет взгляде, Спаси мя именем Твоей любви, И да умолкнут нечестивцы в аде. Да онемеют лживые уста Твердящих против праведников злое Надменно, будто лживо все другое, И только в их реченьи правота. Несчетно, Боже, благ Твоих великих, Которые Ты бережешь любя Для тех, кто уповает на Тебя И пред людьми, и перед Божьим ликом. И под Своею сению счастливой Спасаешь Ты ревнителей Своих, Скрываешь их от мятежей людских, От всех неправедных и злоречивых. И Ты, о Господи благословенный, Меня возвысил милостью Своей В тот час, когда подумал я, смятенный, Что я отвержен от Твоих очей. Так славь же Господа, Господень род, Господь лишь верных любит и блюдет, Благоволит коленопреклоненным, А людям злоречивым и надменным Надменностью с лихвою воздает. Мужайтесь все, кто к Господу стремится, И пусть вовеки сердце укрепится Всех тех, кто в сердце Бога обретет. 31 Блаженны те, чей грех прощен, Те, кто избегнул святотатства, Кто Божий соблюдал закон, В чьем сердце чистом нет лукавства. А я грешил, но грех скрывал, И от вседневного стенанья, Как поле в сушь, где злак увял, Я свежесть плоти потерял, Я костью плоти обветшал Под тяжестью Господней длани. Но я пред Богом грех открыл, Я к Богу обратил моленья, И Он покрыл все прегрешенья И беззаконья мне простил. Пусть много праведных найдется, Примером движимых моим, Чтоб каяться пред Всеблагим. Пусть повинившийся спасется, Пусть остается невредим, Хотя, быть может, перед ним Потоп вселенский разольется. О Господи, ты — мне покров, Ты не воздашь мне карой строгой, Но охранишь от скорби многой, От притеснения врагов. И Бог изрек мне издалека: «Я стану наблюдать тебя И наставлять на путь любя, Ибо Мое над всеми око!» Не будьте, люди, вы сходны С несмысленными лошаками, Которых утишать должны Уздою мы да удилами. Скорбей грешащим не избыть, А ликовать другим, что правы, Лишь им вкушать Господней славы И Господу хвалы творить. 32 Возрадуйтесь, о праведные, снова, Чтобы на звонких гуслях и псалтири Вам Господа восславить, ибо в мире И дело праведно Его и слово. Великой Божьей милости полны Сады земные и земные нивы, И мы восславить Господа должны, Чьим словом небеса сотворены, Чьим духом ангелы на небе живы. Собрал Он в груды волны вод морских, Земные создал бездны и пределы, Его суда и слов Его и дела Да устрашится всякий из живых. Ибо что Он хотел, то появилось, Чему Он быть велел, то сотворилось. Нарушил Он язычников завет, И утвердилась в мире Божья милость; Ей до скончанья лет скончанья нет. И слово Божие распространилось Из рода в род на много тысяч лет. Блаженны те, чей господин—Господь, Те люди, в ком наследие обрел Он. Ведь никому вовек не обороть Теx, кто призрет с небесного престола. Царя земного войско не спасет, Хоть царь его стократно преумножит, И самый быстрый конь не унесет Владельца своего от гнева Божья. Лишь души тех, кто знает Божий страх, Убережет Господь от зла и ада, И напитает плоть во время глада, И одарит блаженством в двух мирах. Тем, чья душа для Господа открыта, Ты, Боже,— упованье и защита. Возвесели же сердце нам любя. Пусть будет благодать Твоя святая Над нами без предела и без края, Как наше упованье на Тебя! 33 О Боже, с уст моих во всякий час К Тебе слова хвалебные стремятся. Лишь именем Твоим мне похваляться Всю жизнь всенепременно, как сейчас. Пусть люди кроткие возвеселятся, Воспрянут духом, мой услышав глас. Взор, обращенный к Богу, просветлится, И даже нищий, что и бос и наг, Избавится от бед, вкусивши благ. Кто к Господу душою обратится, Тот дел своих земных не устыдится, И будет праведен их каждый шаг, И ангел против них не ополчится. Так приидите, я вас излечу, Я осчастливлю вас, хотя, быть может, Слепых, заблудших и не научу Иной науке, кроме страха Божья. Господь пусть ваши годы приумножит, Чтоб блага Господа вам видеть тоже, Я только этого для вас хочу! Бегите ж дел, что Богу неугодны, Пусть злоба ваших уст не осквернит. На праведных взгляд устремлен Господний, Слух Божий гласу праведных открыт. Не пожалев благих своих щедрот, Господь под попечение возьмет Смиренных духом, сердцем сокрушенных. А кто погряз в деяньях беззаконных, Тот обречен возмездью наперед. И будет к ним Создатель непреклонным, Их имена из памяти сотрет. Печали праведных Гэсподь узрит, И пресечет их скорби Божья милость, Он кости праведных не сокрушит, Чтоб ни одна их кость не повредилась, От всех земных несчастий оградит. Зло против зло творящих обернется, И худо тем в конце концов придется, Кто праведному гибель замышлял. Но милостью Господней тот спасется, Кто на Господню милость уповал. 34 Вступи, о Боже, в тяжбу за меня Со всеми, кто вступил со миой в боренье, Восстань, щитом и латами звеня, И возвести, что Ты — мое спасенье. Кто душу мне умыслил погубить, Пусть устыдятся те и посрамятся, Пусть все, кто зло хотел мне причинить, Познав бесчестье, в бегство обратятся. Им быть как пыли пред лицом ветров, И пусть Господни ангелы ио свету Погонят прочь и пыль рассеют эту, Чтоб не осталось от нее следов. Безвинен я,, но многие, виня Меня во всех грехах, что есть на свете, Сокрытые мне расставляют сети, Так пусть, замысленные для меня, УХовят их самих ловушки эти. Пусть поразит их гибель и беда, Чтоб сами в яму волчью угодили, Которую открыли и сокрыли, Чтоб ненароком я попал туда. И я за то воздам благодаренье, Что Бог отмстил им тьмы моих обид, Что мне сегодня душу веселит Не их погибель, но мое спасенье. Мои, о Боже, кости говорят, Что в поединке сильного с бессильным, В бореньи бедного с тем, кто богат, Помочь Ты бедным и бессильным рад Благодеянием своим обильным. Какому лжесвидетелю в угоду Меня неволят, чтоб я рек о том, Чего не видел и не ведал сроду? Так люди за добро мне платят злом, Забыв, как изнурял себя постом Я в дни недуга их или невзгоды. Забыли, как стоял я одесную И Господа о милости молил, Как слезы лил, во вретище ходил, Как будто мать оплакивал родную. Из них же всякий злобно ухмылялся, Когда я падал или претыкался. Клеймил меня их разъяренный хор. Винил меня, а в чем? Я до сих пор Понять не мог, хотя понять пытался. О Боже, слышишь скрежет их зубов, Тебе терпеть злодейство их доколе? Все в воле Боясией, и в Божьей воле Спасти меня от кровожадных львов. Не дай им, Боже, на попранье, Чтоб не терзали душу мне и плоть, Чтоб вновь восславил я Тебя, Господь, Среди людей в великом их собраньи. Спеши меня, о Боже, уберечь От всех врагов, от их вражды неправой. От тех, что облекли в благую речь Свой против мира замысел лукавый. Подвигнись, Боже, пробудись скорей, Будь в тяжбе мне опорой изначала, Суди по правде, Господи, Своей Их, и меня, и прочих всех людей, Чтоб ложь над правдой не торжествовала. Суди же по Своей нас правоте, Нас, грешников, карай Своею властью, Чтоб устыдились, посрамились те, Которых веселит мое несчастье. И пусть Создатель радость приумножит Всех тех, кто верит в правоту Его, Всех тех, кто молвит: «Возвеличься, Боже, Храня помазанника Своего!» Ничтожный мой язык восславит-тоже Его великой правды торжество! 35 Нечестье тех, в ком нету страха Божья, Вливает в сердце мне по капле яд. Они себя обманывают ложью, В глазах своих они себе же льстят. Но дело их лукаво, ложно слово, Они на ложе в час ночной не спят И беззаконья замышляют снова. Но милость Божия до облаков, Бескрайна Божья истина благая. А судьбы наши — бездны, нет им края, И всех: и человеков и скотов — Господь наш зрит, от бед оберегая. От тука Божья дома мы сильны, Мы сладостью даров Господних сыты, И под крылами Божией защиты Спокойны мы —– Адамовы сьшы. Так милость, Господи, Свою продли Ко ждущим милости от Божьей длани, Ибо источник жизни всей земли В Тебе; и свет наш лишь в Твоем сияньи. И пусть отныне и во все века Не ступит на меня стопа гордыни. Да не изгонит грешника рука Меня из дома Божья, где я ныне, Где, пав, не встали делавшие зло, Где имена их прахом замело. 36 Не возревнуй неправедных и злых, Лжецам не позавидуй и злодеям, Ибо коса, как травы, скосит их, И, словно злак, что ныне зеленеет, Они увянут на полях своих. Утешься Господом в лихие дни И не утрать святого упованья, Твори лишь благо, истину храни, И да исполнятся твои желанья. На Бога уповай — Он наградит, Он то, о чем ты просишь, совершит, Лишь путь свой передай Господней длани. Он правду просветит твою, как свет, Твоей опорой будет в деле правом, He возревнуй того, в ком правды нет, Хоть преуспел он на пути лукавом. Не возревнуй, чтоб злобным сам не с±ал, Не будь гневливым с ближними своими, Ибо исчезнет тот, кто зло свершал, А землю тот в наследие приимет, Кто на Господню милость уповал. Кто нечестив, тех позабудут имя, Посмотришь: там, где были, их уж нет, А мир наследован людьми иными. Пусть некий нечестивый петлю вьет И против праведных злоумышляет. Господь над ним смеется, ибо знает: Час нечестивого вот-вот пробьет. И пусть блистает меч и стрелы свигцут, Пусть нечестивые во зле своем Хотят попрать страдающих и нищих, Пронзить идущего прямым путем. Мечом и сам пронзиться грешник может, Не в силах праведного побороть, И лук людей неправедных Господь Преломит или вовсе уничтожит. То малое, чем праведный владеет, Ценней неправедных богатств злодеев, Дни праведного Господу видны, Лишь праведные под Его защитой, Не быть им посрамленным в дни войны, И даже в пору глада быть им сытым. Враги ж Господни сгинут все во тьму, Как тук овечий в жертвенном дыму. Неправедный порой у неимущего, Чтоб не отдать, последнее берет, А праведный дает, хоть наперед И ведает намеренье берущего. Господь презренных грешных истребит, Благословенных Он вознаградит, Их возгласит наследниками сущего. В дороге их стопы благословит, И за руку возьмет Господь идущего, Поддержит, от паденья оградит. Я молод был и постарел премного, Но я за век не видел, хоть не слеп, Безгрешного, покинутого Богом, Сынов безгрешного, просящих хлеб. Кто праведен, за зло не платит злом, Последнее свое дает взаем, О Господе печется ночеденно. И ты не злом живи, живи добром, Чтобы вовеки было в мире сем И племя от тебя благословенно. И одарит Господь Своих святых, И вся земля за ними сохранится. За правду воздает Господ сторицей, Но не помилует Он сердцем злых, И семя нечестивых истребится. Кто праведен, тот мудрое речет, А слово правды Господом любимо. Десница и стопа неколебима Того, кто слово Божие несет. А нечестивый праведного зрит И умертвить его коварно ищет. Но Божий перст невинных оградит, И в день Суда, что всем нам предстоит, Господь не строго с праведного взыщет. Так уповай на Бога, мой народ, Алкай на свете лить Его щедрот. И каждый будет в сонмище счастливых, Господь всех правых сердцем вознесет И втопчет в землю племя нечестивых. Я нечестивца знал, он много лет Был сходствен с деревом многоветвистым, Где он теперь? Его давно уж нет, И древа я не вижу в поле чистом. Смотри ж всегда на праведных людей, А бытие неправедных непрочно, Перед неправедными нет путей, И лишь для праведных и непорочных Во Господе защита от скорбей. Лишь праведных Господь обережет, Господь их от неправедных спасет, От всех неправых правых Он избавит. И Господа в который раз восславит На Бога уповающий народ. 37 Не в ярости своей меня карай, Не в гневе мне мученья назначай, , Вот кровь от стрел Твоих, в меня вонзенных, И надо мною длань Твоя грозна, И от деяний, мною совершенных, Нет мира ни в какие времена. Мои грехи меня не одолели, Превысили они мою главу, И гноища мои смердят на теле, Но я покуда все еще живу. Изъязвлены и грудь моя и чресла, Кричу истошно, нисходя на дно. На теле у меня живого места Не отыскать уже давным-давно. Мои не скрыты, Боже, воздыханья, Тебе открыты все мои желанья, Но сила, что была в былые дни, Покинула меня; и как в тумане Глаза мои; померкну ли они. Где искренние? Были, да пропали. Где близкие? Сокрылися вдали. Иные прочь от язв моих ушли, Иные, что души моей искали, И сами бы усердно подогнали Мою погибель, если бы могли. Я, как глухой, не слышу глас людской, Я, как слепой, стою — не вижу света, Я уст не открываю, как немой, И нету на устах моих привета. Но ты, о Господи,-—защитник мой, Лишь на Тебя надежда мне осталась, Пусть враг не торжествует надо мной, Когда моя стопа поколебалась. Несу ль перед собой я скорбь свою, Я ниспадаю или возвышаюсь, Я сам о беззаконьях сокрушаюсь, Своих грехов премногих не таю. Себя я сам за беззаконья строго Сужу, я каюсь сам в грехе своем, Но есть во мне добра еще немного, И мне враги за это платят злом. С летами приумножившись стократ, Себя они во гневе укрепляют, Они против меня злоумышляют, Хоть перед ними я не виноват. Но знаешь Ты, где истина, где ложь, И Ты меня, о Боже, не оставишь, Ты по стезе своей меня направишь, Спасешь меня, на помощь прткдешь 38 Себе сказал, что соблюдать я буду Свои пути в юдоли сей земной, Что языком я согрешать не буду, В узде свои уста держать я буду, Покуда нечестивый предо мной. И сам в душе я скорби приумножил, Я видел в мире зло и был немым, Я зрел добро и был безмолвным тоже Но вот возжег я огнь в душе и ожил И языком заговорил своим. Я Господа спросил: «Какая малость От века моего еще осталась, Как долго суждено мне быть живым?» Ты, Боже, дал мне дни и дал обличье, Дал жизнь — она почти что прожита,— Но что мой век перед Твоим величьем? Что жизнь из нас любого? Суета! И правда, всяк из нас подобен тени, Всю жизнь богатства копим, а к чему? Кто ведает, достанется кому То, что собрали, наше все именье? Я ж понйл, что не в злате благодать, Иду я вдаль, –и нечего мне ждать, Но к Богу устремил я помышленья. Своих я не отверз бы уст немых, Но не могу в груди сдержать стенанья. Так защити меня Своею дланью, Избавь меня от всех грехов моих, Безумному не дай на поруганье. Прости меня, о Господи, прости, Врагов моих удары отврати И те, что Ты Своей наносишь дланью. Всяк из живущих—пленник суеты, Но если всех нас обличеньем Ты Накажешь за грехи в земной юдоли, Что сохранишь от нашей красоты? Рассыплется она, как шерсть от моли. Внемли же мне, небесный наш Отец, Мой вопль истошный одари ответом. Как праотцы мои, и я — пришлец, И я—недолгий странник в мире этом. Так дай мне, Господи, передохнуть, Дай с силою собраться мне, покуда Я есмь eщe и свой свершаю путь, Пока еще я не ушел отсюда! 39 Я в упованьи Господа молил, И слух к моей мольбе Он отворил И одарил меня Своей заботой, Извлек из рва, из смрадного болота, Мои стопы на тверди утвердил, И песнь хвалы в уста мои вложил, Чтоб эту песнь мою услышал кто-то И к Господу надежды обратил. Блажен, кто Господу остался верным, Кто обращался лишь к Нему с мольбой, А не к гордящимся, к высокомерным Или клонящимся ко лжи земной. О всех делах Твоих и не помыслить, Твои деянья вспомнить я хотел, Но дел Твоих, превысивших предел, Хотя и тщился, я не мог исчислить. Ты слух открыл Свой, чтоб я песни пел, И за мои земные прегрешенья Не пожелал Ты, Боже, всесожженья, За беззаконья жертв не восхотел. И Твой Закон, что праведен и точен, Я в сердце нес, молился в тишине, Я шел, я говорил, воздевши очи: «Есть в свитке книжном правда обо мне». Я соблюдал Твои предначертанья, Я на Твое спасенье уповал, уж истину Твою в любом собраньи Твердить в который раз не уставал. Взгляни же на меня с высот туманных, Своих щедрот великих не та я, Чтобы мне грели душу неустанно Твоя любовь и истина Твоя. О Господи, мои бессчетны боли, И беззакониям нет моим числа. Чем на главе моей волос, их боле, Так много их, что предо мною мгла. Но, чтобы снова мне Тебя восславить, Благоволи от бед меня избавить, Благоволи, чтоб помощь мне пришла. И пуст*» отступят прочь и устыдятся Мне ставящие сети святотатцы, Все лхЬди, мне желающие зла. И пусть от посрамления смутятся Все те, кого не смог я побороть, Но пусть рекущие: «Велик Господь», К Тебе идущие, возвеселятся. И пусть я слаб, пусть мне идти с сумой, Ты обо мне заботишься премного. Ты — мне спасенье, Ты—моя подмога, Так не замедли, Избавитель мой! 40 Тот счастлив, кто о нищих помышляет, Им отделяет от своих щедрот, Ибо Господь дающим помогает, Их на одре болезни укрепляет И в руки недругов не предает. О Господи, я знаю — близок Суд, Но Ты меня простишь, к Себе приимешь Со всеми прегрешеньями моими. Хоть обо мне враги мои рекут: «Умрет он, и его забудут имя!» Кого ко мне случайно занесло, И те злословят: «Кто ему поможет, Он даже в песне согрешает ложью!» Мои враги, о мне замыслив зло, Твердят: «Безумье на него сошло, И он со своего не встанет ложа!» И даже тот из них, кто хлеб мой ел, Длань на меня свою поднять посмел, Помилуй же, прости меня, о Боже! Восставь меня, чтоб всех я одолел! И если Ты меня оборонишь, И плоть мою и душу сохранишь, И враг, что пышет злом и негодует, Вновь надо мною не восторжествует, Пойму я: Ты ко мне благоволишь. Меня перед Своим пресветлым ликом Поставь, о Господи, и не покинь. И будь на веки вечные великий Прославлен Бог Израилев, 41 Как лань, спеша, к воде стремится, Господи, Моя душа к Тебе стремится, Господи! Бежал я под Твою укрыться сень, И слезы проливал я в изобильи, Когда, злорадствуя, во всякий день «Где твой Господь?» — мне люди говорили. Но я воспоминаю и о том, Как с песней ликованья и любови Я, празднуя, входил в Господний дом И в многолюдстве Бога славословил. О ты, моя душа, не унывай, Душа моя, на Бога уповай, Его мы будем славить неустанно С горы Цоар, с долины Иордана, С земли, зовущейся наш отчий край. От бездны к бездне вести подает 1ром водопадов, что встают стеною, Но волны всех морей и прочих вод, Мне кажется, бушуют надо мною. Так почему ж, о Господи, случилось, Что Ты не возлюбил меня, забыл, Хоть я весь век свой благодарным был, И, ежели Ты днем являл мне милость, К Тебе хвалу я ночью возносил. Я сетую, а в чем я виноват? Мне вслед враги бросают слово злое, Их речи как бы кости мне крушат, Когда во всякий день они мне снова В злорадстве: «Где Господь твой?» — говорят. Но ты, моя дута, не унывай, Душа моя, на Бога уповай, Не пребывай в печали и в смущеньи, И в вечном уповании своем И песнопенье и благодаренье Спасителю мы снова вознесем. 42 Суди мя, Господи, но уведи От всех несправедливых и лукавых И в тяжбе с сонмищем людей неправых Меня своей защитой награди* Господь, хранитель крепости моей, Что ж Ты не взял меня под попеченье? И я хожу понур от поношенья Врагов моих, тех, что меня грешней. Да буду светом я твоим храним, Чтоб в истине святой найти опору И встать на путь к обителям Твоим, Подняться на Твою святую гору. Я при большом собрании людей Жертв возложу на жертвенник премного И на псалтири буду славить Бога Веселия и радости моей. И ты, моя душа, не унывай, На Господа в надежде уповай, Не пребывай в печали и в смущеньи, И в вечном уповании своем И песнопенье и благодаренье Спасителю мы снова вознесем. 43 Рекли нам деды, как во дни былые Ты, Господи, изгнал и поразил Своей рукою племена чужие И племя дедов наших утвердил. Предтечам нашим не хватило б сил На сей земле исконной утвердиться, Не меч в кровавой битве победил, Оберегли их Божия десница, Свет Господа, что к ним благоволил. Ты, укрепивший наших дедов рать, Все тот же, Господи, пребудь же с нами, И мы все те ж, даруй нам благодать, Чтоб нам врагов рогами избодать, Поднявшихся на нас попрать стопами. Пусть будет меч остер и лук хорош, Нас не спасут ни меч, ни лук, ни стрелы, Лишь Ты, о Боже, нас обережешь, И посрамишь, и наземь кровь прольешь Всех, кто восстал на нас в сиих пределах. Спаси нас, Боже, чтоб во всякий час Мы имя Госиода могли бы славить. Но не врагов Ты посрамил, а нас, Не снизошел Ты нашу рать возглавить, Решил Ты нас отринуть и оставить, Чтоб грабили и побивали нас. Соседям нас Ты бросил на попранье, Мы меж племен чужих разметены, И притчею мы стать обречены Средь нечестивых в гнусном их собраньи. Во всякий день нам суждено стыдиться, И срамотой покрыты наши лица От слов клеветников, хулящих нас, – Но мы Тебе не престаем молиться, И Твой святой завет во всякий час Путеводит нас, нам велит смириться. И хоть Ты смертной тенью нас покрыл, Мы, Боже, от Тебя не отступились, Мы от Твоей стези не отклонились. Tы нас в земле дракона сокрушил, Но все же ни один из нас в бессильи К чужому богу взор не обратил. И если имя истинного Бога Забыли б мы, небесный наш отец, Ужель с нас, грешных, не взыскал бы строго Ты, ведающий тайны всех сердец? Восстань же, не отринь нас навсегда, Не за Тебя ль мы терпим испытанья, Нас гонят вдаль неведомо куда, Как овнов, обреченных на закланье. Восстань, о Боже, прииди сюда, Воззри на наши беды и страданье. Мы пали, грудь касается земли, Дута во прахе, ио, великий Боже, Нам ради милости Твоей внемли. Когда не Ты приветишь нас, то кто же? 44 Из сердца моего спешит излиться Благое слово о царе земном, Чтоб слово молвить о царе моем, Язык мой стал орудьем скорописца. Ты выше всех—правитель наш и страж, Людей дарящий благом речи правой, Ты, что отмечен красотой и славой, Мечом себя по бедрам препояшь. И с тем мечом воссядь на колесницу, И свет коснется твоего чела, И ради истины твоя десница Содеет благолепные дела. И полетит проворная стрела В ту грудь, где зло против тебя таится. Не возлюбил лукавых ты и злых, Ты правду утвердил, ее лелея, За что помазал Бог тебя елеем Обильней, чем властителей иных. Одежд царей других твои ценнее, Из смирны и алоя шили их, И дщери множества царей земных Твой озаряют взор красой своею. И одесную лучшая из них Стоит, офирским золотом блистая, Должна забыть ты, дева молодая, Отцов своих и край oтцов своих, Отныне господину угождая. И снизойдет к тебе он, возжелая Покорности твоей, красот твоих. И дщери Тира с многими дарами Встать пред твоими захотят очами, И ты — жена царя и дочь царя — Являться будешь в царские покои В златых одеждах, светлых, как заря, И за тобой подруги чередою Войдут к царю, веселие творя, И слава будет реять над тобою. День дню придет на смену, году — год, Отец уйдет, на смену сын придет, Сынов своих князьями ты поставишь По всей земле; и ты из рода в род Надолго славу по себе оставишь. Тебя я ныне славлю наперед. 45 О Господь, утешитель наш в горе, Нам не страшно с Тобой ничего. Хоть и горы содвинутся в море И обрушатся в сердце его. Если многие земли сегодня Сотрясутся, моря забурлят, Эти беды лишь возвеселят 1рад святой, где жилище Господне. И, ослушавшись Божия слова, Возроптали народы земли. Царства мира в движенье пришли. Не карай нас, о Боже, сурово, Бог Иакова, Ты нам внемли! Приидите сюда, чтоб дивиться; Землю нашу Господь устрашил И Своею святою десницей Во мгновение брань прекратил, Сокрушил и сожег колесницы, Вырвал луки, мечи преломил. Он изрек человечьему роду: «Я ваш Бог, и на вас Мой Закон. В сущих землях и в сущих народах Всеми Я буду превознесен!» Для живущих, для сущих на свете Бог Иакова, Ты наш радетель До скончанья времен! 46 Ко Господу глас вознесите свой И восплещите руками, Ибо власть Его над землей, Над водами и небесами. Он народы земли покорил, Нам их под руку поставил. Господь Иакова возлюбил, Красу его нам оставил. При звуках трубных восшел Господь, Чтоб нас ничто не могло побороть: Ни сила врагов, ни коварство. Хвалите Господа, пойте ему По разумению своему, Славьте Господне царство. Князья земные со всей земли К народу Божьему, к нам, пришли, Ко стенам нашего храма, Ибо, коль что-то землю хранит, Это только Господень щит Над племенем Авраама. 47 Велик Господь, Господне слово, Восславлен Он и восхвален Здесь, на святой горе Сион И в граде царствия земного. Ласкает душу, тешит взгляд Красой возвышенность Сиона, Где царь земной священный град Воздвигнул с северного склона. Будь славен град, где Бога чтят, Идя стезей Его закона. Цари земные возгордились, Сошлись у той горы святой; Но изумились и смутились И в муке, сходной родовой, От страха в бегство обратились. И, пересилить ветер силясь, Господней посланный рукой, Суда фарсийские разбились. Господь отвел нас от печали. Оставил город на своем Том месте, где он был вначале. И мы об этом'размышляли Во храме Господа святом. Твоей, о Боже, славе длиться Днесь до скончания земли. Вся правда лишь в Твоей деснице, Так пусть Сион развеселится, И дщерь его пусть озарится Твоим сиянием вдали. Вкруг града Божьего пройдите, Бойницы, башни перечтите И оглядите их опять. К ним ваше сердце обратите, Чтоб внукам все пересказать. Кто мы? Всего лишь человеки, Быть Господу для нас вождем И нашим Богом быть вовеки — Пока живем, когда умрем. 48 Внемли мне всяк, рожденный от людей, Внемли живущий бедно и богато, Простолюдин и тот, кто всех знатней, Внемли мне, ибо мудрость лучше злата. Пусть истину рекут мои уста, Псалтири звуки вам да будут сладки, Прибегну к притче я, что хоть проста, Скрьюает и загадки и разгадки. Мои грехи в день гнева что искупит, Если на трЬпы беззаконья ступит Моя стопа заутре иль сейчас? На что могу надеяться: на злато Или же на заступничество брата? . Не это в день Суда спасет нас; Потребна Господу иная плата. На сей земле такого не бывало, Чтоб вечно жил тот, кто на свет рожден, Кто наделен умом иль обделен, Кто злата много накопил иль мало, Уходят равно все — таков закон. Воистину тот жалок человек, Который мнит неумно и беспечно, Что он своим добром владеет вечно, Кто земли именем своим нарек. И сонмы тех из грешных, кто сегодня Свое предназначенье не поймет, В день искупленья волею Господней Во аде будут согнаны, как скот, И лишь когда заутра час пробьет, Восстанут грешники из преисподней, И власть над ними праведный возьмет. Я Господу да буду их угодней, Когда сей мир покину в свой черед. Тех не ревнуй, кто злато умножает, Хоть славен дом богатых, страшен гнев, За смертным слава не пойдет земная, Что имет, не возьмет он, умерев. Иной при жизни Господа и славил, Но он благословлял Владыку сил, Когда Господь дары ему дарил. Когда же мнил: Господь его оставил, Он Господа не славил, а хулил. Где света нет, там с грешниками вместе Быть нечестивцу, перейдя черту, . Всяк тот, кто неразумен, хоть и в чести, По смерти уподобится скоту. 49 И возглаголет Бог наш—Бог богов, С горы Сион, что и красна и свята, Он молвит слово людям всех краев — На землях от восхода до заката. Господь наш не в безмолвьи возгрядет, С ним грянут огнь и сонмы бурь ревущих, Он небеса и землю призовет Судить не только избранный народ — Весь род людской: почивших всех и сущих. Он скажет: «Пусть зовут держать ответ Всех праведных, хотя и согрешавших, Пусть призовут людей, со Мной в завет При жертвоприношениях вступавших! И будет суд тот правым, ибо Я На том суде вам буду судия. Народ мой, Я не только твой радетель, Против тебя истец Я и свидетель, Я—Бог, и над тобою власть Моя! Ты много жер!в принес мне и даров, Я не корю, но жертвы не приемлю, Ибо мое зверье среди лесов, А многий скот переполняет землю. Тебе зверей и птиц Я даровал, Что сущего здесь есть—всем Я владею, И, если бы однажды Я взалкал, Я б напитался жертвой не твоею. Что нужхйо Господу опричь любви? Воздай хвалу и принеси заветы, Ты Господа в день скорби призови, Утешься и восславь Его за это!» А грешнику другое Бог речет: «Зачем в уста берешь Мои уставы, Меж тем как сам Моей не ценишь славы И первым нарушаешь Мой Завет? Ты сообщаешься с прелюбодеем , И с вором знаешься и со злодеем, Твоя молитва—прах, мольба пуста, Рожденное во зле ничто не свято. Ужель Я даровал тебе уста, Чтоб с уст твоих слетала клевета, На сына матери твоей—на брата? Ты мнил, что Я тебе подобен Сам, Я молча зрел на все в тоске великой, Но всяк судим да будет по грехам, И Я представлю пред твоим же ликом Твои грехи и по грехам воздам! Беда тому из вас, кто забывает О том, что не избегнет он Суда И что того, кого Господь карает, Не защитит никто и никогда. Но кто хвалы Мне в жертву возлагает, Кто чтит меня, того Я возлюблю, Я тем Свое спасение явлю, Кто за своей стезею наблюдает». 50 О Господи, даруй мне благодать И беззакония мои изгладь, Очисть мне плоть и душу многократно, Я грех свой вижу, грех мой предо мной, Но ты меня, о Господи, омой, Чтоб не сгубил себя я безвозвратно. Я много согрешил перед Тобой, Повинен я и в помысле лукавом, И, что бы Ты ни порешил, любой Суровый приговор Твой будет правым, И правым будет суд Твой надо мной. И хоть зачат я в беззаконьи был И во грехе был порожден когда-то, Но Ты меня, о Боже, возлюбил И мудростью великой наградил За правду, что хранил я,в сердце свято. Так окропи меня Своей рукой, Омой, чтобы я снега стал белее, И, сокрушенные рукой Твоею, Пусть кости обретут мои покой. Грехи, которых и не сосчитать, Все беззакония мои изгладь, И сердце чистое во мне, о Боже, Восстанови, чтобы я снова ожил, Вдохни скорее в дух мой благодать. И лика ТЬоего не отврати, Дай духа Своего благословенье, Пррстив мне прегрешенья, возврати Былую радость твоего спасенья. Господь спасенья моего и славы, Лишь одного сегодня я хочу: Прочь уведи меня с путей кровавых, И я путям Господним научу Всех грешных, нечестивых и неправых. Тебе хвалу я буду днем и ночью Петь, если Ты уста мне отворишь» Но жертв моих Ты воспринять не хочешь» Ко всесожженыо не благоволишь. Но в жертву Господу свой дух упрямый Я усмирю и сердце сокрушу, Так не презри того, что я прошу: Восставь мой град святой и стены храма, Воздвигни вновь, о Боже, и, как встарь, Ты не отвергни жертвоприношенья— И овнов и тельцов, для всесожженья Возложенных на Твой святой алтарь. 51 Ты похваляешься злодейством, сильный, А я Господней милостью обильной, Да озарит она мое чело. Устами ты погибель вымышляешь И всякой правде ложь предпочитаешь, Добра бежишь и совершаешь зло. Господь тебя за все, в чем ты повинен, За гибельность речей и дел твоих Из твоего жилища прочь изринет, Исторгнет корень из земли живых. Тебя увидят люди на дороге, Отринут прочь и вымолвят потом: «Вот тот, кто крепость полагал не в Боге, Кто крепость обретал в богатствах многих, Тот, кто злодейством укреплял свой дом!» А я оливой, что не распустилась, Произрастаю в Божием дому. Я уповаю лишь на Божью милость, Вовеки благодарный лишь Ему. Я славить буду песнями своими Создателя — за все, что сделал Он. Я буду уповать на Божье имя, Прославленное Божьими святыми, Вовеки, до скончания времен. 52 «Нет Бога!»—некий человек изрек, И сразу ж мире все поколебалось, Исчезли сострадание и жалость, И развратился всякий человек, # Ни праведных, ни верных не осталось. И человечий род Господь презрел, Он оглядел из Своего чертога Всю землю» где свершается так много Грехов и всяких непотребных дел* И никого Господь не углядел, Кто был бы праведен и верил в Богй» Ужели Господа не возлюбя, Те, кто пожрать готов народ Господний, Как поедает хлебы муж голодный, Свой грех не смоют, вразумив себя? Пусть эти грешники и святотатцы Всего, что есть на снеге, убоятся» Да поразит Господь их кость и плоть, Пусть против них народы ополчатся Лишь потому, что их отверг Господь. С горы Сион всем приндет спасенье, Когда народ любимый от плененья, Простив его грехи, Господь спасет, И, горести недавние оплакав, / Возрадуется праведный Иаков И радость вновь Израиль обретет. 53 Огради Своим, о Боже, именем, И Своею правдою суди меня, И внемли глаголу уст моих. Видишь, сколько сильных и чужих Возроптали, на меня восстали, Гибели души моей взалкали, Ибо нету Бога в сердце их. Господи, отмсти моим врагам, Истиной Своею уничтожь их, И Тебе молитвой я воздам И Господню славу приумножу. Ибо Ты есть наше благо, Боже, Только Ты один — спасенье нам. Милостью меня Ты не оставил, Оградил и спас от многих бед. От врагов моих меня избавил, Чтоб бегущим я глядел им вслед. 54 Боже, слышишь глас моих скорбей? Так не отвергай моих молений, Я стенаю в горести моей, Плачу я, душа моя в смущеньи, Клич врага все ближе и слышней; Обессилел я от притеснений, И от нечестивых обвинений, И от беззакония людей. Смертный страх мне душу поразил, Нету мне нигде отдохновенья. Я в изнеможеньи возопил: «Чтоб лететь, искать успокоенья, Дай мне легкость голубиных крыл!» Я бы воспарил и удалился, Я от бурь в пустынях бы укрылся И себя от распрей оградил. Люди в граде на меня восстали, Господи, их козни пресеки, Раздели, смешай из языки, Чтоб они друг другу чужды стали. Окружает пагуба мой град, Злодеянья стражами стоят, И не уменьшается от стона Иго тех, кто силен и богат, Ибо в этом граде нет закона. Если бы меня мой враг чернил, Я б от поношения отбился, Если б кто чужой набрался сил И передо мною возгордился, Может, я и с этим бы смирился. Но не те, другой, кто другом был, Ныне от меня отворотился, Тот, с кем бражничал и хлеб делил, С кем в дому Господнем я молился. Покарай, Господь, врагов моих, Да изыдут в ад они живые, Ибо пагуба под кровом их, Скверна и злодейство в крови их. В ночь, н утром, и в полдневный час Я вздохну и помолюсь, чтоб спас Бог меня от тех, кто в эти лета Ждал и жаждал сжить меня со света, И услышит Бог мой скорбный глас, Ибо те, кто попирает нас, Отступают от Его Завета. И хотя уста их то и дело Источают мед, в руке их меч. И хоть их елеем льется речь, Смертоносны их слова, как стрелы. Ну, а вы, что Господа боятся, Предоставьте груз своих забот Милости Господней, Он спасет, Праведным не даст поколебаться. Он сведет во ад, ко тьмам кромешным Алчущих гонителей моих, Чтобы на земле им, многогрешным, Не прожить и трети дней своих. 55 К Тебе я, Боже, обращаю взгляд, Меня помилуй, в коий раз прощая, За все, в чем пред Тобой я виноват. Моим грехам нет ни'конца ни края, И недруги опять меня теснят, Мне принести погибель норовят, А в чем пред ними виноват — не знаю, Лишь пред Тобой я, Боже, виноват, И все же на Тебя я уповаю, Я в Боге слово Божье восхваляю, А за стезей моей враги следят, Слова мои и мысли извращая. Ужель они возмездья избегут И Ты им не назначить наказанья? Я, Господи, на Твой надеюсь Суд, Исчислены Тобой мои скитанья, И слезы горькие мои текут Не в Твой ли очистительный сосуд, Не в книге ли Твоей мои деянья? Когда к тебе я воздеваю длани, Не от меня ль враги мои бегут, И это мне дарует упованье. Я слово Божье в Боге прославляю, И да пребудет слово се вовек, Что в силах мне содеять человек, Когда мольбы я к Богу обращаю? Я от обетов не бежал своих, И Ты на путь стопы мои наставил, От смерти душу Ты мою избавил И на земле среди существ живых Меня оставил, чтоб Тебя я славил. 56 Помилуй, Господи, меня, помилуй, Возьми скорее под свое-крыло, Возьми, покуда не минует зло, Огороди меня Своею силой. . Лить на тебя могу я уповать, Просить, молить о помощи опять. Облагодетельствуй меня н снова Мольбу мою смиренную прими, Даруй мне милость, истину и слово» А моего неправого и злого 1онителя навеки посрами! Душа моя средь львов—исчадий зла, Хоть родились они в людском облнчьи. Их зубы что ие пика» то стрела» – Они меня, извергнув пламень, кличут. О Господи, тебе я буду петь Хвалу, чтоб вознеслась над небесами. Над твердию земною, над морями; В|раги мои, чтоб мною овладеть, Копали ров, раскидывали сеть, Но в те ловушки попадали сами. Мне час еще не пробил умереть. Душа моя» о Господи, готова; Псалтирь возьму я в руки, молвлю слово, Чтобы опять, о Господи, опять Среди племен и малых и великих, Разнозедеельных и разноязыких Твое добро и милость воспевать! И что б со мною, Боже, ни случилось, Везде и всюду славить я готов Тебя, чья истина до облаков, Тебя, о Боже, чья бескрайна милость. 57 Судьи, подлинно ль вам нет закона И неправеден ваш приговор? Чада человеков, слуги трона, Только что исторгнувшись из лона, Лгали вы и лжете до сих пор? Яд судей подобен яду змей, Яду аспида, что прячет уши, Чтоб ему не слышать и не слушать Слова заклинающих людей. Боже, кости грешников разбей, Сокруши их челюсти скорей, Коль не можно их очистить души. Пусть, летя, преломятся их стрелы, Пусть они исчезнут без следа, Как при свете солнечном вода Иль улитка, чье иссохло тело. Пусть не видят света никогда, Словно женский выкидыш незрелый. Пусть допрежь чем днище их котла, Ощутит огонь горящих терний, Вихрь Господний, вихрь немилосердный, Их сметет, избавит мир от зла. Праведник, сей суд благослови, Господу воздай за отомщенье И стопы свои омой в крови, Тем свое свершая очищенье. Сладко думать нам, людским сынам, Что есть Суд, по правде нас судящий, По грехам разящий иль щадящий, По заслугам воздающий нам. 58 Огради, о Боже, от погони,. От восставших на меня врагов. Огради от кровожадных псов, Ото всех, творящих беззаконье. Алчут душу погубить мою Не за то, что грешен многом, Или на дурной стезе стою, Или смутен сердцем перед Богом. Господи, воззри и снизойди, Беззаконников не пощади, Что мое порочат всюду имя. Ибо пред Тобой, а не пред ними Грешен я, и Ты меня суди. Чуть померкнет в небесах закат, Псы рычат и город сторожат, Жадные их пасти злобой дышат, И клыки их, как мечи, блестят. Ложно мня, что их Господь не слышит, Недруги хулой меня чернят. Ты ж над ними посмеяться можешь, Изничтожить можешь срамотой, Ибо пусть за ними сила, Боже, Но за мною Ты — хранитель мой. Миловал меня Ты и щадил, Я молю, чтоб кара совершилась, Но, чтоб Ты врагов не умерщвил, Чтоб низверг Ты их и посрамил, Дабы мой народ Господню милость И закон Господень не забыл. Господи, их, грешных, накажи, Уличи в гордыне и во лжи, Ведомо: неправедно их дело. Слово их лсогда не ложь, так блажь. Растопчи их,чтоб во всех пределах Знали: лишь Господь —– владыка наш. Пусть мои враги в ночи вкруг града Рыщут, ищут пищи среди смрада И под бременем забот и бед Засыпают, корма не нашед. Нам от Господа труды и силы, Потому мне должно до могилы Ночью, на заре, средь бела дня Возглашать и славить Божью милость, Ибо, что б со мною ни случилось,, . Он судил и миловал меня. 59 Господи, что с нашим миром сталось? Сокрушил Ты и отринул нас. Всё в усобицах поколебалось, Так восставь же то, что Ты потряс. Ты хмельною влагой изумленья Напоил нас, Боже, допьяна. Так не отвергай мои моленья. Залечи земные поврежденья; Знающим, сколь власть Твоя грозна, Нам на будущие времена Знаменье даруй и очищенье. И в святилище Своем к нам всем Обратил Создатель речь такую: «Вам на радость разделю Сихем, Раздроблю Сокхоф и возликую!» И еще Господь изрек оттуда: «1алаад, Манассия, Ёфрем — Вот кто крепость Мне и крепость всем, И на царство от Меня—Иуда. Что же до Моавового дома, Этот дом мне будет что коноб — Сей сосуд для омовенья стоп, И стопой я потопчу Едома!» Господи, но кто ж во град введет Рать мою и следом мой народ? Господи, не Ты ль, что нас отринул, Без благословения покинул Наши рати, шедшие в поход? Нам к кому взывать, когда не к Богу? Помощь от людей — тщета и прах. Всё от Бога, всё в его руках. Только от Него нам ждать подмогу. 60 Господи, мольбе моей внемли, Лишь к Тебе с окраины земли Сердцем сокрушенным я взываю. Чтобы Ты молитву услыхал И вознес меня к вершинам скал, Коих без Тебя не достигаю. Ты—моя защита ото зла, Жить бы мне вовек под кровом Божьим, Чтоб всегда Господние крыла Над моим распростирались ложем. Ты обет мой принял, одаря Счастьем слова Твоего бояться. Так прибавь же дни ко дням царя, Пусть они из рода в род продлятся. И Тебя я буду воспевать До скончанья века, как сегодня, Ты же заповедуй охранять И со мной вовеки пребывать Истине и милости Господней. 61 Во Господе мое успокоенье, Он—мне прибежище, Он — мне спасенье, Что б ни было, я да пребуду с Ним, Отныне до конца неколебим. А вам, кого оставит Божья милость, Кого Господня покарает власть, Или стеною стать, что наклонилась, Или оградою,что покосилась, Которые вот-вот должны упасть. Доколе, оскверненные грехами Неправды, беззаконьн и тщеты, Меня вы славить будете устами, А сердцем клясть, чтоб свергнуть с высоты. А мне лишь мой Господь — успокоенье, Лишь Он—моя защитная стена, Ищите только в Господе спасенье И ныне и в иные времена. Бог в нашем сердце—– нам никто не страшен. А без Него мы —дети суеты. Коль взять весы и положить на чашу И нас, и лживость, и заботу нашу — Все это весит меньше пустоты. Не стань мздоимцем, чтобы жить богато, Не грабь людей—избегни западни. И даже честно обретая злато, Ты сердце от него отсторони. Господь недаром слово молвил нам, И это дважды слышать мне случилось: И сила в Боге и от Бога милость, Он нам по нашим воздает делам. 62 Тебя я, Боже, обрести хочу, Я плотью по Тебе томлюсь голодной. В земле пустой, безводной и бесплодной С зари до ночи я Тебя ищу. Узреть бы славу мне Твою и силу; Во храме, где Господня лепота, Тебя однажды видеть мне случилось. Твоя мне жизни милой слаще милость, И песнь Тебе поют мои уста. Я длани вознесу, я возмолю Тебя, о Господи, благоговея, Я душу ублажу свою елеем, Если Тебя устами восхвалю В своей благой молитве беспорочной В час одинокой стражи полуночной, Когда на жестком, ложе я не сплю. Мне помощь лишь от Божией десницы И радость лишь в тени Госпоних крыл Не потому ль я Господа молил, Чтоб мне к нему душой прилепиться? Те ж, кто мне гибель уготовить тщится, Меня своею ложью облича, Да не избегнут правого меча, В пустыне пищей станут для лисицы И царь земной тогда возвеселится, О Боже, загради и удержи Уста людей, погрязнувших во лжи, Чтоб им, рекущим ложь, не возгордиться. 63 Обо мне ночеденно радея, Гласу чистой молитвы моей Ты внемли и меня пожалей. Огради меня от мятежей, От коварства, злоречья злодеев. Нечестивых уста — тетива, Навостренные стрелы — слова. Эти люди во мраке таятся И направить стрелу не боятся, Беспорочных завидев едва. Зная только неправды пути, Помышляют они, святотатцы, Изловчиться и слабость найти, Чтоб до сердца безвинных добраться. Им неведомо: той же стрелой, Что безгрешных сразить они тщатся, Только сами они поразятся, И язык их, коварный и злой, Их самих же пронзит, как стрелой; Кто узрит их, от них удалятся. Их, неправедных, все убоятся, Потому что в юдоли земной Только Господом кары творятся, И безгрешные возвеселятся, Ибо в тысячный раз убедятся: Кроме Божьей, нет правды иной. 64 Всякий час Твое, о наш Господь, На святом Сионе славят имя И клянутся в Иерусалиме Именем Твоим, чтоб обороть Все, что беззаконьями земными Нас превозмогает; лишь Твоими Милостями живы дух и плоть. Тот блажен, кого Ты отличил И приблизил, чтоб служил и жил Во дворах, где слышно Божье слово, Насыщаясь в меру малых сил Благом храма Твоего святого. Страшный в правосудии Своем, Нашу боль умерь и наше горе, Ты — надежда сущих в мире сем На земле или в далеком море. Укрощающий валы морей И кровопролитье мятежей, Знамений Твоих да убоятся Тысячные сонмы нас, людей. И да будет ночью день сменяться, Славу к славе прибавлять Твоей. Ты, о Боже, землю посещаешь, Глад ее и жажду утоляешь, Одаряешь туком многих благ, Хлебы щедрые приготовляешь, Ибо землю Ты устроил так, Что лишь Ты нам благодать являешь, Ссохшиеся глыбы разрыхляешь, Благодатной влагой окропляешь, Чтоб земля дарила людям злак, На пустыни милость источаешь, Наш благой благословляешь шаг, Лето милостью Своей венчаешь И людской благословляешь труд. Одеваются поля хлебами, Покрываются луга стадами, Земли восклицают и поют. 65 Воскликни Богу вся земля сегодня, Воздайте, люди, имени Господню, Воспойте Богу нашему хвадм. Скажите: «Боже, все Тебя боятся, Твоей несметной силе покорятся Твои враги, что и сильны и злы». Скажите, люди: «Господу хвала!» Восславьте имя Божье внятной речью, Воззрите на Господние дела, Столь страшные для сына человечья. Валы морской пучины в твердь земли, Послушны Божьей воле, превратились, И посуху народы перешли И там о Господе возвеселились. Взгляд благодарный устремляя ввысь, Взметните к небесам слова благие, Откуда зрит Господь роды земные, Чтобы Мятежники не вознеслись. Он стопам ног не дал поколебаться, Он души оберег от святотатства, Чтобы премногой скверны мы спаслись. Ты всех нас испытал и переплавил, Как плавят серебро, Владыка сил. Ты нас на много лет в сетях оставил, В оковы чресла наши заключил. Мы за Тобой прошли огонь и воду, Но Ты нас, Боже, вывел на свободу, И я войду, о Господи, в твой дом, Воздам и всесожженьем и постом, Мои обеты дам Тебе в угоду, Их изречет во скорби мой язык. От сердца слово своему народу Я молвлю, чтоб сказать, сколь Ты велик. И вновь при всесожжении любовно Я принесу Тебе вола и овна, Я возожгу Тебе обильный тук. И благодарен Господу премного, Я вам скажу, боящиеся Бога: «Мое спасенье — дело Божьих рук!» Я лишь воззвал к Тебе, Всемилосердный, Устами я напомнил о себе, Будь у меня на сердце ложь и скверна, Не внял бы Ты, Господь, моей мольбе. Так будь благословен, наш Бог пречистый, Ты, внявший голосу моих скорбей, Моей молитвы не отвергший истой, Не отвративший милости Своей. 66 Господи Боже, яви снисхождеиье, Милостив будь и прости, Дай утешенье и благословенье, Ликом Своим освети, Дабы познали мы: наше спасенье Лишь на Господнем пути! С вами пусть милость Господня пребудет, Люди всех стран и сторон, Да возликуют все сущие люди, Славя Господень закон, Ибо Господь и карает и судит Сонмы людей и племен. И да восхвалят деянья благие, Божьи деянья народы земные, Все, кто душой наделен. Если Господня земля уродила, Свой подарила иам плод, Господи, благослови и помилуй, Ибо Твоим снисхожденьем и силой В мире живое живет! 67 Господи, восстань, необратим, Чтоб врагам неправедным и злым Расточиться пред лицом Господним, Чтобы им рассеяться, как дым, Чтоб, как тает воск свечной от огня, Сгинуть всем неправедным сегодня Пред лицом, о Господи, Твоим. И да посрамятся святотатцы, Праведники да возвеселятся В радости пред Господом своим. Славьте неземной Его чертог, Славьте в уповании великом Имя лить Того, кто столь высок, Славьте, ибо имя это—Бог, И возрадуйтесь пред Божьим ликом! Попечитель и сирот и вдов, Правых Ты обороняешь в войнах, Ты освобождаешь от оков Узников, но узников достойных, А своих ослушников—врагов Покидаешь Ты в пустынях знойных. И когда Ты, Боже, лик являл И вождал народ Свой по пустыне, Плавился песок, Синай дрожал, Таяли заоблачные сини. Ты в заботе слабых укреплял И голодным людям хлеб давал, Знающим, что Бог их не покинет. Провозвестницам в уста вложил Слово, что победу возвестило. И царей несметных вражьих сил Наша сила в бегство обратила, Чтобы тем, кто жизни не щадил И кто Господа за них молил, Всем Господней милости хватило. Хоть довольно черноты кругом, Не судил Господь нам очерниться; Наше племя сходно с голубицей, Чьи крыла блистают серебром, Чистым золотом перо искрится. И как только смолкнул брани звон, Белизной блеснула эта птица, Словно снеги на горе Селмон. О гора—гора благословенная, Тучная гора и увлажненная, На тебя завистливо взирать Всем горам — а гор на свете сонмы,— Потому что на святом Сионе Господу вовеки обитать. Колесниц Господних тьмы и тьмы, И средь них со своего Синая Бог взирает, нас благословляя, Чтоб врагов пленить могли бы мы, Их, неверных, к Богу обращая. Наш Господь, царя над нами всеми, Возлагает и снимает бремя, Он благословен во всякий час, Ибо Он — Господь наш, во спасенье, Ибо в Божием повиновеньи Ключ от смертных входов, ждущих нас. Бог побьет главы своих врагов, Чьих грехов превыше их голов. Скажет нам: «Мне вас спасать не внове, Как я спас вас от морских валов, Вновь спасу и реки вражьей крови Изолью ко счастью ваших псов». Господи, о царь мой во святыне, Вот идут к святому храму ныне Впереди других те, что поют, Позади игральщики идут, Девы со тимпанами, в средине, А за ними всеми прочий люд. Славь же Господа, людское племя, Бога славь, Израилево семя, Вы — чей праотец Вениамин, Завулон, Иуда, Неффалим, Ибо наш Господь над вами всеми. Господи, владычеством Своим Утверди Свое над нами бремя, Все, что Ты нам дал, наш Властелин! И владыки, славя Божье имя, Ради храма в Иерусалиме Притекут, дары неся в руках; Укроти же Зверя в тростниках, Всех, врагами числимых Твоими, Ибо к браням клич на их устах. Укроти корысть в Твоих врагах, Слитками кичащихся златыми. Пусть придет египетский вельможа, Ефиопин пусть падет во прах,' Славьте, все народы, имя Боясье, Славьте сущего на небесах, Ибо все Господь содеять может. Бог наш дивен во своих святых, Страшен во владениях Своих. Славьте ж Бога и Его ученье, Дети Израильевых колен, Силу, крепость даст вам Бог в даренье, Ибо только Он благословен! 68 Мя, о Боже, и на этот раз Ты спаси, иль худо мне придется, Ибо в смрадной тине я погряз И дута вот-вот и захлебнется. От своих я воплей изнемог, И язык и горло иссушились, И глаза, взирая, истомились, Вглядываясь; близок ли мой Бог? Недруги мои теперь едины, Стан их укрепился и возрос, Боле, чем на голове волос, Их, меня клянущих без причины. Требуют они, чтоб я отдал То, что никогда у них не брал, Хоть передо мной они повинны. Разум мой, что крепок не вполне, И грехи от Господа не скрыты. Пусть же, веря, припадут ко мне Все, кто ищет в Господе защиты. Боже, от хулы меня отмой, Ибо все терплю я униженья, Злобу, обвиненья, поношенья Лишь Тебе во славу, Боже мой! Даже тем я враг, с кем связан кровью; Для сынов родителей моих Я теперь чужей людей чужих, Ибо не могу идти с любовью К тем, о Боже, кто тебя злословит; И меня разит ревнивость их. Проливаю слезы я, пощусь, Мне в вину и это люди ставят. А во вретище я облачусь, И за это все меня ославят. Притчей стал я для ничтожных чад, Но и те, сидящие у врат, Что и суд вершат и нами правят, Пьющие вино меня злославят, Камень вслед мне бросить норовят. Но, смирившись, прочь иду от них Я с молитвой на устах моих, Мысля, что по благости Господней Всех других молитв она угодней И ему слышней молитв других. Не поглотят пусть меня пучины, Боже, извлеки меня из тины, На свою стезю меня восставь, Чтоб и бездны, сотрясясь от гнева, Надо мною не сомкнули зева; От гонителей меня избавь! И еще, Господь мой, поелику Я взываю, ты меня призри, И услышь, и на меня воззри, Ибо благо — свет от Божья лика. Ты ко мне приблизься, Боже мой, Не отдай врагам на посрамленье, Я ищу повсюду утешенья, Вот я весь стою перед тобой. Был я гладей — дали желчь мне люди, Жаждал—уксус протянули мне. Пусть их трапеза им сетью будет, Пиршество — подобно западне. Господи, над этими людьми, Коими я мучим и терзаем, Громом разразись и прогреми, Чтоб не зреть им, порази глаза им, Силу их от чресел изыми! Пусть дворы их опустеют, Боже, Будут домы и шатры пусты, Всех, кто силою своею множит Скорби тех, кого караешь Ты. И грехи, что ими совершались, Приумножь; пусть будет их вина Столь тяжка, чтобы не оправдались В книге жизни, чтоб их имена Рядом с праведными не писались. Одинок я, беден и гоним, Божья помощь пусть меня восставит, И душа моя Его восславит, Чтобы жить мне Господом моим. Я восславлю Бога во хвалении, И да будет та моя хвала Господу угодней приношения В жертву овна или же вола. И да будет это в радость страждущим, Многим праведникам, Бога жаждущим Сердцем, в коем нет и капли зла. Ибо Бог наш нищих привечает, Узниками не пренебрегает, Да восхвалят Божии дела Небеса и все моря и земли, Все, что там живет, что зрит и внемлет, И спасет Господь священный град И другие грады чад Иуды, И не изойдут вовек оттуда Чады их и чады этих чад. Пусть в священном граде поселятся, Божьей славы ради утвердятся Только те из нас, что Бога чтят. 69 О Боже, не замедли, поспеши, Я слаб, враги мои нехороши. Они да устыдятся, посрамятся, И те от страха в бегство обратятся, Кто ищет гибели моей души. О Господи, предай их посмеянью. Всех, что меня порочат без вины Во многочисленном людском собраньи, Меж тем как мне в глаза твердят признанье, Что мне подобны быть они должны. О Боже, да возрадуются те, Кто ищет только Твоего спасенья, Кто говорит о Божьей красоте И вторит славу Божьего ученья. О Господи, я нищ в моей стране, Мне, Избавитель мой, лишь Ты—подмога, Так будь же милостив ко мне премного И не замедли, поспеши ко мне. 70 На Тебя я уповал все дни И сейчас Тебя молить не смею: Ото зла меня оборони, Слух ко мне, о Боже, преклони, Не пренебреги мольбой моею. Стань прибежищем моим, чтоб знать: Я могу в твоем дому спасаться От гонителя и святотатца; Заповедал Ты меня спасать . Ото всех, что Бога не боятся. Изо чрева матери моей Ты извлек меня, и я поныне Был бы дивом для иных людей, Если б не был Ты моей твердыней, Крепостью моей с начальных дней. И Тебе хвалу я петь посмею Всякий день в теченьи жизни всей, Ты же милостью меня Своею Не оставь, когда я оскудею В дни беды иль старости моей. Ободрился враг мой мыслью ложной, Что меня нетрудно обороть, Отошел-де от меня Господь, Мол, теперь защиты нет надежной. Господи, не отврати чела И не дай свершиться мести скорой. Заклейми бесчестьем и позором Нечестивых, что мне алчут зла. И мои уста в любом собраньи Воспоют Твои благодеянья, Ибо ведомо: им несть числа. Я о правде Божией опять Ночеденно стану размышлять, Ибо правды я другой не знаю, Кроме той, что Бог сулил нам дать, И я правду эту возвещаю. Как ни быстро жизнь моя течет, Боже, не оставь меня, покуда Я Господию истину и чудо Всем не возвещу из рода в род. Кто Тебе, о Господи, подобен? Хоть и мне Ты беды насылал, Ты меня из бездны извлекал, Возвышал меня и утешал, * Ибо все ж я был Тебе угоден. Господи, пусть мой восславит глас Снова истину Твою благую, Потому что, Боже, всякий раз Я творю молитву и ликую Всей душой, которую Ты спас. И псалтирь моя, и мой язык Будут возвещать, сколь Ты велик, Ибо все, что в дни моей печали, Радуясь, мне гибели искали, Хоть на мне и не было вины, Отмщены Тобой, посрамлены. 71 Господи, пусть горы и равнины Людям правду и покой несут. Надо мной, царем, твори Свой Суд, Правдой одари царева сына. Пусть, когда он суд вершить начнет, Им руковождает слово Богово. Пусть он притеснителя гнетет И от всех невзгод спасет убогого. Божий страх, приди из рода в род, Не оставит пусть земного люда До скончания времен, покуда Солнце светит и луна встает. Сыну моему пусть озаренье Будет; пусть, как дождь после косьбы, Он придет, даруя обновлеиье, Пусть ликуют в дни его правленья Праведники — Божии рабы. Пусть его благому слову вторят, Распластавшись перед Ним в пыли, Все цари от моря и до моря, От Евфрата до конца земли. Чтоб правители земли Фарсийской, Савской, островной и Аравийской — Все согласно дань ему несли. Преклонившись, пусть его восславит Всякий сущий на земле народ, Ибо никого не угнетет Царь, который от невзгод избавит Всех, кто страждет, всех, кто вопиет. Пусть идет он к ним ко всем с любовью, Как своею, дорожа их кровью, Души их от зла обережет. И владыки с берегов Евфрата Принесут ему обильно злата, И земля счастливо заживет. Будет хлеб обилен на полях, И на склонах гор плоды в садах Будут тяжелеть и волноваться, Как дубы ливанские в лесах. Люди в городах приумножаться Будут, словно травы на лугах, И народы все возвеселятся. И в своем царе благословятся, Пусть ему в молитвах поминаться Будет суждено во всех краях. Ты вовеки будь благословен, Бог наш, Бог Израилевых колен, Ты, творящий чудеса благие, Ты, чья слава тверже всех твердынь. И покуда сущи все стихии, Славен будь, о Господи, аминь! 72 Ты ль к безгрешным, Господи, не благ? Я же делал все и жил не так; Чуть еще — и я б ступил на тропы, Где мои бы подвернулись стопы И мою окутал душу мрак. Беззаконников я наблюдал, Ни стыда не знающих, ни боли; Показалось мне, что все в их воле, И тогда я их возревновал. Хоть ни страха нет им, Ни святыни, К ним судьба, чем к нам, добрей стократ; Словно гривна, блещет их гордыня, Дерзость их — как дорогой наряд. Речь их многолжива, путь неровен, Как надменно с нами говорят Те, чей злобен разум, сален взгляд, Те, в чьих душах помысел греховен, Те, что яд земной скрывают в слове, Даже если в небеса глядят. Полной чашей нечестивцы пьют, И глядит на них весь прочий люд, Да и сам я возроптал в смущеньи: «У Всевышнего довольно ль зренья Видеть с неба, что творится тут? Как блаженно грешным в мире сем, Злато в свой они стяжают дом, Почему ж тогда и дни и ночи Изнуряю я себя постом, Омываю руки в непорочьи? Почему я Каждую зарю Сам себя не по грехам корю И страдаю боле грешных прочих? Если так решил бы я, о Боже, Я б и грех земной свой приумножил И вину пред сонмом чад Твоих, Хоть и трудно было мне, но все же Свой соблазн в себе я изничтожил В храме Божьем, среди стен святых, Я уразумел: погрязших в скверне Ты поставил Сам на скользкий путь — И случайно, хоть немилосердно, Все утративших Ты их низвергнешь В бездны адские когда-нибудь. Тает сладкий сон по пробужденьи, Вот и Ты разбудишь, явишь суть Тем, кто сути предпочел виденье, Что не может нас не обмануть. И хоть разум от скотов в отличьи Мне достался от Твоих щедрот, Пред Тобою, пред Твоим величьем Сам я есть не более чем скот. Но вождаешь Ты мою десницу, Мной руковождая день за днем, Чтоб потом во царствии Твоем Славы Божией мне приобщиться. Гибнуть тем, кто Бога отдалится; Мне же лишь на Бога уповать, Сердцем мне по Господу томиться, Телу моему изнемогать. Мне дела Господни восславлять До конца, сколь дням моим продлиться». 73 Боже, почему Ты отдалился, Отвратился от Своих детей? Навсегда ли гнев Твой обратился Против паствы пажити Твоей? Вспомни сонмы тех, кто с давних дней Ко Твоим святыням приобщился, Вспомни Твой Сион, куда вселился Ты на радость праведных людей. Рухнул сврд и рухнула стена; Где Твое святилище сегодня? Тех попрать стопа Твоя вольна, Кто свои вокдкигнул знамена Там, где были знаменья Господни. Все разрушил враг: врата и свод. Так секира дерева сечет. И чернеет ныне пепелище Там, где возвышался наш оплот — Имени Господнего жилище. Недруг все разрушил и сожег, Знамений своих не видим боле, И на свете где он, тот пророк, Чтоб изрек нам, быть тому доколе? Боже, от врагов оборони, Чтоб им над Тобою не глумиться, Нас же под Свою верни десницу, Милости от нас не отклони. Море Ты расторг и обмелил, Ты поганых змиев поразил, Сокрушил главу Левиафана, Реки и потоки укротил, Чтоб дойти нам до земли желанной. В небе днем Ты солнце засветил, Ночь украсил множеством светил, Землям дал предел и океанам, Срок зиме и лету учредил. Помни же, что множество людей Власть Твою хулят, в Тебя не верят, Не предай же на погибель зверю Душу чистой горлицы Твоей. Господи, не позабудь нас многих Чад Твоих, Твоих овец убогих, Не оставь наш край, что осквернен. Да не возвратится посрамленный Тот, кто ныне стонет угнетенный. И Тебя вовек восславит он. С нами вновь, о Господи, пребудь, Защити Своих Заветов суть Ото всех врагов, ее поправших, И злоречья их не позабудь, И хулу—против Тебя восставших. 74 Тебя мы славим, Господи, повсюду За то, что имя Божье равно чуду И нам оно все ближе и слышней. Ты нам речешь: «Определю Я время По правде Суд свершить над вами всеми; Колеблется земля и все на ней. Я утвержу столпы, чтобы прочней Стоять ей и питать людское племя!» «Утишься! — говорит Он, чтоб от многих Нечестий безрассудного сберечь.— Вы ж, нечестивцы, не вздымайте роги, Пусть ваша с кем-то слабым и убогим Жестоковыйною не будет речь!» Вестимо: не от света, не от тени, Не от пустынь, не от иных сторон, Но лишь от Господа и возвышенье, И принижение, и посрамленье, И быть чему — определяет Он. Полна вином в руке Господней чаша, И никому Его не обмануть, И взвешена по правде участь наша, Иным вкушать вино, а многим — муть. Я ж буду об Иаковлевом Боге Петь до скончанья дней, из рода в род. Господь преломит нечестивцев роги, А роги праведников вознесет. 75 Имя Господа землею всею Чтимо: наипаче в Иудее Прославляем Он — владыка сил. Бог наш, обитающий в Салиме, Пребывающий в Иерусалиме, И мечи и стрелы преломил Тех, кто погубить нас норовил Силою и кознями своими. Дивно Он восстал от вечных гор И над нами щит Свой распростер, И враги утратили всё разом: Крепость сердца, силу мышцы, разум, Обретя погибель и позор. И от взмаха Божией десницы Встали кони их и колесницы. Если мечет огнь Господний взор, Кто от Божьей кары защитится? Й когда вершиться будет суд, Гнев врагов Господних укротится, Их тогда моленья не спасут. Но во славу Божью обратится Гнев, что в сердце праведных таится, И восторжествует Боясий люд. Так воздайте Господу скорей Сущие на белом свете ныне. Ибо всех лишающий гордыни Страшен Бог и для земных царей. 76 Ко Господу глас мой, к Нему я воззвал, Ко Господу глас мой, алкаю, чтоб внял, Мои услыхал моленья. Руки во скорби и ночью и днем Я простираю, я мыслю о Нем И не ищу утешенья, И страх и смятенье в сердце моем. Глаз я в ночи не смыкаю до света, Воспоминаю прошедшие лета, Воспоминаю свои песнопенья И утишаю печаль и томленье. Ужели, о Господи, прекратилось Обилие благ Твоих и щедрот, Милость Твоя неужель затворилась И слово, из рода шедшее в род? Я молвлю в печали: «Ужели случилось, Что Божья десница от нас отвратилась? Ужели, о Господи, пробил час И в гневе забыл Ты помиловать нас?» Я мыслю о чудных Господних деяньях, О том, что судьба наша в Божиих дланях, Что свят Его промысел, путь и чертог, Что в мире лишь Он — единственный Бог. Ты сотворил, о Господи, чудо, Явил Свою силу средь многого люда, Народ Авраама, народ Исаака, Великий наш Бог, Мышцей Своею от плена и мрака Ты оберег. Бездны Тебя, о Господи Боже, Угрели и устрашились. Воды Тебя убоялись тоже И расступились. И небеса изливались дождями, И сотрясались земли громами. Метались молнии средь облаков, Как стрелы вонзались в сердце врагов. Стезя Твоя в водах, а след Твой неведом, И шел твой народ за Тобою следом, Ведом по стезе Твоего закона Рукой Моисея и Аарона. 77 Народ мой, слову моему внемли, Закон Господень возвещать я буду, Чтоб притчи древние родной земли Не прятать нам и не таить под спудом. Затем, чтобы от племени грядущего Не скрыть ни слов, ни воли Всемогущего, Чтоб похвалиться нам Господним чудом. Господь, закон и путь нам указав, Великой благодатью нас отметил, Он учредил и даровал устав Своим рабам — всем нам и нашим детям, Чтоб жил закон, что праведен и прав, Покуда жив наш род на белом свете. Чтоб вечно лишь на Бога уповать, Ни дел, ни слов Его не забывать, Как наши праотцы в былых столетьях. Да не случится стать ни вам, ни нам Подобием Ефремова колена, К изменам склонным, склонным к мятежам, Не к слову Божью, а к тому, что тленно. Они забыли, кем закон им дан И что на свете лишь в Господней воле Их вывести из края египтян, Явить им чудо на Цоанском поле. Бог может знак подать, сказать: «Пусть ныне Пред племенем Господним море схлынет, А пред врагом восстанут пусть валы!» Он знак подаст, и будет свет средь мглы, И чтоб насытить жаждущих в пустыне, Поток воды польется из скалы. Сыны ж Иаковлевы согрешали, Оии грехами Бога искушали И, как не должно Божиим рабам, Брели и против Господа роптали: «Он даст ли трапезу по вкусу нам?» И в камень вновь Господь ударил с неба, И потекли ручьи воды во тьму, А люди все ж перечили Ему: «Что ж Он не может приготовить хлеба И мяса дать народу своему!» И слышал Бог все эти злореченья И гнев питал на них за прегрешенья. Его народ не верил ничему, Не уповал на Божие спасенье. И Бог ответил им на грех словесный И ветр послал, и свод разверз небесный, Всех манною небесной напитал, И с неба тучных птиц Господь наслал, Как пыль пустыни, прямо к их жилищам, И каждый ел, покуда не устал, Мясную, столь желаемую пищу. Еще вода была не допита, Еще жевали мясо их уста, А Бог ниспосылал уже отмщенье: Их юных чад лишал Он живота, А люди совершали прегрешенья. И не была молитва их чиста, Людей одолевала суета, И проходили их лета в смятеиьи. Лишь в час, когда Господь валил помногу, Карал рабов — ослушников Своих, Они взывали к Божьему чертогу. И лгущими устами льстили Богу, На миг воспомня: Он—защита их. Ни чисты не были они, ни верны, На сердце их была и ложь и скверна, Но все ж Господь прощал их и таких. И доброта Его была безмерна. Ибо и в гневе не забыл Господь: Их мертвая не оживает плоть, И отвращал Свой гнев Он милосердно. В краях пустынных, диких и чужих Его так часто люди прогневляли, Так часто оскорбляли, искутали Израилева Бога, Бога их. Но Он не поминал того, что было, Как их от угнетенья избавлял, Когда в Египте знаменья творил Он, В полях Цоана чудо им являл, И в кровь потоки Нила превращал В земле людей, не ведавших закона, И песьих мух во гневе напускал На египтян: на слуг и фараона, И, чтоб покрыли их поля и склоны, На землю жаб поганых нагонял И саранчу на злачные просторы, И крупным градом лозы обломал, И тяжким льдом сковал их сикоморы. И пламень Божья гнева воспылал, Злых ангелов своих Господь послал На землю Хама, в Хамовы жилища, И мору стадо египтян предал, И первенцев их смертью покарал, И превратилась их земля в кладбище. И вел пустыней Бог рабов своих. И рабство их, неволя оставались В необитаемых краях глухих, И море перед ними расступалось, Но море Чермное опять смыкалось Пред теми, кто хотел настигнуть их.. Никто не уничтожил племя Божье. Господь привел его издалека К Своей святой горе, к ее подножью, В край, что стяжала Божия рука. И многих в том краю прогнал немедля Прочь от Израилевых шатров и стен И земли дал Израилю в наследье, Их разделив среди его колен. Но люди Бога своего чуждались, И подчинялись Господу не вдруг, И прежним истуканам поклонялись, И колебались, как неверный лук. Их, чтущих истуканов, как святыни, Призрел Господь, и в ревности Своей Он вознегодовал на сих людей, В Силоме скинию Свою отринул, Где обитал столь долго меж людей. И мрачные настали времена; Господь от грешной паствы отвратился, И род Господень пред врагом смирился, И пала крепость, огню отдана. Сгорали юноши на нивах злачных, И вражий меч косил их, незадачных, И пастыри с молитвой на устах Во храмах погибали и в домах, И девушкам не пели песен брачных, И сохли вдовьи слезы на глазах. Но Бог воспрянул как бы ото сна, Как исполин от крепкого вина, И свой народ от вражеского плена Освободил и врзродил мгновенно. И возлюбил Он Свой Сион священный, На вечные прославил времена, Но не Иосифа и не Ефрема, Бог отличил Иудино колено, Чья ветвь была на царство избрана. И от дворов, и от загонов овчих Призвал Господь Давида, чтоб он пас Угодный Богу род —наследье отчее,— Оставленный Иаковом в свой час. И в чистоте своей Давид над нами Встал, чтоб вождать стезей Господней нас. 78 О Господи, язычники пришли К наследью Твоему и осквернили, Твой град святой в руины превратили И тел Твоих рабов не погребли, Хоть и обильно крови их пролили. Вблизи священных стен, святой земли Твоих рабов оставили в пыли Зверью земному и небесным птицам, Чтоб все могло над мертвыми глумиться, А братья схоронить их не могли. Ты отдал нас врагам на поруганье, Соседям отдал нас на осмеянье, Прости нас, Господи, и нам внемли! Пролей тот огнь, который нас карает, На тех, кто имя Божье забывает, На царства, что Тобой пренебрегли. Ибо они Иакова жилшце, Разрушив, превратили в пепелище, Святыни осквернили и сожгли. Над нами враг свои секиры поднял И много истощил нас в эти дни, Но Ты от нас щедрот не отстрани И ради славы Имени Господня В вину отцовский грех нам не вмени. И многое, в чем грешны мы сегодня, Прости нам и от бед оборони! Смеются нечестивые над нами: «Где ваш Господь, Иакова сыны?» Ты ж, Господи, пред нашими очами Излей на них Свой правый гнев и пламя За беды, что мы терпим без вины. На нас, на бедных узников, взгляни, На смерть нас обреченных сохрани Могуществом Своей благой десницы. И брань врагов на них же оберни, И все, что нам содеяли они, Умножь, чтобы врагам вернуть сторицей. А мы, о Боже, верный Твой народ, Мы—пажити Твоей обильной паства, Твое вовек мы будем славить царство И возвещать Тебя из рода в род. 79 О восседающий на херувимах, Отец детей строптивых, но любимых, Вождающий нас, как пастух овец, Перед Манассией, перед Ефремом, Перед Вениаминовым коленом Предстань, приди спасти нас наконец. Восставь нас, Боже, дай благословенье, Чтоб лик Твой воссиял нам во спасенье, Но в гневе нашим Ты мольбам не внял, И насмехаются враги над нами, Ты нас кровавым хлебом напитал И напоил горячими слезами. И все ж восставь нас, дай благословенье, Чтоб лик Твой воссиял нам во спасенье. Ты из земли Египетской принес Лозу чудесную, и так случилось, Что здесь глубоко в почву корень врос, Что здесь лоза вовеки утвердилась, Пустила благодатные ростки, И тенью многих лоз земля покрылась, На склонах всех от моря до реки. Но отвратил Свою от нас Ты милость. И вот уже обрушилась ограда, И все охочие до винограда Срывают ягоды не по одной, И подрывает корни вепрь лесной, И что останется от вертограда? О Боже сил, воззри и нас прости, Что создал, освети и посети, От порчи сбереги остатки сада — Все, что своей рукой Ты посадил, Ростки, которые Ты укрепил Себе во славу, нам в награду. О Господи, Твой сад огнем пожжен, Он будет на погибель обречен, Когда Твой гнев священный укрепится, Когда Тобой не будет тот прощен, Кого Своей Ты сотворил десницей. Мы всюду будем славить Твой закон. Восставь же нас и дай благословенье, Да воссияет лик Твой во спасенье Нам, кто Тобой из праха сотворен! 80 Пойте Господу — нашей твердыне, Бога Иакова восклицайте. Псалтири и гусли возьмите ныне И на тимпанах взыграйте. В честь праздника вы затрубите сегодня. Ночь новолунья — самое время, И пусть устав и закон Господний Вовеки чтит Авраамово племя. Иосиф с сонмом наших предтеч В земле Египетской прозябали И вдруг доселе невнятную речь К себе обращенную услыхали: «Я с плеч ваших взял непосильную тяжесть, С рамен неподъемную снял поклажу, Меня вы призвали, и Я услыхал, От грома избавил Я вас счастливо, От бед оградил и путь указал И вас испытал при водах Меривы. Израиль, тебя Я учил, говоря, Что Я Твой Бог, и нету иного, Израиль, судьбу твою животворя, Я вывел тебя из края чужого. Но ты, беззаконье и грех свой творя, Не слышал этого вещего слова. И тех, кто упрям, Я на путь не наставил, Упрямству сердец Я их предоставил. О если б, народ Мой, ты праведно жил И если б Моих не оспаривал правил, Я всех бы врагов твоих усмирил, На этих врагов Свой гнев бы направил. Я бы их, злобных, заставил смириться, Сынов бы Израиля привечал, Питал бы обильным туком пшеницы И медом, который бы лился из скал». 81 Господь наш великий, владыка сил, Средь сонма святого судил да рядил: «Доколе вы будете ложью грешить, Лицеприятствовать нечестивым, Над бедными суд свой неправый вершить, Грешить приговором несправедливым? Да будет ваш суд справедлив к сироте И праведен к тем, кто погряз в нищете. Так вызволяйте из рук нечестивых Людей униженных и несчастливых, Живущих во тьме и бредущих во мгле. Ведь все они чада Бога ясивого, А суд неправедный на земле Колеблет устои ее и основы. Хоть вы и святы, но жить вам не веки, И вы умрете, как человеки. Не вечно судить вам, не вечно вам ясить, Только Господу Богу по силе Наследовать землю и всех судить: И вас, и тех, кого вы судили!» 82 Боже, восстань, не молчи, не таись, Ибо враги расшумелись премного. В дерзости поднял главу свою ввысь Всяк человек, ненавидящий Бога. Против колен, кои Ты отличил, Злобные умыслы враг затаил. Всех истребим, мол, туда им дорога, Чтоб даже имя их мир позабыл. Зло против нас замышляют неправо Люди, которых Едом породил, Дети, чей праотец был Измаил, Племя Агари и семя Моава. Боже, на нас ополчилось полмира, Встали и двинулись с разных сторон Рати Гевала и воины Тира, Встал против нас Амалик и Аммон. Поднялись против Господня оплота Племя Ассура и правнуки Лота. Господи, будет народ Твой спасен, Если всех, жаждущих крови упрямо, Ты поразишь, как в свой час Мадиама, Как Иовина, что рухнул в Киссон. Пусть, кровожадных, постигнет их горе, Их покарай, как князей в Аендоре, Чтобы остался лишь пепел да прах. С ними, идущими с войском трусливым, Так поступи, как с Оривом и Зивом, Кои главы не снесли на плечах. Пусть не кичатся: «Возьмем во владенья Божье имение, Божьи селенья!» Ибо гордятся они не к добру, Все пред Богом — что пыль на ветру Или солома пред вихрем осенним. Господи, всех приведи их в смятенье, Прочь погони их и в бездны свали. И словно лес, обреченный сожженью, Пламенем Божиим их опали. Лица Ты им заклейми, святотатцам, Да посрамятся они и смутятся, Чтобы на тропы Господни пришли. Сущие в мире пусть вновь убедятся: Нет, кроме Бога, владыки земли. 83 О, как желанны Господни жилища, Как вожделенны, о Боже, Душа моя тщится, путей она ищет, Чтоб там поселиться тоже. Там очутиться. Там укрепиться Жаждет душа, да не может, Ищет гнездо и ласточка-птица, Чтобы с потомством своим поселиться Близ алтарей Твоих, Боже, Ты, Господи, ей поможешь! Блаженны Божий обретшие дом, . Нашедши туда дорогу. Блаженны несущие в сердце своем Слова, обращенные к Богу. Идучи даже долиною горькой, Источник они открывают, Не омочает гроза их, а только Ласкает и благословляет. Силу они от силы берут, К Сиону выходят из мрака, И надо мною Свой правый суд Свершит Он — Господь Иакова! И защитит нас Господь и взыщет, И доброй обрадует вестью. Лишь день во дворах Его лучше тыщи Прожитых с грешными вместе. Лучше быть у порога Его жилища, Чем в высоких шатрах нечестья. Господь нам — солнце и благодать, Благословитель наш, щит наш прочный. Спешит Он свет и благо послать Детям своим, рабам непорочным. И потому—тот блажен премного, Кто уповает на Господа Бога! 84 Ты наших не попомнил нам грехов, Умилосердись, гнев сменил на милость, Простил своих неправедных сынов, Из пепла наше племя возродилось. Господь надежды нашей и спасенья, Не гневайся, даруй нам возрожденье, Восставь нас, избранный Тобой народ, Ужели нас обрек Ты на гоненья На веки вечные из рода в род? Ужель Ты вновь не оживишь нас, Боже, Чтоб о Тебе возрадоваться нам? Яви же милость, чтоб народ Твой ожил, Даруй спасение Твоим сынам! И я послушаюсь Господня слова, Он скажет: «Пусть мой избранный народ Утишится, пусть мир вкушает снова И снова в безрассудство не впадет». Путь милости Господней будь нам ведом, Спасение за страхом Божьим следом Идет всегда, и с истиною милость Слилась, и правда с миром породнилась. Но если правда нам с небес спускается, То истина здесь, на земле рождается. Бог благо даст, земля дарует плод. И правда там стопы свои поставит, Куда Господь великий приведет, И все живое Господа восславит. 85 Господи, слух Свой ко мне преклони, Нищий, к Тебе я взываю. Спаси раба Твоего, охрани, Я на Тебя уповаю. К Тебе одному возношу я свой глас, Молитвы я обращаю! Возвесели мою душу сейчас, Ибо пути я не знаю! Ты, Господи, всем милосердье даришь, Кто ищет Тебя во смятеньи. Ты и мою молитву услышь, Внемли моему моленью! К Тебе я взываю в день скорби моей, Ибо верю: с Твоей высоты Услышишь Ты голос моих скорбей. Потому, что среди богов и людей Нету боле таких, как Ты. Ты чудо творишь, и караешь, и судишь, Велик Ты, Твой праведен суд, И волей Твоей сотворенные люди Тебе преклониться идут. Наставь, чтобы тоже по правде мне жить, Чтоб в истине Божией век проходить. Ко мне велика Твоя, Бэсподи, милость: Во аде душа моя не очутилась; Мне имя Твое воспевать и хвалить. Меж тем гордящиеся ополчились, Жаждут души моей, рвутся в бой, Против меня они вооружились, Ибо не видят Тебя пред собой. Но Ты благосердный и терпеливый, Ты многомилостивый, справедливый, Призри и помилуй меня скорей, Ибо я раб твой, раб несчастливый, Я — чадо верной рабыни Твоей. Дай, Господи, знаменье мне во благо И удержи от неверного шага Средь множества всяких стезей и дорог. И да посрамятся и да устыдятся Меня ненавидящие святотатцы, Когда увидят, что ты мне помог. 86 О снованный на многих возвышеньях, Сей град святой прославлен неспроста, Из всех Иаковлевых поселений Бог отличил Сионские врата, Над ними Боясие благословенье. Есть много всяких мест в Господнем мире, И если спросят, где иной рожден, Ответят: тот — в Рааве, этот—в Тире, Тот — в крае, что зовется Вавилон. Но меж сынами Божьими иными Отличен тот из прочих, кто рожден В священном граде Иерусалиме, Он там рожден и тем благословлен. И тем укреплено его простое имя Средь множества имен. 87 О Господи, внемли! Бог моего спасенья, Ты ухо преклони К словам сего моленья. Как ни была б тяжка моя вина, О милости прошу Тебя сегодня, Когда уже приближен к преисподней, Когда бедой душа моя полна. Когда я человек, лишенный силы, Сравнялся с низошедшими в могилы, От коих длань Твоя отрешена. Тобой забыт, никем я не оплакан, Я брошен в бездны и окутан мраком, И Ты не слушаешь моих молитв. Каким я был и что со мною сталось, Меня Твоя отяготила ярость, Я гневом праведным Твоим побит. Моя душа в печали истомилась, И то, с чем был я дружен до сих пор, Прочь от меня ушло и отдалилось, Но все ж, Твою вымаливая милость, К Тебе я руки грешные простер! Даруй же милость мне, я жив покуда, Ведь если я сойду в иной предел, Ты надо мною совершишь ли чудо? И славить я смогу ль Тебя оттуда, Где только тленье каждого удел? О Господи, сойди во мрак, во тьму, Во гробе в глубине, в земле забвенья, Я удивлюсь ли чуду Твоему? Иль милость многую Твою приму? Я ныне возношу к Тебе моленья. Зачем, о Боже, Ты, что столь велик, Свой светлый от меня скрываешь лик? Я с самых юных лет испытан тленьем, Твоим я сокрушаем устрашеньем, Но до сих пор к нему я не привык. И кары ночью и средь бела дня Меня затягивают, словно жижа, Моих друзей отверг Ты от меня. Где искренние, где моя родня? Гляжу вокруг и никого не вижу. 88 Твою прославляю, о Господи, милость, Ее возвещаю своими устами, Чтобы из рода в род укрепилась Истина та, что вечна над нами. Ты, Господи Боже, оставил завет, Давиду предрек: «Тебя Я прославлю, Семя твое на множество лет Я утвержу и престол твой поставлю!» Славу Твою, о Господи Боже, Пусть на века небеса приумножат, Прославят деянья средь сонма святых, С Тобою сравниться кто, Господи, может Из смертных, из нас — сотворений Твоих? И тот, кто велик, и тот, кто ничтожен, Дроясит пред Тобою, смиренен и тих. Твоя безгранична, о Господи, слава, Смирил Ты волны бескрайних морей, Ты низложил, о Боже, Раава, Окоротил его мышцей Своей. Ты сотворил и бездны без края, И выси неба, и выси гор, И все, что красуется, их наполняя, И север, и юг, и Ермон, и Фавор. Твоя многосильна десница благая, Та, что над миром Ты распростер! И милосердье и праведный суд — Вот основанье Божьего трона, Милость и правда Господня закона Вместе с Тобою, о Боже, идут. Блаженны ждущие трубного зова, Блаженны колена народа святого, Живущие в свете Господня лица, Хранящие истину Бога живого И правду, которой нету конца. Мы именем Божьим мыслим и дышим, Оно красоту нам и силу дарит, Господнею милостью рог наш возвышен, От Господа царь наш, от Господа щит. Недаром было виденье святое: К мужу блаженному Бог снизошел, Сказал: «Отличил Я того, кто достоин, Его Я избрал и другим предпочел! Вовеки Моя над Давидом десница, Его Я помазал на царский престол, И мышцей Моею царь укрепится. И не поколеблют его на троне Ни злые враги, ни сыны беззаконья, Его ненавидящих Я сокрушу. И рог свой возвышенный он не уронит И к истине праведной* сердце преклонит, На море Я руку царя положу! Не отниму у него Свою милость, С Давидом пребудет мой путь и завет, Продлю его семя, что б ни случилось, Престол сохраню до скончания лет. А если сын его стопы направит Дорогой греха, то приду Я к нему, И жезл Мой пути беззаконья исправит. И все ж Моя милость его не оставит, И то, что Я дал ему, не отниму. Давиду Своею Я святостью клялся, Разве завет Мой поколебался? Я обежцал, и быть по сему!» Так почему же Твой, Господи, длится Бкев иа помазанника Твоего? Зачем его крепости дал развалиться, Врагов его смертных возвысил десницу И сбросил на землю корону его? Зачем Ты умножил Давидовы беды, Святое Свое отомщенье творя? Зачем он посмешищем стал для соседа, Зачем расхищают богатства царя Все те, кто о бедствии царском проведал? Зачем повернул Ты меча острие, Бесчестью обрек порожденье Свое, Подвергнул Давидов престол осмеянью И славу его позором покрыл, Не укрепил его силы для брани, Дни его юности окоротил, Над ним не простер Божественной длани? Зачем, о Господи, гнев Твой жесток? Зачем Ты над всеми не сжалишься нами? И ярость Твоя нас сжигает, как пламя, На суету для чего Ты обрек Всех, кого создал Своими руками? Из обитавших на свете людей Смерти бежать никому не случилось. Где ж Твоя, Господи, прежняя милость, В которой истиной клялся Своей? Людям, что Твой преступают закон, Зачем позволяешь Ты нощно и денно Бесславить царя, что помазан на трон Тобою, о Господи, благословенный? Аминь! 89 Господи, создал Ты эти просторы, Воды и тверди, долины и горы, Звезды, и небо, и все, что живет, Ибо Ты—Бог, Ты — Господь наш, который Всем и прибежище нам и оплот. Снова Ты, Боже, во прах, в перегной Нас возвращаешь из жизни земной, И пред тобой в суматохе всегдашней Проходят века, словно вечер вчерашний Или как стражники стражи ночной. Словно во время потопа Ты, Отче, Годы уносишь в потоке Своем. Время все сущее в мире источит. Мы—словно травы, что зелены днем, Что пресекаются, ссохнувшись к ночи. Мы пред Тобою, о Боже, в бессильи, Мы безоружны пред гневом святым, И беззаконья, что мы совершили, Все, в чем грешили, что в тайне хранили, Ты распростер перед взором Своим. 1нев Твой карал нас, и были недолги Дни, что, как звуки, звучали, да смолкли. Пусть проживем мы и семьдесят лет, Пусть даже восемьдесят, но что толку Множить обилье недугов и бед? Так снизойди, научи нас, чтоб впредь Дни исчислять нам и сердцем мудреть, Умилосердься над нами, о Боже, Чтобы грешить пред Тобою не сметь, Чтобы и гнев Твой предвидеть нам тоже. Ты научи нас и сделай отметы, Чтобы мы тьму отличали от света, Милость Твою Ты на нас урони, Ею насыть нас и в юные лета, . Чтоб ликовать нам во все наши дни. Возвесели нас за те наши годы, В кои Ты нас поражал искони, В кои мы видели только невзгоды, Беды одни! Дай оглядеться нам, Боже, вокруг, Чтобы и сами, и сын наш, и внук — Все приобщились ко славе Господней, И да споспешествуй, Боже, сегодня, Благослови дела наших рук! 90 Жизнь каждого из нас на свете сужцего Покоится под сенью Всемогущего, Так преклонись перед лицом Творца, Что б на веку с тобою ни случилось, Тебя оборонит Господня милость От язв, от козней и сетей ловца. Тебе лить Божья правда — огражденье, Ты лишь под Господом неуязвим. Под перьями Его — твое спасенье, Под крыльями его — благословенье, И ты спасешься, Господом храним, От многих страхов, в полночь приходящих, От многих стрел, в полдневный час летящих, И от заразы, липнущей к другим. Мор и погибель, лишь тебя минуя, Десятки тысяч скосят одесную: И это будет отомщеньем им За их грехи и нечестивство всуе. А ты, как есть, так будешь невредим, Ибо вовек убежищем своим Избрал Господню благодать святую. И оградит Господь, тебя жалея, Твое жилище от невзгод мирских, И призовет Он ангелов Своих, Им повелит хранить тебя, лелея, И не преткнешься ты ногой своею Ни на каких путях своих крутых. Не убоишься чудищ никаких: Ни льва, ни аспида, ни василиска, А доведется, к ним подступишь близко, Так, всех поправ, ты обессилишь их. И скажет Бог: «Его Я отличил, Он праведен мне, потому и мил. Я ото всех скорбей его избавлю, Его обороню Я и прославлю, Ибо Мое он имя возлюбил. Он воззовет, и Я его жилище И самого его благословлю, И долголетьем дней его насыщу, Ему Мое спасение явлю!» 91 Славу Господу воздавать Наше счастье, пока мы живем. Счастье милость Его возвещать, Славословить ночью и днем, Славить Господа старым и юным На орудьи десятиструнном Своем! Ты даровал нам возвеселенье, Десница Твоя, о Боже, светла, Дивны любые Твои сотворенья, Дивны, о Боже, Твои помышленья, Чудны дела! Об этом лишь тот имеет сужденье, Кто отличает добро ото зла. Многие люди творят' беззаконье, Но все они тленны, словно трава, Та, что растет на выжженном склоне И пропадает, поднявшись едва. О Господи, Ты вовеки высок, И грешные, все под десницей Твоею, Преткнутся в Тобою назначенный срок, А мой вознесешь Ты, о Господи, рог, Меня умастишь елеем. Вижу: сбирается враг мой в поход, Речи я слышу, и злобны и бранны, Но я спокоен: недруг падет, Ибо известно: как кедр в Ливане, Только праведный в мире цветет. Лишь насажденные в доме Господнем Не увядают деревья сегодня, Даруя и в старости плод. Чтоб многим землям, народам многим Всегда говорить о том, Что нет неправды в Господе Боге, Что истины нет не в Нем. 92 Величием только Господь наделен, Могуществом препоясан, Над миром лишь Божий престол утвержден, Поэтому земли и небосклон Тверды от первого часа. Реки голос свой возвышают, И в море волна к волне Спешит; друг на друга они набегают, Но всех сильнее стихия иная: Он — сущий в Своей вышине. Нету границ откровенью святому, И свято оно искони, Принадлежит лишь Господнему дому Оно на долгие дни. 93 Яви Себя, Боже, и во мгновенье Сверши над гордящимися отомщенье, Доколе над нами им торжествовать И дерзкие речи свои источать, Доколе народ подвергать Твой гоненью, Вдову обижать, пришлеца убивать? Доколе им грешные молвить реченья, Мол, Богу Иаковлеву не узнать Все перед Ним прегрешенья! О вы, потерявшие разум и стыд, Куда вас ведет заблужденье? Ужель, что содеяли вы, не узрит Господь, даровавший нам зренье? И слово, которое дерзость таит, Ужель не услышит и вас не презрит Он, давший нам слух в даренье, Ужель не поймет вас и не обличит Он, давший нам дар разуменья? Все ведомо Господу, каждый наш шаг, Хоть праведен он, хоть ложен. На свете лишь тот и счастлив и благ, Кто ходит стезею Божьей. Только Господу Богу по силе В дни бедствия всем даровать нам покой, О Господи, чем мы Тебя прогневили? Мы — дети Твои, мы идем за Тобой. Пусть правда к праведным обратится, Мы ведаем, Господи, Суд совершится Твой. Множество против меня ополчилось. Кому ж защитить меня суждено?.. Когда не Твоя бы, о Господи, милость, Я знаю: душа бы моя вселилась В страну молчанья давно. Я грешен, о Господи, ибо случалось: Порою стопа и моя колебалась, Но был Ты опорой мне в трудный мой час, И если скорбь моя умножалась, Твоим утешением утешалась Душа моя всякий раз. Ужель Ты приблизишь к Себе, о Боже, Людей, умышляющих изничтожить Меня на Господнем пути? Ты их же злодейством побьешь и низложишь Всех тех, что мечтают коварством и ложью Меня извести. Лишь Ты — мне защита, и Ты мне поможешь Крепость в Тебе обрести. 94 Придите, и Господу возгласим Славословье своими устами, Предстанем с песнею мы перед Ним, Ибо Господь над всеми над нами. Он царь великий и над богами, И с именем Божьим мы в мире стоим. Все Божье, что тленно и все, что нетленно, Все земли, что близки и что далеки, Течение моря и воды реки; Придите, и мы преклоним колена, Ибо мы—паства Господней руки. О если б, люди, вы и сегодня Умели бы слушаться гласа Господня, А Он говорит вам, покуда живым: «Не ожесточьте сердца и ныне, Как ваши отцы когда-то в пустыне, Где род ваш вождал Я по землям глухим, Где сорок лет Меня искушали, Где был Я не слышим народом Своим. Где люди стезей Моих не искали И заблуждались сердцем своим, Где Я во гневе поклялся, что им Не войти в Мои светлые дали!» 95 Песней Господа благословляйте, Восславляйте явленье Его, Имя Божие воспевайте, Возвещайте спасенье Его! Тот, кто близок, и тот, кто дален, Пусть в усердных молитвах своих Славит Господа, что достохвален И страшнее богов иных. Славься, Божий чертог, осиянный Светом созданных Богом светил. Боги прочие — лишь истуканы, Бог же истинный все сотворил: Небеса, племена и страны. Пойте Господу славу ныне, Поспешайте в его дворы, Подойдите к Его святыне, Принесите свои дары! Имя Божие восхвалите, Пред лицом его вострепещите, Если праведны вы и мудры. И скажите, пусть знают люди: Царство Божие навсегда. И вселенная тем тверда, Что Господь нас по правде судит. Так страшитесь Его Суда. Возликует пусть высь без края, Торжествует пусть твердь земная, Восшумят пусть злаки полей, Пусть волнуется гладь морская, Все, что в ней живет и под ней. Страшитесь Господа, люди, Суд вершить приближается Он, И по правде судить Он будет Сонмы всех людей и племен. 96 Господь наш и милостив и суров, Есть Божий престол, и нету иного. Ликуют сонмы земных островов, Плывут облака у чертога святого, И праведный Суд—Его суть и основа, И Божий огонь опаляет врагов. И громы грохочут, и молнии блещут, И тают, как воск, от Господня лица 1оры, которым не видно конца, И видит земля этот огнь и трепещет. Пусть славой Господней народы прельстятся, И правду им пусть небеса возвестят, А святотатцы да устыдятся, Пусть Господу истинному преклонятся Все боги иные и все, что их чтят. Да будешь Ты, Боже, восславлен повсюду, Над всеми богами и навсегда. Пусть внемлет Сион, пусть колено Иуды Ликует и жаждет Господня Суда. Тот зло ненавидит, кто Господа чтит, Свет Божий лежит на святых, на нелживых. Сердца их безгрешные Бог веселит, Их ограясдает от рук нечестивых, Оберегает от многих обид. Так возликуйте, безгрешные, ныне, Восславьте память Господней святыни, И Бог вас наградит. 97 Пойте Господу песнопенье, Ибо чудо Господь сотворил, Он явил святое спасенье, Правду нашим очам открыл Для разуменья. Он народ не оставил Свой, Нас воспомнил в тяжелое время, Восклицай же, Господне племя, Бога славь, и ликуй, и пой! Славьте Господа своего, Не скупитесь на восхваленье, Восхвалите на гуслях Его, Да не.смолкнет глас псалмопенья. Пусть звучит и труба и рог, Ибо тот, кого славим, Бог, И нам сладко Ему служенье. Море Богу во славу бурлит, То шумит, то глубь наполняет. Что на грешной земле обитает, Все во славу Господню звучит. Реки Господу рукоплещут, Горы славят, деревья трепещут — Всё Ему восхваленье творит. И тому, что предсказано, быть, И Господь приидет к нам счастливо, Чтобы землю по правде судить, Чтоб народы карать справедливо. 98 Пусть мир сотрясется. Здесь царствует Бог Над всеми народами и племенами. Господь на Сионе велик и высок, Пред Господом да вострепещем мы с вами. Благословившего праведный люд, Восславим Господа песней всегдашней, Его, чье имя свято и страшно, Кто утвердил справедливость и суд. Ты, Боже, Иакова возлюбил, Ты внял Аарону и Моисею, К Тебе во смятеньи взывал Самуил Молитвой своею. И вещее слово Ты обратил Ко всем, кто законы Твои хранил, Ты дал им устав, их помазал елеем. Для них Ты, о Господи, Господом был, Порою судил их, порою щадил, Жалея! Так восхвалите Его премного, Придите к Сиону, свершите обряд, Превозносите Господа Бога, Ибо Он свят. 99 Восславьте, о люди, Господень чертог, Идите с весельем к нему, с восхваленьем. Предстаньте пред ликом его с песнопеньем, Он нас сотворил, сыновьями нарек, Спешите к вратам Его со славословьем, Идите к дворам Его с чистой любовью, Ибо Господь –—наш единственный Бог. Господа славь, Господний народ, Благословляй в молитве сердечной, Ибо, что будет на свете, пройдет, Только правда Господня вечна Из рода в род. 100 Буду петь я, о Господи, петь Милость Божию в мире непрочном, Буду, суд Твой провидя, радеть, Размышлять о пути непорочном. Чтоб когда не сейчас, но потом Приишел бы Ты в час мой желанный, То нашел бы Ты в сердце моем Только слово мольбы покаянной. Пусть ко мне не прилепится зло, Я отрину коварство и скверну, Я неправое дело отвергну, Чтоб меня очернить не могло, Отстраню я развратника злого И рекущего ложное слово, Чтоб распутство меня обошло. Кто на ближнего тайно клевещет, Я того от себя отдалю, И грешащего речью зловещей Изгоню я и не потерплю. Но зато непорочного мужа, Кто мне честью и правдой послужит, Чтоб приблизить, к себе призову. Чтоб при мне только те пребывали, Что на путь непорочности встали, Услужая, пока я живу. Ото всех, беззаконья творящих, Ложь рекущих и зло говорящих, Домы наши я обороню. Из-под всякого чистого крова, Из Господнего града земного Беззаконника я изгоню. 101 О Боже, услышь Ты мой зов неутешный И лика пресветлого не отстрани, Услышь, как молюсь и взываю я, грешный, Услышь и откликнись заботой поспешной. Мои, словно дымы, истаяли дни, Сожег мои кости огонь неизбежный. Меня ночеденно забота заботит, Иссохну ло сердце, как травы в полях, И кости от стонов прилипну ли к плоти, И я, словно цапля, что не на болоте Живет, но застряла в горячих песках. Как филин ночной, я не сплю, опечален, На кровле чужой или груде развалин, А имя мое у врагов на устах, Они меня клясть и винить не устали. Питье мое — слезы, мне пепел — еда, Я гибну от правого гнева Господня, Сначала меня Ты, о Господи, поднял, Да, видно, за грех мой низверг без труда. И дни моей жизни текут, как вода, Как тень, исчезают вчера и сегодня. Ты ж, Господи, в мире пребудешь всегда. Восстань же скорей над Сионом священным, Восстань, ибо время смягчить приговор, Рабы Твои боготворят его стены И плачут о прахе его до сих пор. Народы пусть славы Твоей убоятся, Земные цари пред Тобой преклонятся, Ты снова созиждешь Сион и простишь И тех, что с молитвой к Тебе обратятся, В Своей доброте не презришь, но призришь. Об этом да впишется слово в скрижали, Чтоб знали потбмки и воспоминали О том, что Господь со Своих облаков Призрел нашу землю в годину печали, Услышал стенанья заблудших рабов. Так пусть же к Сиону хвалы вознесутся, Пусть Господа славят во веки веков, Когда для служенья Ему соберутся Цари и народы всех сущих краев. И хоть мои силы Господь изнурил И дни моей жизни окоротил, Но я благодарен Ему и за это, Я сладкою мыслью себя ублажил: Господнему веку скончания нету, Он в мире пребудет таким же, как был, Хоть земли и небо, что Он сотворил, Как ризы, истлеют за многие лета. Но племя рабов Его верных продлится, Их семя пред ликом Его утвердится. 102 Душа моя, Господа благослови, Воспомни Господние благодеянья, Все, что ни есть, все от Божеской длани, Душа моя, Господа благослови. Благослови за обилье щедрот, Ибо Господь избывает страданье, Определяет за грех наказанье Или прощает всех нас наперед. Многими благами Он награждает, Юность былую Он нам возвращает, Снова орлиные крылья дает, Милостью кротких и верных венчает, Щедро короткий наш век продлевает, Нас избавляет от тяжких забот. В угоду обиженным правит Он суд, Спасает убогих рукою Своею, Он указует пути Моисею, Учит делам Своим праведный люд. Бог многомилостив и терпелив, Ибо дарует нам щедрость благую, И, прогневясь, он не век негодует, Не по грехам наказанье смягчив. Хоть и высок шатер небосвода, Милость Господня превыше подчас, Как над землею заход от восхода, Бог отдалил беззаконья от нас. Он исчисляет и дарит нам годы. Всех, кто пред Богом трепещет, Господь Милует, словно отец свою плоть — Милых сынов—-продолжение рода. Годы людские и грешные люди, Словно цветы, кои ветр из земли Вырвет и вдаль унесет; и забудет Их даже место, где раньше росли. Только Господняя милость от века К тем, кто служить Ему честно готов, Правда Его на сынах человека И на сынах, и на внуках сынов. На небесах Он поставил престол, Ангелы подле престола святого, Дело Господне, Господень глагол Благословляйте снова и снова. Благословляйте устав и основы Все, кто под Божию руку пришел. В необозримом владычестве Божьем Благословите словом любви 15спода все, не грешащие ложью, И, озаренная Милостью тоже, Душа моя, Господа благослови! 103 Душа моя Господа благословляет, Велики и чудны Господни дела. Как в ризы, он светом Себя одевает, Он небо бескрайним шатром простирает И тучи в Свою колесницу впрягает, И ветер небесный — Господни крыла. Чертоги над водами Он устрояет И духов и ангелов сотворяет, И огнь, что разит и сжигает дотла, Ему услужает. Он землю на крепких основах приподнял, Она нерушима от Божьих щедрот. Ее украшают и бездны, и лед, И горы омыты водою холодной. Вода от прощения Божья течет, Уходит от голоса грома Господня. Господь наш и водам земным повелел Тем в горы спешить, тем в долинах струиться, Чтоб всех напоить, кто живет и плодится. Господь и потокам поставил предел, Чтоб снова потопом воде не разлиться. Ты, Боже, призретых Тобою людей Плодами деяний Своих насыщаешь, Скотине Ты травы ниспосылаешь, Ты нас для веселья вином услаждаешь, Кому-то даришь благодатный елей, Ты хлебом насущным: сердца укрепляешь И кедры ливанские насаждаешь, Где многие птицы поют меж ветвей. Воздвигну л Ты горы, где прячется серна, Утесы, в чьих впадинах заяц живет, Ты солнце с луной совместил равномерно, И время луною исчислено верно, И солнцу предписан восход и заход. Ты ночь сотворяешь, и хищники рыщут, Добычи от Господа просят и ищут. Но волей Твоею солнце опять Восходит, и львы отправляются спать До завтрашней тьмы и до завтрашней пищи. И люди встают, чтобы труд свой свершать, Выращивать злаки и строить жилища, И милости Господа благословлять. Как всё Ты, о Боже, содеял премудро— И море и сушу, и вечер и утро, И тварей, которых не сосчитать. И Левиафана, что может играть В стихии безбрежной—Твоем сотворенье, Все ждут на земле от Тебя насыщенья. Мы алчем, о Боже, Твою благодать, А лик отвернешь Ты, и мы во смятеньи. Вовеки Твоя всемогуща десница, Отнимешь Свой дух Ты от твари любой— И в персть она снова свою возвратится, А землю призришь Ты, она обновится, К горе прикоснешься—-гора задымится, Вовек да пребудет слава с Тобой! А сам я, пока бытие мое длится, Буду о Господе веселиться И петь Ему песни хвалы и любви. И да покарает Господня десница Всех тех, кто грешит, кто Суда не боится. Душа моя, Господа благослови. Аллилуйя! 104 Славьте Господа и призывайте, Имя Господа возглашайте Среди всех народов земных, О делах Его возвещайте, Божьи знаменья различайте, Чудеса Его воспоминайте И суды Его уст святых! Нам лишь именем Божьим хвалиться. Да не будет веселью конца, Пусть ликует и веселится Тот, кто ищет Его лица. Кто вы есть, Авраама племя, Кто вы есть, Исаака семя? Вас Господь избавляет от бед, Вас выводит на свет из мрака. Это Он за тысячу лет Заповедал, оставил Завет Аврааму и Исааку . «Я поля Ханаана вам дам, Ваше племя чтоб там обитало!» — Так Господь сказал пришлецам, Коих было в ту пору так мало, Что они прибивались сначала К разным царствам, к чужим племенам. «Им, Мою исполняющим волю, Им, любимым пророкам Моим, Я обиды чинить не позволю!» — Так сказал Он владыкам земным. Но на землю нашла, как проклятье, Сушь, сожегшая в поле хлеба, И Иосифа продали братья Чужеземным купцам, как раба. Сын любимый в темницу, в оковы Ввергнут был от отца своего, Так исполнилось Божие слово, Испытавшее верность его. Тот, кто краем Египетским правил, Вскоре узника освободил, Господином над домом поставил, Чтобы многих вельмож он наставил, А иных мудрецов умудрил. И Иаков с роднёю своей Поселился во области Хама, И Господь им умножил детей, Так что стало всех прочих сильней Племя праотца Авраама. И ему египтянин вОздал Лютой ненавистью и ложью. Но Господь Моисея избрал И рабам Аарона послал, Чтобы поняли знаменье Божье, Чудеса, что Господь им являл. Бог Египет во тьму погрузил, Чтобы слушали Божия слова, Воды многие в кровь превратил, В их течениях рыб уморил, В наказание жаб напустил Всюду, даже в покои царевы. Скнипы множество дней подряд Налетали на их просторы, Египтянам не дождь, но град Бог послал, чтоб побил виноград И сикоморы. И другая беда пришла, Край Египетский одолела: Все хлеба саранча пожрала В необъятных его пределах. Край Египетский Бог оголил, Чтоб спасти Свой народ от плена, Многих первенцев Он поразил, А Израилевы колена С серебром и со златом бесценным Прочь из края увел, что не мил. Бог простер облаков покров, Ночью свет засиял под небом, И несчетно голодных ртов Бог насытил небесным хлебом, Дал им в пищу перепелов. А потом из камня сухого Излилась вода потому, Что Господь не забыл былого Аврааму, рабу Своему, Данного слова. Бог народ Свой благословенный, Многой радостью озаренный, Вывед по Свому пути. Земли дал ему иноплеменных, Чтоб ему соблюдать законы, Чтоб Господни уставы блюсти. 105 Славь же Господа, всяк человек, Ибо правда Его вовек. Не исчислить могущество Бога, И блаженны во всякий час Правду Божию чтящие строго И суды, что карают нас. Вспомни ж, Господи, Свой Завет И даруй нам Свое спаЬенье, Изъявляя благоволенье К тем из нас, кто Тобой призрет. Чтобы мог и я причаститься К благу тех, кого Ты избрал, Чтоб весельем их веселиться, Чтоб наследьем Твоим хвалиться, Хоть, бывало, мой род согрешал, Порождал своих нечестивцев, Беззакония совершал. Тяжек грех наших грешных отцов, Что Твою не попомнили милость, Преумножили тяжесть грехов, Чудом Божиим не вразумились, Возмутились у Чермных брегов. Ты по безднам провел, как по суше, Среди хлынувших вод морских Возроптавших детей Своих, Спас Своих сыновей непослушных От врагов, ненавидевших их. А несчетных врагов во мгновенье Захлестнули морские валы, И спасенные в честь спасенья Возгласили Богу хвалы. Но потом они все позабыли, Ибо к ним прилепился Ваал, Бога истинного искусили. Даровал Он им все, что просили, Но на души их язвы наслал. Отступившие от закона, Возроптали они на святых Моисея и Аарона, Но Господь спас любимцев Своих От Дафана и Авирона. Перед идолом—капищем зла Нечестивцы главы преклоняли, И огонь сожигал дотла Их, что славу свою променяли На жующего сено вола. Про Того позабыли они, Кто в Египте спасал их от горя, Чудеса им являл искони, Кто хранил их в тяжелые дни, Проводил через Чермное море. Всё бы племя Господь покарал, Богохульством грешившее, ложью, Но однажды в расщелине скал Моисей перед Господом встал, Отвратил прогневление Божье. Но мечту о желанных краях Это племя презрело и снова Возроптало в походных шатрах И не слушало Божьего слова. И вознес Он десницу Свою, Чтоб святое возмездье содеять, Низложить их в пустынном краю И по землям несчетным рассеять. Позабывший Господа люд В песнопениях пел о Ваале. Люди жертвы ему возлагали, Но призвал Финеес их на суд, И за это ему воздавали Те, что чтили святого и чтут. Люд неправедный Бога гневил, И за то Моисей поплатился: Дух его их грехом омрачился, И он словом своим согрешил. Все ж Господь Свой народ сохранил, Хоть содеянный грех не простился, Ибо идолам род наш служил, В жертву им сыновей приносил, Ханаанским уродам-молился. Блудодейством наш род осквернялся, И его, коим сам погнушался, Бог язычникам в руки предал. Чтобы тот повелителем стал, Кто сей род не любил и боялся. Чтобы недруг наш род утеснял, Что народ наш роптал, но смирялся. Ты, Господь, справедливо карал Тех, чьи были греховны деянья, Хоть судил по грехам наказанье, Все же Ты их молитвам внимал И порой пробуждал состраданье В тех, кто племя Господне пленял. Так спаси же, Создатель, жалея, Нас, сынов согрешавших Твоих, Собери от народов иных, Чтоб гордиться нам славой Твоею, Что превыше всех благостынь. Пусть от века до века, ликуя, Твой народ возглашает «Аминь!» «Аллилуйя!». 106 «Славьте Господа, ибо Он благ, Ибо милость Его вовек» — Благодарно да скажет так Всяк спасенный Им человек, Все, кто жаждал и голодал, Кто в пустынях блуждал далеко, Те, кого собирал и скликал Бог от запада до востока И стезею Своей вождал. Люди, Господа благословите, Ибо чудны Его дела, Ибо благом Господь насытил Душу ту, что блага ждала. Слову Божью не все внимали, Богом грешники небрегали, Прозябали в смертной тени, В многой скорби и многой печали, И настали такие дни, Что ко Господу люди воззвали, И когда изнурял их Бог, Претыкались они и стенали, И никто, только Он нам помог, Чтобы смертные узы порвали. Славьте, люди, Господню милость И деянья Его для людей, Крепость медных ворот сокрушил Он И опоры железных дверей. А людей беззаконье чернило, То, что ели, им было не мило, И взывали во скорби своей Люди к Богу, и Он от могилы Спас строптивых Своих детей. Восславляйте же Бога за милость, За деянья Его для нас, Чтобы слава Его утвердилась Во всякий час. Пусть хвалу Его благостыне Люди пением возвестят, И все те, кто уходит ныне В даль морскую, где воды бурлят, Чудо Божие да узрят В неоглядной морской пучине. Знак подаст Он, и ветер небесный Волны моря поднимет ввысь, Скажет — волны низринутся в бездны, Где они родились. Волны моря корабль болтают, В страхе души людей пребывают, Исчезает мудрость людей. И когда во скорби своей Люди Господа призывают, Воды бурные утихают, Не ломают борта кораблей. Славьте ж, люди, Господа Бога, Одарившего милостью многой Своих сыновей! Пусть возносят Его средь мудрейших, Пролавляют в собраньи старейших, Славят щедрость Божьей руки, Хоть порою Он русло реки И просторы полей цветущих Превращает в солончаки За бесчестие там живущих. Но Господь и в иссохшее ложе Возвращает потоки воды, Превращает пустыни в сады, Поселяет там тех, кто может Сеять хлеб и растить плоды, Сочетая свои труды ,,. . ?„ С восславлением милости Божьей. Он всех праведных благословляет И скота их не умаляет, Умножает потомство их. Если ж сильные их притесняют, Бог бесчестие изливает На всесильных князей земных И слабейших рабов своих Из беды вызволяет. Чтоб мудрец разумел благовестье, Радость верных была б чиста, Чтоб свои замыкало уста Земное нечестье. 107 Сердце, Господи, мое готово, Я возьму псалтирь, я молвлю слово И восславлю Бога моего. Рано встану я, чтоб петь сегодня, Ибо выше неба власть Господня, Выше тучи истина Его. Слава Божья да распространится Надо всей бескрайнею землей, Тех, кто сердцем к Господу стремится, Боже, огради Своей десницей И меня услышь и успокой. И в святилище Своем к нам всем Обратил Создатель речь такую: «Вам на радость разделю Сихем, Раздроблю Сокхоф и возликую!» И еще Господь изрек оттуда: «Галаад, Манассия, Ефрем — Вот кто крепость мне и крепость всем, И приимет скипетр Иуда. Что же до Моавова дома, Этот дом Мне будет, что коноб — Сей сосуд для омовенья стоп, И стопой Я потопчу Едома!» Господи, но кто ж во град введет Рать мою и следом мой народ? Господи, не Ты ль, что нас отринул, Без благословения покинул Наши рати, шедшие в поход? Нам к кому взывать, когда не к Богу? Помощь от людей — тщета и прах. Всё от Бога, всё в Его руках, Только от Него нам ждать подмогу. 108 Боже мой, Господь моей хвалы, Боле Своего не дли молчанья, Накатились на меня валы Нечестивой лжи, коварной брани. Платят злом мне за благодеянья Люди, что и сами не белы; Господи, пошли им наказанья. Ты над ними власть поставь такую, Что грешней и нечестивей всех, Пусть диавол встанет одесную, Пусть молитва им вменится в грех. Если судия их призовет, Пусть, сочтя виновными, ославит, Пусть их скарб возьмет заимодавец. Плод трудов их пусть сосед возьмет. И да будут годы их суровы, Пусть останутся их жены вдовы, Пусть не привечают их сирот, Будут пусть их отпрыски голодны, Если и женаты, то бесплодны, Чтоб навечно их пресекся род. И еще: пусть пред лицом Творца Беззаконье грешных не простится, Вспомнятся деянья нечестивцев, Матери грехи, грехи отца. На того, кто дарит всем презренье, Пусть в свой час презрение падет, Тех, кто не дает благословенья, Пусть благословенье не найдет. И того, кто шлет проклятье братьям, Как елей, помажет пусть проклятье Или, словно ризой, облечет, Пусть проклятье облачит, как платье, Всех, кто зло против меня речет. Мне же милость, если суждено, Сотвори, я нищ, и сердце наго, И оно во мне уязвлено. Для меня же милость Божья — благо. Я истаиваю, словно тень, От постов дрожат мои колена, Туки тленной плоти постепенно От меня отходят всякий день. Стал посмешищем я для людей, Указует на меня прохожий, Помоги мне, Господи, мой Боже, И спаси по милости Твоей. И поймут враги, рукою Чьей Я спасен, и устыдятся, может. Пусть клянут меня повсюду люди, Ты же, Господи, благослови, Восстающий да пристыжен будет, А исполненный к Тебе любви Пусть весь век свой в радости пребудет. Пусть враги в бесчестье, как в одежи, Облачатся, Господи мой Боже, Мне же петь Тебя и прославлять. Господи, стоишь Ты рядом с каждым, Чтоб от осуждающих спасать Тех, кто беден, или тех, кто страждет. 109 Владыке моему сказал Господь: «Сядь одесную и сиди, покамест Я не споспешествую обороть Врагов, чтоб мог Ты их попрать стопами. И жезл тебе с Сиона Бог пошлет, Господствуй средь врагов, чтобы когда-то День силы мог бы встретить твой народ Во благолепии того, что свято. Тебе ведь было суждено родиться, Росе подобно, ранее денницы, Бог клялся, чтоб не каяться вовек, Он знал: ты будешь как Мельхиседек. И в день Господня гнева Суд свершится, И сокрушится всякий человек. ' Грех и царю земному не простится. Ну, а тебе случится на пути Склониться пред потоком и напиться, И голову высоко вознести». 110 Славлю, Господи благословенный, Я Тебя средь тех, что чужды зла, Красота Твоя вовек нетленна И для праведников вожделенна. Чудны, Господи, Твои дела! Людям дал Ты пищу милосердно. Силу собственных великих дел Ты явил боящимся и верным, Им наследье дал погрязших в скверне, Тех, кто истину Твою презрел. Мудро дело Божьих рук премного, Суд бесспорен, истина чиста, На века заповеданья Бога, Ибо правда в них и правота. Чудно избавленье даровал Он Нам, рабам, поверженным во прах, Чтобы пониманье озаряло Тех, кто с Божьим словом на устах Путь проходит, ибо Божий страх — Это всякой мудрости начало. Слава Божья да живет в веках, Чтоб она вовек не иссякала! 111 Муж блажен, что Господа боится, Заповеди Божии блюдет, Семя праведного укрепится, Род его вовек благословится, Что он ни посеет, все взрастет, И добро его не истощится, Солнце и в ночи ему взойдет, Он простит того, кто повинится, Сам простит, грех и ему простится. Даст он бедным от своих щедрот, Он молвой худой не осквернится, Ибо в Боге веру обретет, В истине Господней утвердится, Без боязни он на Суд пойдет. И молва о нем распространится, Слава праведного вознесет. Тот, кто нечестив, посторонится, Задосадует и прогневится, Потому что то, к чему стремится, Он, неправедный, не обретет. 112 Имя Господне, что благословенно Вовек, Пусть восхваляет нощно и денно Всяк человек. Пусть каждый, кто с запада, кто с востока, Молитву Ему творит, Слава Господня над нами высоко Над небесами парит. Высок чертог Господний, и все же Оттуда во всякий час Ты преклонишься, Господи Боже, Чтобы приветить нас. Иной, что беден и безответен, В ничтожестве век свой должен влачить, Но в силах Ты, Боже, его отличить, Из праха поднять его и приветить, Рядом с князьями земли посадить.' И женщину, что не способна родить, Можешь один Тка на белом свете Счастливой матерью в дом поселить, Ликующею о детях. 113 Стал Иуда Божьею святыней. Бог Израиль отчиной нарек, Море будто бы смутилось ныне, Иордан куда-то вспять потек. Пляшут горы, прыгает долиньс, Словно агнец иль единорог. Море, что смутилось ты премного, Где, о Иордан, твоя дорога? Отчего долины и поля Прыгают резвей единорога? То трепещет грешная земля Пред лицом Иаковлева Бога. Ты преображаешь, Боже правый, Скалы в реки волею Своей, Господи, не нас, не нас, людей, Но Себя Своей великой славой Ты по праву Истины овей, Чтоб язычники во всякий час: «Где ваш Бог?» — не вопрошали нас. Наш Господь на небесах, он вечен, От творит, что хочет, добр и строг. Жалкий идол всякий прочий бог — Только плод деяний человечьих. У идолов есть уста, но эти уста молчат, У идолов есть глаза, но эти глаза не зрят, Есть уши, да нету слуха, И нет ни души, ни духа. Ноздрями им не обонять, В руках у них нет осязанья, И гласа им не издавать Своей гортанью. И уподобятся им, богам своим неживым, И тот, кто их сотворяет, и тот, кто молится им. Чада Израиля, дом Аарона, Благословляйте Бога Сиона. Уповайте на Божью десницу Все, кто чтит Его и боится. Всем, кто боится Его и чтит, Всем одаренным и обделенным Господь — опора, надежный щит, Нас не забудет Господь Сиона, Он дом Израиля, дом Аарона Благословит. Да будете все вы благословенны Им, сотворившим небо и землю, Небо—Господне, а землю от века Он даровал сынам человека. Прославить Господа, восхвалив, Не тем, кто умер, а тем, кто жив, Аллилуйя! 114 Заклинал я Господа: «Взгляни, Слух к моим моленьям преклони!» И услышал Он мои заклятья, Потому и буду призывать я Господа в оставшиеся дни. Муки адские меня объяли, Овладела мною теснота, Разомкнула скорбь мои уста, Я воззвал ко Господу в печали. К тем, кто прост душой, Господь не строг, Он их умиряет неустройство, И когда совсем я изнемог, Он меня услышал и помог; Возвратись, душа моя, в покой свой. Нас облагодетельствовал Бог. Он тебя, душа, из смерти поднял, Стер Он капли слез со щек моих, И, не претыкаясь, я сегодня Вновь иду перед лицом Господним На земле живых. 115 «Ложен человек и всяк из нас» — Так, свой дух печалью сокрушая, Опрометчиво я рек подчас, Сам тем самым ложью согрешая. Я Господне имя призову, И приму я чашу избавленья, Но Ему, склонив свою главу, Что могу воздать в благодаренье? При стеченьи множества людей Свой обет, о Господи, сегодня Дам Тебе я, верный раб Господний, Сын рабыни преданной Твоей. К Господу воззвав, я ждал ответа, И Он волю узам дал моим. Чем Ему могу воздать за это? Вознесу хвалу Его святым, Принесу Ему свои обеты Так, чтоб слышал Иерусалим! Аллилуйя! 116 Славьте Господа, чья рука Нами движет издалека. Люди, Господа славьте, ликуя, Ибо милость Его велика, Ибо правда Его на века. Аллилуйя! 117 Славь же Господа, всяк человек, Ибо милость Господня вовек, Дом Израиля преклонится Перед Тем, чья милость вовек, Будет дом Аарона молиться, И все те, кто Бога боится, Ибо милость Господня вовек. Я, стесненный земной теснотою, Звал Того, чья милость вовек. И услышал Он, что я рек, И широкой повел стезею. Что содеет мне человек, Если Он, мой Господь, со мною? Лишь от Господа мне подмога, Чем надеяться на людей, Чем надеяться на князей, Уповать не верней ли на Бога? Сто народов меня окружили, Но в меня не вселили страх. Не убили и не низложили, Ибо я их противился силе С Божьим именем на устах. Налетали они волнами На меня, как пчелиный рой, Но тотчас угасали, как пламя, Ибо был мой Заступник со мной. Враг толкал меня, чтоб я упал, Но Господь меня поддержал, Ибо Он — и мое спасенье, Как всех тех, кто свои моленья Обращал к Нему и уповал. И весь век свой я буду молиться, Славить Бога, чья власть велика, Ибо силы Господня десница Дарит нам, и она высока. А меня Господня рука Наказала, чтоб мне. не гордиться, Но мне смерть не судила пока. Буду петь, буду славить я Бога, Отворите мне правды врата, В кои праведным только дорога, Ибо эта дорога чиста. Ты услышал мои стенанья, И молитва к Тебе дошла, Камень тот, что отвергнут был ране, Может стать главою угла. Всё от Господа, дух и плоть, И в очах наших дивно от Бога. Этот день сотворил Господь, Так возрадуйтесь, люди, премного. Лишь Тобою спасенный — спасен, Ты и к нам споспешествуй тоже. И да будет благословен Всяк, грядущий во имя Божье. Ты, Госпбдь, всех нас и меня Осиял Своим милосердьем. Люди, жертву вяжите вервью Вы для жертвенного огня. Что бы, Господи, ни случилось, Буду славить Твой каждый шаг, Чтобы имя Твое святилось. Славьте Господа, ибо Он благ И вовеки Господня милость. 118 Блаженны непорочные в пути, Хранящие Господни откровенья, В ком нет ни беззаконья, ни сомненья, Все те, кто жаждет Господа найти, Несущие в душе те повеленья, Что заповедал нам Господь нести. Когда б, о Боже, Ты меня направил И ни уставов мне Твоих, ни правил Не преступать, чтоб не попасть в беду. По правоте своей Тебя б я славил И научался Твоему Суду. Пребудь со мной, или во грех впаду, Когда пойму, что Ты меня оставил. Как юношам пути не оченрить, Как от Закона им не отклониться? По слову Твоему тебя судить, Молить, чтоб Ты благоволил учить Тому, чему мы в силах научиться. Чтоб пред Тобой ни в чем не согрешить. А я слова от уст Твоих святых Весь век устами возвещал своими, И нету для меня богатств иных, Лишь слово Божие и Божье имя, Утешен я уставами святыми В неисчислимых горестях своих. Яви, о Боже, милость благосклонно Твое мне слово помнить, Твой Завет. Открой мне очи и даруй мне свет, Чтоб видеть чудо Твоего Закона. Мы—странники, и не сокрой от нас Твоих святых заповеданий милость, Чтоб по Твоим судам душа томилась, Во всякий день наш и во всякий час. Ты укротил отвергнувших Закон, Меня ж, хранящего Твое ученье, Оборони навек от поношенья, Ибо преследуют со всех сторон Меня земных князей злоумышленья. Мне лишь Твое ученье — утешенье, Мое орудье—Божьи откровенья. Я имя осенен и защищен. Душа моя повержена во прах, Так оживи меня Себе во славу И вразуми священному уставу, Ибо хожу я на Твоих путях. От горестей душа моя истает, Но пусть, чтоб мыслить о делах Твоих, О чудесах и о словах Твоих, Меня восставит благодать святая. Дай мудрость обойти дороги лжи, От темных помышлений удержи, Чтоб я к Твоим Законам прилепился. Дай мне урок, чтобы постичь я мог Все заповеди, чтоб я потек Путем, которого бы не стыдился. Стези Твоих Законов возжелав, Я буду им внимать непрекословно, Поставь меня на путь, чтоб Твой устав Мне до скончанья дней нести любовно. Чтоб с этих пор в оставшиеся дни Мне на стезях Твоих себя очистить, Мое, о Боже, сердце преклони К ученью Твоему, а не к корысти. От суетности взор мой отврати Благоговенья пред Тобою ради. В душе моей завет Свой утверди, Чтоб жизнь прожить, на тлен ее не глядя. Дай силы мне, чтоб я не согрешал, Суди меня, суды Господни — благи, Чтоб я Твоих велений возжелал, Животвори меня на каждом шаге. По слову Твоему, чье имя Бог, Да будет мне и милость и спасенье, Чтоб я своим врагам ответить мог На все гоненья и злоумышленья, И не отыми, Боже, никогда Слов истины от тех, кто уповает На справедливость Твоего Суда, Пусть мною Твой Закон повелевает. Идти свободно я не постыжусь, Ибо Закон несу, что правит нами. Твои заветы я не убоюсь Ректи пред самовластными царями, Твои я заповеди возлюбил, Я помышляю днями и ночами О слове, что ко мне Ты обратил. Во дни, когда я духом омрачался, Мне это слово прибавляло сил, А кто-то гордый надо мной смеялся, Но от Закона я не уклонялся И мыслью о Тебе утешен был. Я сокрушаюсь, глядя на неправых, Тех, кто не по Твоей стезе идет. Мне ж были песнею Твои уставы Во дни моих скитаний и невзгод, Я повторял Твое святое имя, Я соблюдал все то, что Ты изрек. Твои Законы стали и моими, Во мне Твои веления вовек. Блюсти Твои уставы — мой удел, И потому молить Тебя я смел: Меня Твое пусть не осудит слово — Я от Закона Твоего святого Не отвращал ни стоп своих, ни дел. Хоть нечестивцы расставляли сети, Но Твой Закон не прятал я под спуд. Я славил днем, в ночи и на рассвете Тебя, Господь, за праведный Твой суд. Я—Божий раб, сопутник тех людей, Кто чтит устав Господний и веленья. Ты, что бескраен в милости Своей, Открой мне мудрость Своего ученья. Я, Господи, Тобой благословен, И благо мне от Твоего реченья. Мне, верящему в Твой святой Закон, Дай мудрость веденья и разуменья. Да, я грешил, но Ты не в наказанье — Для постиженья мне дарил страданья, И ныне слово Господа со мной. Дай мне постичь Твои предначертанья, Ты благ, Свои уставы мне открой. Пусть гордецы хулой своей и ложью Меня порочат, изливают злость., Во зле их сердце жиром налилось, В моем же сердце только слово Божье. Чтоб все постичь, я мукам обречен, И потому мое страданье свято, Ибо от Божьих уст святой Закон Ценнее мне и серебра и злата. Мне, что Твоей десницей сотворен, Дай сил Твоим уставам научаться, И возликуют пусть и удивятся Все сущие, что Божий чтят Закон. Даруй спасенье от Своей мне длани, Великие мне милости послав, Но от Твоей руки и наказанье Мне будет сладко, ибо суд Твой прав. Яви и милосердье и прощенье Мне, коему Закон Твой—утешенье. А всех, кто копят зло и нас гнетут, Гордящихся да постыдит Твой суд. Я мыслю о Господием повеленья, И пусть ко мне придет весь правый люд, Все те, что истинного Бога чтут И ведают Господни откровенья. И пусть грехи мне сердце не гнетут, Чтоб не обречь меня на посрамленье. Послушен я реченыо Твоему, Когда приидешь и меня утешишь. Томлюсь я по спасенью Твоему, Когда меня спасешь, когда утешишь? Я — словно мех, иссохшийся в дыму, Но пред Твоим Законом я безгрешен. Скажи: сколь длиться веку моему? Когда на Суд Ты, Боже, призовешь Копавших ямы мне людей неправых? Не слушал я их искушений, ложь, Я знаю: правда лишь в Твоих уставах. Мне угрожали гибелью, но все ж Посул врагов отвергнул, как отраву, Я, верящий, что Ты меня спасешь, Чтоб мог хранить я Твой Завет и славу. Вовеки и земля, и небосвод, И всё по слову Твоему живет, Всё в мире сотворил Ты и поставил. И благодать речей Твоих и правил С тех давних пор идет из рода в род. В Твоих веленьях и мое спасенье, Без них и я погиб бы от невзгод. Мне несть Твои веленья и реченья. Я — Твой, спаси меня от многих бед. 1отовят мне враги злоумышленья, Чтоб предо мной померкнул белый свет, Но я Твои взыскую откровенья, Которым края и предела нет. Весь век и в час дневной, и в час ночной Я размышляю о великом Боге, И я мудрей врагов моих премногих, Ибо заветы Божии со мной. Мудрей я и учителей своих, Ибо во мне Господни повеленья, Я сведущ более людей седых, Ибо храню Господни откровенья. Я уклоняюсь от пути кривого, Чтобы нести мне Твой закон и слово, Что слаще меда от пчелиных сот. Нет, кроме Твоего, пути иного, Лишь путь закона Твоего благого Меня с пути кривого прочь ведет. И вразумляюсь снова я и снова Веленьями Твоими наперед. Закон Твой — направитель стоп моих, Светильник на стезях моих крутых, Я клялся соблюдать Твои заветы Весь век, так оживи меня за это Великой силой слов Твоих святых. Я видел много на своем пути, И что реку я в простоте сердечной Прими, сочти моей молитвой вечной И вразуми меня и просвети. Моей душе в Твоей деснице быть, Я от Твоей стези не уклоняюсь, И, мысля о Тебе, я утешаюсь: Врагам моей души не уловить. Я принял, Господи, Закон Твой правый, И сердце я возвеселил свое. К Тебе, чтобы блюсти Твои уставы, Навек я сердце преклонил свое. Господь — мой щит, покров, даритель сил, И я соблазну говорю: «Изыди!», Ибо Законы Божьи возлюбил Я столь же сильно, как возненавидел Всех, кто Законы эти преступил. Не дай мне знаться, Господи, с людьми, Что суд вершат не по Твоим веленьям. И укрепи меня Своим реченьем, И в чаяньи моем не посрами. Ты, Господи, поддержишь и спасешь Меня, чье бытие в Твоих уставах. Ты отступившихся людей неправых Отвергнешь, ибо их реченья — ложь. На грешниках я вижу свет зловещий И по Твоим Законам жить стремлюсь, В великом страхе плоть моя трепещет, И сердцем я судов Твоих страшусь. Я над собою суд свершаю сам, Не предавай меня моим врагам, Чтоб гордые меня не угнетали, Мои глаза истаяли в печали, И слух мой обращен к Твоим речам. Я знаю: грозный Суд Твой будет правым. Я грешен, и карай меня скорей, Твори со мной, Твоим рабом лукавым, Что должно, все по милости Своей, Но вразуми меня Твоим уставом. Закон попрали дети суеты, Но пробил час, и к ним грядет расплата, А мне Святой Закон дороже злата, Пусть даже самой высшей чистоты. Нет, кроме Божьей, в мире правоты. Иное — ложь и бедами чревато. И благо Божьих откровений дивных Способно вразумить людей безвинных, И я весь век свой Твой Завет хранил. Уста я открываю, я вздыхаю, Когда Твоим речениям внимаю. Призри меня, что Бога возлюбил. Не беззаконье, но Твое пусть слово Меня поставит на Твои пути, Избавь от угнетения людского, К Твоим меня веленьям обрати. И озари меня Своим огнем И не отвергни от святого лона, Ты видишь, как я слезы лью о том, Что люди Твоего не чтят Закона. Ты прав, и правда лишь в Твоем Суде И в сути откровения святого, Мое же сердце, Господи, в беде: Мои враги Твое забыли слово. А я душою всею возлюбил Подаренные нам. реченья Божьи, И хоть, быть может, слаб я и ничтожен, Я повелений Божьих не забыл. Лишь тот Закон, что Бог нам подарил, Есть истина, закон не этот—ложен. Когда же я скорбел и горевал, Я силы брал всегда от Божья слова, Меня Ты вечной правдой утешал, Так вразуми, чтоб мне .служить ей снова. К Тебе взываю сердцем я: «Внемли, Весь век свой я хранил Твои уставы!» Я говорю: «Спаси, о Боже правый, И Твой глагол во все края земли Отныне буду несть Тебе во славу!» Рассвет я предваряю, я взываю, Я на Твое лишь слово уповаю. Еще до первой стражи, в ранний час, Встаю, ночную чувствую прохладу, Чтоб внять Твоим словам в который раз. Так будь же милостив, услышь мой глас, По Своему суду меня возрадуй. Все те, кто от путей Твоих далек, Приблизились ко мне, злоумышляя, Но близок Ты, единственный мой Бог, Чья в мире вечна истина святая, Я с молодых годов постигнуть мог, Что нет ей ни скончания, ни края. Я Божий чтил закон, и потому Воззри на боль мою, на злоключенья, Спаси, и за меня вступи в боренье, И оживи по слову Своему. Далек от правды тот, кто нечестив, Но от спасенья дале он намного. Меня ж, за все грехи мои простив, Спаси, ибо чиста моя дорога. Меня мои гонители хулят, Я ж от Твоих стезей не отдаляюсь И, зря людей неверных, сокрушаюсь,' Ибо они закон Твой не хранят. «Так оживи меня!»—прошу я снова, Твои веленья силу мне дают. На свете истинно лить Божье слово, И вечен в мире только Божий суд! Меня цари преследовали гневно, Мне ж в мире страшен только Твой глагол. И был я рад, Твоим реченьям внемля, Как будто прибыль многую обрел. Ложь невзлюбил я, и гнушаюсь зла я, Благослови ж мой путь, мои труды. Ведь что ни день, ни час, я прославляю Господни справедливые суды. Блаженны те, кто Твой Закон блюдет, Их мир велик, и нет им преткновенья, Кто чтит Господни заповеди, тот Да уповает на спасенье. И я стезею Твоего ученья Иду, и нету мне стези иной. Несу Твои реченья и веленья, И все пути мои передо мной. Пусть до Тебя дойдут мои моленья. Ты их услышь, о Боже, и прими, Свои открой святые откровенья, Меня Твоим ученьем вразуми. И вознесу я Господу хваленье. Распространю Закон Твой меж людьми. И принесу Тебе благодаренье Я, что Твоих Законов возжелал, Твоя рука—вовек мое спасенье, Твое мне попеченье—утешенье, Служение Тебе я сам избрал. О Господи, мою спаси Ты душу, Не отврати от Своего лица. И пусть Твой суд печаль мою осушит. Я был словно заблудшая овца. Взыщи с меня, что должно, до конца, Но я Твоих Законов не нарушил! 119 И вновь воззвал во скорби я своей, Услышь меня, Господь, святой и правый, Молю Тебя: «Избавь меня скорей От языка, что лжет, от уст лукавых! Что могут дать они, чего нам ждать От злых их стрел и дьявольского жара? Доколь мне у Мосоха пребывать, Доколь блуждать среди шатров Кидара? Доколе, Боже, горе мыкать мне, Жить с теми, кто, кичась своею властью, Стремится к брани, кто идет к войне, Меж тем как я молюсь лишь о согласьи?» 120 Глаз от гор я не могу отвесть, От которых мне грядет подмога, Ибо жду я помощи от Бога, Все создавшего, что в мире есть. Сотворивший небеса и земли, Он тебя спасает от обид И от преткновения хранит. Он в заботе о тебе не дремлет, И, блюдя Израиль, Он не спит. Твой Хранитель видит все воочию, Твой Защитник думает о том, Чтоб тебя и праведников прочих Не одолевало солнце днем, Чтоб луна не поражала ночью. Он тебя, куда б ты ни потек, Оградит от всяких злоключений, Душу сбережет от прегрешений, Охранит Господь твои вовек И вхождение и выхожденье. 121 И возрадовался я сегодня, Мне сказали: «В дом войдем Господний!» И сбылось реченье, мы стоим Во вратах твоих, Иерусалим! В граде, где любая пядь знакома, Где престолы Божьего суда И очаг Давидового дома. И колена Божии сюда Возвращаются в Господне лоно, Чтоб, не отступая от закона, В граде сем отныне и всегда Славить имя Бога преклоненно. Пусть же просят все в своих мольбах Пред лицом Израилева Бога, Чтобы длился мир в твоих стенах, Благоденствие в твоих чертогах. Блага братьям возжелав своим, Я молюсь, я говорю сегодня: «Мир тебе, святой Иерусалим, Будь во славу имени Господня Непобедим!» 122 Словно раб на руку господина, Как раба глядит на госпожу, Так к Тебе я очи возвожу, Пред Тобою с головой повинной Я стою и в небеса гляжу. Так даруй нам, Господи, прощенье, Ибо Ты и милостив и благ; От людей надменных поношенья, От гордящихся уничиженья Терпим мы достаточно и так. 123 Если бы не с нами был Господь, Мы бы обессилели, пропали, Если бы не с нами был Господь В час, когда враги на нас восстали, В ярости они б нас растоптали, Не смогли бы мы их обороть. Волны гнева нас бы поглотили, Бурные теченья потопили Наши души, ровно как и плоть, Многократ благословен Господь, Чьей рукою спасены мы были. Это наши души, словно птицы Из сетей проворного ловца, Вырвались, смогли освободиться, Нас спасла Господняя десница, Ибо только с помощью Творца На земле и в небе все вершится. 124 Вверившийся Богу человек — Как Сион, что гибели избег. Как вкруг Иерусалима горы, Вкруг Израиля Господь, который В мире сем отныне и вовек. Не оставит праведных Господь С петлею язычников на горле. Чтобы праведные—Божья плоть — К беззаконью руки не простерли. Боже, правых сердцем не забудь, Будь к добросердечным благосклонен И оставь кривой избравших путь С теми, кто свершает беззаконье. 125 Нас Господь из плена выводил, Хоть мы были словно в помраченья, Все-таки творили песнопенье, И друг другу каждый говорил, Вспоминая горести плененья: «Чудо Бог над нами сотворил!» Укажи нам, Господи, пути И скорее из краев далеких Всех, кто не вернулся, возврати, Как на юг весенние потоки. Пусть все те, кто, сея, слезы лил, С радостью пожнут свою пшеницу, Кто весной слезами клин кропил, Пусть, ликуя, с жатвы возвратится. 126 Если стен Господь не озарит, Строящие трудятся напрасно. Бели града Бог не охранит, Тщетно бденье стражников несчастных. Вы всю ночь творите свой урок, Вы едите горький хлеб устало, Между тем кого возлюбит Бог Мирно спит, пока заря не встала. Серебро и золото — все прах, Только дети—-праведным награда. Что стрела у сильного в руках, То для мужа праведного чадо. Лишь колчан наполнивший — блажен, И отец своими сыновьями Горд, когда они у отчих стен Спор ведут с отцовыми врагами. 127 Блаженны все, боящиеся Бога, Идущие Его путями строго. Трудом своим добудешь ты еду, Ты будешь делом рук своих кормиться. И будет женщина твоя плодиться, Как виноградная лоза в саду, И сыновьями будешь ты гордиться. Тебе, как всем, кто Господа боится И кто подвержен Божьему суду, Да будет суждено благословиться. И зреть тебе в теченьи жизни всей Свой край под сенью мира и закона, Увидишь ты детей своих детей И благоденствие земли своей, И бог благословит тебя с Сиона. 128 Да скажет Израиль: «Как много теснили меня, Как много теснили, но не покорили меня! От древних времен я противился вражеской силе, Хребет мой орали оратаи, борозды проводили. Но праведен Бог наш и свят, Он все узы рассек непреклонно, И, устыдясь, обратились назад Ненавистники Бога Сиона. Они—как трава, та, что кровли собой покрывает, Что зазеленеет едва и тотчас высыхает. Косец не наполнит гррсти, охапки не свяжет, Прохожий пути не прервет и слова не скажет. Не скажет прохожий траве, что сгорела дотла: „Благословение Божье всему, что земля родила!"» 129 О Господи, услышь Ты голос мой, Слух преклони Свой к моему моленью. Коль все карать Ты будешь прегрешенья, Кто сможет устоять перед Тобой? Но у Тебя, о Боже, власть прощенья, И мы стоим с повинною главой. Я жив надеждою, что Ты мне тоже За упованье Милостью воздашь, Тебя нетерпеливей жду я, Боже, Чем ждет рассвета полуночный страж. Израиль верует, что Ты простишь Его, когда колена он преклонит, И от врагов несметных оградишь, А паче от его же беззаконий. 130 О Господи, Ты милостив и строг. И потому Ты мне даруешь милость, Что ни пред кем душа не возносилась И что к тому, чего достичь не мог, Мое в гордыне сердце не стремилось. Меня, о Господи, не осуди, Хоть грех велик и долг мой неоплатен, Но сам себя смирял я, как дитятю, Что отрывают силой от груди. Во мне душа моя, Ты погляди, И впрямь с младенцем схожа,, с тем, что матерь Насильно отлучает от груди. Да уповает всякий человек На Господа отныне и вовек! 131 Царя Давида осуди нестрого, Воспомни заклинания его, Воспомни обещания его, Что дал Тебе — Иаковлеву Богу. Он говорил: «Не лягу я на ложе, Я не взойду ни в дом свой, ни в шатер, Вежд не сомкну своих я до тех пор, Покуда не найду Тебя я, Боже!» И он искал, искал Тебя незримо В Ефрафе и на поле Иарима, Он рек: «К подножью Божьих ног пойдем, И пусть святые в правду облачатся». Ты, Боже, об избраннике Своем Помысли, чтоб ему не претыкаться. И Ты, Господь, к Давиду снизошел И так сказал: «Твое, Давида, семя Навек на царский посажу престол, Если твои потомки Мой глагол Исполнят и воспомнят откровенья». «Сион — покой Мой и Мое жилище, Я с высоты его тебе реку, Твою, Давид, благословлю я пищу, Твоих я хлебом напитаю нищих, Священников спасеньем облеку, Твоих святых веселием насыщу. И устыжу бесчисленные тыщи Врагов, что встретишь на своем веку!» 132 Если вместе мы, нам веселей Братство, братья — пролитый елей, Что течет на щеки Аарона, На хитон его, что всех светлей. Наше братство — как роса Ермона, Орошающая склон Сиона, Где Господь благословил людей. 133 Господа восхвалите сегодня, Рабы Господни в доме Господнем, Под сводом мерцающих в небе светил. Руки к святилищу вознесите, Господа Бога благословите, Чтобы и Он вас благословил, Он, который вас хлебом насытил И землю, и небо, и всё сотворил. 134 Хвалите имя Господне Во веки веков и сегодня, Хвалите в Божьем дому, под сенью вашего сада, Славьте Его потому, что в этом наша услада! Израиля Бог, Бог Иакова Выше Бога иного и всякого. Велик наш великий Господь, Он сотворяет, что хочет, На небе и на земле, на море и в безднах прочих. Он в облаках дождевых мечет молнии злые, Он из пристанищ своих выводит ветры земные. И скотских всех, и людских в царствии фараона Он первенцев поразил когда-то во время оно И тьмы народов земных, поправших Божьи законы. Сразил Он дланью своей Ога — царя васанского И всех надменных царей царствия ханаанского. О Господи, имя Твое живет, Передается из рода в род. Бог нас будет судить, суд совершать над нами, Но сжалится, может быть, Он над своими рабами. Господь наш не пощадит людей, ему непокорных, Тех, кто из злата творит богов своих рукотворных. У идолов есть уста, но эти уста молчат, У идолов есть глаза, но эти глаза не зрят. Есть уши, да нету слуха, И нет ни души, ни духа. И уподобятся им, богам своим неживым, И тот, кто их сотворяет, и тот, кто верует им. Чада Израиля и Аарона, Благословляйте Бога Сиона, Благословляйте Божью десницу Все те, кто чтит Его, кто боится. Благословляйте, ликуя, Аллилуйя! 135 Славьте Господа, ибо Он благ, Ибо милость Божья вовеки! Славьте каждый Господень шаг, Ибо милость Божья вовеки! Славьте Господа — Бога богов, Ибо милость Божья вовеки! Славьте Бога царей и рабов, Ибо милость Божья вовеки! Твердь Он создал и небеса, Ибо милость Божья вовеки! Он один творит чудеса, Ибо милость Божья вовеки! Сотворил Он небесный чертог, Ибо милость Божья вовеки! Землю создал, звезды зажег, Ибо милость Божья вовеки! Солнце дал благодати дневной, Ибо милость Божья вовеки! Ночи дал Он звезды с луной, Ибо милость Божья вовеки! Он и первенцев поразил, Ибо милость Божья вовеки! Он народ свой путеводил, Ибо милость Божья вовеки! Мышцей, полною чудных сил, Ибо милость Божья вовеки! Море Чермное раздвоил, Ибо милость Божья вовеки! Чтоб Израилю возликовать, Ибо милость Божья вовеки, Утопил фараонову рать, Ибо милость Божья вовеки. Он народ Свой провел сквозь пустыни, Ибо милость Божья вовеки, Чтоб нам славить Его поныне, Ибо милость Божья вовеки! Во дворцах и на нивах обильных, Ибо милость Божья вовеки, Он во имя народа еврейского, Ибо милость Божья вовеки, Поразил царя Аморрейского, Ибо милость Божья вовеки! И все земли своим рабам, Ибо милость Божья вовеки, Он в наследие отдал нам, Ибо милость Божья вовеки! Дал спасенье в пленении нашем, Ибо милость Божья вовеки! Вспомнил нас в унижении нашем, Ибо милость Божья вовеки! Дарит пищу Он всякой плоти, Ибо милость Божья вовеки! Славьте Господа — и обретете Милость Божью вовеки! 136 Рыдали мы на реках Вавилона, Свой край воспоминали сокрушенно, Свои повесив арфы меж ветвей. А кто-то из пленивших нас людей Сказал нам: «Песню вашего Сиона Пропойте, чтобы стало веселей!» Но можно ли врагу в угоду петь Святую песню Иерусалима В краю, где чуждо все и нелюбимо, Где должно нам не петь, а умереть? Коль я забуду Иерусалим, Забудь меня навек, моя десница, И если я отважусь веселиться Под небом ненавистным и чужим, Тебе, язык мой, к нёбу прилепиться. Припомнится Эдомовым сынам Тот день последний Иерусалима, Тот день, когда враги на горе нам Сожгли в утеху собственным богам Все то, что было свято и любимо. Дщерь Вавилона, будет тот блажен, Кто отомстит за наш позор и плен, За то, что ваши воины кричали: «Все разрушайте, жгите без печали, В прах обращайте камень этих стен!» Блажен, кто совершит над вами суд, Воздаст за наши беды и печали, Пусть о каменья ваших чад побьют, Как вы младенцев наших побивали! 137 Пред богами многими иными, Перед храмом Господа святым Славлю чудное Господне имя Всей душою, сердцем я своим. Ибо в мире только Божье слово, Возвеличенное Всеблагим, Выше имени Его святого. И в тот день, когда я обращал К Богу моему свои моленья, Он, услышав, мне успокоенье И возвеселенье даровал. Обращают к Богу песнопенья Все народы и все поколенья, Ибо слава Господа живет И Господь с заоблачных высот Видит Человека, что смиренен, И гордящегося узнает. И когда, о Господи, случится Мне преткнуться, Ты меня спасешь, Оживишь мне душу и прострешь На врагов моих Свою десницу. Пусть на всех, кого Ты изберешь, Дело рук Твоих распространится. 138 Меня испытал, предрешил Ты дорогу мою, Ты, Господи, все разумеешь мои помышленья, Ты знаешь, когда я сажусь и когда я встаю. Иду ль, отдыхаю ль — всегда я в Твоем окруженьи, Пред тем как промолвлю я слово, еще за мгновенье, Ты знаешь уже, что скажу я и что запою. И дивны дела Твои, Боже, но я их постичь не могу. И виденье выше Твое, чем мое разуменье. От Духа куда Твоего, от Тебя я куда убегу? Куда убегу я, в каких я сокроюсь стенах? Взлететь бы на небо? Но это бы Ты меня поднял. Сойти в преисподнюю — Ты нас казнишь преисподней, И если за море умчусь я на легких крылах, Меня понесет иль удержит десница ГЪсподця, Она вознесет меня или повергнет во прах. Куда я ни спрячусь, меня Ты увидишь воочью, И тьма не сокроет меня, ибо зришь Ты и ночью. Во чреве у матери был Я соткан чудесно Тобою. Тебе я молитву творил, Ибо Ты меня дивно устроил. Все в мире Ты можешь, И я это понял давно, Как чудны дела Твои, Боже, И все, что Тобою дано. Я не был еще средь людей, Но до моего появленья Ты, Господи, в книге Своей Мое записал назначенье, Мне столько-то дней и ночей Исчислил для сна и для бденья. О, как высоки и несчетны Твои помышленья, Мне их не исчислить, их боле, чем в море Яеска, Но каждое утро я радуюсь в миг пробужденья, Что жив я покуда и Бог мой со мною пока. Доколь нечестивым, о Господи, злоумышлять, Ты их порази, согрешающих злобой и ложью, Ты их отдали, замышляющих козни опять, Мне всех ненавидеть, Тебя ненавидящих, Боже, И теми гнушаться, кто смел на Тебя восставать. Меня же, о Господи, Ты испытай и прости, Узнай помышленья мои и напутствуй, И если узришь: я Иду по кривому пути, Наставь меня, Боже, на праведный путь Свой. 139 О Господа, ох нечестивых меня уведи, И бранен язык их, и кривы земные их тропы, От рук согрешающего Ты меня соблюди И от притесняющего огради, $?оторый замыслил поколебать мои стопы. Коварные люди кругом расставляют силки, И, чтобы меня уловить, сокрывают тенета, И яд источают змеиные их языки. Но Господа я возмолил, ибо нету иного оплота, И не от людей нам возмездье, а только от Божьей руки, Содей же, о Господи, чтоб избавленье пришло, Лишь Ты и караешь и чашу спасения полнишь, Чтоб не возгордился коварный, замысливши зло, Того, что замыслил, не дай ему, Боже, исполнить. О Господи Боже, грядущий прощать и карать, Да ввергнутся в пропасти грешники злые, Зло собственных уст да падет на главы их, Чтоб иц ненавистникам, боле не встать. Чтоб ни да земле, ни в иной им стихии Не преб&доать. И время судов Твоих, знаю, настанет, И славить Тебя непорочный, о Господи, станет, И будет безгрешный пред ликом Твоим ликовать. 140 Преклони, о Боже, милосердно Слух к моим бесчисленным мольбам. Пусть моя мольба, мольба усердная, Будет для Тебя как фимиам Или жертва рук моих вечерняя, Чтоб к греховным мыслям и словам Сердцу моему не уклониться, Чтоб ко грешным мне не приобщиться, Чтоб не пристраститься к их сластям. Пусть кто праведен меня карает, Эта кара мне — что Твой елей, Не вредит он голове моей. Гнев мой против тех, кто согрешает, Против их неправедных вождей. Кажется, что в скалах так кричат Те вождатели врагов Господних, Что их крики грудь земли дробят И что кости праведных летят Через глотки в чрево преисподней. Так услышь, о Господи, мой зов. Ставит сети мне коварный кто-то, Охрани меня от всех силков, А моих бесчисленных врагов Пусть самих уловят те тенета. 141 Я пред Господом моим открылся, Голосом к Нему воззвал своим, Голосом своим Ему молился, В скорби я винился перед Ним. В час, когда моих не стало сил, За моей стезею Ты следил, А враги раскидывали сети, Чтоб в тенета уловился эти Я на той дороге, где ходил. Я гляжу налево и направо, Где прибежище мне средь живых? Мне прибежище, о Боже правый, Не среди неверных и лукавых, Но под сенью легких уз Твоих, Под крылом Твоей любви и славы. Я просил: пути мои направь, Верви с плеч моих сними скорее, От гонителей моих избавь, Ибо все они меня сильнее. Мне благодеяния яви, Чтоб душе не мучаться в темнице, Чтобы благодарно мне молиться, Возглашать Тебе слова любви В сонме тех, кто Господа страшится. 142 Господи, как хочешь, поступай, Но со мною в тяжбу не вступай, Ибо мне перед Тобой– пргд Богом, Ко грехе не оправдаться многом, Ты по истине Своей карай. В землю душу враг мою вдавил Так, что дух мой онемел и тело, Словно жизнь моя уже сгорела И во тьме средь тех я, кто почил. Я былые дни воспоминаю И деянья рук Того, кто Бог. И свои я руки простираю К небесам, где свят Его чертог. И душа моя изнемогает, Как земля, что влаги ожидает, Как земля, и сам я изнемог. Господи, услышь меня скорей, Дай Твой лик увидеть мне в тумане, Чтоб не стать мне мертвого мертвей, И сподобь меня как можно ране Приобщиться к милости Твоей, От меня не скрой Своих путей, Мне иного нету упованья. Путь врагов моих ко мне закрой, Пусть меня ведет Твоя святая Воля, Господи, Спаситель мой, Пусть ведет меня Твой дух благой В область ту, где правда обитает. Ради славы Божьей и любви, Ради правды Божьей в душах сущих Душу и мою Ты оживи, Погуби людей, меня гнетущих, Всех врагов несчетных истреби! 143 Господи, моя твердыня—Ты, Наши исполняющий желанья, Приобщающий десницу к брани, Битве научающий персты. Ты—и милость мне, и огражденье, Ты—прибежище и избавленье, Под Свою меня Ты принял сень, Мой народ мне отдал в подчииенье. Человеческие Дни –—как тень, Что колеблется во всякий день. Чуть померкнет свет, и нету тени. Небеса, о Боже, преклони, Воды рек грозящих поверни, Гор коснись, пусть горы задымятся, Молнией небесною блесни, Тетиву тугую оттяни, Охрани меня от святотатцев, Их, иноплеменных, изгони. Их уста и шумны и неумны, Их десницы суетны в бою, Я же в честь, о Господи, Твою Ца своей псалтири многострунной Ныне песню новую спою. Ты рабов спасаешь и царей, Своего раба царя Давида Ты царям языческим не выдай И спаси от лютых их мечей. Нечестивые, они безбожны, Суетны уста их, речи ложны, Нас Ты защити, а их рассей. Пусть, как дерева во дни цветенья, Будут наши славные сыны, Дщери наши будут пусть стройны, Как столпы Израилевых строений. И да будут житницы полны, Овцы плодиы и волы сильны, Да не будет распри и хищенья В поселеньях отчей стороны. Те блаженны, что награждены Божьим словом и благословеньем. 144 Буду Тебя я мольбами своими Царь мой, мой Господи, благословлять, Буду я всем племенам возвещать, Что слава Господня достохвалима, Что Божье величье неисследимо, Буду опять и опять повторять, Что вовеки Господне имя. Мне сладко о славе Твоей размышлять. И, устрашенный судами Твоими, Кто-то, быть может, и станет роптать, А я буду правду Твою воспевать, И Ты молитву мою приимешь. Нам благо от света Твоей заботы, Ты многомилостив и терпелив, На всех деяньях — Твои щедроты, Да славят дела Твои те, кого Ты Приблизил, святыми их объявив. Пусть славят, чтоб знали сыны человека: Господне величье навек и от века, Владычество Божье на все племена, Тех, кто низвержен, Господь восставляет, Тем помогает Он, кто упадет, И пища нам Богом определена, Ибо Он руку свою открывает И, благотворствуя, нас насыщает. Пути Его благи на все времена, Он близок ко всем, кто Его призывает, Кому Его правда близка и ясна. Желание жаждущих Он исполняет, Стенания страждущих слышит Господь. Чтущих Его он от бед охраняет, Но грозную руку Свою простирает, Чтоб нечестивых людей обороть. Псалтирь моя Богу хвалу восклицает, И всякая сущая в мире плоть Имя Господа благословляет. 145 Пока я есмь, в теченьи жизни всей Лишь к Богу буду обращать моленья. Ты тоже не надейся на людей И не надейся на земных князей, Кто смертен сам, от тех не жди спасенья. Им возвращаться в землю, ждет их тлеиье, И прекратятся при конце их дней Все помышленья их и все сужденья. Блажен лишь тот, кто Бога возлюбил, Бог небеса и землю сотворил, Всё, что живет и пропитанья ищет. * Бог суд творит обиженным и нищим, Он узников от гнета разрешил И алчущих людей насытил пищей. Убогих и больных Он охранит, И страждущего, и вдову благую, Он тем отверзнет очи, кто не зрит, В определенный час стезю кривую Пред тем, кто согрешает, распрямит. Где б ни был ты, Господь твой одесную, Он твой народ от бедствий оградит, Он Иерусалим благословит, Аллилуйя! 146 Всем Господа хвалить нам подобает, Хоть ведомо: Господь невосхвалим. Хваленье Бога радость доставляет, И сладко нам хвалиться Им, благим, Что созидает Иерусалим, Изгнанников Израиля скликает И сокрушенных сердцем исцеляет, Врачует скорби тех, кто уязвим, Своею крепостью их укрепляет, Бесчисленные звезды исчисляет И множеству дает названья им. Господь смиренных духом возвышает, Меж тем как нечестивых унижает, И разум Господа неизмерим. Так пусть Его на гуслях восславляет Всяк тот из нас, кто Бога почитает, Всяк тот из нас, кто Господом любим. Он небо облаками покрывает, Он в дар земле дожди приготовляет, Растит траву, чтобы кормился скот, И ворону, что к Господу взывает, Он корм дарует от своих щедрот. Силен не тот скакун, который сыт, Порой и сила человека ложна, К тем, кто боится Господа и чтит, И к уповающим на милость Божью Господь благоволит. 147 Сыны Сиона славу пусть творят, А Иерусалим пусть восхваляет Того, кто Бог, того, кто благ и свят, Кто ваших сыновей благословляет, И укрепляет нерушимость врат, Кто мир в пределах ваших утверждает И туком ваши чрева насыщает, И, чтобы слышал стар Его и млад, Свое на землю слово посылает. Кто сыплет с неба иней, сыплет град, Порою землю снегом засыпает. Кто слово вымолвит, и всё растает, А ветр нашлет—потоки забурлят. Иакову Он слово возвестил, Израилю дал суд и дал законы, Из всех племен земли многоплеменной Он только ваше племя отличил. Аллилуйя! 148 Хвалите Господа с небес, с высот, Хвалите все, кто видит, все, кто слышит, И солнце и луна, и снег и лед, И звезды, красящие небосвод, И небеса небес и воды вод, Которые небес превыше.. Вам, ангелы и воинство Его, Превозносить достоинства Его, Да хвалят Господа все, кто живет. Что повелел Господь, то сотворилось, Он дал устав, который не прейдет. Хвалите Бога, что бы ни случилось, И рыбы, и зверье, и всякий скот. Пусть хвалят Господа огонь и град, И ветры, коим в Мире нет преград, На ветрах Божье слово к нам домчится. Хвалите Бога все: и стар и млад, Хвалите отроки, отроковицы. В садах деревья, что плоды дарят, И пресмыкающиеся и птицы, Земные судьи, что законы чтят, Цари и незначительные лица. Хвалите имя Божье: лишь оно Да будет всюду превознесено, Распространяйте в мире Божье елово, Хвалите Господа, Господь-—наш Бог, Господь своих святых возвысил рог, Возвысил славу племени святого. Аллилуйя! 149 Давайте ж песнь в честь Господа споем, Песнь новую в собрании святом, На гуслях, на тимпанах, на псалтири, И да возвеселимся мы о Нем, Да возликует о царе своем Израиль и в согласии, и в мире! Господь благословение положит На свой народ, чтобы его сберечь. Смиренных наградит спасеньем Божьим, Возрадует святых на мягких ложах, На чьих устах хвала, в ладонях –— меч. Сия дана святым Господним честь: Казнь племенам творить, народам — месть И заключать земных царей в оковы, – Судом предписанным, судом суровым Судить нас всех и всё, что в мире есть. 150 Хвалите Господа в Его святыне, В твердыне сил Его хвалите ныне! По сути, по обличию хвалите, По множеству величия хвалите! Хвалите все при звуках трубных шумных, Хвалите на псалтирях многострунных! Хвалите во моленьях ежечасных, Хвалите на кимвалах громкогласных! Кто видит и кто слышит, хвалите Господа, Все, кто живет и дышит, хвалите Господа! Аллилуйя! 1 Блажен тот муж, который с малых лет Сойти с пути греха себя неволит, Не держит с развратителем совет, Не делит с нечестивыми застолья. Но мыслит благодарно и блаженно Лишь о законе Бога ночеденно. Да будет тот, кто благодать обрел, Возросшим, будто бы широкий ствол При щедрых водах бурного потока. Лист этого ствола не станет желт, И не поникнет ветвь его до срока. А нечестивцы будут, словно прах, Развеяны на всех земных ветрах, Средь праведных нет места для лукавых, И на суде к ним помощь не придет, Ибо Господь с заоблачных высот Благословит путь праведных и правых, А путь неправедного пресечет. 2 Зачем мятутСя племена людские, Зло замышляют, козни и коварство? Зачем противятся князья земные Тому, кого помазал Бог на царство? Зачем они, забывши стыд и страх, Твердят: «Расторгнем узы и оковы!» И, слыша богохульственное слово, Дивится Тот, кто есть на небесах. Их осуждая по своим законам, Глядит Господь, строптивцам говоря: «Над сей моей святой горой Сионом Я вам помазал моего царя!» Я есть тот царь, и мне изрек Господь: «Мое ты чадо, кровь моя и плоть, Тебе я эти земли дал и бездны, Чтоб мог ты нечестивых побороть, Чтоб мог отступников жезлом железным, Как утварь глиняную, расколоть». Князья земные и земные судьи, Господь над нами справедлив и страшен, Пусть лишь в служеньи Господу пребудет И трепет ваш, и страх, и счастье ваше! Почтите тех, кто Господу угоден, Помазанников на земной престол. Беда тому, кто гнев навлек Господень, Блажен, кто силу в Господе обрел! 3 Как приумножились мои враги, Как возроптали многие из многих, Твердят, что нету мне спасенья в Боге. О Господи, мой Боже, помоги! Услышь меня с горы Своей святой И защити от всех наветов ложных. Я не поникнул до сих пор главой Лишь потому, что Ты мой щит надежный. Лишь потому я бодрствую и сплю, И все, что мне ниспослано, терплю, И не страшусь несчетных сил безбожных. Так огради от нечестивцев лживых, Меня винящих неизвестно в чем. Ты сокрушаешь зубы нечестивых, Ты поражаешь их своим мечом. Для нас благословение святое, Своим священным светом озаря Народ, который избран был тобою, И данного ему Тобой царя. 4 К тебе я, Боже, обращаю взор. Ты одарял меня в бессильи силой, Мне было тесно—Ты мне дал простор, Услышь мою молитву и помилуй. А вам доколе, зрелые мужи, Пренебрегать моей земною славой, Грешить хулою злою и неправой, Прельщаться суетой и жить во Лжи? Господь с небес высоких правду зрит Он отличает для себя святого. Он отверзает слух и слышит слово, Что с уст моих молитвенных летит. И, гневаясь, не согрешайте, люди, Помыслите о корне всех начал. Чтоб свет от Божья лика воссиял Взывающим: «Где в благе мы пребудем?» Ия, утешась, сплю спокойно, Боже, Ты в сердце мне веселье приумножил, Хлеб приумножив на земле людской. Вовек мое ты ограждаешь ложе, Ты мне даруешь, Господи, покой! 5 В мои, о Боже, вникни помышленья, Уразумей меня в моей мольбе. Мой Бог, мой Царь, услышь мои моленья, Услышь мя, ибо я молюсь Тебе. Ты не приблизишь согрешавших ложью, К Тебе не водворится сердцем злой, Чем ране Ты меня услышишь, Боже, Тем ране я предстану пред Тобой! Лжец не предстанет перед Божьи очи, Как не предстанет не смиривший плоть, Хулителей приблизить не захочет, Коварных погнушается Господь. А я, вкусивши Божиих щедрот, Приближусь ко святому Божью дому, Я храму Божью преклонюсь святому, В который только праведный войдет. Путеводи ж меня, сойти не дай С Твоей стези, где ждет меня спасенье, И путь Твой предо мною уравняй Всем недругам моим на посрамленье. Нет истины священной в их устах, Их сердце — гибель, горло —гроб открытый, Их злость самих же обратит во прах, Когда не осенишь ты их защитой. Не Бэспода — себя лишь возлюбя, Враги мои в гордыне возроптали. Так осуди их, чтоб возликовали Все те, кто уповает на Тебя. И возликуют люди, чьи открыты Сердца для слова Божья и любви. Прости нас, Боже, и благослови, Твое благословенье—нам защита! 6 Не в ярости своей меня суди И не во гневе назначай мученья. Я сокрушен, о Боже, снизойди, Даруй мне исцеленье и прощенье! Спаси.меня, как сына возлюбя, Бессильна плоть моя и дух бессилен, Не может смерть помиловать Тебя, Тебя я славить не могу в могиле! Я б воздыхал, да силы боле нет. Слезами омочал бы покрывало, Но сухи очи от несчетных бед, От козней вражьих сердце обветшало. Пусть те.отыдут от меня тотчас, Кто беззаконьем оскверняет земли, О Господи, услышь мой скорбный глас И покаяние мое приемли! Мольбе моей внемли и помоги. Судить меня, карать меня доколе? Да устыдятся все мои враги… Что б с нами ни было, все в Божьей воле! 7 Я уповаю, Боже, осмелев, Лишь на тебя, мои услышь моленья, Избавь меня от злобы, от гоненья Гонителей моих, копящих гнев, Чтоб душу одолеть мою, как лев, Того, кто не обрел в Тебе спасенья. Я, Боже, не злословил ни о ком, Вовек не воздавал во мщеньи злом Ни тем, что были предо мной невинны, Ни даже тем, кто стал моим врагом По неразумью, без иной причины. И если ныне ложь в моих словах И я творю молитву по-лукаву, Мое пусть имя втопчет враг во прах, С землей смешает жизнь мою и славу. Восстань в недостижимой вышине Над сонмом всех, кто жив, кто век свой прожил, Ты и меня суди по правде, Боже, По непорочности моей во мне. Восстань во гневе, Господи, Твоем, Умерь мои бесчисленные беды И тьмы моих врагов суди судом, Который Ты предрек и заповедал. Прибавь, о Боже, праведникам сил, Умерь несчетных нечестивцев злобу. Ты смертных для того и сотворил, Чтоб испытать их душу и утробу. Ты—щит, опора вечная моя, Ты нас блюдешь, с нас что ни день взыскуешь, И если кто, сомненья затая, Отходит, чтоб искать стезю другую, Ты напрягаешь тетиву тугую, В отступника летит стрела Твоя. А тот из нас, кто ото лжи зачал И семя зла взрастил в своей утробе, Тот ложь родит по своему подобью: Исходят окончанья от начал. Кто ближнему коварно яму рыл, Сам упадет в нее, настанет время: Тому из нас, кто злобу породил, Она падет на собственное темя. А я весь век свой, сколько было сил, Господне имя воспевал и славил, Не лгал молитвой, словом не лукавил, По правде Господа Ему служил. 8 На всей земле, где тьмы и тьмы чудес, Лишь Господу хвалу нам сладко слышать, Она с земли восходит до небес, А их лишь слава Божия превыше. Из уст младенцев, что безгрешней всех, Из уст детей, кому неведом грех, Летит хвала и славу Бога множит И заглушает брань и злобу тех, Кто в суете не знает страха Божья. Я ж, Господи, гляжу на Твой чертог, Взираю На луну Твою и звезды — На все, что Ты своею волей создал И мановением руки зажег. Ты в чадо человечье дух вселил, Тем отличил и не низвергнул в бездны, Его лишь перед ангелом небесным, И то не столь уж сильно, умалил. Возвысил человека Ты над многим, Нарек владыкой всех существ живых, Ему поверг Ты, Господи, под ноги Тельцов и овнов и зверей лесных. Ему во власть Ты отдал птиц небесных, Морских и прочих тварей бессловесных, Чтоб славил он деянье рук Твоих! 9 Я буду славить Господа, я буду От сердца петь хвалу и ликовать, Торжествовать я буду, возвещать Деянье Божие, Господне чудо. Моей рукой творишь Ты, Боже, суд, Не предо мной враги мои бегут, А лика твоего они страшатся, И нечестивцы, как спастись ни тщатся, На поле брани гибель обретут. Мне дал ты нечестивых на попранье, Когда щита над ними не простер, Оружье вырвал и своею дланью О них о всех навеки память стер. Мир сотворивший по Своим законам, По правоте Своей судящий нас, Ты будешь упованьем угнетенных, Опорою скорбящих в черный час. Пусть меж земных племен наш славит глас Тебя, чей свет восходит над Сионом! Ты создал все, и Ты всего превыше, Ты воздаешь любовью за любовь, Взыску ешь с нас за пролитую кровь И стон страданья нашего Ты слышишь. Ты и мою погибель отврати, Умерь мои бесчисленные беды. Тьмы нечестивых на моем пути, Кто был врагом, кто другом был и предал — От них от всех, о Боже, защити! Кому-то нечестивцы рвы копали, Да сами же пропали в этих рвах. Сгубить кого-то сети расставляли, Да сами же застряли в тех сетях. Людьми Ты узнан, Господи, и познан По совершенному Тобой суду И по тому, что замышлявший козни От козней этих сам попал в беду. С тех, кто Тебя забыл, Ты, Боже, взыщешь, Нам никому не избежать суда, Но бедный позабыт не навсегда, Есть свет надежды даже перед нищим. О Господи, в величии Твоем Явись, чтоб не забыл никто вовеки О том, что мы всего лишь человеки И все предстанем пред Твоим судом. Пусть помнит смертный, что не он владыка Ему на время отданной земли. О Господи, в час скорби превеликой, От нас отворотясь, не стой вдали. Иной в гордыне или в ослепленья Людей гонимых тщится одолеть, Но им измысленные ухищренья Его пусть самого уловят в сеть. Иной своею похотью гордится, Другой в корыстолюбии блажит, И, думая о Божией деснице, «Не взыщет!»—сам себе он говорит. Себя всех выше нечестивый числит, Покуда гнева Божья не навлек, Пренебрегая правдой; он не мыслит: «Суд Божий неизбежен, хоть далек!» На языке иного — гибель злая, Желчь и проклятье на его устах, Он в потаенных прячется местах, Того, кто нищ и слаб, подстерегая. Он говорит: «Мой неприметен путь, Бог не узрит деяний беззаконных!» Но, Боже, Ты явись и не забудь Ни угнетающих, ни угнетенных. Вновь нечестивец думает: «Не взыщет С меня Господь, так что мне Божий страх!» А тот другой, обиженный и нищий, Рыдает с Божьим словом на устах. Так соверши, о Господи, возмездье, С земли своей язычников смети, Их мышцу сокруши, чтоб впредь бесчестья На сей земле нельзя было найти. О Господи, услышь людские стоны, Тех укрепи, в ком боле нету сил, Чтоб сироту и прочих унетенных Вовеки человек не устрашил! 10 Я уповал на Господа всегда, Зачем смущать меня, зачем вам тщиться, Твердить душе моей: «Лети туда, На гору дальнюю, лети, как птица!»? * Натягивают луки нечестивцы И поспешают стрелы вдаль пустить, Чтобы во тьме кромешной изловчиться И сердце правых сердцем поразить. Твой, Боже, храм святой вознесся ввысь, Но очи видят землю, и не Ты ли Пытаешь род людской, что столь обилен? Но даже самый праведный бессилен, Когда и основанья сотряслись. Ты с неба видишь все, и все Ты можешь, И, праведных от грешных отличив, Ты праведных испытываешь, Боже, И отвергаешь тех, кто нечестив. На тех, кто преступил закон и веру, Свершил столь много богомерзких дел, Дождем низринешь угли, огнь и серу, И ветр палящий будет их удел. О Господи, по Своему примеру Жить только правдой нам Ты повелел. 11 Спаси, о Господи, все лгут и льстят, Льстят ближним, лгут друзья; что с миром сталось! Быть может, в сонме человечьих чад Нкяраведных, ни верных не осталось. Уста притворны; только ложь и грех Стоят за изреченными словами. М лею«ю говорит: «Мы выше всех, Пока уста при нас и разум с нами!» Всей лжи земной не в силах побороть Ни праведник, вй муж правдолюбивый. Но правда есть, и поразит Господь Язык и льстивый, и велеречивый! Над нами Бог, о нас его забота, Он говорит: «Восстану я, чтоб впредь Тех оградить, кого хитрящий кто-то Неправдою улавливает в сеть!» Лишь слово Божье, словно серебро, Что переплавлено семь раз в горниле, Очищено от праха и от пыли, Всем страждущим несет оно добро. О Господи, лишь Ты помочь нам можешь, И ложь, и беззаконие поправ, Покуда ж тот возвышен, кто ничтожен, Унижен тот, кто праведен и прав. 12 Что в мире суще — все в Господней воле, Я говорил и говорю опять: Ты будешь забывать меня доколе И лик свой будешь от меня скрывать? Доколе будешь от меня таиться? Ужели, Боже, до скончанья дней? Доколь печали быть в душе моей И скорби в сердце у меня гнездиться? Врагу, что и грешней меня и злей, Доколе надо мною возноситься? О Господи, мне очи просвети И не сведи со своего пути, Пусть не возрадуется мой гонитель. Не делай так, чтоб недруг мой посмел Гордиться, что меня он одолел. Призри меня, мой Бог и мой Хранитель! Не дай мне, Господи, чтоб так случилось, Чтоб я поколебался пред врагом, Молюсь я о спасении святом И на Твою лишь уповаю милость, Чтоб славу петь Тебе своим псалмом. 13 «Нет Бога!» — некий человек изрек, И сразу в мире все поколебалось, Исчезли сострадание и жалость, И развратился всякий человек, Ни праведных, ни добрых не осталось. И человечий род Господь презрел, Он оглядел из своего чертога Всю землю, где свершается так много 1рехов и всяких непотребных дел. И никого Господь не углядел, Кто был бы праведен и верил в Бога. Ужели, Господа не возлюбя, Тот, кто пожрать готов народ Господний, Как поедает хлебы муж голодный, Не смоет грех, не вразумит себя? Все видит наш Господь и строго взыщет С людей, не признающих никого, Смеющихся над человеком нищим, Чье упованье в Господе его. Но верую, что будет всем спасенье, Когда народ, несчастный от плененья, Простив его грехи, Господь спасет. И, горести недавние оплакав, Возрадуется праведный Иаков, И радость вновь Израиль обретет. 14 Кто, Боже, в дом войти достоин Твой, В Твою обитель на горе святой? Лишь тот из нас, кто ходит непорочный, Не согрешает ложью и хулой, Молитву сотворяет в час урочный. Зла не желает никакому дому, Тех не злословит, кто ему не мил, И сам не верит поношенью злому На ближнего, с которым хлеб делил. Кто не творит ни козней, ни измен, Кто даже злым, давая клятву, верен, Тот, кто считает: праведник почтен, А Господом отверженный—презренен. Тот, кто даров богатых не берет, Чтоб на суде свидетельствовать ложно, Кто в рост сребра и злата не дает, А делает добро, когда возможно, И в чистом сердце истину несет. 15 Храни меня, о Боже, возлюбя, От всякого погибельного шага. Я уповаю только на Тебя, А что Тебе мои дары и блага? Да не иссякнут скорби тех людей, Что к идолам текут богопротивным, А я к Твоим святым, к пророкам дивным Тянусь и сердцем и душой своей. Во имя же поправших Твой закон, Тех, что погибнут под Твоею дланью, Не изолью кровавых возлияний И даже их не вымолвлю имен. В Твоей руке мой жребий предрешенный, Наследье, чаша и звезда вдали, И на земле, Тобою сотворенной, Дороги и межи мои легли. О Господи, колена преклоня, Благословлю я все, что Ты пророчил, Я славлю глас, который даже ночью Остерегал и научал меня. Меня Ты вразумляешь сколь возможно, Чтоб мог в себе я зло перебороть. Всегда ты одесную, мой Господь, И радуется мой язык ничтожный, И уповает немощная плоть. Кто я? Одно из многих Божьих чад, Мне, Боже, Ты не уготовишь ад, И плоть моя во прах не превратится. Твой лик, Твой глас мне радости сулят, Мое блаженство от Твоей десницы. Сведи меня с пути людей дурных, Чье чрево полно от щедрот Твоих, Которым бы наесться и напиться Да впрок насытить алчных чад своих. Избавь меня от подражанья им, Чтобы не ждал я от Твоей десницы Ни сладких яств, ни чаш с питьем хмельным. Чтоб лишь на лик Твой жаждал я дивиться И насыщаться образом Твоим! 16 О правый Боже, слух Свой отвори Для слов, летящих с уст моих нелживых, И приговор благой и справедливый Назначь и надо мною претвори! Ты, Боже, нисходил ко мне из дали, Испытывал, сколь мысль моя чиста, Определял, сколь часто отступали От помыслов моих мои уста? Я ограждал, как Ты нас научал, Себя от дел дурных, тропы лукавой. На том пути, который я избрал, Моим стопам дай твердость, Боже правый! Спаси меня, крылами заслоня, Их надо мною распростри высоко. Спаси от сил, смущающих меня, Соблазнов, окружающих меня, Храни нас, Боже, как зеницу ока. На сонм благословляющих Тебя Пусть Божья с неба благодать струится, Спаси нас, прославляющих Тебя, От избегающих Твоей десницы. Что нечестивцам Твой закон и суд? Надменные, они Тебе не внемлют. Таясь, как львы, он рычат и ждут, Чтобы прыжком свалить меня на землю. О Господи, восстань и сокруши Мечом сих нечестивых легионы, Сверши спасение моей души И многих душ, Тобою сотворенных. 17 О Господи, Тебя я возлюбил. Ты—крепость мне, Ты—щит мой и твердыня, Меня спасал Ты ранее; и ныне От беспричинной мести оградил. О Господи, враги меня клеймили, Потоком беззаконья устрашили, И сети смерти, коих я страшусь, Опутали меня и окрутили, И цепи ада горло мне сдавили. Но все-таки я верил, что спасусь, Когда в последний миг, уже в бессильи, К Тебе об избавлении взмолюсь. И вот осталось мне уже немного, Стесненный смертию, призвал я Бога, В последний миг свой к Господу воззвал, И он с небес, из Своего чертога Мой глас, мой вопль истошный услыхал. Господь во гневе длань Свою простер, И содрогнулся весь земной простор, И тяжело сместились гор подножья, И грозно сотряслись вершины гор, И огнь и дым взошел от гнева Божья.. И небеса склонились над водами, Над землями, где столько мук и зол, С престола Своего Господь сошел, И тьма простерлась под его стопами. Он, ветр крылами сделав, воспарил На херувимах, Господу послушных, И в сень Свою, в покров Свой обратил Мрак суши, вод и облаков воздушных. И угли раскаленные, и град Летели впереди Его из дали, И стрелы грозные Он в этот ад Пускал, и грозно молнии блистали. От гласа Божья, гневного дыханья Открылось вдруг вселенной основанье, Начало суши, многих вод исток. И, руку простерев, своею дланью Он Из пучины вод меня извлек. Мой враг едва меня не одолел, Он был сильней меня, он был умел, Он жаждал крови, жаждал мести скорой, Но Ты мне был, о Господи, опорой, И только потому я уцелел. Враги восстали, жизнь мою нарушив, Но в день мой черный мне достало сил Лишь потому, что Ты благоволил Ко мне за то, что был Тебе послушен. Господь по чистоте моей воздал За то, что я пред Ним не согрешал, Что в сердце я не поступал неправо, От заповедей Божьих не бежал, В грехе не преступал Его устава. Я ото лжи свой путь остерегал, Своей души не запятнал грехами, И Он по правоте моей воздал, По чистоте перед Его очами. Ты, Боже, с милосердным — милосерд, По правоте Ты поступаешь с правым, Но по лукавству воздаешь лукавым, С жестокосердным ты — жестокосерд. Того, кто чист, не судйшь Ты жестоко И возвышаешь тех, кто угнетен. А тем, кто возгордился, кто надмен, Надменное Ты принижаешь око. Мое, о Боже, око не надменно, За это мой светильник неизменно Ты возжигаешь, просвещаешь мрак, Коль Ты со мной, я восхожу на стены, Не страшен мне и самый страшный враг. О Господи, пресветел Твой чертог, И слово чисто, хоть порою строго. На свете есть ли, кроме Бога, Бог? И кто защита наша, кроме Бога? Нас ограждая от неправых дел, Ты нам, незрячим, открываешь веки. И наставляешь на вершинах неких, Где наше место, но и наш предел. Даруешь Ты Своей всесильной дланью Моим ногам оленью прыть и стать И руку научаешь делу брани И мышцу лук тяжелый напрягать. Ты—'щит, спасенье мне, и в пору боя Я, может быть, сильнее всех людей, Поддержанный десницею благою И вознесенный милостью Твоей. О Господи, мой шаг Твоею волей Теперь и тверд и непоколебим, Я в стан не возвращаюсь свой, доколе Все не падут враги на бранном поле Или не припадут к стопам моим. Но вот — все недруги посрамлены. Лишь потому из них побил я многих, Что, стан мой препоясав для войны, Ты сам восставших бросил мне под ноги. Ты мне, о Господи, прибавил сил, Врагов ко мне спиною обратил, Ничтожных сил, против меня восставших, И я из них немногих пощадил, Самих пощады никогда не знавших. И все ж они взмолились в смертный час К Тебе, но Ты их, Господи, не спас, И не было у них иных спасавших. Я их, как прах, по ветру разметал, Как уличную грязь, я их попрал, Когда мятеж коварный обнаружил, И племена, которых я не знал, Меня трепещут, мне покорно служат. И если слух о мне проходит вещий По всей земле: и чуждой, и родной, То в крепостях своих враги трепещут Или ласкательствуют предо мной. Так будь благословен благословеньем Всех праведных в подлунной сей стране, Бог мщенья моего и Бог спасенья, Народы бросивший под руку мне. Ты сам меня над многими поставил, Из многих смертных Ты меня избрал И от того недоброго избавил, Кто мне в коварстве гибель замышлял. Средь всех племен в юдоли сей земной Тебя я буду славить, Боже мой, Сурово мстящий за мою обиду, Творящий милости Своей рукой Помазаннику Своему Давиду. 18 И небо милость Божию пророчит, И славит твердь все Божие, что есть. День дню передает благую весть, Ночь правду Божью открывает ночи. И нас оберегает ото зла Сей глас хвалы, что изначала вечен, И нет среди людских племен наречья, Чтоб не звучала Господу хвала! Выходит солнце по веленью Бога, Будто жених из брачного чертога, И нету твари, чтобы не могла От солнца взять блаженного тепла, А жаждущих тепла несметно много. Дарит нас солнце и теплом и тенью, От края в край небес его исход, И чистое Господне откровенье Нам умудренье, силу нам дает. И праведны Господни повеленья, И заповедь Господня наперед Людским очам дарует просветленье И сердце веселит, но не гнетет. И даже Божий суд и Божье мщенье Нам серебра и злата вожделенней И слаще меда от пчелиных сот. Моих грехов и прегрешений тьма. Очисти же,— я к Господу взываю,— Меня ото всего, чем согрешаю, Что я порой по скудости ума Не вижу сам или не понимаю! Так удержи меня от умышленья Причастным стать порочности земной, Чтоб общее людское развращенье Вовеки не возобладало мной. Чтоб было здесь, в юдоли сей земной, Все: и труды мои, и устремленья Тебе угодны, Избавитель мой! Пусть Бог наш, Бог Иаковлев, из дали Тебя услышит в час твоей печали. Со своего святилища Сиона Пусть помощь многую тебе пошлет И жертвоприношений вознесенных Пусть не отвергнет, щедрыми сочтет. Пусть всесожжения твои воспомнит И пусть услышит сладость в их дыму, И все намеренья твои исполнит, Воздаст тебе по сердцу твоему. Пусть, нас возрадуя твоим спасеньем, Пошлет тебе, что просишь ты послать, Он да исполнит все твои моленья, Чтобы восславить нам Его опять. Нам ведомо: Господь не отвратится От тех, кого помазал Он на трон, И будешь ты, помазанник, спасен Спасением спасающей десницы. Иной своей гордится колесницей, Иной кичится дорогим конем, А нам лишь Божьим именем хвалиться, Молиться нам и песню петь о Нем. Но многие, что на конях скакали И к колесницам боевым своим И серебра и злата прибавляли, Давно поколебались или пали, А мы со словом Господа стоим. О Господи, услышь ты нас опять, Когда отважимся к Тебе взывать. Ты силою Своей царя возвеселил, Он своему спасенью рад безмерно. Мольбы Ты не отринул милосердно, Царю земному дал, что он просил. Ты даровал ему златой венец. Благословеньем Ты царя отметил. Он жизнь молил, небесный наш Отец, Ты долголетьем на мольбу ответил. К царю земному обратившись ликом, Небесный царь, возвысил Ты его, И стало от спасенья Твоего Величие царя земли велико. И, уповая днесь и наперед, Отныне он ни в чем не усомнится, А недругов его Твоя десница, Как и Твоих хулителей, найдет. И пламень гнева Твоего сожжет Их, словно в пещи огненной, о Боже. С земли сотрешь Ты их поганый плод, Средь чад людских их семя уничтожишь. Ибо они нахмурили чело, Против Тебя, Господь, замыслив зло, И мщения и ненависти полны, Но можно ль против Бога зло исполнить? Да станут целью лица тех людей, Чтоб мог Свои Ты стрелы в них направить, Мы будем воспевать Тебя и славить, А Ты возвысся силою Своей! 21 О Боже, Боже, я ль Тебя не славил? о Зачем, о Боже, Ты меня оставил? О Господи, зачем ко мне Ты глух? Мои слова и слезные моленья Столь далеки от Твоего прощенья. Днем от меня Ты отвращаешь слух, Взываю ночью — нет успокоенья. Моей молитве, Господи, не внял Ты, сущий среди наших восхвалений, А сколько уповало поколений Лишь на Тебя, и Ты им помогал. К Тебе взывавший, Боже, был блажен, И уповавший обретал спасенье, А я лишь червь, я средь людей презрен, И мой удел—хула и поношенье. И слышится мне речь со всех сторон Тех, кто и низок, и высокороден: «Он к Господу взывал, но не прощен, Не потому ль, что Богу неугоден?» Изыдевший из матери моей, Я на Твое оставлен попеченье, Ты, Боже, у сосцов ее грудей В меня вложил надежду на спасенье. Не отдались, мне побороть невмочь Врагов моих, что алчущи и низки, Как далеки те, кто бы мог помочь, А скорби многие мои так близки. Моей почти касаясь головы, Ко мне тельцы Васана подступили. Они уж пасти жадные раскрыли, Добычи близкой алча, словно львы. И я пролился наземь, став водой, Из кости сила прочь ушла былая, И сердце, легче воска, стало таять В моем нутре, сжигаемом бедой. И прибежало множество собак, Все руки искусали мне и ноги, И я иссох, о Боже, я иссяк, И смерти перст призвал меня к дороге. Толпятся все, и каждый и любой Потехою дивится, движим злостью, И кто-то ризы делит меж собой, И весь мой скарб разыгрывает в кости. Ты, Господи, на мой откликнись зов, Не отдались и осуди не строго. И жизнь мою спаси от алчных псов, От пасти льва и от единорога. И стану я, о Боже, возвещать Твои деянья, слушаемый всеми, И я скажу: «Израилево племя, Должно ты милость Божью восхвалять, Должно вовеки ты благословлять Его дела, Иаковлево семя! За то, что Он лица не отвратил, И, услыхав мой зов, мое стенанье, Ему я воздаю по мере сил Хвалою истою в людском собраньи. Пусть все насытятся земною пищей, Пусть славит Бога тот, кто Бога ищет, Живет законом, что Господь изрек, Пусть же пред Богом нашим преклонятся И нынешние сонмы святотатцев, И нисходящий в бездны человек. Пусть сонмы тех, что после нас родятся, Господне слово будут несть вовек!» 22 Мой пастырь—Бог. Нет у меня забот. Ни жажды я не ведаю, ни глада. На тучных нивах Он меня пасет И водит к тихим водам, где прохлада. Возвысив дух мой, не дает сойти На тропы, что греховны и лукавы. Он праведные мне избрал пути Во имя Божья имени и славы. И если мне в долину смертной тени Сойти случится со стези земной, Дойду, не устрашаясь злоключений: Покой мне дарят жезл и посох Твой. Плодов и яств отменных не жалея, Мою ты полнишь чашу до краев И на виду у всех моих врагов Умащиваешь мне чело елеем. Сияла милость надо мной Твоя Все дни от века, равно как сегодня. И да пребуду я в дому Господнем В дни моего земного бытия. 23 Все Божье: Божьи земли под луною, И то, что есть во всех земных краях. Он землю сотворил Своей рукою И утвердил на реках и морях. Кому взойти на Божью гору можно? Кто может на святое место встать? Лишь тот, чьи руки чисты, кто безбожно Не тщится ближнего оклеветать, Не суесловит, не клянется ложно. Лишь правый обретет благословенье, Кто ищет Бога, тот найдет спасенье. Пусть ищет Бога человечий род. Скорее верхи ваши поднимите, Раскройте створы кованых ворот! Так кто же есть Он, к нам простерший длани, Кто он, который к нам сюда грядет? Он—наш Господь, Господь трудов и брани. Врата откройте. К нам Он снизойдет. Смиритесь все, что грешны и лукавы, Откройте же врата, и Он придет, Господь наш вечный, царь и сил и славы! 24 Душой к тебе я, Боже, возношусь, Лишь в милость верую Твою святую, Молюсь: пусть недруг не восторжествует, А я своих путей не устыжусь. О Господи, стеная и скорбя, Пусть устыдится дел своих в подлуньи Не тот, кто уповает на Тебя, А только беззаконствующий втуне. Открой передо мной Твои пути, Стези Твое& открой мне направленье ' И до конца не дай с нее сойти, О Господи, Бог моего спасенья! Всех нас в своей судящий вышине, Не поминай мне дел моих бесславных, Забудь всемилосердно о вине — Вине моей и давней и недавней, Но вспомни доброту Твою ко мне! О Господи, Ты праведен и благ, В течение всех наших дней коротких, Путям своим Ты научаешь кротких И направляешь к истине их шаг. Лишь приобщенным к Божьим откровеньям Путь истины Твоей постичь дано, Прости ж мое, о Боже, прегрешенье, Сколь велико бы ни было оно. Лишь вас, боящиеся Бога люди, Господь Своей стезею поведет, Во благе и душа у вас пребудет, И ваше семя на земле взойдет. К тебе, о Боже, взор мой устремлен, Молю я: вызволи меня из сети, Призри меня, я — слаб и угнетен, И в скорби я один на белом свете. Как приумножились мои мученья И гнет скорбей, и малых и больших; Прости мои земные прегрешенья, И на мое взгляни изнеможенье, И выведи меня из бед моих! С небес и на врагов моих взгляни, Они кишат и ненавидят люто. Сними с меня их ненависти путы, Меня от злобы их оборони! Вознагради меня и правотою, И чистотой, и правдою святою, Надежды свет зажги в моей груди И весь народ Твой, избранный Тобою, От всех его скорбей освободи! 25 О рассуди меня, Владыка сил. Твоих я заповедей не нарушил, Весь век я в непорочности ходил, Так испытай, так искуси мне душу! Твоя, о Боже, доброта безмерна, Лишь потому Ты добр ко мне, наверно, Что я весь век по Божьей правде жил, Со лживым не сидел, не ел, не пил, Со злоязычным рядом не ходил, И возлюбил меня Ты милосердно. На жертвенник я жертвы возложу, И руки в непорочности омою, И в благодарном слове расскажу О милости Господней надо мною. И я Твое жилище возлюбил, И славы возлюбил Твоей обитель, Я лишь о том всегда Тебя молил, Чтоб жизни Ты моей не погубил С тем грешным, с кем я дружбы не водил, Чтоб не сгубил души моей, Спаситель, С душой того, кто руку очернил Злодейством и мздоимством, мой Хранитель! Я, Боже, в непорочности хожу, Так освети мне путь во тьме кромешной, И я Тебя хвалою ублажу В собраньи непорочных и безгрешных. 26 Господь — спаситель мой вовек и ныне, Господь со мной — кто устрашит меня? Моя опора и моя твердыня, Господь со мной — кто победит меня? Не убоюсь я встать перед врагами, Пришедшими сгубить мой дух и плоть, Они отступят и преткнутся сами. Пусть тьма людей против меня восстанет, Не устрашусь: со мною мой Господь. Я только об одном молю сегодня, Чтоб в дни мои, отринувши тщету, Я мог бы побывать в дому Господнем И созерцать Господню лепоту. Ибо, когда в одни из черных дней Я ослабею против сил безбожных, Меня Он скроет в скинии Своей Или в ином укрытии надежном. В той скинии, колена преклоня, Я вознесу, как жертву, славословье. Прости, помилуй, Господи, меня И сей мольбе моей внемли с любовью. И шепчет сердце голосом Творца: «Ищите, люди, Моего лица!» И вот ищу я без отдохновенья. Так не отвергни моего моленья, Я матери лишился и отца. Они меня Тебе на попеченье Оставили, и Ты их порожденье Не оставляй до самого конца. 27 О Господи, я лишь к Тебе взывал, Спаси меня, о Боже, и помилуй, Не будь безмолвен, чтобы я не стал Подобьем нисходящего в могилу. Услышь меня, узри, как длань моя Простерлась к храму Твоему святому. Не уподобь меня лукавцу злому, Что говорит о мире, зло тая. Всем, Господи, воздашь Ты по делам, Делам их рук и по грехам в их душах, И всех, не внемлющих Твоим словам, Ты не созиждешь вновь, когда разрушишь. Благословен наш всемогущий Бог, Ибо услышал глас моих молений. Я уповал, и мне Господь помог, И я Бго восславлю песнопеньем. Господь для нас — и крепость, и оплот, Наш Судня в день первый н последний, Паси, спаси нас, Боже,— Свой народ, Благослови его — Твое наследье. И научай меня, чтобы я шел Всегда Твоей стезею непреложной. Не отдавай меня на произвол Против меня восставших сил безбожных, Дышащих злом, грешащих клятвой ложной, Прибавь мне сил, чтоб я их поборол. Я верю: благость Божию случится Нам всем увидеть на земле живых. Надейся же на Божию десницу И не теряй вовек надежд своих, И сердце, веруя, да укрепится! 28 Воздайте же Господу своему, Божие чада, сегодня. Восславьте Его, поклонитесь Ему Во храме святом Господнем. Голос Господа, голос желанный Моря сотрясает многие. Он сокрушает кедры Ливана, И начинают кедры Ливана Скакать, как единороги. Божий глас высекает пламень И сотрясает пустыни, Он разрешает от бремени ланей, Леса обнажает в долине. Слышите гласа Господнего звук В Его благолепном храме? Был и потоп делом Божиих рук, И царство Божье над нами. Поэтому избранный Богом народ Живет под Божией сенью И силу во веки веков берет От Божия благословенья! 29 О Господи, Тебя я воспою За то, что над врагом меня Ты поднял, За то, что жизнь Ты оживил мою, Душе не дал погибнуть в преисподней. Святые, Богу славу возносите. Господние святыни помяните. И я, воззвавши к Богу, был прощен, Ибо Господень гнев лишь на мгновенье, Зато навек Его благоволенье. И в доме том, где ночью плач и стон, Наутро — радость и отдохновенье. В час благоденствованья я просил, Чтоб Он моих не преуменьшил сил, Чтоб я, ничтожный, в вере укрепился, И вот мою Он гору укрепил, Но от меня лицо Свое сокрыл, И оробел тогда я, и смутился. К Тебе, о Господи, я возопил. Молил я кровь мою не проливать И потому в живых меня оставить, Что, прахом став, смогу ль я Бога славить И истину Господню возвещать? Что пользы, если я сойду в могилу, Услышь меня, о Боже, и помилуй, Не дай и мне ничтожным прахом стать. И вретище, что я надел заране, Сними с меня, все беды изгоня. И сетованье стало ликованьем, Весельем препоясал Ты меня. Как чудны, Господи, Твои дела, И славлю я Тебя своей душою, От гибели спасенного Тобою, И да не смолкнет Господу хвала! 30 Лишь на Тебя я уповал все дни, Не дай мне дел моих стыдиться ныне. Ко мне, о Боже, слух свой преклони, Будь домом мне, будь каменной твердыней И от врагов меня оборони! Оградой будь, чтоб мне спастись в ограде, Стеною, чтоб сокрыться за стеной. Хотя бы имени Господня ради Води меня и руководствуй мной. И от сетей спаси меня, о Боже, Чтоб недруг душу не оплел мою. Оборонить меня один Ты можешь, Тебе себя я в руку предаю. А тех, кто идолов срамного вида И сотворить и почитать посмел, Ты не допустишь в чистый Свой предел, Я ж ликовать и радоваться выйду О том, что Ты врагам меня не выдал, Но скорбь и бедствия мои призрел. Помилуй, Боже, жизнь моя поблекла, . Померкло око и душа иссохла От горестей, от всех несчетных бед. Иссякла сила, кости искрошились, Лета мои в страданьях истощились. И много ли моих осталось лет? Враги меня и своих поносят домах, Никчемен я, как треснувший сосуд. Я страшен даже для людей знакомых, И вопиют они, и прочь бегут, Когда меня встречают на дороге. И слышу я вослед злоречье многих. А кем-то я, как мертвый, позабыт, И кто-то, кто не шцет правды в Боге, Мою исторгнуть душу норовит. Но знаешь Ты, что чисто, что лукаво. Я говорю Тебе: «Ты есть мой Бог!» В Твоей руке и дни мои, и слава, Избавь меня от тех, кто столь жесток, От всех моих гонителей неправых! Мне, Твоему рабу, Свой лик яви, Прощение в Твоем пусть будет взгляде, Спаси мя именем Твоей любви, И да умолкнут нечестивцы в аде. Да онемеют лживые уста Твердящих против праведников злое Надменно, будто лживо все другое, И только в их реченьи правота. Несчетно, Боже, благ Твоих великих, Которые Ты бережешь любя Для тех, кто уповает на Тебя И пред людьми, и перед Божьим ликом. И под Своею сению счастливой Спасаешь Ты ревнителей Своих, Скрываешь их от мятежей людских, От всех неправедных и злоречивых. И Ты, о Господи благословенный, Меня возвысил милостью Своей В тот час, когда подумал я, смятенный, Что я отвержен от Твоих очей. Так славь же Господа, Господень род, Господь лишь верных любит и блюдет, Благоволит коленопреклоненным, А людям злоречивым и надменным Надменностью с лихвою воздает. Мужайтесь все, кто к Господу стремится, И пусть вовеки сердце укрепится Всех тех, кто в сердце Бога обретет. 31 Блаженны те, чей грех прощен, Те, кто избегнул святотатства, Кто Божий соблюдал закон, В чьем сердце чистом нет лукавства. А я грешил, но грех скрывал, И от вседневного стенанья, Как поле в сушь, где злак увял, Я свежесть плоти потерял, Я костью плоти обветшал Под тяжестью Господней длани. Но я пред Богом грех открыл, Я к Богу обратил моленья, И Он покрыл все прегрешенья И беззаконья мне простил. Пусть много праведных найдется, Примером движимых моим, Чтоб каяться пред Всеблагим. Пусть повинившийся спасется, Пусть остается невредим, Хотя, быть может, перед ним Потоп вселенский разольется. О Господи, ты — мне покров, Ты не воздашь мне карой строгой, Но охранишь от скорби многой, От притеснения врагов. И Бог изрек мне издалека: «Я стану наблюдать тебя И наставлять на путь любя, Ибо Мое над всеми око!» Не будьте, люди, вы сходны С несмысленными лошаками, Которых утишать должны Уздою мы да удилами. Скорбей грешащим не избыть, А ликовать другим, что правы, Лишь им вкушать Господней славы И Господу хвалы творить. 32 Возрадуйтесь, о праведные, снова, Чтобы на звонких гуслях и псалтири Вам Господа восславить, ибо в мире И дело праведно Его и слово. Великой Божьей милости полны Сады земные и земные нивы, И мы восславить Господа должны, Чьим словом небеса сотворены, Чьим духом ангелы на небе живы. Собрал Он в груды волны вод морских, Земные создал бездны и пределы, Его суда и слов Его и дела Да устрашится всякий из живых. Ибо что Он хотел, то появилось, Чему Он быть велел, то сотворилось. Нарушил Он язычников завет, И утвердилась в мире Божья милость; Ей до скончанья лет скончанья нет. И слово Божие распространилось Из рода в род на много тысяч лет. Блаженны те, чей господин—Господь, Те люди, в ком наследие обрел Он. Ведь никому вовек не обороть Теx, кто призрет с небесного престола. Царя земного войско не спасет, Хоть царь его стократно преумножит, И самый быстрый конь не унесет Владельца своего от гнева Божья. Лишь души тех, кто знает Божий страх, Убережет Господь от зла и ада, И напитает плоть во время глада, И одарит блаженством в двух мирах. Тем, чья душа для Господа открыта, Ты, Боже,— упованье и защита. Возвесели же сердце нам любя. Пусть будет благодать Твоя святая Над нами без предела и без края, Как наше упованье на Тебя! 33 О Боже, с уст моих во всякий час К Тебе слова хвалебные стремятся. Лишь именем Твоим мне похваляться Всю жизнь всенепременно, как сейчас. Пусть люди кроткие возвеселятся, Воспрянут духом, мой услышав глас. Взор, обращенный к Богу, просветлится, И даже нищий, что и бос и наг, Избавится от бед, вкусивши благ. Кто к Господу душою обратится, Тот дел своих земных не устыдится, И будет праведен их каждый шаг, И ангел против них не ополчится. Так приидите, я вас излечу, Я осчастливлю вас, хотя, быть может, Слепых, заблудших и не научу Иной науке, кроме страха Божья. Господь пусть ваши годы приумножит, Чтоб блага Господа вам видеть тоже, Я только этого для вас хочу! Бегите ж дел, что Богу неугодны, Пусть злоба ваших уст не осквернит. На праведных взгляд устремлен Господний, Слух Божий гласу праведных открыт. Не пожалев благих своих щедрот, Господь под попечение возьмет Смиренных духом, сердцем сокрушенных. А кто погряз в деяньях беззаконных, Тот обречен возмездью наперед. И будет к ним Создатель непреклонным, Их имена из памяти сотрет. Печали праведных Гэсподь узрит, И пресечет их скорби Божья милость, Он кости праведных не сокрушит, Чтоб ни одна их кость не повредилась, От всех земных несчастий оградит. Зло против зло творящих обернется, И худо тем в конце концов придется, Кто праведному гибель замышлял. Но милостью Господней тот спасется, Кто на Господню милость уповал. 34 Вступи, о Боже, в тяжбу за меня Со всеми, кто вступил со миой в боренье, Восстань, щитом и латами звеня, И возвести, что Ты — мое спасенье. Кто душу мне умыслил погубить, Пусть устыдятся те и посрамятся, Пусть все, кто зло хотел мне причинить, Познав бесчестье, в бегство обратятся. Им быть как пыли пред лицом ветров, И пусть Господни ангелы ио свету Погонят прочь и пыль рассеют эту, Чтоб не осталось от нее следов. Безвинен я,, но многие, виня Меня во всех грехах, что есть на свете, Сокрытые мне расставляют сети, Так пусть, замысленные для меня, УХовят их самих ловушки эти. Пусть поразит их гибель и беда, Чтоб сами в яму волчью угодили, Которую открыли и сокрыли, Чтоб ненароком я попал туда. И я за то воздам благодаренье, Что Бог отмстил им тьмы моих обид, Что мне сегодня душу веселит Не их погибель, но мое спасенье. Мои, о Боже, кости говорят, Что в поединке сильного с бессильным, В бореньи бедного с тем, кто богат, Помочь Ты бедным и бессильным рад Благодеянием своим обильным. Какому лжесвидетелю в угоду Меня неволят, чтоб я рек о том, Чего не видел и не ведал сроду? Так люди за добро мне платят злом, Забыв, как изнурял себя постом Я в дни недуга их или невзгоды. Забыли, как стоял я одесную И Господа о милости молил, Как слезы лил, во вретище ходил, Как будто мать оплакивал родную. Из них же всякий злобно ухмылялся, Когда я падал или претыкался. Клеймил меня их разъяренный хор. Винил меня, а в чем? Я до сих пор Понять не мог, хотя понять пытался. О Боже, слышишь скрежет их зубов, Тебе терпеть злодейство их доколе? Все в воле Боясией, и в Божьей воле Спасти меня от кровожадных львов. Не дай им, Боже, на попранье, Чтоб не терзали душу мне и плоть, Чтоб вновь восславил я Тебя, Господь, Среди людей в великом их собраньи. Спеши меня, о Боже, уберечь От всех врагов, от их вражды неправой. От тех, что облекли в благую речь Свой против мира замысел лукавый. Подвигнись, Боже, пробудись скорей, Будь в тяжбе мне опорой изначала, Суди по правде, Господи, Своей Их, и меня, и прочих всех людей, Чтоб ложь над правдой не торжествовала. Суди же по Своей нас правоте, Нас, грешников, карай Своею властью, Чтоб устыдились, посрамились те, Которых веселит мое несчастье. И пусть Создатель радость приумножит Всех тех, кто верит в правоту Его, Всех тех, кто молвит: «Возвеличься, Боже, Храня помазанника Своего!» Ничтожный мой язык восславит-тоже Его великой правды торжество! 35 Нечестье тех, в ком нету страха Божья, Вливает в сердце мне по капле яд. Они себя обманывают ложью, В глазах своих они себе же льстят. Но дело их лукаво, ложно слово, Они на ложе в час ночной не спят И беззаконья замышляют снова. Но милость Божия до облаков, Бескрайна Божья истина благая. А судьбы наши — бездны, нет им края, И всех: и человеков и скотов — Господь наш зрит, от бед оберегая. От тука Божья дома мы сильны, Мы сладостью даров Господних сыты, И под крылами Божией защиты Спокойны мы —– Адамовы сьшы. Так милость, Господи, Свою продли Ко ждущим милости от Божьей длани, Ибо источник жизни всей земли В Тебе; и свет наш лишь в Твоем сияньи. И пусть отныне и во все века Не ступит на меня стопа гордыни. Да не изгонит грешника рука Меня из дома Божья, где я ныне, Где, пав, не встали делавшие зло, Где имена их прахом замело. 36 Не возревнуй неправедных и злых, Лжецам не позавидуй и злодеям, Ибо коса, как травы, скосит их, И, словно злак, что ныне зеленеет, Они увянут на полях своих. Утешься Господом в лихие дни И не утрать святого упованья, Твори лишь благо, истину храни, И да исполнятся твои желанья. На Бога уповай — Он наградит, Он то, о чем ты просишь, совершит, Лишь путь свой передай Господней длани. Он правду просветит твою, как свет, Твоей опорой будет в деле правом, He возревнуй того, в ком правды нет, Хоть преуспел он на пути лукавом. Не возревнуй, чтоб злобным сам не с±ал, Не будь гневливым с ближними своими, Ибо исчезнет тот, кто зло свершал, А землю тот в наследие приимет, Кто на Господню милость уповал. Кто нечестив, тех позабудут имя, Посмотришь: там, где были, их уж нет, А мир наследован людьми иными. Пусть некий нечестивый петлю вьет И против праведных злоумышляет. Господь над ним смеется, ибо знает: Час нечестивого вот-вот пробьет. И пусть блистает меч и стрелы свигцут, Пусть нечестивые во зле своем Хотят попрать страдающих и нищих, Пронзить идущего прямым путем. Мечом и сам пронзиться грешник может, Не в силах праведного побороть, И лук людей неправедных Господь Преломит или вовсе уничтожит. То малое, чем праведный владеет, Ценней неправедных богатств злодеев, Дни праведного Господу видны, Лишь праведные под Его защитой, Не быть им посрамленным в дни войны, И даже в пору глада быть им сытым. Враги ж Господни сгинут все во тьму, Как тук овечий в жертвенном дыму. Неправедный порой у неимущего, Чтоб не отдать, последнее берет, А праведный дает, хоть наперед И ведает намеренье берущего. Господь презренных грешных истребит, Благословенных Он вознаградит, Их возгласит наследниками сущего. В дороге их стопы благословит, И за руку возьмет Господь идущего, Поддержит, от паденья оградит. Я молод был и постарел премного, Но я за век не видел, хоть не слеп, Безгрешного, покинутого Богом, Сынов безгрешного, просящих хлеб. Кто праведен, за зло не платит злом, Последнее свое дает взаем, О Господе печется ночеденно. И ты не злом живи, живи добром, Чтобы вовеки было в мире сем И племя от тебя благословенно. И одарит Господь Своих святых, И вся земля за ними сохранится. За правду воздает Господ сторицей, Но не помилует Он сердцем злых, И семя нечестивых истребится. Кто праведен, тот мудрое речет, А слово правды Господом любимо. Десница и стопа неколебима Того, кто слово Божие несет. А нечестивый праведного зрит И умертвить его коварно ищет. Но Божий перст невинных оградит, И в день Суда, что всем нам предстоит, Господь не строго с праведного взыщет. Так уповай на Бога, мой народ, Алкай на свете лить Его щедрот. И каждый будет в сонмище счастливых, Господь всех правых сердцем вознесет И втопчет в землю племя нечестивых. Я нечестивца знал, он много лет Был сходствен с деревом многоветвистым, Где он теперь? Его давно уж нет, И древа я не вижу в поле чистом. Смотри ж всегда на праведных людей, А бытие неправедных непрочно, Перед неправедными нет путей, И лишь для праведных и непорочных Во Господе защита от скорбей. Лишь праведных Господь обережет, Господь их от неправедных спасет, От всех неправых правых Он избавит. И Господа в который раз восславит На Бога уповающий народ. 37 Не в ярости своей меня карай, Не в гневе мне мученья назначай, , Вот кровь от стрел Твоих, в меня вонзенных, И надо мною длань Твоя грозна, И от деяний, мною совершенных, Нет мира ни в какие времена. Мои грехи меня не одолели, Превысили они мою главу, И гноища мои смердят на теле, Но я покуда все еще живу. Изъязвлены и грудь моя и чресла, Кричу истошно, нисходя на дно. На теле у меня живого места Не отыскать уже давным-давно. Мои не скрыты, Боже, воздыханья, Тебе открыты все мои желанья, Но сила, что была в былые дни, Покинула меня; и как в тумане Глаза мои; померкну ли они. Где искренние? Были, да пропали. Где близкие? Сокрылися вдали. Иные прочь от язв моих ушли, Иные, что души моей искали, И сами бы усердно подогнали Мою погибель, если бы могли. Я, как глухой, не слышу глас людской, Я, как слепой, стою — не вижу света, Я уст не открываю, как немой, И нету на устах моих привета. Но ты, о Господи,-—защитник мой, Лишь на Тебя надежда мне осталась, Пусть враг не торжествует надо мной, Когда моя стопа поколебалась. Несу ль перед собой я скорбь свою, Я ниспадаю или возвышаюсь, Я сам о беззаконьях сокрушаюсь, Своих грехов премногих не таю. Себя я сам за беззаконья строго Сужу, я каюсь сам в грехе своем, Но есть во мне добра еще немного, И мне враги за это платят злом. С летами приумножившись стократ, Себя они во гневе укрепляют, Они против меня злоумышляют, Хоть перед ними я не виноват. Но знаешь Ты, где истина, где ложь, И Ты меня, о Боже, не оставишь, Ты по стезе своей меня направишь, Спасешь меня, на помощь прткдешь 38 Себе сказал, что соблюдать я буду Свои пути в юдоли сей земной, Что языком я согрешать не буду, В узде свои уста держать я буду, Покуда нечестивый предо мной. И сам в душе я скорби приумножил, Я видел в мире зло и был немым, Я зрел добро и был безмолвным тоже Но вот возжег я огнь в душе и ожил И языком заговорил своим. Я Господа спросил: «Какая малость От века моего еще осталась, Как долго суждено мне быть живым?» Ты, Боже, дал мне дни и дал обличье, Дал жизнь — она почти что прожита,— Но что мой век перед Твоим величьем? Что жизнь из нас любого? Суета! И правда, всяк из нас подобен тени, Всю жизнь богатства копим, а к чему? Кто ведает, достанется кому То, что собрали, наше все именье? Я ж понйл, что не в злате благодать, Иду я вдаль, –и нечего мне ждать, Но к Богу устремил я помышленья. Своих я не отверз бы уст немых, Но не могу в груди сдержать стенанья. Так защити меня Своею дланью, Избавь меня от всех грехов моих, Безумному не дай на поруганье. Прости меня, о Господи, прости, Врагов моих удары отврати И те, что Ты Своей наносишь дланью. Всяк из живущих—пленник суеты, Но если всех нас обличеньем Ты Накажешь за грехи в земной юдоли, Что сохранишь от нашей красоты? Рассыплется она, как шерсть от моли. Внемли же мне, небесный наш Отец, Мой вопль истошный одари ответом. Как праотцы мои, и я — пришлец, И я—недолгий странник в мире этом. Так дай мне, Господи, передохнуть, Дай с силою собраться мне, покуда Я есмь eщe и свой свершаю путь, Пока еще я не ушел отсюда! 39 Я в упованьи Господа молил, И слух к моей мольбе Он отворил И одарил меня Своей заботой, Извлек из рва, из смрадного болота, Мои стопы на тверди утвердил, И песнь хвалы в уста мои вложил, Чтоб эту песнь мою услышал кто-то И к Господу надежды обратил. Блажен, кто Господу остался верным, Кто обращался лишь к Нему с мольбой, А не к гордящимся, к высокомерным Или клонящимся ко лжи земной. О всех делах Твоих и не помыслить, Твои деянья вспомнить я хотел, Но дел Твоих, превысивших предел, Хотя и тщился, я не мог исчислить. Ты слух открыл Свой, чтоб я песни пел, И за мои земные прегрешенья Не пожелал Ты, Боже, всесожженья, За беззаконья жертв не восхотел. И Твой Закон, что праведен и точен, Я в сердце нес, молился в тишине, Я шел, я говорил, воздевши очи: «Есть в свитке книжном правда обо мне». Я соблюдал Твои предначертанья, Я на Твое спасенье уповал, уж истину Твою в любом собраньи Твердить в который раз не уставал. Взгляни же на меня с высот туманных, Своих щедрот великих не та я, Чтобы мне грели душу неустанно Твоя любовь и истина Твоя. О Господи, мои бессчетны боли, И беззакониям нет моим числа. Чем на главе моей волос, их боле, Так много их, что предо мною мгла. Но, чтобы снова мне Тебя восславить, Благоволи от бед меня избавить, Благоволи, чтоб помощь мне пришла. И пуст*» отступят прочь и устыдятся Мне ставящие сети святотатцы, Все лхЬди, мне желающие зла. И пусть от посрамления смутятся Все те, кого не смог я побороть, Но пусть рекущие: «Велик Господь», К Тебе идущие, возвеселятся. И пусть я слаб, пусть мне идти с сумой, Ты обо мне заботишься премного. Ты — мне спасенье, Ты—моя подмога, Так не замедли, Избавитель мой! 40 Тот счастлив, кто о нищих помышляет, Им отделяет от своих щедрот, Ибо Господь дающим помогает, Их на одре болезни укрепляет И в руки недругов не предает. О Господи, я знаю — близок Суд, Но Ты меня простишь, к Себе приимешь Со всеми прегрешеньями моими. Хоть обо мне враги мои рекут: «Умрет он, и его забудут имя!» Кого ко мне случайно занесло, И те злословят: «Кто ему поможет, Он даже в песне согрешает ложью!» Мои враги, о мне замыслив зло, Твердят: «Безумье на него сошло, И он со своего не встанет ложа!» И даже тот из них, кто хлеб мой ел, Длань на меня свою поднять посмел, Помилуй же, прости меня, о Боже! Восставь меня, чтоб всех я одолел! И если Ты меня оборонишь, И плоть мою и душу сохранишь, И враг, что пышет злом и негодует, Вновь надо мною не восторжествует, Пойму я: Ты ко мне благоволишь. Меня перед Своим пресветлым ликом Поставь, о Господи, и не покинь. И будь на веки вечные великий Прославлен Бог Израилев, 41 Как лань, спеша, к воде стремится, Господи, Моя душа к Тебе стремится, Господи! Бежал я под Твою укрыться сень, И слезы проливал я в изобильи, Когда, злорадствуя, во всякий день «Где твой Господь?» — мне люди говорили. Но я воспоминаю и о том, Как с песней ликованья и любови Я, празднуя, входил в Господний дом И в многолюдстве Бога славословил. О ты, моя душа, не унывай, Душа моя, на Бога уповай, Его мы будем славить неустанно С горы Цоар, с долины Иордана, С земли, зовущейся наш отчий край. От бездны к бездне вести подает 1ром водопадов, что встают стеною, Но волны всех морей и прочих вод, Мне кажется, бушуют надо мною. Так почему ж, о Господи, случилось, Что Ты не возлюбил меня, забыл, Хоть я весь век свой благодарным был, И, ежели Ты днем являл мне милость, К Тебе хвалу я ночью возносил. Я сетую, а в чем я виноват? Мне вслед враги бросают слово злое, Их речи как бы кости мне крушат, Когда во всякий день они мне снова В злорадстве: «Где Господь твой?» — говорят. Но ты, моя дута, не унывай, Душа моя, на Бога уповай, Не пребывай в печали и в смущеньи, И в вечном уповании своем И песнопенье и благодаренье Спасителю мы снова вознесем. 42 Суди мя, Господи, но уведи От всех несправедливых и лукавых И в тяжбе с сонмищем людей неправых Меня своей защитой награди* Господь, хранитель крепости моей, Что ж Ты не взял меня под попеченье? И я хожу понур от поношенья Врагов моих, тех, что меня грешней. Да буду светом я твоим храним, Чтоб в истине святой найти опору И встать на путь к обителям Твоим, Подняться на Твою святую гору. Я при большом собрании людей Жертв возложу на жертвенник премного И на псалтири буду славить Бога Веселия и радости моей. И ты, моя душа, не унывай, На Господа в надежде уповай, Не пребывай в печали и в смущеньи, И в вечном уповании своем И песнопенье и благодаренье Спасителю мы снова вознесем. 43 Рекли нам деды, как во дни былые Ты, Господи, изгнал и поразил Своей рукою племена чужие И племя дедов наших утвердил. Предтечам нашим не хватило б сил На сей земле исконной утвердиться, Не меч в кровавой битве победил, Оберегли их Божия десница, Свет Господа, что к ним благоволил. Ты, укрепивший наших дедов рать, Все тот же, Господи, пребудь же с нами, И мы все те ж, даруй нам благодать, Чтоб нам врагов рогами избодать, Поднявшихся на нас попрать стопами. Пусть будет меч остер и лук хорош, Нас не спасут ни меч, ни лук, ни стрелы, Лишь Ты, о Боже, нас обережешь, И посрамишь, и наземь кровь прольешь Всех, кто восстал на нас в сиих пределах. Спаси нас, Боже, чтоб во всякий час Мы имя Госиода могли бы славить. Но не врагов Ты посрамил, а нас, Не снизошел Ты нашу рать возглавить, Решил Ты нас отринуть и оставить, Чтоб грабили и побивали нас. Соседям нас Ты бросил на попранье, Мы меж племен чужих разметены, И притчею мы стать обречены Средь нечестивых в гнусном их собраньи. Во всякий день нам суждено стыдиться, И срамотой покрыты наши лица От слов клеветников, хулящих нас, – Но мы Тебе не престаем молиться, И Твой святой завет во всякий час Путеводит нас, нам велит смириться. И хоть Ты смертной тенью нас покрыл, Мы, Боже, от Тебя не отступились, Мы от Твоей стези не отклонились. Tы нас в земле дракона сокрушил, Но все же ни один из нас в бессильи К чужому богу взор не обратил. И если имя истинного Бога Забыли б мы, небесный наш отец, Ужель с нас, грешных, не взыскал бы строго Ты, ведающий тайны всех сердец? Восстань же, не отринь нас навсегда, Не за Тебя ль мы терпим испытанья, Нас гонят вдаль неведомо куда, Как овнов, обреченных на закланье. Восстань, о Боже, прииди сюда, Воззри на наши беды и страданье. Мы пали, грудь касается земли, Дута во прахе, ио, великий Боже, Нам ради милости Твоей внемли. Когда не Ты приветишь нас, то кто же? 44 Из сердца моего спешит излиться Благое слово о царе земном, Чтоб слово молвить о царе моем, Язык мой стал орудьем скорописца. Ты выше всех—правитель наш и страж, Людей дарящий благом речи правой, Ты, что отмечен красотой и славой, Мечом себя по бедрам препояшь. И с тем мечом воссядь на колесницу, И свет коснется твоего чела, И ради истины твоя десница Содеет благолепные дела. И полетит проворная стрела В ту грудь, где зло против тебя таится. Не возлюбил лукавых ты и злых, Ты правду утвердил, ее лелея, За что помазал Бог тебя елеем Обильней, чем властителей иных. Одежд царей других твои ценнее, Из смирны и алоя шили их, И дщери множества царей земных Твой озаряют взор красой своею. И одесную лучшая из них Стоит, офирским золотом блистая, Должна забыть ты, дева молодая, Отцов своих и край oтцов своих, Отныне господину угождая. И снизойдет к тебе он, возжелая Покорности твоей, красот твоих. И дщери Тира с многими дарами Встать пред твоими захотят очами, И ты — жена царя и дочь царя — Являться будешь в царские покои В златых одеждах, светлых, как заря, И за тобой подруги чередою Войдут к царю, веселие творя, И слава будет реять над тобою. День дню придет на смену, году — год, Отец уйдет, на смену сын придет, Сынов своих князьями ты поставишь По всей земле; и ты из рода в род Надолго славу по себе оставишь. Тебя я ныне славлю наперед. 45 О Господь, утешитель наш в горе, Нам не страшно с Тобой ничего. Хоть и горы содвинутся в море И обрушатся в сердце его. Если многие земли сегодня Сотрясутся, моря забурлят, Эти беды лишь возвеселят 1рад святой, где жилище Господне. И, ослушавшись Божия слова, Возроптали народы земли. Царства мира в движенье пришли. Не карай нас, о Боже, сурово, Бог Иакова, Ты нам внемли! Приидите сюда, чтоб дивиться; Землю нашу Господь устрашил И Своею святою десницей Во мгновение брань прекратил, Сокрушил и сожег колесницы, Вырвал луки, мечи преломил. Он изрек человечьему роду: «Я ваш Бог, и на вас Мой Закон. В сущих землях и в сущих народах Всеми Я буду превознесен!» Для живущих, для сущих на свете Бог Иакова, Ты наш радетель До скончанья времен! 46 Ко Господу глас вознесите свой И восплещите руками, Ибо власть Его над землей, Над водами и небесами. Он народы земли покорил, Нам их под руку поставил. Господь Иакова возлюбил, Красу его нам оставил. При звуках трубных восшел Господь, Чтоб нас ничто не могло побороть: Ни сила врагов, ни коварство. Хвалите Господа, пойте ему По разумению своему, Славьте Господне царство. Князья земные со всей земли К народу Божьему, к нам, пришли, Ко стенам нашего храма, Ибо, коль что-то землю хранит, Это только Господень щит Над племенем Авраама. 47 Велик Господь, Господне слово, Восславлен Он и восхвален Здесь, на святой горе Сион И в граде царствия земного. Ласкает душу, тешит взгляд Красой возвышенность Сиона, Где царь земной священный град Воздвигнул с северного склона. Будь славен град, где Бога чтят, Идя стезей Его закона. Цари земные возгордились, Сошлись у той горы святой; Но изумились и смутились И в муке, сходной родовой, От страха в бегство обратились. И, пересилить ветер силясь, Господней посланный рукой, Суда фарсийские разбились. Господь отвел нас от печали. Оставил город на своем Том месте, где он был вначале. И мы об этом'размышляли Во храме Господа святом. Твоей, о Боже, славе длиться Днесь до скончания земли. Вся правда лишь в Твоей деснице, Так пусть Сион развеселится, И дщерь его пусть озарится Твоим сиянием вдали. Вкруг града Божьего пройдите, Бойницы, башни перечтите И оглядите их опять. К ним ваше сердце обратите, Чтоб внукам все пересказать. Кто мы? Всего лишь человеки, Быть Господу для нас вождем И нашим Богом быть вовеки — Пока живем, когда умрем. 48 Внемли мне всяк, рожденный от людей, Внемли живущий бедно и богато, Простолюдин и тот, кто всех знатней, Внемли мне, ибо мудрость лучше злата. Пусть истину рекут мои уста, Псалтири звуки вам да будут сладки, Прибегну к притче я, что хоть проста, Скрьюает и загадки и разгадки. Мои грехи в день гнева что искупит, Если на трЬпы беззаконья ступит Моя стопа заутре иль сейчас? На что могу надеяться: на злато Или же на заступничество брата? . Не это в день Суда спасет нас; Потребна Господу иная плата. На сей земле такого не бывало, Чтоб вечно жил тот, кто на свет рожден, Кто наделен умом иль обделен, Кто злата много накопил иль мало, Уходят равно все — таков закон. Воистину тот жалок человек, Который мнит неумно и беспечно, Что он своим добром владеет вечно, Кто земли именем своим нарек. И сонмы тех из грешных, кто сегодня Свое предназначенье не поймет, В день искупленья волею Господней Во аде будут согнаны, как скот, И лишь когда заутра час пробьет, Восстанут грешники из преисподней, И власть над ними праведный возьмет. Я Господу да буду их угодней, Когда сей мир покину в свой черед. Тех не ревнуй, кто злато умножает, Хоть славен дом богатых, страшен гнев, За смертным слава не пойдет земная, Что имет, не возьмет он, умерев. Иной при жизни Господа и славил, Но он благословлял Владыку сил, Когда Господь дары ему дарил. Когда же мнил: Господь его оставил, Он Господа не славил, а хулил. Где света нет, там с грешниками вместе Быть нечестивцу, перейдя черту, . Всяк тот, кто неразумен, хоть и в чести, По смерти уподобится скоту. 49 И возглаголет Бог наш—Бог богов, С горы Сион, что и красна и свята, Он молвит слово людям всех краев — На землях от восхода до заката. Господь наш не в безмолвьи возгрядет, С ним грянут огнь и сонмы бурь ревущих, Он небеса и землю призовет Судить не только избранный народ — Весь род людской: почивших всех и сущих. Он скажет: «Пусть зовут держать ответ Всех праведных, хотя и согрешавших, Пусть призовут людей, со Мной в завет При жертвоприношениях вступавших! И будет суд тот правым, ибо Я На том суде вам буду судия. Народ мой, Я не только твой радетель, Против тебя истец Я и свидетель, Я—Бог, и над тобою власть Моя! Ты много жер!в принес мне и даров, Я не корю, но жертвы не приемлю, Ибо мое зверье среди лесов, А многий скот переполняет землю. Тебе зверей и птиц Я даровал, Что сущего здесь есть—всем Я владею, И, если бы однажды Я взалкал, Я б напитался жертвой не твоею. Что нужхйо Господу опричь любви? Воздай хвалу и принеси заветы, Ты Господа в день скорби призови, Утешься и восславь Его за это!» А грешнику другое Бог речет: «Зачем в уста берешь Мои уставы, Меж тем как сам Моей не ценишь славы И первым нарушаешь Мой Завет? Ты сообщаешься с прелюбодеем , И с вором знаешься и со злодеем, Твоя молитва—прах, мольба пуста, Рожденное во зле ничто не свято. Ужель Я даровал тебе уста, Чтоб с уст твоих слетала клевета, На сына матери твоей—на брата? Ты мнил, что Я тебе подобен Сам, Я молча зрел на все в тоске великой, Но всяк судим да будет по грехам, И Я представлю пред твоим же ликом Твои грехи и по грехам воздам! Беда тому из вас, кто забывает О том, что не избегнет он Суда И что того, кого Господь карает, Не защитит никто и никогда. Но кто хвалы Мне в жертву возлагает, Кто чтит меня, того Я возлюблю, Я тем Свое спасение явлю, Кто за своей стезею наблюдает». 50 О Господи, даруй мне благодать И беззакония мои изгладь, Очисть мне плоть и душу многократно, Я грех свой вижу, грех мой предо мной, Но ты меня, о Господи, омой, Чтоб не сгубил себя я безвозвратно. Я много согрешил перед Тобой, Повинен я и в помысле лукавом, И, что бы Ты ни порешил, любой Суровый приговор Твой будет правым, И правым будет суд Твой надо мной. И хоть зачат я в беззаконьи был И во грехе был порожден когда-то, Но Ты меня, о Боже, возлюбил И мудростью великой наградил За правду, что хранил я,в сердце свято. Так окропи меня Своей рукой, Омой, чтобы я снега стал белее, И, сокрушенные рукой Твоею, Пусть кости обретут мои покой. Грехи, которых и не сосчитать, Все беззакония мои изгладь, И сердце чистое во мне, о Боже, Восстанови, чтобы я снова ожил, Вдохни скорее в дух мой благодать. И лика ТЬоего не отврати, Дай духа Своего благословенье, Пррстив мне прегрешенья, возврати Былую радость твоего спасенья. Господь спасенья моего и славы, Лишь одного сегодня я хочу: Прочь уведи меня с путей кровавых, И я путям Господним научу Всех грешных, нечестивых и неправых. Тебе хвалу я буду днем и ночью Петь, если Ты уста мне отворишь» Но жертв моих Ты воспринять не хочешь» Ко всесожженыо не благоволишь. Но в жертву Господу свой дух упрямый Я усмирю и сердце сокрушу, Так не презри того, что я прошу: Восставь мой град святой и стены храма, Воздвигни вновь, о Боже, и, как встарь, Ты не отвергни жертвоприношенья— И овнов и тельцов, для всесожженья Возложенных на Твой святой алтарь. 51 Ты похваляешься злодейством, сильный, А я Господней милостью обильной, Да озарит она мое чело. Устами ты погибель вымышляешь И всякой правде ложь предпочитаешь, Добра бежишь и совершаешь зло. Господь тебя за все, в чем ты повинен, За гибельность речей и дел твоих Из твоего жилища прочь изринет, Исторгнет корень из земли живых. Тебя увидят люди на дороге, Отринут прочь и вымолвят потом: «Вот тот, кто крепость полагал не в Боге, Кто крепость обретал в богатствах многих, Тот, кто злодейством укреплял свой дом!» А я оливой, что не распустилась, Произрастаю в Божием дому. Я уповаю лишь на Божью милость, Вовеки благодарный лишь Ему. Я славить буду песнями своими Создателя — за все, что сделал Он. Я буду уповать на Божье имя, Прославленное Божьими святыми, Вовеки, до скончания времен. 52 «Нет Бога!»—некий человек изрек, И сразу ж мире все поколебалось, Исчезли сострадание и жалость, И развратился всякий человек, # Ни праведных, ни верных не осталось. И человечий род Господь презрел, Он оглядел из Своего чертога Всю землю» где свершается так много Грехов и всяких непотребных дел* И никого Господь не углядел, Кто был бы праведен и верил в Богй» Ужели Господа не возлюбя, Те, кто пожрать готов народ Господний, Как поедает хлебы муж голодный, Свой грех не смоют, вразумив себя? Пусть эти грешники и святотатцы Всего, что есть на снеге, убоятся» Да поразит Господь их кость и плоть, Пусть против них народы ополчатся Лишь потому, что их отверг Господь. С горы Сион всем приндет спасенье, Когда народ любимый от плененья, Простив его грехи, Господь спасет, И, горести недавние оплакав, / Возрадуется праведный Иаков И радость вновь Израиль обретет. 53 Огради Своим, о Боже, именем, И Своею правдою суди меня, И внемли глаголу уст моих. Видишь, сколько сильных и чужих Возроптали, на меня восстали, Гибели души моей взалкали, Ибо нету Бога в сердце их. Господи, отмсти моим врагам, Истиной Своею уничтожь их, И Тебе молитвой я воздам И Господню славу приумножу. Ибо Ты есть наше благо, Боже, Только Ты один — спасенье нам. Милостью меня Ты не оставил, Оградил и спас от многих бед. От врагов моих меня избавил, Чтоб бегущим я глядел им вслед. 54 Боже, слышишь глас моих скорбей? Так не отвергай моих молений, Я стенаю в горести моей, Плачу я, душа моя в смущеньи, Клич врага все ближе и слышней; Обессилел я от притеснений, И от нечестивых обвинений, И от беззакония людей. Смертный страх мне душу поразил, Нету мне нигде отдохновенья. Я в изнеможеньи возопил: «Чтоб лететь, искать успокоенья, Дай мне легкость голубиных крыл!» Я бы воспарил и удалился, Я от бурь в пустынях бы укрылся И себя от распрей оградил. Люди в граде на меня восстали, Господи, их козни пресеки, Раздели, смешай из языки, Чтоб они друг другу чужды стали. Окружает пагуба мой град, Злодеянья стражами стоят, И не уменьшается от стона Иго тех, кто силен и богат, Ибо в этом граде нет закона. Если бы меня мой враг чернил, Я б от поношения отбился, Если б кто чужой набрался сил И передо мною возгордился, Может, я и с этим бы смирился. Но не те, другой, кто другом был, Ныне от меня отворотился, Тот, с кем бражничал и хлеб делил, С кем в дому Господнем я молился. Покарай, Господь, врагов моих, Да изыдут в ад они живые, Ибо пагуба под кровом их, Скверна и злодейство в крови их. В ночь, н утром, и в полдневный час Я вздохну и помолюсь, чтоб спас Бог меня от тех, кто в эти лета Ждал и жаждал сжить меня со света, И услышит Бог мой скорбный глас, Ибо те, кто попирает нас, Отступают от Его Завета. И хотя уста их то и дело Источают мед, в руке их меч. И хоть их елеем льется речь, Смертоносны их слова, как стрелы. Ну, а вы, что Господа боятся, Предоставьте груз своих забот Милости Господней, Он спасет, Праведным не даст поколебаться. Он сведет во ад, ко тьмам кромешным Алчущих гонителей моих, Чтобы на земле им, многогрешным, Не прожить и трети дней своих. 55 К Тебе я, Боже, обращаю взгляд, Меня помилуй, в коий раз прощая, За все, в чем пред Тобой я виноват. Моим грехам нет ни'конца ни края, И недруги опять меня теснят, Мне принести погибель норовят, А в чем пред ними виноват — не знаю, Лишь пред Тобой я, Боже, виноват, И все же на Тебя я уповаю, Я в Боге слово Божье восхваляю, А за стезей моей враги следят, Слова мои и мысли извращая. Ужель они возмездья избегут И Ты им не назначить наказанья? Я, Господи, на Твой надеюсь Суд, Исчислены Тобой мои скитанья, И слезы горькие мои текут Не в Твой ли очистительный сосуд, Не в книге ли Твоей мои деянья? Когда к тебе я воздеваю длани, Не от меня ль враги мои бегут, И это мне дарует упованье. Я слово Божье в Боге прославляю, И да пребудет слово се вовек, Что в силах мне содеять человек, Когда мольбы я к Богу обращаю? Я от обетов не бежал своих, И Ты на путь стопы мои наставил, От смерти душу Ты мою избавил И на земле среди существ живых Меня оставил, чтоб Тебя я славил. 56 Помилуй, Господи, меня, помилуй, Возьми скорее под свое-крыло, Возьми, покуда не минует зло, Огороди меня Своею силой. . Лить на тебя могу я уповать, Просить, молить о помощи опять. Облагодетельствуй меня н снова Мольбу мою смиренную прими, Даруй мне милость, истину и слово» А моего неправого и злого 1онителя навеки посрами! Душа моя средь львов—исчадий зла, Хоть родились они в людском облнчьи. Их зубы что ие пика» то стрела» – Они меня, извергнув пламень, кличут. О Господи, тебе я буду петь Хвалу, чтоб вознеслась над небесами. Над твердию земною, над морями; В|раги мои, чтоб мною овладеть, Копали ров, раскидывали сеть, Но в те ловушки попадали сами. Мне час еще не пробил умереть. Душа моя» о Господи, готова; Псалтирь возьму я в руки, молвлю слово, Чтобы опять, о Господи, опять Среди племен и малых и великих, Разнозедеельных и разноязыких Твое добро и милость воспевать! И что б со мною, Боже, ни случилось, Везде и всюду славить я готов Тебя, чья истина до облаков, Тебя, о Боже, чья бескрайна милость. 57 Судьи, подлинно ль вам нет закона И неправеден ваш приговор? Чада человеков, слуги трона, Только что исторгнувшись из лона, Лгали вы и лжете до сих пор? Яд судей подобен яду змей, Яду аспида, что прячет уши, Чтоб ему не слышать и не слушать Слова заклинающих людей. Боже, кости грешников разбей, Сокруши их челюсти скорей, Коль не можно их очистить души. Пусть, летя, преломятся их стрелы, Пусть они исчезнут без следа, Как при свете солнечном вода Иль улитка, чье иссохло тело. Пусть не видят света никогда, Словно женский выкидыш незрелый. Пусть допрежь чем днище их котла, Ощутит огонь горящих терний, Вихрь Господний, вихрь немилосердный, Их сметет, избавит мир от зла. Праведник, сей суд благослови, Господу воздай за отомщенье И стопы свои омой в крови, Тем свое свершая очищенье. Сладко думать нам, людским сынам, Что есть Суд, по правде нас судящий, По грехам разящий иль щадящий, По заслугам воздающий нам. 58 Огради, о Боже, от погони,. От восставших на меня врагов. Огради от кровожадных псов, Ото всех, творящих беззаконье. Алчут душу погубить мою Не за то, что грешен многом, Или на дурной стезе стою, Или смутен сердцем перед Богом. Господи, воззри и снизойди, Беззаконников не пощади, Что мое порочат всюду имя. Ибо пред Тобой, а не пред ними Грешен я, и Ты меня суди. Чуть померкнет в небесах закат, Псы рычат и город сторожат, Жадные их пасти злобой дышат, И клыки их, как мечи, блестят. Ложно мня, что их Господь не слышит, Недруги хулой меня чернят. Ты ж над ними посмеяться можешь, Изничтожить можешь срамотой, Ибо пусть за ними сила, Боже, Но за мною Ты — хранитель мой. Миловал меня Ты и щадил, Я молю, чтоб кара совершилась, Но, чтоб Ты врагов не умерщвил, Чтоб низверг Ты их и посрамил, Дабы мой народ Господню милость И закон Господень не забыл. Господи, их, грешных, накажи, Уличи в гордыне и во лжи, Ведомо: неправедно их дело. Слово их лсогда не ложь, так блажь. Растопчи их,чтоб во всех пределах Знали: лишь Господь —– владыка наш. Пусть мои враги в ночи вкруг града Рыщут, ищут пищи среди смрада И под бременем забот и бед Засыпают, корма не нашед. Нам от Господа труды и силы, Потому мне должно до могилы Ночью, на заре, средь бела дня Возглашать и славить Божью милость, Ибо, что б со мною ни случилось,, . Он судил и миловал меня. 59 Господи, что с нашим миром сталось? Сокрушил Ты и отринул нас. Всё в усобицах поколебалось, Так восставь же то, что Ты потряс. Ты хмельною влагой изумленья Напоил нас, Боже, допьяна. Так не отвергай мои моленья. Залечи земные поврежденья; Знающим, сколь власть Твоя грозна, Нам на будущие времена Знаменье даруй и очищенье. И в святилище Своем к нам всем Обратил Создатель речь такую: «Вам на радость разделю Сихем, Раздроблю Сокхоф и возликую!» И еще Господь изрек оттуда: «1алаад, Манассия, Ёфрем — Вот кто крепость Мне и крепость всем, И на царство от Меня—Иуда. Что же до Моавового дома, Этот дом мне будет что коноб — Сей сосуд для омовенья стоп, И стопой я потопчу Едома!» Господи, но кто ж во град введет Рать мою и следом мой народ? Господи, не Ты ль, что нас отринул, Без благословения покинул Наши рати, шедшие в поход? Нам к кому взывать, когда не к Богу? Помощь от людей — тщета и прах. Всё от Бога, всё в его руках. Только от Него нам ждать подмогу. 60 Господи, мольбе моей внемли, Лишь к Тебе с окраины земли Сердцем сокрушенным я взываю. Чтобы Ты молитву услыхал И вознес меня к вершинам скал, Коих без Тебя не достигаю. Ты—моя защита ото зла, Жить бы мне вовек под кровом Божьим, Чтоб всегда Господние крыла Над моим распростирались ложем. Ты обет мой принял, одаря Счастьем слова Твоего бояться. Так прибавь же дни ко дням царя, Пусть они из рода в род продлятся. И Тебя я буду воспевать До скончанья века, как сегодня, Ты же заповедуй охранять И со мной вовеки пребывать Истине и милости Господней. 61 Во Господе мое успокоенье, Он—мне прибежище, Он — мне спасенье, Что б ни было, я да пребуду с Ним, Отныне до конца неколебим. А вам, кого оставит Божья милость, Кого Господня покарает власть, Или стеною стать, что наклонилась, Или оградою,что покосилась, Которые вот-вот должны упасть. Доколе, оскверненные грехами Неправды, беззаконьн и тщеты, Меня вы славить будете устами, А сердцем клясть, чтоб свергнуть с высоты. А мне лишь мой Господь — успокоенье, Лишь Он—моя защитная стена, Ищите только в Господе спасенье И ныне и в иные времена. Бог в нашем сердце—– нам никто не страшен. А без Него мы —дети суеты. Коль взять весы и положить на чашу И нас, и лживость, и заботу нашу — Все это весит меньше пустоты. Не стань мздоимцем, чтобы жить богато, Не грабь людей—избегни западни. И даже честно обретая злато, Ты сердце от него отсторони. Господь недаром слово молвил нам, И это дважды слышать мне случилось: И сила в Боге и от Бога милость, Он нам по нашим воздает делам. 62 Тебя я, Боже, обрести хочу, Я плотью по Тебе томлюсь голодной. В земле пустой, безводной и бесплодной С зари до ночи я Тебя ищу. Узреть бы славу мне Твою и силу; Во храме, где Господня лепота, Тебя однажды видеть мне случилось. Твоя мне жизни милой слаще милость, И песнь Тебе поют мои уста. Я длани вознесу, я возмолю Тебя, о Господи, благоговея, Я душу ублажу свою елеем, Если Тебя устами восхвалю В своей благой молитве беспорочной В час одинокой стражи полуночной, Когда на жестком, ложе я не сплю. Мне помощь лишь от Божией десницы И радость лишь в тени Госпоних крыл Не потому ль я Господа молил, Чтоб мне к нему душой прилепиться? Те ж, кто мне гибель уготовить тщится, Меня своею ложью облича, Да не избегнут правого меча, В пустыне пищей станут для лисицы И царь земной тогда возвеселится, О Боже, загради и удержи Уста людей, погрязнувших во лжи, Чтоб им, рекущим ложь, не возгордиться. 63 Обо мне ночеденно радея, Гласу чистой молитвы моей Ты внемли и меня пожалей. Огради меня от мятежей, От коварства, злоречья злодеев. Нечестивых уста — тетива, Навостренные стрелы — слова. Эти люди во мраке таятся И направить стрелу не боятся, Беспорочных завидев едва. Зная только неправды пути, Помышляют они, святотатцы, Изловчиться и слабость найти, Чтоб до сердца безвинных добраться. Им неведомо: той же стрелой, Что безгрешных сразить они тщатся, Только сами они поразятся, И язык их, коварный и злой, Их самих же пронзит, как стрелой; Кто узрит их, от них удалятся. Их, неправедных, все убоятся, Потому что в юдоли земной Только Господом кары творятся, И безгрешные возвеселятся, Ибо в тысячный раз убедятся: Кроме Божьей, нет правды иной. 64 Всякий час Твое, о наш Господь, На святом Сионе славят имя И клянутся в Иерусалиме Именем Твоим, чтоб обороть Все, что беззаконьями земными Нас превозмогает; лишь Твоими Милостями живы дух и плоть. Тот блажен, кого Ты отличил И приблизил, чтоб служил и жил Во дворах, где слышно Божье слово, Насыщаясь в меру малых сил Благом храма Твоего святого. Страшный в правосудии Своем, Нашу боль умерь и наше горе, Ты — надежда сущих в мире сем На земле или в далеком море. Укрощающий валы морей И кровопролитье мятежей, Знамений Твоих да убоятся Тысячные сонмы нас, людей. И да будет ночью день сменяться, Славу к славе прибавлять Твоей. Ты, о Боже, землю посещаешь, Глад ее и жажду утоляешь, Одаряешь туком многих благ, Хлебы щедрые приготовляешь, Ибо землю Ты устроил так, Что лишь Ты нам благодать являешь, Ссохшиеся глыбы разрыхляешь, Благодатной влагой окропляешь, Чтоб земля дарила людям злак, На пустыни милость источаешь, Наш благой благословляешь шаг, Лето милостью Своей венчаешь И людской благословляешь труд. Одеваются поля хлебами, Покрываются луга стадами, Земли восклицают и поют. 65 Воскликни Богу вся земля сегодня, Воздайте, люди, имени Господню, Воспойте Богу нашему хвадм. Скажите: «Боже, все Тебя боятся, Твоей несметной силе покорятся Твои враги, что и сильны и злы». Скажите, люди: «Господу хвала!» Восславьте имя Божье внятной речью, Воззрите на Господние дела, Столь страшные для сына человечья. Валы морской пучины в твердь земли, Послушны Божьей воле, превратились, И посуху народы перешли И там о Господе возвеселились. Взгляд благодарный устремляя ввысь, Взметните к небесам слова благие, Откуда зрит Господь роды земные, Чтобы Мятежники не вознеслись. Он стопам ног не дал поколебаться, Он души оберег от святотатства, Чтобы премногой скверны мы спаслись. Ты всех нас испытал и переплавил, Как плавят серебро, Владыка сил. Ты нас на много лет в сетях оставил, В оковы чресла наши заключил. Мы за Тобой прошли огонь и воду, Но Ты нас, Боже, вывел на свободу, И я войду, о Господи, в твой дом, Воздам и всесожженьем и постом, Мои обеты дам Тебе в угоду, Их изречет во скорби мой язык. От сердца слово своему народу Я молвлю, чтоб сказать, сколь Ты велик. И вновь при всесожжении любовно Я принесу Тебе вола и овна, Я возожгу Тебе обильный тук. И благодарен Господу премного, Я вам скажу, боящиеся Бога: «Мое спасенье — дело Божьих рук!» Я лишь воззвал к Тебе, Всемилосердный, Устами я напомнил о себе, Будь у меня на сердце ложь и скверна, Не внял бы Ты, Господь, моей мольбе. Так будь благословен, наш Бог пречистый, Ты, внявший голосу моих скорбей, Моей молитвы не отвергший истой, Не отвративший милости Своей. 66 Господи Боже, яви снисхождеиье, Милостив будь и прости, Дай утешенье и благословенье, Ликом Своим освети, Дабы познали мы: наше спасенье Лишь на Господнем пути! С вами пусть милость Господня пребудет, Люди всех стран и сторон, Да возликуют все сущие люди, Славя Господень закон, Ибо Господь и карает и судит Сонмы людей и племен. И да восхвалят деянья благие, Божьи деянья народы земные, Все, кто душой наделен. Если Господня земля уродила, Свой подарила иам плод, Господи, благослови и помилуй, Ибо Твоим снисхожденьем и силой В мире живое живет! 67 Господи, восстань, необратим, Чтоб врагам неправедным и злым Расточиться пред лицом Господним, Чтобы им рассеяться, как дым, Чтоб, как тает воск свечной от огня, Сгинуть всем неправедным сегодня Пред лицом, о Господи, Твоим. И да посрамятся святотатцы, Праведники да возвеселятся В радости пред Господом своим. Славьте неземной Его чертог, Славьте в уповании великом Имя лить Того, кто столь высок, Славьте, ибо имя это—Бог, И возрадуйтесь пред Божьим ликом! Попечитель и сирот и вдов, Правых Ты обороняешь в войнах, Ты освобождаешь от оков Узников, но узников достойных, А своих ослушников—врагов Покидаешь Ты в пустынях знойных. И когда Ты, Боже, лик являл И вождал народ Свой по пустыне, Плавился песок, Синай дрожал, Таяли заоблачные сини. Ты в заботе слабых укреплял И голодным людям хлеб давал, Знающим, что Бог их не покинет. Провозвестницам в уста вложил Слово, что победу возвестило. И царей несметных вражьих сил Наша сила в бегство обратила, Чтобы тем, кто жизни не щадил И кто Господа за них молил, Всем Господней милости хватило. Хоть довольно черноты кругом, Не судил Господь нам очерниться; Наше племя сходно с голубицей, Чьи крыла блистают серебром, Чистым золотом перо искрится. И как только смолкнул брани звон, Белизной блеснула эта птица, Словно снеги на горе Селмон. О гора—гора благословенная, Тучная гора и увлажненная, На тебя завистливо взирать Всем горам — а гор на свете сонмы,— Потому что на святом Сионе Господу вовеки обитать. Колесниц Господних тьмы и тьмы, И средь них со своего Синая Бог взирает, нас благословляя, Чтоб врагов пленить могли бы мы, Их, неверных, к Богу обращая. Наш Господь, царя над нами всеми, Возлагает и снимает бремя, Он благословен во всякий час, Ибо Он — Господь наш, во спасенье, Ибо в Божием повиновеньи Ключ от смертных входов, ждущих нас. Бог побьет главы своих врагов, Чьих грехов превыше их голов. Скажет нам: «Мне вас спасать не внове, Как я спас вас от морских валов, Вновь спасу и реки вражьей крови Изолью ко счастью ваших псов». Господи, о царь мой во святыне, Вот идут к святому храму ныне Впереди других те, что поют, Позади игральщики идут, Девы со тимпанами, в средине, А за ними всеми прочий люд. Славь же Господа, людское племя, Бога славь, Израилево семя, Вы — чей праотец Вениамин, Завулон, Иуда, Неффалим, Ибо наш Господь над вами всеми. Господи, владычеством Своим Утверди Свое над нами бремя, Все, что Ты нам дал, наш Властелин! И владыки, славя Божье имя, Ради храма в Иерусалиме Притекут, дары неся в руках; Укроти же Зверя в тростниках, Всех, врагами числимых Твоими, Ибо к браням клич на их устах. Укроти корысть в Твоих врагах, Слитками кичащихся златыми. Пусть придет египетский вельможа, Ефиопин пусть падет во прах,' Славьте, все народы, имя Боясье, Славьте сущего на небесах, Ибо все Господь содеять может. Бог наш дивен во своих святых, Страшен во владениях Своих. Славьте ж Бога и Его ученье, Дети Израильевых колен, Силу, крепость даст вам Бог в даренье, Ибо только Он благословен! 68 Мя, о Боже, и на этот раз Ты спаси, иль худо мне придется, Ибо в смрадной тине я погряз И дута вот-вот и захлебнется. От своих я воплей изнемог, И язык и горло иссушились, И глаза, взирая, истомились, Вглядываясь; близок ли мой Бог? Недруги мои теперь едины, Стан их укрепился и возрос, Боле, чем на голове волос, Их, меня клянущих без причины. Требуют они, чтоб я отдал То, что никогда у них не брал, Хоть передо мной они повинны. Разум мой, что крепок не вполне, И грехи от Господа не скрыты. Пусть же, веря, припадут ко мне Все, кто ищет в Господе защиты. Боже, от хулы меня отмой, Ибо все терплю я униженья, Злобу, обвиненья, поношенья Лишь Тебе во славу, Боже мой! Даже тем я враг, с кем связан кровью; Для сынов родителей моих Я теперь чужей людей чужих, Ибо не могу идти с любовью К тем, о Боже, кто тебя злословит; И меня разит ревнивость их. Проливаю слезы я, пощусь, Мне в вину и это люди ставят. А во вретище я облачусь, И за это все меня ославят. Притчей стал я для ничтожных чад, Но и те, сидящие у врат, Что и суд вершат и нами правят, Пьющие вино меня злославят, Камень вслед мне бросить норовят. Но, смирившись, прочь иду от них Я с молитвой на устах моих, Мысля, что по благости Господней Всех других молитв она угодней И ему слышней молитв других. Не поглотят пусть меня пучины, Боже, извлеки меня из тины, На свою стезю меня восставь, Чтоб и бездны, сотрясясь от гнева, Надо мною не сомкнули зева; От гонителей меня избавь! И еще, Господь мой, поелику Я взываю, ты меня призри, И услышь, и на меня воззри, Ибо благо — свет от Божья лика. Ты ко мне приблизься, Боже мой, Не отдай врагам на посрамленье, Я ищу повсюду утешенья, Вот я весь стою перед тобой. Был я гладей — дали желчь мне люди, Жаждал—уксус протянули мне. Пусть их трапеза им сетью будет, Пиршество — подобно западне. Господи, над этими людьми, Коими я мучим и терзаем, Громом разразись и прогреми, Чтоб не зреть им, порази глаза им, Силу их от чресел изыми! Пусть дворы их опустеют, Боже, Будут домы и шатры пусты, Всех, кто силою своею множит Скорби тех, кого караешь Ты. И грехи, что ими совершались, Приумножь; пусть будет их вина Столь тяжка, чтобы не оправдались В книге жизни, чтоб их имена Рядом с праведными не писались. Одинок я, беден и гоним, Божья помощь пусть меня восставит, И душа моя Его восславит, Чтобы жить мне Господом моим. Я восславлю Бога во хвалении, И да будет та моя хвала Господу угодней приношения В жертву овна или же вола. И да будет это в радость страждущим, Многим праведникам, Бога жаждущим Сердцем, в коем нет и капли зла. Ибо Бог наш нищих привечает, Узниками не пренебрегает, Да восхвалят Божии дела Небеса и все моря и земли, Все, что там живет, что зрит и внемлет, И спасет Господь священный град И другие грады чад Иуды, И не изойдут вовек оттуда Чады их и чады этих чад. Пусть в священном граде поселятся, Божьей славы ради утвердятся Только те из нас, что Бога чтят. 69 О Боже, не замедли, поспеши, Я слаб, враги мои нехороши. Они да устыдятся, посрамятся, И те от страха в бегство обратятся, Кто ищет гибели моей души. О Господи, предай их посмеянью. Всех, что меня порочат без вины Во многочисленном людском собраньи, Меж тем как мне в глаза твердят признанье, Что мне подобны быть они должны. О Боже, да возрадуются те, Кто ищет только Твоего спасенья, Кто говорит о Божьей красоте И вторит славу Божьего ученья. О Господи, я нищ в моей стране, Мне, Избавитель мой, лишь Ты—подмога, Так будь же милостив ко мне премного И не замедли, поспеши ко мне. 70 На Тебя я уповал все дни И сейчас Тебя молить не смею: Ото зла меня оборони, Слух ко мне, о Боже, преклони, Не пренебреги мольбой моею. Стань прибежищем моим, чтоб знать: Я могу в твоем дому спасаться От гонителя и святотатца; Заповедал Ты меня спасать . Ото всех, что Бога не боятся. Изо чрева матери моей Ты извлек меня, и я поныне Был бы дивом для иных людей, Если б не был Ты моей твердыней, Крепостью моей с начальных дней. И Тебе хвалу я петь посмею Всякий день в теченьи жизни всей, Ты же милостью меня Своею Не оставь, когда я оскудею В дни беды иль старости моей. Ободрился враг мой мыслью ложной, Что меня нетрудно обороть, Отошел-де от меня Господь, Мол, теперь защиты нет надежной. Господи, не отврати чела И не дай свершиться мести скорой. Заклейми бесчестьем и позором Нечестивых, что мне алчут зла. И мои уста в любом собраньи Воспоют Твои благодеянья, Ибо ведомо: им несть числа. Я о правде Божией опять Ночеденно стану размышлять, Ибо правды я другой не знаю, Кроме той, что Бог сулил нам дать, И я правду эту возвещаю. Как ни быстро жизнь моя течет, Боже, не оставь меня, покуда Я Господию истину и чудо Всем не возвещу из рода в род. Кто Тебе, о Господи, подобен? Хоть и мне Ты беды насылал, Ты меня из бездны извлекал, Возвышал меня и утешал, * Ибо все ж я был Тебе угоден. Господи, пусть мой восславит глас Снова истину Твою благую, Потому что, Боже, всякий раз Я творю молитву и ликую Всей душой, которую Ты спас. И псалтирь моя, и мой язык Будут возвещать, сколь Ты велик, Ибо все, что в дни моей печали, Радуясь, мне гибели искали, Хоть на мне и не было вины, Отмщены Тобой, посрамлены. 71 Господи, пусть горы и равнины Людям правду и покой несут. Надо мной, царем, твори Свой Суд, Правдой одари царева сына. Пусть, когда он суд вершить начнет, Им руковождает слово Богово. Пусть он притеснителя гнетет И от всех невзгод спасет убогого. Божий страх, приди из рода в род, Не оставит пусть земного люда До скончания времен, покуда Солнце светит и луна встает. Сыну моему пусть озаренье Будет; пусть, как дождь после косьбы, Он придет, даруя обновлеиье, Пусть ликуют в дни его правленья Праведники — Божии рабы. Пусть его благому слову вторят, Распластавшись перед Ним в пыли, Все цари от моря и до моря, От Евфрата до конца земли. Чтоб правители земли Фарсийской, Савской, островной и Аравийской — Все согласно дань ему несли. Преклонившись, пусть его восславит Всякий сущий на земле народ, Ибо никого не угнетет Царь, который от невзгод избавит Всех, кто страждет, всех, кто вопиет. Пусть идет он к ним ко всем с любовью, Как своею, дорожа их кровью, Души их от зла обережет. И владыки с берегов Евфрата Принесут ему обильно злата, И земля счастливо заживет. Будет хлеб обилен на полях, И на склонах гор плоды в садах Будут тяжелеть и волноваться, Как дубы ливанские в лесах. Люди в городах приумножаться Будут, словно травы на лугах, И народы все возвеселятся. И в своем царе благословятся, Пусть ему в молитвах поминаться Будет суждено во всех краях. Ты вовеки будь благословен, Бог наш, Бог Израилевых колен, Ты, творящий чудеса благие, Ты, чья слава тверже всех твердынь. И покуда сущи все стихии, Славен будь, о Господи, аминь! 72 Ты ль к безгрешным, Господи, не благ? Я же делал все и жил не так; Чуть еще — и я б ступил на тропы, Где мои бы подвернулись стопы И мою окутал душу мрак. Беззаконников я наблюдал, Ни стыда не знающих, ни боли; Показалось мне, что все в их воле, И тогда я их возревновал. Хоть ни страха нет им, Ни святыни, К ним судьба, чем к нам, добрей стократ; Словно гривна, блещет их гордыня, Дерзость их — как дорогой наряд. Речь их многолжива, путь неровен, Как надменно с нами говорят Те, чей злобен разум, сален взгляд, Те, в чьих душах помысел греховен, Те, что яд земной скрывают в слове, Даже если в небеса глядят. Полной чашей нечестивцы пьют, И глядит на них весь прочий люд, Да и сам я возроптал в смущеньи: «У Всевышнего довольно ль зренья Видеть с неба, что творится тут? Как блаженно грешным в мире сем, Злато в свой они стяжают дом, Почему ж тогда и дни и ночи Изнуряю я себя постом, Омываю руки в непорочьи? Почему я Каждую зарю Сам себя не по грехам корю И страдаю боле грешных прочих? Если так решил бы я, о Боже, Я б и грех земной свой приумножил И вину пред сонмом чад Твоих, Хоть и трудно было мне, но все же Свой соблазн в себе я изничтожил В храме Божьем, среди стен святых, Я уразумел: погрязших в скверне Ты поставил Сам на скользкий путь — И случайно, хоть немилосердно, Все утративших Ты их низвергнешь В бездны адские когда-нибудь. Тает сладкий сон по пробужденьи, Вот и Ты разбудишь, явишь суть Тем, кто сути предпочел виденье, Что не может нас не обмануть. И хоть разум от скотов в отличьи Мне достался от Твоих щедрот, Пред Тобою, пред Твоим величьем Сам я есть не более чем скот. Но вождаешь Ты мою десницу, Мной руковождая день за днем, Чтоб потом во царствии Твоем Славы Божией мне приобщиться. Гибнуть тем, кто Бога отдалится; Мне же лишь на Бога уповать, Сердцем мне по Господу томиться, Телу моему изнемогать. Мне дела Господни восславлять До конца, сколь дням моим продлиться». 73 Боже, почему Ты отдалился, Отвратился от Своих детей? Навсегда ли гнев Твой обратился Против паствы пажити Твоей? Вспомни сонмы тех, кто с давних дней Ко Твоим святыням приобщился, Вспомни Твой Сион, куда вселился Ты на радость праведных людей. Рухнул сврд и рухнула стена; Где Твое святилище сегодня? Тех попрать стопа Твоя вольна, Кто свои вокдкигнул знамена Там, где были знаменья Господни. Все разрушил враг: врата и свод. Так секира дерева сечет. И чернеет ныне пепелище Там, где возвышался наш оплот — Имени Господнего жилище. Недруг все разрушил и сожег, Знамений своих не видим боле, И на свете где он, тот пророк, Чтоб изрек нам, быть тому доколе? Боже, от врагов оборони, Чтоб им над Тобою не глумиться, Нас же под Свою верни десницу, Милости от нас не отклони. Море Ты расторг и обмелил, Ты поганых змиев поразил, Сокрушил главу Левиафана, Реки и потоки укротил, Чтоб дойти нам до земли желанной. В небе днем Ты солнце засветил, Ночь украсил множеством светил, Землям дал предел и океанам, Срок зиме и лету учредил. Помни же, что множество людей Власть Твою хулят, в Тебя не верят, Не предай же на погибель зверю Душу чистой горлицы Твоей. Господи, не позабудь нас многих Чад Твоих, Твоих овец убогих, Не оставь наш край, что осквернен. Да не возвратится посрамленный Тот, кто ныне стонет угнетенный. И Тебя вовек восславит он. С нами вновь, о Господи, пребудь, Защити Своих Заветов суть Ото всех врагов, ее поправших, И злоречья их не позабудь, И хулу—против Тебя восставших. 74 Тебя мы славим, Господи, повсюду За то, что имя Божье равно чуду И нам оно все ближе и слышней. Ты нам речешь: «Определю Я время По правде Суд свершить над вами всеми; Колеблется земля и все на ней. Я утвержу столпы, чтобы прочней Стоять ей и питать людское племя!» «Утишься! — говорит Он, чтоб от многих Нечестий безрассудного сберечь.— Вы ж, нечестивцы, не вздымайте роги, Пусть ваша с кем-то слабым и убогим Жестоковыйною не будет речь!» Вестимо: не от света, не от тени, Не от пустынь, не от иных сторон, Но лишь от Господа и возвышенье, И принижение, и посрамленье, И быть чему — определяет Он. Полна вином в руке Господней чаша, И никому Его не обмануть, И взвешена по правде участь наша, Иным вкушать вино, а многим — муть. Я ж буду об Иаковлевом Боге Петь до скончанья дней, из рода в род. Господь преломит нечестивцев роги, А роги праведников вознесет. 75 Имя Господа землею всею Чтимо: наипаче в Иудее Прославляем Он — владыка сил. Бог наш, обитающий в Салиме, Пребывающий в Иерусалиме, И мечи и стрелы преломил Тех, кто погубить нас норовил Силою и кознями своими. Дивно Он восстал от вечных гор И над нами щит Свой распростер, И враги утратили всё разом: Крепость сердца, силу мышцы, разум, Обретя погибель и позор. И от взмаха Божией десницы Встали кони их и колесницы. Если мечет огнь Господний взор, Кто от Божьей кары защитится? Й когда вершиться будет суд, Гнев врагов Господних укротится, Их тогда моленья не спасут. Но во славу Божью обратится Гнев, что в сердце праведных таится, И восторжествует Боясий люд. Так воздайте Господу скорей Сущие на белом свете ныне. Ибо всех лишающий гордыни Страшен Бог и для земных царей. 76 Ко Господу глас мой, к Нему я воззвал, Ко Господу глас мой, алкаю, чтоб внял, Мои услыхал моленья. Руки во скорби и ночью и днем Я простираю, я мыслю о Нем И не ищу утешенья, И страх и смятенье в сердце моем. Глаз я в ночи не смыкаю до света, Воспоминаю прошедшие лета, Воспоминаю свои песнопенья И утишаю печаль и томленье. Ужели, о Господи, прекратилось Обилие благ Твоих и щедрот, Милость Твоя неужель затворилась И слово, из рода шедшее в род? Я молвлю в печали: «Ужели случилось, Что Божья десница от нас отвратилась? Ужели, о Господи, пробил час И в гневе забыл Ты помиловать нас?» Я мыслю о чудных Господних деяньях, О том, что судьба наша в Божиих дланях, Что свят Его промысел, путь и чертог, Что в мире лишь Он — единственный Бог. Ты сотворил, о Господи, чудо, Явил Свою силу средь многого люда, Народ Авраама, народ Исаака, Великий наш Бог, Мышцей Своею от плена и мрака Ты оберег. Бездны Тебя, о Господи Боже, Угрели и устрашились. Воды Тебя убоялись тоже И расступились. И небеса изливались дождями, И сотрясались земли громами. Метались молнии средь облаков, Как стрелы вонзались в сердце врагов. Стезя Твоя в водах, а след Твой неведом, И шел твой народ за Тобою следом, Ведом по стезе Твоего закона Рукой Моисея и Аарона. 77 Народ мой, слову моему внемли, Закон Господень возвещать я буду, Чтоб притчи древние родной земли Не прятать нам и не таить под спудом. Затем, чтобы от племени грядущего Не скрыть ни слов, ни воли Всемогущего, Чтоб похвалиться нам Господним чудом. Господь, закон и путь нам указав, Великой благодатью нас отметил, Он учредил и даровал устав Своим рабам — всем нам и нашим детям, Чтоб жил закон, что праведен и прав, Покуда жив наш род на белом свете. Чтоб вечно лишь на Бога уповать, Ни дел, ни слов Его не забывать, Как наши праотцы в былых столетьях. Да не случится стать ни вам, ни нам Подобием Ефремова колена, К изменам склонным, склонным к мятежам, Не к слову Божью, а к тому, что тленно. Они забыли, кем закон им дан И что на свете лишь в Господней воле Их вывести из края египтян, Явить им чудо на Цоанском поле. Бог может знак подать, сказать: «Пусть ныне Пред племенем Господним море схлынет, А пред врагом восстанут пусть валы!» Он знак подаст, и будет свет средь мглы, И чтоб насытить жаждущих в пустыне, Поток воды польется из скалы. Сыны ж Иаковлевы согрешали, Оии грехами Бога искушали И, как не должно Божиим рабам, Брели и против Господа роптали: «Он даст ли трапезу по вкусу нам?» И в камень вновь Господь ударил с неба, И потекли ручьи воды во тьму, А люди все ж перечили Ему: «Что ж Он не может приготовить хлеба И мяса дать народу своему!» И слышал Бог все эти злореченья И гнев питал на них за прегрешенья. Его народ не верил ничему, Не уповал на Божие спасенье. И Бог ответил им на грех словесный И ветр послал, и свод разверз небесный, Всех манною небесной напитал, И с неба тучных птиц Господь наслал, Как пыль пустыни, прямо к их жилищам, И каждый ел, покуда не устал, Мясную, столь желаемую пищу. Еще вода была не допита, Еще жевали мясо их уста, А Бог ниспосылал уже отмщенье: Их юных чад лишал Он живота, А люди совершали прегрешенья. И не была молитва их чиста, Людей одолевала суета, И проходили их лета в смятеиьи. Лишь в час, когда Господь валил помногу, Карал рабов — ослушников Своих, Они взывали к Божьему чертогу. И лгущими устами льстили Богу, На миг воспомня: Он—защита их. Ни чисты не были они, ни верны, На сердце их была и ложь и скверна, Но все ж Господь прощал их и таких. И доброта Его была безмерна. Ибо и в гневе не забыл Господь: Их мертвая не оживает плоть, И отвращал Свой гнев Он милосердно. В краях пустынных, диких и чужих Его так часто люди прогневляли, Так часто оскорбляли, искутали Израилева Бога, Бога их. Но Он не поминал того, что было, Как их от угнетенья избавлял, Когда в Египте знаменья творил Он, В полях Цоана чудо им являл, И в кровь потоки Нила превращал В земле людей, не ведавших закона, И песьих мух во гневе напускал На египтян: на слуг и фараона, И, чтоб покрыли их поля и склоны, На землю жаб поганых нагонял И саранчу на злачные просторы, И крупным градом лозы обломал, И тяжким льдом сковал их сикоморы. И пламень Божья гнева воспылал, Злых ангелов своих Господь послал На землю Хама, в Хамовы жилища, И мору стадо египтян предал, И первенцев их смертью покарал, И превратилась их земля в кладбище. И вел пустыней Бог рабов своих. И рабство их, неволя оставались В необитаемых краях глухих, И море перед ними расступалось, Но море Чермное опять смыкалось Пред теми, кто хотел настигнуть их.. Никто не уничтожил племя Божье. Господь привел его издалека К Своей святой горе, к ее подножью, В край, что стяжала Божия рука. И многих в том краю прогнал немедля Прочь от Израилевых шатров и стен И земли дал Израилю в наследье, Их разделив среди его колен. Но люди Бога своего чуждались, И подчинялись Господу не вдруг, И прежним истуканам поклонялись, И колебались, как неверный лук. Их, чтущих истуканов, как святыни, Призрел Господь, и в ревности Своей Он вознегодовал на сих людей, В Силоме скинию Свою отринул, Где обитал столь долго меж людей. И мрачные настали времена; Господь от грешной паствы отвратился, И род Господень пред врагом смирился, И пала крепость, огню отдана. Сгорали юноши на нивах злачных, И вражий меч косил их, незадачных, И пастыри с молитвой на устах Во храмах погибали и в домах, И девушкам не пели песен брачных, И сохли вдовьи слезы на глазах. Но Бог воспрянул как бы ото сна, Как исполин от крепкого вина, И свой народ от вражеского плена Освободил и врзродил мгновенно. И возлюбил Он Свой Сион священный, На вечные прославил времена, Но не Иосифа и не Ефрема, Бог отличил Иудино колено, Чья ветвь была на царство избрана. И от дворов, и от загонов овчих Призвал Господь Давида, чтоб он пас Угодный Богу род —наследье отчее,— Оставленный Иаковом в свой час. И в чистоте своей Давид над нами Встал, чтоб вождать стезей Господней нас. 78 О Господи, язычники пришли К наследью Твоему и осквернили, Твой град святой в руины превратили И тел Твоих рабов не погребли, Хоть и обильно крови их пролили. Вблизи священных стен, святой земли Твоих рабов оставили в пыли Зверью земному и небесным птицам, Чтоб все могло над мертвыми глумиться, А братья схоронить их не могли. Ты отдал нас врагам на поруганье, Соседям отдал нас на осмеянье, Прости нас, Господи, и нам внемли! Пролей тот огнь, который нас карает, На тех, кто имя Божье забывает, На царства, что Тобой пренебрегли. Ибо они Иакова жилшце, Разрушив, превратили в пепелище, Святыни осквернили и сожгли. Над нами враг свои секиры поднял И много истощил нас в эти дни, Но Ты от нас щедрот не отстрани И ради славы Имени Господня В вину отцовский грех нам не вмени. И многое, в чем грешны мы сегодня, Прости нам и от бед оборони! Смеются нечестивые над нами: «Где ваш Господь, Иакова сыны?» Ты ж, Господи, пред нашими очами Излей на них Свой правый гнев и пламя За беды, что мы терпим без вины. На нас, на бедных узников, взгляни, На смерть нас обреченных сохрани Могуществом Своей благой десницы. И брань врагов на них же оберни, И все, что нам содеяли они, Умножь, чтобы врагам вернуть сторицей. А мы, о Боже, верный Твой народ, Мы—пажити Твоей обильной паства, Твое вовек мы будем славить царство И возвещать Тебя из рода в род. 79 О восседающий на херувимах, Отец детей строптивых, но любимых, Вождающий нас, как пастух овец, Перед Манассией, перед Ефремом, Перед Вениаминовым коленом Предстань, приди спасти нас наконец. Восставь нас, Боже, дай благословенье, Чтоб лик Твой воссиял нам во спасенье, Но в гневе нашим Ты мольбам не внял, И насмехаются враги над нами, Ты нас кровавым хлебом напитал И напоил горячими слезами. И все ж восставь нас, дай благословенье, Чтоб лик Твой воссиял нам во спасенье. Ты из земли Египетской принес Лозу чудесную, и так случилось, Что здесь глубоко в почву корень врос, Что здесь лоза вовеки утвердилась, Пустила благодатные ростки, И тенью многих лоз земля покрылась, На склонах всех от моря до реки. Но отвратил Свою от нас Ты милость. И вот уже обрушилась ограда, И все охочие до винограда Срывают ягоды не по одной, И подрывает корни вепрь лесной, И что останется от вертограда? О Боже сил, воззри и нас прости, Что создал, освети и посети, От порчи сбереги остатки сада — Все, что своей рукой Ты посадил, Ростки, которые Ты укрепил Себе во славу, нам в награду. О Господи, Твой сад огнем пожжен, Он будет на погибель обречен, Когда Твой гнев священный укрепится, Когда Тобой не будет тот прощен, Кого Своей Ты сотворил десницей. Мы всюду будем славить Твой закон. Восставь же нас и дай благословенье, Да воссияет лик Твой во спасенье Нам, кто Тобой из праха сотворен! 80 Пойте Господу — нашей твердыне, Бога Иакова восклицайте. Псалтири и гусли возьмите ныне И на тимпанах взыграйте. В честь праздника вы затрубите сегодня. Ночь новолунья — самое время, И пусть устав и закон Господний Вовеки чтит Авраамово племя. Иосиф с сонмом наших предтеч В земле Египетской прозябали И вдруг доселе невнятную речь К себе обращенную услыхали: «Я с плеч ваших взял непосильную тяжесть, С рамен неподъемную снял поклажу, Меня вы призвали, и Я услыхал, От грома избавил Я вас счастливо, От бед оградил и путь указал И вас испытал при водах Меривы. Израиль, тебя Я учил, говоря, Что Я Твой Бог, и нету иного, Израиль, судьбу твою животворя, Я вывел тебя из края чужого. Но ты, беззаконье и грех свой творя, Не слышал этого вещего слова. И тех, кто упрям, Я на путь не наставил, Упрямству сердец Я их предоставил. О если б, народ Мой, ты праведно жил И если б Моих не оспаривал правил, Я всех бы врагов твоих усмирил, На этих врагов Свой гнев бы направил. Я бы их, злобных, заставил смириться, Сынов бы Израиля привечал, Питал бы обильным туком пшеницы И медом, который бы лился из скал». 81 Господь наш великий, владыка сил, Средь сонма святого судил да рядил: «Доколе вы будете ложью грешить, Лицеприятствовать нечестивым, Над бедными суд свой неправый вершить, Грешить приговором несправедливым? Да будет ваш суд справедлив к сироте И праведен к тем, кто погряз в нищете. Так вызволяйте из рук нечестивых Людей униженных и несчастливых, Живущих во тьме и бредущих во мгле. Ведь все они чада Бога ясивого, А суд неправедный на земле Колеблет устои ее и основы. Хоть вы и святы, но жить вам не веки, И вы умрете, как человеки. Не вечно судить вам, не вечно вам ясить, Только Господу Богу по силе Наследовать землю и всех судить: И вас, и тех, кого вы судили!» 82 Боже, восстань, не молчи, не таись, Ибо враги расшумелись премного. В дерзости поднял главу свою ввысь Всяк человек, ненавидящий Бога. Против колен, кои Ты отличил, Злобные умыслы враг затаил. Всех истребим, мол, туда им дорога, Чтоб даже имя их мир позабыл. Зло против нас замышляют неправо Люди, которых Едом породил, Дети, чей праотец был Измаил, Племя Агари и семя Моава. Боже, на нас ополчилось полмира, Встали и двинулись с разных сторон Рати Гевала и воины Тира, Встал против нас Амалик и Аммон. Поднялись против Господня оплота Племя Ассура и правнуки Лота. Господи, будет народ Твой спасен, Если всех, жаждущих крови упрямо, Ты поразишь, как в свой час Мадиама, Как Иовина, что рухнул в Киссон. Пусть, кровожадных, постигнет их горе, Их покарай, как князей в Аендоре, Чтобы остался лишь пепел да прах. С ними, идущими с войском трусливым, Так поступи, как с Оривом и Зивом, Кои главы не снесли на плечах. Пусть не кичатся: «Возьмем во владенья Божье имение, Божьи селенья!» Ибо гордятся они не к добру, Все пред Богом — что пыль на ветру Или солома пред вихрем осенним. Господи, всех приведи их в смятенье, Прочь погони их и в бездны свали. И словно лес, обреченный сожженью, Пламенем Божиим их опали. Лица Ты им заклейми, святотатцам, Да посрамятся они и смутятся, Чтобы на тропы Господни пришли. Сущие в мире пусть вновь убедятся: Нет, кроме Бога, владыки земли. 83 О, как желанны Господни жилища, Как вожделенны, о Боже, Душа моя тщится, путей она ищет, Чтоб там поселиться тоже. Там очутиться. Там укрепиться Жаждет душа, да не может, Ищет гнездо и ласточка-птица, Чтобы с потомством своим поселиться Близ алтарей Твоих, Боже, Ты, Господи, ей поможешь! Блаженны Божий обретшие дом, . Нашедши туда дорогу. Блаженны несущие в сердце своем Слова, обращенные к Богу. Идучи даже долиною горькой, Источник они открывают, Не омочает гроза их, а только Ласкает и благословляет. Силу они от силы берут, К Сиону выходят из мрака, И надо мною Свой правый суд Свершит Он — Господь Иакова! И защитит нас Господь и взыщет, И доброй обрадует вестью. Лишь день во дворах Его лучше тыщи Прожитых с грешными вместе. Лучше быть у порога Его жилища, Чем в высоких шатрах нечестья. Господь нам — солнце и благодать, Благословитель наш, щит наш прочный. Спешит Он свет и благо послать Детям своим, рабам непорочным. И потому—тот блажен премного, Кто уповает на Господа Бога! 84 Ты наших не попомнил нам грехов, Умилосердись, гнев сменил на милость, Простил своих неправедных сынов, Из пепла наше племя возродилось. Господь надежды нашей и спасенья, Не гневайся, даруй нам возрожденье, Восставь нас, избранный Тобой народ, Ужели нас обрек Ты на гоненья На веки вечные из рода в род? Ужель Ты вновь не оживишь нас, Боже, Чтоб о Тебе возрадоваться нам? Яви же милость, чтоб народ Твой ожил, Даруй спасение Твоим сынам! И я послушаюсь Господня слова, Он скажет: «Пусть мой избранный народ Утишится, пусть мир вкушает снова И снова в безрассудство не впадет». Путь милости Господней будь нам ведом, Спасение за страхом Божьим следом Идет всегда, и с истиною милость Слилась, и правда с миром породнилась. Но если правда нам с небес спускается, То истина здесь, на земле рождается. Бог благо даст, земля дарует плод. И правда там стопы свои поставит, Куда Господь великий приведет, И все живое Господа восславит. 85 Господи, слух Свой ко мне преклони, Нищий, к Тебе я взываю. Спаси раба Твоего, охрани, Я на Тебя уповаю. К Тебе одному возношу я свой глас, Молитвы я обращаю! Возвесели мою душу сейчас, Ибо пути я не знаю! Ты, Господи, всем милосердье даришь, Кто ищет Тебя во смятеньи. Ты и мою молитву услышь, Внемли моему моленью! К Тебе я взываю в день скорби моей, Ибо верю: с Твоей высоты Услышишь Ты голос моих скорбей. Потому, что среди богов и людей Нету боле таких, как Ты. Ты чудо творишь, и караешь, и судишь, Велик Ты, Твой праведен суд, И волей Твоей сотворенные люди Тебе преклониться идут. Наставь, чтобы тоже по правде мне жить, Чтоб в истине Божией век проходить. Ко мне велика Твоя, Бэсподи, милость: Во аде душа моя не очутилась; Мне имя Твое воспевать и хвалить. Меж тем гордящиеся ополчились, Жаждут души моей, рвутся в бой, Против меня они вооружились, Ибо не видят Тебя пред собой. Но Ты благосердный и терпеливый, Ты многомилостивый, справедливый, Призри и помилуй меня скорей, Ибо я раб твой, раб несчастливый, Я — чадо верной рабыни Твоей. Дай, Господи, знаменье мне во благо И удержи от неверного шага Средь множества всяких стезей и дорог. И да посрамятся и да устыдятся Меня ненавидящие святотатцы, Когда увидят, что ты мне помог. 86 О снованный на многих возвышеньях, Сей град святой прославлен неспроста, Из всех Иаковлевых поселений Бог отличил Сионские врата, Над ними Боясие благословенье. Есть много всяких мест в Господнем мире, И если спросят, где иной рожден, Ответят: тот — в Рааве, этот—в Тире, Тот — в крае, что зовется Вавилон. Но меж сынами Божьими иными Отличен тот из прочих, кто рожден В священном граде Иерусалиме, Он там рожден и тем благословлен. И тем укреплено его простое имя Средь множества имен. 87 О Господи, внемли! Бог моего спасенья, Ты ухо преклони К словам сего моленья. Как ни была б тяжка моя вина, О милости прошу Тебя сегодня, Когда уже приближен к преисподней, Когда бедой душа моя полна. Когда я человек, лишенный силы, Сравнялся с низошедшими в могилы, От коих длань Твоя отрешена. Тобой забыт, никем я не оплакан, Я брошен в бездны и окутан мраком, И Ты не слушаешь моих молитв. Каким я был и что со мною сталось, Меня Твоя отяготила ярость, Я гневом праведным Твоим побит. Моя душа в печали истомилась, И то, с чем был я дружен до сих пор, Прочь от меня ушло и отдалилось, Но все ж, Твою вымаливая милость, К Тебе я руки грешные простер! Даруй же милость мне, я жив покуда, Ведь если я сойду в иной предел, Ты надо мною совершишь ли чудо? И славить я смогу ль Тебя оттуда, Где только тленье каждого удел? О Господи, сойди во мрак, во тьму, Во гробе в глубине, в земле забвенья, Я удивлюсь ли чуду Твоему? Иль милость многую Твою приму? Я ныне возношу к Тебе моленья. Зачем, о Боже, Ты, что столь велик, Свой светлый от меня скрываешь лик? Я с самых юных лет испытан тленьем, Твоим я сокрушаем устрашеньем, Но до сих пор к нему я не привык. И кары ночью и средь бела дня Меня затягивают, словно жижа, Моих друзей отверг Ты от меня. Где искренние, где моя родня? Гляжу вокруг и никого не вижу. 88 Твою прославляю, о Господи, милость, Ее возвещаю своими устами, Чтобы из рода в род укрепилась Истина та, что вечна над нами. Ты, Господи Боже, оставил завет, Давиду предрек: «Тебя Я прославлю, Семя твое на множество лет Я утвержу и престол твой поставлю!» Славу Твою, о Господи Боже, Пусть на века небеса приумножат, Прославят деянья средь сонма святых, С Тобою сравниться кто, Господи, может Из смертных, из нас — сотворений Твоих? И тот, кто велик, и тот, кто ничтожен, Дроясит пред Тобою, смиренен и тих. Твоя безгранична, о Господи, слава, Смирил Ты волны бескрайних морей, Ты низложил, о Боже, Раава, Окоротил его мышцей Своей. Ты сотворил и бездны без края, И выси неба, и выси гор, И все, что красуется, их наполняя, И север, и юг, и Ермон, и Фавор. Твоя многосильна десница благая, Та, что над миром Ты распростер! И милосердье и праведный суд — Вот основанье Божьего трона, Милость и правда Господня закона Вместе с Тобою, о Боже, идут. Блаженны ждущие трубного зова, Блаженны колена народа святого, Живущие в свете Господня лица, Хранящие истину Бога живого И правду, которой нету конца. Мы именем Божьим мыслим и дышим, Оно красоту нам и силу дарит, Господнею милостью рог наш возвышен, От Господа царь наш, от Господа щит. Недаром было виденье святое: К мужу блаженному Бог снизошел, Сказал: «Отличил Я того, кто достоин, Его Я избрал и другим предпочел! Вовеки Моя над Давидом десница, Его Я помазал на царский престол, И мышцей Моею царь укрепится. И не поколеблют его на троне Ни злые враги, ни сыны беззаконья, Его ненавидящих Я сокрушу. И рог свой возвышенный он не уронит И к истине праведной* сердце преклонит, На море Я руку царя положу! Не отниму у него Свою милость, С Давидом пребудет мой путь и завет, Продлю его семя, что б ни случилось, Престол сохраню до скончания лет. А если сын его стопы направит Дорогой греха, то приду Я к нему, И жезл Мой пути беззаконья исправит. И все ж Моя милость его не оставит, И то, что Я дал ему, не отниму. Давиду Своею Я святостью клялся, Разве завет Мой поколебался? Я обежцал, и быть по сему!» Так почему же Твой, Господи, длится Бкев иа помазанника Твоего? Зачем его крепости дал развалиться, Врагов его смертных возвысил десницу И сбросил на землю корону его? Зачем Ты умножил Давидовы беды, Святое Свое отомщенье творя? Зачем он посмешищем стал для соседа, Зачем расхищают богатства царя Все те, кто о бедствии царском проведал? Зачем повернул Ты меча острие, Бесчестью обрек порожденье Свое, Подвергнул Давидов престол осмеянью И славу его позором покрыл, Не укрепил его силы для брани, Дни его юности окоротил, Над ним не простер Божественной длани? Зачем, о Господи, гнев Твой жесток? Зачем Ты над всеми не сжалишься нами? И ярость Твоя нас сжигает, как пламя, На суету для чего Ты обрек Всех, кого создал Своими руками? Из обитавших на свете людей Смерти бежать никому не случилось. Где ж Твоя, Господи, прежняя милость, В которой истиной клялся Своей? Людям, что Твой преступают закон, Зачем позволяешь Ты нощно и денно Бесславить царя, что помазан на трон Тобою, о Господи, благословенный? Аминь! 89 Господи, создал Ты эти просторы, Воды и тверди, долины и горы, Звезды, и небо, и все, что живет, Ибо Ты—Бог, Ты — Господь наш, который Всем и прибежище нам и оплот. Снова Ты, Боже, во прах, в перегной Нас возвращаешь из жизни земной, И пред тобой в суматохе всегдашней Проходят века, словно вечер вчерашний Или как стражники стражи ночной. Словно во время потопа Ты, Отче, Годы уносишь в потоке Своем. Время все сущее в мире источит. Мы—словно травы, что зелены днем, Что пресекаются, ссохнувшись к ночи. Мы пред Тобою, о Боже, в бессильи, Мы безоружны пред гневом святым, И беззаконья, что мы совершили, Все, в чем грешили, что в тайне хранили, Ты распростер перед взором Своим. 1нев Твой карал нас, и были недолги Дни, что, как звуки, звучали, да смолкли. Пусть проживем мы и семьдесят лет, Пусть даже восемьдесят, но что толку Множить обилье недугов и бед? Так снизойди, научи нас, чтоб впредь Дни исчислять нам и сердцем мудреть, Умилосердься над нами, о Боже, Чтобы грешить пред Тобою не сметь, Чтобы и гнев Твой предвидеть нам тоже. Ты научи нас и сделай отметы, Чтобы мы тьму отличали от света, Милость Твою Ты на нас урони, Ею насыть нас и в юные лета, . Чтоб ликовать нам во все наши дни. Возвесели нас за те наши годы, В кои Ты нас поражал искони, В кои мы видели только невзгоды, Беды одни! Дай оглядеться нам, Боже, вокруг, Чтобы и сами, и сын наш, и внук — Все приобщились ко славе Господней, И да споспешествуй, Боже, сегодня, Благослови дела наших рук! 90 Жизнь каждого из нас на свете сужцего Покоится под сенью Всемогущего, Так преклонись перед лицом Творца, Что б на веку с тобою ни случилось, Тебя оборонит Господня милость От язв, от козней и сетей ловца. Тебе лить Божья правда — огражденье, Ты лишь под Господом неуязвим. Под перьями Его — твое спасенье, Под крыльями его — благословенье, И ты спасешься, Господом храним, От многих страхов, в полночь приходящих, От многих стрел, в полдневный час летящих, И от заразы, липнущей к другим. Мор и погибель, лишь тебя минуя, Десятки тысяч скосят одесную: И это будет отомщеньем им За их грехи и нечестивство всуе. А ты, как есть, так будешь невредим, Ибо вовек убежищем своим Избрал Господню благодать святую. И оградит Господь, тебя жалея, Твое жилище от невзгод мирских, И призовет Он ангелов Своих, Им повелит хранить тебя, лелея, И не преткнешься ты ногой своею Ни на каких путях своих крутых. Не убоишься чудищ никаких: Ни льва, ни аспида, ни василиска, А доведется, к ним подступишь близко, Так, всех поправ, ты обессилишь их. И скажет Бог: «Его Я отличил, Он праведен мне, потому и мил. Я ото всех скорбей его избавлю, Его обороню Я и прославлю, Ибо Мое он имя возлюбил. Он воззовет, и Я его жилище И самого его благословлю, И долголетьем дней его насыщу, Ему Мое спасение явлю!» 91 Славу Господу воздавать Наше счастье, пока мы живем. Счастье милость Его возвещать, Славословить ночью и днем, Славить Господа старым и юным На орудьи десятиструнном Своем! Ты даровал нам возвеселенье, Десница Твоя, о Боже, светла, Дивны любые Твои сотворенья, Дивны, о Боже, Твои помышленья, Чудны дела! Об этом лишь тот имеет сужденье, Кто отличает добро ото зла. Многие люди творят' беззаконье, Но все они тленны, словно трава, Та, что растет на выжженном склоне И пропадает, поднявшись едва. О Господи, Ты вовеки высок, И грешные, все под десницей Твоею, Преткнутся в Тобою назначенный срок, А мой вознесешь Ты, о Господи, рог, Меня умастишь елеем. Вижу: сбирается враг мой в поход, Речи я слышу, и злобны и бранны, Но я спокоен: недруг падет, Ибо известно: как кедр в Ливане, Только праведный в мире цветет. Лишь насажденные в доме Господнем Не увядают деревья сегодня, Даруя и в старости плод. Чтоб многим землям, народам многим Всегда говорить о том, Что нет неправды в Господе Боге, Что истины нет не в Нем. 92 Величием только Господь наделен, Могуществом препоясан, Над миром лишь Божий престол утвержден, Поэтому земли и небосклон Тверды от первого часа. Реки голос свой возвышают, И в море волна к волне Спешит; друг на друга они набегают, Но всех сильнее стихия иная: Он — сущий в Своей вышине. Нету границ откровенью святому, И свято оно искони, Принадлежит лишь Господнему дому Оно на долгие дни. 93 Яви Себя, Боже, и во мгновенье Сверши над гордящимися отомщенье, Доколе над нами им торжествовать И дерзкие речи свои источать, Доколе народ подвергать Твой гоненью, Вдову обижать, пришлеца убивать? Доколе им грешные молвить реченья, Мол, Богу Иаковлеву не узнать Все перед Ним прегрешенья! О вы, потерявшие разум и стыд, Куда вас ведет заблужденье? Ужель, что содеяли вы, не узрит Господь, даровавший нам зренье? И слово, которое дерзость таит, Ужель не услышит и вас не презрит Он, давший нам слух в даренье, Ужель не поймет вас и не обличит Он, давший нам дар разуменья? Все ведомо Господу, каждый наш шаг, Хоть праведен он, хоть ложен. На свете лишь тот и счастлив и благ, Кто ходит стезею Божьей. Только Господу Богу по силе В дни бедствия всем даровать нам покой, О Господи, чем мы Тебя прогневили? Мы — дети Твои, мы идем за Тобой. Пусть правда к праведным обратится, Мы ведаем, Господи, Суд совершится Твой. Множество против меня ополчилось. Кому ж защитить меня суждено?.. Когда не Твоя бы, о Господи, милость, Я знаю: душа бы моя вселилась В страну молчанья давно. Я грешен, о Господи, ибо случалось: Порою стопа и моя колебалась, Но был Ты опорой мне в трудный мой час, И если скорбь моя умножалась, Твоим утешением утешалась Душа моя всякий раз. Ужель Ты приблизишь к Себе, о Боже, Людей, умышляющих изничтожить Меня на Господнем пути? Ты их же злодейством побьешь и низложишь Всех тех, что мечтают коварством и ложью Меня извести. Лишь Ты — мне защита, и Ты мне поможешь Крепость в Тебе обрести. 94 Придите, и Господу возгласим Славословье своими устами, Предстанем с песнею мы перед Ним, Ибо Господь над всеми над нами. Он царь великий и над богами, И с именем Божьим мы в мире стоим. Все Божье, что тленно и все, что нетленно, Все земли, что близки и что далеки, Течение моря и воды реки; Придите, и мы преклоним колена, Ибо мы—паства Господней руки. О если б, люди, вы и сегодня Умели бы слушаться гласа Господня, А Он говорит вам, покуда живым: «Не ожесточьте сердца и ныне, Как ваши отцы когда-то в пустыне, Где род ваш вождал Я по землям глухим, Где сорок лет Меня искушали, Где был Я не слышим народом Своим. Где люди стезей Моих не искали И заблуждались сердцем своим, Где Я во гневе поклялся, что им Не войти в Мои светлые дали!» 95 Песней Господа благословляйте, Восславляйте явленье Его, Имя Божие воспевайте, Возвещайте спасенье Его! Тот, кто близок, и тот, кто дален, Пусть в усердных молитвах своих Славит Господа, что достохвален И страшнее богов иных. Славься, Божий чертог, осиянный Светом созданных Богом светил. Боги прочие — лишь истуканы, Бог же истинный все сотворил: Небеса, племена и страны. Пойте Господу славу ныне, Поспешайте в его дворы, Подойдите к Его святыне, Принесите свои дары! Имя Божие восхвалите, Пред лицом его вострепещите, Если праведны вы и мудры. И скажите, пусть знают люди: Царство Божие навсегда. И вселенная тем тверда, Что Господь нас по правде судит. Так страшитесь Его Суда. Возликует пусть высь без края, Торжествует пусть твердь земная, Восшумят пусть злаки полей, Пусть волнуется гладь морская, Все, что в ней живет и под ней. Страшитесь Господа, люди, Суд вершить приближается Он, И по правде судить Он будет Сонмы всех людей и племен. 96 Господь наш и милостив и суров, Есть Божий престол, и нету иного. Ликуют сонмы земных островов, Плывут облака у чертога святого, И праведный Суд—Его суть и основа, И Божий огонь опаляет врагов. И громы грохочут, и молнии блещут, И тают, как воск, от Господня лица 1оры, которым не видно конца, И видит земля этот огнь и трепещет. Пусть славой Господней народы прельстятся, И правду им пусть небеса возвестят, А святотатцы да устыдятся, Пусть Господу истинному преклонятся Все боги иные и все, что их чтят. Да будешь Ты, Боже, восславлен повсюду, Над всеми богами и навсегда. Пусть внемлет Сион, пусть колено Иуды Ликует и жаждет Господня Суда. Тот зло ненавидит, кто Господа чтит, Свет Божий лежит на святых, на нелживых. Сердца их безгрешные Бог веселит, Их ограясдает от рук нечестивых, Оберегает от многих обид. Так возликуйте, безгрешные, ныне, Восславьте память Господней святыни, И Бог вас наградит. 97 Пойте Господу песнопенье, Ибо чудо Господь сотворил, Он явил святое спасенье, Правду нашим очам открыл Для разуменья. Он народ не оставил Свой, Нас воспомнил в тяжелое время, Восклицай же, Господне племя, Бога славь, и ликуй, и пой! Славьте Господа своего, Не скупитесь на восхваленье, Восхвалите на гуслях Его, Да не.смолкнет глас псалмопенья. Пусть звучит и труба и рог, Ибо тот, кого славим, Бог, И нам сладко Ему служенье. Море Богу во славу бурлит, То шумит, то глубь наполняет. Что на грешной земле обитает, Все во славу Господню звучит. Реки Господу рукоплещут, Горы славят, деревья трепещут — Всё Ему восхваленье творит. И тому, что предсказано, быть, И Господь приидет к нам счастливо, Чтобы землю по правде судить, Чтоб народы карать справедливо. 98 Пусть мир сотрясется. Здесь царствует Бог Над всеми народами и племенами. Господь на Сионе велик и высок, Пред Господом да вострепещем мы с вами. Благословившего праведный люд, Восславим Господа песней всегдашней, Его, чье имя свято и страшно, Кто утвердил справедливость и суд. Ты, Боже, Иакова возлюбил, Ты внял Аарону и Моисею, К Тебе во смятеньи взывал Самуил Молитвой своею. И вещее слово Ты обратил Ко всем, кто законы Твои хранил, Ты дал им устав, их помазал елеем. Для них Ты, о Господи, Господом был, Порою судил их, порою щадил, Жалея! Так восхвалите Его премного, Придите к Сиону, свершите обряд, Превозносите Господа Бога, Ибо Он свят. 99 Восславьте, о люди, Господень чертог, Идите с весельем к нему, с восхваленьем. Предстаньте пред ликом его с песнопеньем, Он нас сотворил, сыновьями нарек, Спешите к вратам Его со славословьем, Идите к дворам Его с чистой любовью, Ибо Господь –—наш единственный Бог. Господа славь, Господний народ, Благословляй в молитве сердечной, Ибо, что будет на свете, пройдет, Только правда Господня вечна Из рода в род. 100 Буду петь я, о Господи, петь Милость Божию в мире непрочном, Буду, суд Твой провидя, радеть, Размышлять о пути непорочном. Чтоб когда не сейчас, но потом Приишел бы Ты в час мой желанный, То нашел бы Ты в сердце моем Только слово мольбы покаянной. Пусть ко мне не прилепится зло, Я отрину коварство и скверну, Я неправое дело отвергну, Чтоб меня очернить не могло, Отстраню я развратника злого И рекущего ложное слово, Чтоб распутство меня обошло. Кто на ближнего тайно клевещет, Я того от себя отдалю, И грешащего речью зловещей Изгоню я и не потерплю. Но зато непорочного мужа, Кто мне честью и правдой послужит, Чтоб приблизить, к себе призову. Чтоб при мне только те пребывали, Что на путь непорочности встали, Услужая, пока я живу. Ото всех, беззаконья творящих, Ложь рекущих и зло говорящих, Домы наши я обороню. Из-под всякого чистого крова, Из Господнего града земного Беззаконника я изгоню. 101 О Боже, услышь Ты мой зов неутешный И лика пресветлого не отстрани, Услышь, как молюсь и взываю я, грешный, Услышь и откликнись заботой поспешной. Мои, словно дымы, истаяли дни, Сожег мои кости огонь неизбежный. Меня ночеденно забота заботит, Иссохну ло сердце, как травы в полях, И кости от стонов прилипну ли к плоти, И я, словно цапля, что не на болоте Живет, но застряла в горячих песках. Как филин ночной, я не сплю, опечален, На кровле чужой или груде развалин, А имя мое у врагов на устах, Они меня клясть и винить не устали. Питье мое — слезы, мне пепел — еда, Я гибну от правого гнева Господня, Сначала меня Ты, о Господи, поднял, Да, видно, за грех мой низверг без труда. И дни моей жизни текут, как вода, Как тень, исчезают вчера и сегодня. Ты ж, Господи, в мире пребудешь всегда. Восстань же скорей над Сионом священным, Восстань, ибо время смягчить приговор, Рабы Твои боготворят его стены И плачут о прахе его до сих пор. Народы пусть славы Твоей убоятся, Земные цари пред Тобой преклонятся, Ты снова созиждешь Сион и простишь И тех, что с молитвой к Тебе обратятся, В Своей доброте не презришь, но призришь. Об этом да впишется слово в скрижали, Чтоб знали потбмки и воспоминали О том, что Господь со Своих облаков Призрел нашу землю в годину печали, Услышал стенанья заблудших рабов. Так пусть же к Сиону хвалы вознесутся, Пусть Господа славят во веки веков, Когда для служенья Ему соберутся Цари и народы всех сущих краев. И хоть мои силы Господь изнурил И дни моей жизни окоротил, Но я благодарен Ему и за это, Я сладкою мыслью себя ублажил: Господнему веку скончания нету, Он в мире пребудет таким же, как был, Хоть земли и небо, что Он сотворил, Как ризы, истлеют за многие лета. Но племя рабов Его верных продлится, Их семя пред ликом Его утвердится. 102 Душа моя, Господа благослови, Воспомни Господние благодеянья, Все, что ни есть, все от Божеской длани, Душа моя, Господа благослови. Благослови за обилье щедрот, Ибо Господь избывает страданье, Определяет за грех наказанье Или прощает всех нас наперед. Многими благами Он награждает, Юность былую Он нам возвращает, Снова орлиные крылья дает, Милостью кротких и верных венчает, Щедро короткий наш век продлевает, Нас избавляет от тяжких забот. В угоду обиженным правит Он суд, Спасает убогих рукою Своею, Он указует пути Моисею, Учит делам Своим праведный люд. Бог многомилостив и терпелив, Ибо дарует нам щедрость благую, И, прогневясь, он не век негодует, Не по грехам наказанье смягчив. Хоть и высок шатер небосвода, Милость Господня превыше подчас, Как над землею заход от восхода, Бог отдалил беззаконья от нас. Он исчисляет и дарит нам годы. Всех, кто пред Богом трепещет, Господь Милует, словно отец свою плоть — Милых сынов—-продолжение рода. Годы людские и грешные люди, Словно цветы, кои ветр из земли Вырвет и вдаль унесет; и забудет Их даже место, где раньше росли. Только Господняя милость от века К тем, кто служить Ему честно готов, Правда Его на сынах человека И на сынах, и на внуках сынов. На небесах Он поставил престол, Ангелы подле престола святого, Дело Господне, Господень глагол Благословляйте снова и снова. Благословляйте устав и основы Все, кто под Божию руку пришел. В необозримом владычестве Божьем Благословите словом любви 15спода все, не грешащие ложью, И, озаренная Милостью тоже, Душа моя, Господа благослови! 103 Душа моя Господа благословляет, Велики и чудны Господни дела. Как в ризы, он светом Себя одевает, Он небо бескрайним шатром простирает И тучи в Свою колесницу впрягает, И ветер небесный — Господни крыла. Чертоги над водами Он устрояет И духов и ангелов сотворяет, И огнь, что разит и сжигает дотла, Ему услужает. Он землю на крепких основах приподнял, Она нерушима от Божьих щедрот. Ее украшают и бездны, и лед, И горы омыты водою холодной. Вода от прощения Божья течет, Уходит от голоса грома Господня. Господь наш и водам земным повелел Тем в горы спешить, тем в долинах струиться, Чтоб всех напоить, кто живет и плодится. Господь и потокам поставил предел, Чтоб снова потопом воде не разлиться. Ты, Боже, призретых Тобою людей Плодами деяний Своих насыщаешь, Скотине Ты травы ниспосылаешь, Ты нас для веселья вином услаждаешь, Кому-то даришь благодатный елей, Ты хлебом насущным: сердца укрепляешь И кедры ливанские насаждаешь, Где многие птицы поют меж ветвей. Воздвигну л Ты горы, где прячется серна, Утесы, в чьих впадинах заяц живет, Ты солнце с луной совместил равномерно, И время луною исчислено верно, И солнцу предписан восход и заход. Ты ночь сотворяешь, и хищники рыщут, Добычи от Господа просят и ищут. Но волей Твоею солнце опять Восходит, и львы отправляются спать До завтрашней тьмы и до завтрашней пищи. И люди встают, чтобы труд свой свершать, Выращивать злаки и строить жилища, И милости Господа благословлять. Как всё Ты, о Боже, содеял премудро— И море и сушу, и вечер и утро, И тварей, которых не сосчитать. И Левиафана, что может играть В стихии безбрежной—Твоем сотворенье, Все ждут на земле от Тебя насыщенья. Мы алчем, о Боже, Твою благодать, А лик отвернешь Ты, и мы во смятеньи. Вовеки Твоя всемогуща десница, Отнимешь Свой дух Ты от твари любой— И в персть она снова свою возвратится, А землю призришь Ты, она обновится, К горе прикоснешься—-гора задымится, Вовек да пребудет слава с Тобой! А сам я, пока бытие мое длится, Буду о Господе веселиться И петь Ему песни хвалы и любви. И да покарает Господня десница Всех тех, кто грешит, кто Суда не боится. Душа моя, Господа благослови. Аллилуйя! 104 Славьте Господа и призывайте, Имя Господа возглашайте Среди всех народов земных, О делах Его возвещайте, Божьи знаменья различайте, Чудеса Его воспоминайте И суды Его уст святых! Нам лишь именем Божьим хвалиться. Да не будет веселью конца, Пусть ликует и веселится Тот, кто ищет Его лица. Кто вы есть, Авраама племя, Кто вы есть, Исаака семя? Вас Господь избавляет от бед, Вас выводит на свет из мрака. Это Он за тысячу лет Заповедал, оставил Завет Аврааму и Исааку . «Я поля Ханаана вам дам, Ваше племя чтоб там обитало!» — Так Господь сказал пришлецам, Коих было в ту пору так мало, Что они прибивались сначала К разным царствам, к чужим племенам. «Им, Мою исполняющим волю, Им, любимым пророкам Моим, Я обиды чинить не позволю!» — Так сказал Он владыкам земным. Но на землю нашла, как проклятье, Сушь, сожегшая в поле хлеба, И Иосифа продали братья Чужеземным купцам, как раба. Сын любимый в темницу, в оковы Ввергнут был от отца своего, Так исполнилось Божие слово, Испытавшее верность его. Тот, кто краем Египетским правил, Вскоре узника освободил, Господином над домом поставил, Чтобы многих вельмож он наставил, А иных мудрецов умудрил. И Иаков с роднёю своей Поселился во области Хама, И Господь им умножил детей, Так что стало всех прочих сильней Племя праотца Авраама. И ему египтянин вОздал Лютой ненавистью и ложью. Но Господь Моисея избрал И рабам Аарона послал, Чтобы поняли знаменье Божье, Чудеса, что Господь им являл. Бог Египет во тьму погрузил, Чтобы слушали Божия слова, Воды многие в кровь превратил, В их течениях рыб уморил, В наказание жаб напустил Всюду, даже в покои царевы. Скнипы множество дней подряд Налетали на их просторы, Египтянам не дождь, но град Бог послал, чтоб побил виноград И сикоморы. И другая беда пришла, Край Египетский одолела: Все хлеба саранча пожрала В необъятных его пределах. Край Египетский Бог оголил, Чтоб спасти Свой народ от плена, Многих первенцев Он поразил, А Израилевы колена С серебром и со златом бесценным Прочь из края увел, что не мил. Бог простер облаков покров, Ночью свет засиял под небом, И несчетно голодных ртов Бог насытил небесным хлебом, Дал им в пищу перепелов. А потом из камня сухого Излилась вода потому, Что Господь не забыл былого Аврааму, рабу Своему, Данного слова. Бог народ Свой благословенный, Многой радостью озаренный, Вывед по Свому пути. Земли дал ему иноплеменных, Чтоб ему соблюдать законы, Чтоб Господни уставы блюсти. 105 Славь же Господа, всяк человек, Ибо правда Его вовек. Не исчислить могущество Бога, И блаженны во всякий час Правду Божию чтящие строго И суды, что карают нас. Вспомни ж, Господи, Свой Завет И даруй нам Свое спаЬенье, Изъявляя благоволенье К тем из нас, кто Тобой призрет. Чтобы мог и я причаститься К благу тех, кого Ты избрал, Чтоб весельем их веселиться, Чтоб наследьем Твоим хвалиться, Хоть, бывало, мой род согрешал, Порождал своих нечестивцев, Беззакония совершал. Тяжек грех наших грешных отцов, Что Твою не попомнили милость, Преумножили тяжесть грехов, Чудом Божиим не вразумились, Возмутились у Чермных брегов. Ты по безднам провел, как по суше, Среди хлынувших вод морских Возроптавших детей Своих, Спас Своих сыновей непослушных От врагов, ненавидевших их. А несчетных врагов во мгновенье Захлестнули морские валы, И спасенные в честь спасенья Возгласили Богу хвалы. Но потом они все позабыли, Ибо к ним прилепился Ваал, Бога истинного искусили. Даровал Он им все, что просили, Но на души их язвы наслал. Отступившие от закона, Возроптали они на святых Моисея и Аарона, Но Господь спас любимцев Своих От Дафана и Авирона. Перед идолом—капищем зла Нечестивцы главы преклоняли, И огонь сожигал дотла Их, что славу свою променяли На жующего сено вола. Про Того позабыли они, Кто в Египте спасал их от горя, Чудеса им являл искони, Кто хранил их в тяжелые дни, Проводил через Чермное море. Всё бы племя Господь покарал, Богохульством грешившее, ложью, Но однажды в расщелине скал Моисей перед Господом встал, Отвратил прогневление Божье. Но мечту о желанных краях Это племя презрело и снова Возроптало в походных шатрах И не слушало Божьего слова. И вознес Он десницу Свою, Чтоб святое возмездье содеять, Низложить их в пустынном краю И по землям несчетным рассеять. Позабывший Господа люд В песнопениях пел о Ваале. Люди жертвы ему возлагали, Но призвал Финеес их на суд, И за это ему воздавали Те, что чтили святого и чтут. Люд неправедный Бога гневил, И за то Моисей поплатился: Дух его их грехом омрачился, И он словом своим согрешил. Все ж Господь Свой народ сохранил, Хоть содеянный грех не простился, Ибо идолам род наш служил, В жертву им сыновей приносил, Ханаанским уродам-молился. Блудодейством наш род осквернялся, И его, коим сам погнушался, Бог язычникам в руки предал. Чтобы тот повелителем стал, Кто сей род не любил и боялся. Чтобы недруг наш род утеснял, Что народ наш роптал, но смирялся. Ты, Господь, справедливо карал Тех, чьи были греховны деянья, Хоть судил по грехам наказанье, Все же Ты их молитвам внимал И порой пробуждал состраданье В тех, кто племя Господне пленял. Так спаси же, Создатель, жалея, Нас, сынов согрешавших Твоих, Собери от народов иных, Чтоб гордиться нам славой Твоею, Что превыше всех благостынь. Пусть от века до века, ликуя, Твой народ возглашает «Аминь!» «Аллилуйя!». 106 «Славьте Господа, ибо Он благ, Ибо милость Его вовек» — Благодарно да скажет так Всяк спасенный Им человек, Все, кто жаждал и голодал, Кто в пустынях блуждал далеко, Те, кого собирал и скликал Бог от запада до востока И стезею Своей вождал. Люди, Господа благословите, Ибо чудны Его дела, Ибо благом Господь насытил Душу ту, что блага ждала. Слову Божью не все внимали, Богом грешники небрегали, Прозябали в смертной тени, В многой скорби и многой печали, И настали такие дни, Что ко Господу люди воззвали, И когда изнурял их Бог, Претыкались они и стенали, И никто, только Он нам помог, Чтобы смертные узы порвали. Славьте, люди, Господню милость И деянья Его для людей, Крепость медных ворот сокрушил Он И опоры железных дверей. А людей беззаконье чернило, То, что ели, им было не мило, И взывали во скорби своей Люди к Богу, и Он от могилы Спас строптивых Своих детей. Восславляйте же Бога за милость, За деянья Его для нас, Чтобы слава Его утвердилась Во всякий час. Пусть хвалу Его благостыне Люди пением возвестят, И все те, кто уходит ныне В даль морскую, где воды бурлят, Чудо Божие да узрят В неоглядной морской пучине. Знак подаст Он, и ветер небесный Волны моря поднимет ввысь, Скажет — волны низринутся в бездны, Где они родились. Волны моря корабль болтают, В страхе души людей пребывают, Исчезает мудрость людей. И когда во скорби своей Люди Господа призывают, Воды бурные утихают, Не ломают борта кораблей. Славьте ж, люди, Господа Бога, Одарившего милостью многой Своих сыновей! Пусть возносят Его средь мудрейших, Пролавляют в собраньи старейших, Славят щедрость Божьей руки, Хоть порою Он русло реки И просторы полей цветущих Превращает в солончаки За бесчестие там живущих. Но Господь и в иссохшее ложе Возвращает потоки воды, Превращает пустыни в сады, Поселяет там тех, кто может Сеять хлеб и растить плоды, Сочетая свои труды ,,. . ?„ С восславлением милости Божьей. Он всех праведных благословляет И скота их не умаляет, Умножает потомство их. Если ж сильные их притесняют, Бог бесчестие изливает На всесильных князей земных И слабейших рабов своих Из беды вызволяет. Чтоб мудрец разумел благовестье, Радость верных была б чиста, Чтоб свои замыкало уста Земное нечестье. 107 Сердце, Господи, мое готово, Я возьму псалтирь, я молвлю слово И восславлю Бога моего. Рано встану я, чтоб петь сегодня, Ибо выше неба власть Господня, Выше тучи истина Его. Слава Божья да распространится Надо всей бескрайнею землей, Тех, кто сердцем к Господу стремится, Боже, огради Своей десницей И меня услышь и успокой. И в святилище Своем к нам всем Обратил Создатель речь такую: «Вам на радость разделю Сихем, Раздроблю Сокхоф и возликую!» И еще Господь изрек оттуда: «Галаад, Манассия, Ефрем — Вот кто крепость мне и крепость всем, И приимет скипетр Иуда. Что же до Моавова дома, Этот дом Мне будет, что коноб — Сей сосуд для омовенья стоп, И стопой Я потопчу Едома!» Господи, но кто ж во град введет Рать мою и следом мой народ? Господи, не Ты ль, что нас отринул, Без благословения покинул Наши рати, шедшие в поход? Нам к кому взывать, когда не к Богу? Помощь от людей — тщета и прах. Всё от Бога, всё в Его руках, Только от Него нам ждать подмогу. 108 Боже мой, Господь моей хвалы, Боле Своего не дли молчанья, Накатились на меня валы Нечестивой лжи, коварной брани. Платят злом мне за благодеянья Люди, что и сами не белы; Господи, пошли им наказанья. Ты над ними власть поставь такую, Что грешней и нечестивей всех, Пусть диавол встанет одесную, Пусть молитва им вменится в грех. Если судия их призовет, Пусть, сочтя виновными, ославит, Пусть их скарб возьмет заимодавец. Плод трудов их пусть сосед возьмет. И да будут годы их суровы, Пусть останутся их жены вдовы, Пусть не привечают их сирот, Будут пусть их отпрыски голодны, Если и женаты, то бесплодны, Чтоб навечно их пресекся род. И еще: пусть пред лицом Творца Беззаконье грешных не простится, Вспомнятся деянья нечестивцев, Матери грехи, грехи отца. На того, кто дарит всем презренье, Пусть в свой час презрение падет, Тех, кто не дает благословенья, Пусть благословенье не найдет. И того, кто шлет проклятье братьям, Как елей, помажет пусть проклятье Или, словно ризой, облечет, Пусть проклятье облачит, как платье, Всех, кто зло против меня речет. Мне же милость, если суждено, Сотвори, я нищ, и сердце наго, И оно во мне уязвлено. Для меня же милость Божья — благо. Я истаиваю, словно тень, От постов дрожат мои колена, Туки тленной плоти постепенно От меня отходят всякий день. Стал посмешищем я для людей, Указует на меня прохожий, Помоги мне, Господи, мой Боже, И спаси по милости Твоей. И поймут враги, рукою Чьей Я спасен, и устыдятся, может. Пусть клянут меня повсюду люди, Ты же, Господи, благослови, Восстающий да пристыжен будет, А исполненный к Тебе любви Пусть весь век свой в радости пребудет. Пусть враги в бесчестье, как в одежи, Облачатся, Господи мой Боже, Мне же петь Тебя и прославлять. Господи, стоишь Ты рядом с каждым, Чтоб от осуждающих спасать Тех, кто беден, или тех, кто страждет. 109 Владыке моему сказал Господь: «Сядь одесную и сиди, покамест Я не споспешествую обороть Врагов, чтоб мог Ты их попрать стопами. И жезл тебе с Сиона Бог пошлет, Господствуй средь врагов, чтобы когда-то День силы мог бы встретить твой народ Во благолепии того, что свято. Тебе ведь было суждено родиться, Росе подобно, ранее денницы, Бог клялся, чтоб не каяться вовек, Он знал: ты будешь как Мельхиседек. И в день Господня гнева Суд свершится, И сокрушится всякий человек. ' Грех и царю земному не простится. Ну, а тебе случится на пути Склониться пред потоком и напиться, И голову высоко вознести». 110 Славлю, Господи благословенный, Я Тебя средь тех, что чужды зла, Красота Твоя вовек нетленна И для праведников вожделенна. Чудны, Господи, Твои дела! Людям дал Ты пищу милосердно. Силу собственных великих дел Ты явил боящимся и верным, Им наследье дал погрязших в скверне, Тех, кто истину Твою презрел. Мудро дело Божьих рук премного, Суд бесспорен, истина чиста, На века заповеданья Бога, Ибо правда в них и правота. Чудно избавленье даровал Он Нам, рабам, поверженным во прах, Чтобы пониманье озаряло Тех, кто с Божьим словом на устах Путь проходит, ибо Божий страх — Это всякой мудрости начало. Слава Божья да живет в веках, Чтоб она вовек не иссякала! 111 Муж блажен, что Господа боится, Заповеди Божии блюдет, Семя праведного укрепится, Род его вовек благословится, Что он ни посеет, все взрастет, И добро его не истощится, Солнце и в ночи ему взойдет, Он простит того, кто повинится, Сам простит, грех и ему простится. Даст он бедным от своих щедрот, Он молвой худой не осквернится, Ибо в Боге веру обретет, В истине Господней утвердится, Без боязни он на Суд пойдет. И молва о нем распространится, Слава праведного вознесет. Тот, кто нечестив, посторонится, Задосадует и прогневится, Потому что то, к чему стремится, Он, неправедный, не обретет. 112 Имя Господне, что благословенно Вовек, Пусть восхваляет нощно и денно Всяк человек. Пусть каждый, кто с запада, кто с востока, Молитву Ему творит, Слава Господня над нами высоко Над небесами парит. Высок чертог Господний, и все же Оттуда во всякий час Ты преклонишься, Господи Боже, Чтобы приветить нас. Иной, что беден и безответен, В ничтожестве век свой должен влачить, Но в силах Ты, Боже, его отличить, Из праха поднять его и приветить, Рядом с князьями земли посадить.' И женщину, что не способна родить, Можешь один Тка на белом свете Счастливой матерью в дом поселить, Ликующею о детях. 113 Стал Иуда Божьею святыней. Бог Израиль отчиной нарек, Море будто бы смутилось ныне, Иордан куда-то вспять потек. Пляшут горы, прыгает долиньс, Словно агнец иль единорог. Море, что смутилось ты премного, Где, о Иордан, твоя дорога? Отчего долины и поля Прыгают резвей единорога? То трепещет грешная земля Пред лицом Иаковлева Бога. Ты преображаешь, Боже правый, Скалы в реки волею Своей, Господи, не нас, не нас, людей, Но Себя Своей великой славой Ты по праву Истины овей, Чтоб язычники во всякий час: «Где ваш Бог?» — не вопрошали нас. Наш Господь на небесах, он вечен, От творит, что хочет, добр и строг. Жалкий идол всякий прочий бог — Только плод деяний человечьих. У идолов есть уста, но эти уста молчат, У идолов есть глаза, но эти глаза не зрят, Есть уши, да нету слуха, И нет ни души, ни духа. Ноздрями им не обонять, В руках у них нет осязанья, И гласа им не издавать Своей гортанью. И уподобятся им, богам своим неживым, И тот, кто их сотворяет, и тот, кто молится им. Чада Израиля, дом Аарона, Благословляйте Бога Сиона. Уповайте на Божью десницу Все, кто чтит Его и боится. Всем, кто боится Его и чтит, Всем одаренным и обделенным Господь — опора, надежный щит, Нас не забудет Господь Сиона, Он дом Израиля, дом Аарона Благословит. Да будете все вы благословенны Им, сотворившим небо и землю, Небо—Господне, а землю от века Он даровал сынам человека. Прославить Господа, восхвалив, Не тем, кто умер, а тем, кто жив, Аллилуйя! 114 Заклинал я Господа: «Взгляни, Слух к моим моленьям преклони!» И услышал Он мои заклятья, Потому и буду призывать я Господа в оставшиеся дни. Муки адские меня объяли, Овладела мною теснота, Разомкнула скорбь мои уста, Я воззвал ко Господу в печали. К тем, кто прост душой, Господь не строг, Он их умиряет неустройство, И когда совсем я изнемог, Он меня услышал и помог; Возвратись, душа моя, в покой свой. Нас облагодетельствовал Бог. Он тебя, душа, из смерти поднял, Стер Он капли слез со щек моих, И, не претыкаясь, я сегодня Вновь иду перед лицом Господним На земле живых. 115 «Ложен человек и всяк из нас» — Так, свой дух печалью сокрушая, Опрометчиво я рек подчас, Сам тем самым ложью согрешая. Я Господне имя призову, И приму я чашу избавленья, Но Ему, склонив свою главу, Что могу воздать в благодаренье? При стеченьи множества людей Свой обет, о Господи, сегодня Дам Тебе я, верный раб Господний, Сын рабыни преданной Твоей. К Господу воззвав, я ждал ответа, И Он волю узам дал моим. Чем Ему могу воздать за это? Вознесу хвалу Его святым, Принесу Ему свои обеты Так, чтоб слышал Иерусалим! Аллилуйя! 116 Славьте Господа, чья рука Нами движет издалека. Люди, Господа славьте, ликуя, Ибо милость Его велика, Ибо правда Его на века. Аллилуйя! 117 Славь же Господа, всяк человек, Ибо милость Господня вовек, Дом Израиля преклонится Перед Тем, чья милость вовек, Будет дом Аарона молиться, И все те, кто Бога боится, Ибо милость Господня вовек. Я, стесненный земной теснотою, Звал Того, чья милость вовек. И услышал Он, что я рек, И широкой повел стезею. Что содеет мне человек, Если Он, мой Господь, со мною? Лишь от Господа мне подмога, Чем надеяться на людей, Чем надеяться на князей, Уповать не верней ли на Бога? Сто народов меня окружили, Но в меня не вселили страх. Не убили и не низложили, Ибо я их противился силе С Божьим именем на устах. Налетали они волнами На меня, как пчелиный рой, Но тотчас угасали, как пламя, Ибо был мой Заступник со мной. Враг толкал меня, чтоб я упал, Но Господь меня поддержал, Ибо Он — и мое спасенье, Как всех тех, кто свои моленья Обращал к Нему и уповал. И весь век свой я буду молиться, Славить Бога, чья власть велика, Ибо силы Господня десница Дарит нам, и она высока. А меня Господня рука Наказала, чтоб мне. не гордиться, Но мне смерть не судила пока. Буду петь, буду славить я Бога, Отворите мне правды врата, В кои праведным только дорога, Ибо эта дорога чиста. Ты услышал мои стенанья, И молитва к Тебе дошла, Камень тот, что отвергнут был ране, Может стать главою угла. Всё от Господа, дух и плоть, И в очах наших дивно от Бога. Этот день сотворил Господь, Так возрадуйтесь, люди, премного. Лишь Тобою спасенный — спасен, Ты и к нам споспешествуй тоже. И да будет благословен Всяк, грядущий во имя Божье. Ты, Госпбдь, всех нас и меня Осиял Своим милосердьем. Люди, жертву вяжите вервью Вы для жертвенного огня. Что бы, Господи, ни случилось, Буду славить Твой каждый шаг, Чтобы имя Твое святилось. Славьте Господа, ибо Он благ И вовеки Господня милость. 118 Блаженны непорочные в пути, Хранящие Господни откровенья, В ком нет ни беззаконья, ни сомненья, Все те, кто жаждет Господа найти, Несущие в душе те повеленья, Что заповедал нам Господь нести. Когда б, о Боже, Ты меня направил И ни уставов мне Твоих, ни правил Не преступать, чтоб не попасть в беду. По правоте своей Тебя б я славил И научался Твоему Суду. Пребудь со мной, или во грех впаду, Когда пойму, что Ты меня оставил. Как юношам пути не оченрить, Как от Закона им не отклониться? По слову Твоему тебя судить, Молить, чтоб Ты благоволил учить Тому, чему мы в силах научиться. Чтоб пред Тобой ни в чем не согрешить. А я слова от уст Твоих святых Весь век устами возвещал своими, И нету для меня богатств иных, Лишь слово Божие и Божье имя, Утешен я уставами святыми В неисчислимых горестях своих. Яви, о Боже, милость благосклонно Твое мне слово помнить, Твой Завет. Открой мне очи и даруй мне свет, Чтоб видеть чудо Твоего Закона. Мы—странники, и не сокрой от нас Твоих святых заповеданий милость, Чтоб по Твоим судам душа томилась, Во всякий день наш и во всякий час. Ты укротил отвергнувших Закон, Меня ж, хранящего Твое ученье, Оборони навек от поношенья, Ибо преследуют со всех сторон Меня земных князей злоумышленья. Мне лишь Твое ученье — утешенье, Мое орудье—Божьи откровенья. Я имя осенен и защищен. Душа моя повержена во прах, Так оживи меня Себе во славу И вразуми священному уставу, Ибо хожу я на Твоих путях. От горестей душа моя истает, Но пусть, чтоб мыслить о делах Твоих, О чудесах и о словах Твоих, Меня восставит благодать святая. Дай мудрость обойти дороги лжи, От темных помышлений удержи, Чтоб я к Твоим Законам прилепился. Дай мне урок, чтобы постичь я мог Все заповеди, чтоб я потек Путем, которого бы не стыдился. Стези Твоих Законов возжелав, Я буду им внимать непрекословно, Поставь меня на путь, чтоб Твой устав Мне до скончанья дней нести любовно. Чтоб с этих пор в оставшиеся дни Мне на стезях Твоих себя очистить, Мое, о Боже, сердце преклони К ученью Твоему, а не к корысти. От суетности взор мой отврати Благоговенья пред Тобою ради. В душе моей завет Свой утверди, Чтоб жизнь прожить, на тлен ее не глядя. Дай силы мне, чтоб я не согрешал, Суди меня, суды Господни — благи, Чтоб я Твоих велений возжелал, Животвори меня на каждом шаге. По слову Твоему, чье имя Бог, Да будет мне и милость и спасенье, Чтоб я своим врагам ответить мог На все гоненья и злоумышленья, И не отыми, Боже, никогда Слов истины от тех, кто уповает На справедливость Твоего Суда, Пусть мною Твой Закон повелевает. Идти свободно я не постыжусь, Ибо Закон несу, что правит нами. Твои заветы я не убоюсь Ректи пред самовластными царями, Твои я заповеди возлюбил, Я помышляю днями и ночами О слове, что ко мне Ты обратил. Во дни, когда я духом омрачался, Мне это слово прибавляло сил, А кто-то гордый надо мной смеялся, Но от Закона я не уклонялся И мыслью о Тебе утешен был. Я сокрушаюсь, глядя на неправых, Тех, кто не по Твоей стезе идет. Мне ж были песнею Твои уставы Во дни моих скитаний и невзгод, Я повторял Твое святое имя, Я соблюдал все то, что Ты изрек. Твои Законы стали и моими, Во мне Твои веления вовек. Блюсти Твои уставы — мой удел, И потому молить Тебя я смел: Меня Твое пусть не осудит слово — Я от Закона Твоего святого Не отвращал ни стоп своих, ни дел. Хоть нечестивцы расставляли сети, Но Твой Закон не прятал я под спуд. Я славил днем, в ночи и на рассвете Тебя, Господь, за праведный Твой суд. Я—Божий раб, сопутник тех людей, Кто чтит устав Господний и веленья. Ты, что бескраен в милости Своей, Открой мне мудрость Своего ученья. Я, Господи, Тобой благословен, И благо мне от Твоего реченья. Мне, верящему в Твой святой Закон, Дай мудрость веденья и разуменья. Да, я грешил, но Ты не в наказанье — Для постиженья мне дарил страданья, И ныне слово Господа со мной. Дай мне постичь Твои предначертанья, Ты благ, Свои уставы мне открой. Пусть гордецы хулой своей и ложью Меня порочат, изливают злость., Во зле их сердце жиром налилось, В моем же сердце только слово Божье. Чтоб все постичь, я мукам обречен, И потому мое страданье свято, Ибо от Божьих уст святой Закон Ценнее мне и серебра и злата. Мне, что Твоей десницей сотворен, Дай сил Твоим уставам научаться, И возликуют пусть и удивятся Все сущие, что Божий чтят Закон. Даруй спасенье от Своей мне длани, Великие мне милости послав, Но от Твоей руки и наказанье Мне будет сладко, ибо суд Твой прав. Яви и милосердье и прощенье Мне, коему Закон Твой—утешенье. А всех, кто копят зло и нас гнетут, Гордящихся да постыдит Твой суд. Я мыслю о Господием повеленья, И пусть ко мне придет весь правый люд, Все те, что истинного Бога чтут И ведают Господни откровенья. И пусть грехи мне сердце не гнетут, Чтоб не обречь меня на посрамленье. Послушен я реченыо Твоему, Когда приидешь и меня утешишь. Томлюсь я по спасенью Твоему, Когда меня спасешь, когда утешишь? Я — словно мех, иссохшийся в дыму, Но пред Твоим Законом я безгрешен. Скажи: сколь длиться веку моему? Когда на Суд Ты, Боже, призовешь Копавших ямы мне людей неправых? Не слушал я их искушений, ложь, Я знаю: правда лишь в Твоих уставах. Мне угрожали гибелью, но все ж Посул врагов отвергнул, как отраву, Я, верящий, что Ты меня спасешь, Чтоб мог хранить я Твой Завет и славу. Вовеки и земля, и небосвод, И всё по слову Твоему живет, Всё в мире сотворил Ты и поставил. И благодать речей Твоих и правил С тех давних пор идет из рода в род. В Твоих веленьях и мое спасенье, Без них и я погиб бы от невзгод. Мне несть Твои веленья и реченья. Я — Твой, спаси меня от многих бед. 1отовят мне враги злоумышленья, Чтоб предо мной померкнул белый свет, Но я Твои взыскую откровенья, Которым края и предела нет. Весь век и в час дневной, и в час ночной Я размышляю о великом Боге, И я мудрей врагов моих премногих, Ибо заветы Божии со мной. Мудрей я и учителей своих, Ибо во мне Господни повеленья, Я сведущ более людей седых, Ибо храню Господни откровенья. Я уклоняюсь от пути кривого, Чтобы нести мне Твой закон и слово, Что слаще меда от пчелиных сот. Нет, кроме Твоего, пути иного, Лишь путь закона Твоего благого Меня с пути кривого прочь ведет. И вразумляюсь снова я и снова Веленьями Твоими наперед. Закон Твой — направитель стоп моих, Светильник на стезях моих крутых, Я клялся соблюдать Твои заветы Весь век, так оживи меня за это Великой силой слов Твоих святых. Я видел много на своем пути, И что реку я в простоте сердечной Прими, сочти моей молитвой вечной И вразуми меня и просвети. Моей душе в Твоей деснице быть, Я от Твоей стези не уклоняюсь, И, мысля о Тебе, я утешаюсь: Врагам моей души не уловить. Я принял, Господи, Закон Твой правый, И сердце я возвеселил свое. К Тебе, чтобы блюсти Твои уставы, Навек я сердце преклонил свое. Господь — мой щит, покров, даритель сил, И я соблазну говорю: «Изыди!», Ибо Законы Божьи возлюбил Я столь же сильно, как возненавидел Всех, кто Законы эти преступил. Не дай мне знаться, Господи, с людьми, Что суд вершат не по Твоим веленьям. И укрепи меня Своим реченьем, И в чаяньи моем не посрами. Ты, Господи, поддержишь и спасешь Меня, чье бытие в Твоих уставах. Ты отступившихся людей неправых Отвергнешь, ибо их реченья — ложь. На грешниках я вижу свет зловещий И по Твоим Законам жить стремлюсь, В великом страхе плоть моя трепещет, И сердцем я судов Твоих страшусь. Я над собою суд свершаю сам, Не предавай меня моим врагам, Чтоб гордые меня не угнетали, Мои глаза истаяли в печали, И слух мой обращен к Твоим речам. Я знаю: грозный Суд Твой будет правым. Я грешен, и карай меня скорей, Твори со мной, Твоим рабом лукавым, Что должно, все по милости Своей, Но вразуми меня Твоим уставом. Закон попрали дети суеты, Но пробил час, и к ним грядет расплата, А мне Святой Закон дороже злата, Пусть даже самой высшей чистоты. Нет, кроме Божьей, в мире правоты. Иное — ложь и бедами чревато. И благо Божьих откровений дивных Способно вразумить людей безвинных, И я весь век свой Твой Завет хранил. Уста я открываю, я вздыхаю, Когда Твоим речениям внимаю. Призри меня, что Бога возлюбил. Не беззаконье, но Твое пусть слово Меня поставит на Твои пути, Избавь от угнетения людского, К Твоим меня веленьям обрати. И озари меня Своим огнем И не отвергни от святого лона, Ты видишь, как я слезы лью о том, Что люди Твоего не чтят Закона. Ты прав, и правда лишь в Твоем Суде И в сути откровения святого, Мое же сердце, Господи, в беде: Мои враги Твое забыли слово. А я душою всею возлюбил Подаренные нам. реченья Божьи, И хоть, быть может, слаб я и ничтожен, Я повелений Божьих не забыл. Лишь тот Закон, что Бог нам подарил, Есть истина, закон не этот—ложен. Когда же я скорбел и горевал, Я силы брал всегда от Божья слова, Меня Ты вечной правдой утешал, Так вразуми, чтоб мне .служить ей снова. К Тебе взываю сердцем я: «Внемли, Весь век свой я хранил Твои уставы!» Я говорю: «Спаси, о Боже правый, И Твой глагол во все края земли Отныне буду несть Тебе во славу!» Рассвет я предваряю, я взываю, Я на Твое лишь слово уповаю. Еще до первой стражи, в ранний час, Встаю, ночную чувствую прохладу, Чтоб внять Твоим словам в который раз. Так будь же милостив, услышь мой глас, По Своему суду меня возрадуй. Все те, кто от путей Твоих далек, Приблизились ко мне, злоумышляя, Но близок Ты, единственный мой Бог, Чья в мире вечна истина святая, Я с молодых годов постигнуть мог, Что нет ей ни скончания, ни края. Я Божий чтил закон, и потому Воззри на боль мою, на злоключенья, Спаси, и за меня вступи в боренье, И оживи по слову Своему. Далек от правды тот, кто нечестив, Но от спасенья дале он намного. Меня ж, за все грехи мои простив, Спаси, ибо чиста моя дорога. Меня мои гонители хулят, Я ж от Твоих стезей не отдаляюсь И, зря людей неверных, сокрушаюсь,' Ибо они закон Твой не хранят. «Так оживи меня!»—прошу я снова, Твои веленья силу мне дают. На свете истинно лить Божье слово, И вечен в мире только Божий суд! Меня цари преследовали гневно, Мне ж в мире страшен только Твой глагол. И был я рад, Твоим реченьям внемля, Как будто прибыль многую обрел. Ложь невзлюбил я, и гнушаюсь зла я, Благослови ж мой путь, мои труды. Ведь что ни день, ни час, я прославляю Господни справедливые суды. Блаженны те, кто Твой Закон блюдет, Их мир велик, и нет им преткновенья, Кто чтит Господни заповеди, тот Да уповает на спасенье. И я стезею Твоего ученья Иду, и нету мне стези иной. Несу Твои реченья и веленья, И все пути мои передо мной. Пусть до Тебя дойдут мои моленья. Ты их услышь, о Боже, и прими, Свои открой святые откровенья, Меня Твоим ученьем вразуми. И вознесу я Господу хваленье. Распространю Закон Твой меж людьми. И принесу Тебе благодаренье Я, что Твоих Законов возжелал, Твоя рука—вовек мое спасенье, Твое мне попеченье—утешенье, Служение Тебе я сам избрал. О Господи, мою спаси Ты душу, Не отврати от Своего лица. И пусть Твой суд печаль мою осушит. Я был словно заблудшая овца. Взыщи с меня, что должно, до конца, Но я Твоих Законов не нарушил! 119 И вновь воззвал во скорби я своей, Услышь меня, Господь, святой и правый, Молю Тебя: «Избавь меня скорей От языка, что лжет, от уст лукавых! Что могут дать они, чего нам ждать От злых их стрел и дьявольского жара? Доколь мне у Мосоха пребывать, Доколь блуждать среди шатров Кидара? Доколе, Боже, горе мыкать мне, Жить с теми, кто, кичась своею властью, Стремится к брани, кто идет к войне, Меж тем как я молюсь лишь о согласьи?» 120 Глаз от гор я не могу отвесть, От которых мне грядет подмога, Ибо жду я помощи от Бога, Все создавшего, что в мире есть. Сотворивший небеса и земли, Он тебя спасает от обид И от преткновения хранит. Он в заботе о тебе не дремлет, И, блюдя Израиль, Он не спит. Твой Хранитель видит все воочию, Твой Защитник думает о том, Чтоб тебя и праведников прочих Не одолевало солнце днем, Чтоб луна не поражала ночью. Он тебя, куда б ты ни потек, Оградит от всяких злоключений, Душу сбережет от прегрешений, Охранит Господь твои вовек И вхождение и выхожденье. 121 И возрадовался я сегодня, Мне сказали: «В дом войдем Господний!» И сбылось реченье, мы стоим Во вратах твоих, Иерусалим! В граде, где любая пядь знакома, Где престолы Божьего суда И очаг Давидового дома. И колена Божии сюда Возвращаются в Господне лоно, Чтоб, не отступая от закона, В граде сем отныне и всегда Славить имя Бога преклоненно. Пусть же просят все в своих мольбах Пред лицом Израилева Бога, Чтобы длился мир в твоих стенах, Благоденствие в твоих чертогах. Блага братьям возжелав своим, Я молюсь, я говорю сегодня: «Мир тебе, святой Иерусалим, Будь во славу имени Господня Непобедим!» 122 Словно раб на руку господина, Как раба глядит на госпожу, Так к Тебе я очи возвожу, Пред Тобою с головой повинной Я стою и в небеса гляжу. Так даруй нам, Господи, прощенье, Ибо Ты и милостив и благ; От людей надменных поношенья, От гордящихся уничиженья Терпим мы достаточно и так. 123 Если бы не с нами был Господь, Мы бы обессилели, пропали, Если бы не с нами был Господь В час, когда враги на нас восстали, В ярости они б нас растоптали, Не смогли бы мы их обороть. Волны гнева нас бы поглотили, Бурные теченья потопили Наши души, ровно как и плоть, Многократ благословен Господь, Чьей рукою спасены мы были. Это наши души, словно птицы Из сетей проворного ловца, Вырвались, смогли освободиться, Нас спасла Господняя десница, Ибо только с помощью Творца На земле и в небе все вершится. 124 Вверившийся Богу человек — Как Сион, что гибели избег. Как вкруг Иерусалима горы, Вкруг Израиля Господь, который В мире сем отныне и вовек. Не оставит праведных Господь С петлею язычников на горле. Чтобы праведные—Божья плоть — К беззаконью руки не простерли. Боже, правых сердцем не забудь, Будь к добросердечным благосклонен И оставь кривой избравших путь С теми, кто свершает беззаконье. 125 Нас Господь из плена выводил, Хоть мы были словно в помраченья, Все-таки творили песнопенье, И друг другу каждый говорил, Вспоминая горести плененья: «Чудо Бог над нами сотворил!» Укажи нам, Господи, пути И скорее из краев далеких Всех, кто не вернулся, возврати, Как на юг весенние потоки. Пусть все те, кто, сея, слезы лил, С радостью пожнут свою пшеницу, Кто весной слезами клин кропил, Пусть, ликуя, с жатвы возвратится. 126 Если стен Господь не озарит, Строящие трудятся напрасно. Бели града Бог не охранит, Тщетно бденье стражников несчастных. Вы всю ночь творите свой урок, Вы едите горький хлеб устало, Между тем кого возлюбит Бог Мирно спит, пока заря не встала. Серебро и золото — все прах, Только дети—-праведным награда. Что стрела у сильного в руках, То для мужа праведного чадо. Лишь колчан наполнивший — блажен, И отец своими сыновьями Горд, когда они у отчих стен Спор ведут с отцовыми врагами. 127 Блаженны все, боящиеся Бога, Идущие Его путями строго. Трудом своим добудешь ты еду, Ты будешь делом рук своих кормиться. И будет женщина твоя плодиться, Как виноградная лоза в саду, И сыновьями будешь ты гордиться. Тебе, как всем, кто Господа боится И кто подвержен Божьему суду, Да будет суждено благословиться. И зреть тебе в теченьи жизни всей Свой край под сенью мира и закона, Увидишь ты детей своих детей И благоденствие земли своей, И бог благословит тебя с Сиона. 128 Да скажет Израиль: «Как много теснили меня, Как много теснили, но не покорили меня! От древних времен я противился вражеской силе, Хребет мой орали оратаи, борозды проводили. Но праведен Бог наш и свят, Он все узы рассек непреклонно, И, устыдясь, обратились назад Ненавистники Бога Сиона. Они—как трава, та, что кровли собой покрывает, Что зазеленеет едва и тотчас высыхает. Косец не наполнит гррсти, охапки не свяжет, Прохожий пути не прервет и слова не скажет. Не скажет прохожий траве, что сгорела дотла: „Благословение Божье всему, что земля родила!"» 129 О Господи, услышь Ты голос мой, Слух преклони Свой к моему моленью. Коль все карать Ты будешь прегрешенья, Кто сможет устоять перед Тобой? Но у Тебя, о Боже, власть прощенья, И мы стоим с повинною главой. Я жив надеждою, что Ты мне тоже За упованье Милостью воздашь, Тебя нетерпеливей жду я, Боже, Чем ждет рассвета полуночный страж. Израиль верует, что Ты простишь Его, когда колена он преклонит, И от врагов несметных оградишь, А паче от его же беззаконий. 130 О Господи, Ты милостив и строг. И потому Ты мне даруешь милость, Что ни пред кем душа не возносилась И что к тому, чего достичь не мог, Мое в гордыне сердце не стремилось. Меня, о Господи, не осуди, Хоть грех велик и долг мой неоплатен, Но сам себя смирял я, как дитятю, Что отрывают силой от груди. Во мне душа моя, Ты погляди, И впрямь с младенцем схожа,, с тем, что матерь Насильно отлучает от груди. Да уповает всякий человек На Господа отныне и вовек! 131 Царя Давида осуди нестрого, Воспомни заклинания его, Воспомни обещания его, Что дал Тебе — Иаковлеву Богу. Он говорил: «Не лягу я на ложе, Я не взойду ни в дом свой, ни в шатер, Вежд не сомкну своих я до тех пор, Покуда не найду Тебя я, Боже!» И он искал, искал Тебя незримо В Ефрафе и на поле Иарима, Он рек: «К подножью Божьих ног пойдем, И пусть святые в правду облачатся». Ты, Боже, об избраннике Своем Помысли, чтоб ему не претыкаться. И Ты, Господь, к Давиду снизошел И так сказал: «Твое, Давида, семя Навек на царский посажу престол, Если твои потомки Мой глагол Исполнят и воспомнят откровенья». «Сион — покой Мой и Мое жилище, Я с высоты его тебе реку, Твою, Давид, благословлю я пищу, Твоих я хлебом напитаю нищих, Священников спасеньем облеку, Твоих святых веселием насыщу. И устыжу бесчисленные тыщи Врагов, что встретишь на своем веку!» 132 Если вместе мы, нам веселей Братство, братья — пролитый елей, Что течет на щеки Аарона, На хитон его, что всех светлей. Наше братство — как роса Ермона, Орошающая склон Сиона, Где Господь благословил людей. 133 Господа восхвалите сегодня, Рабы Господни в доме Господнем, Под сводом мерцающих в небе светил. Руки к святилищу вознесите, Господа Бога благословите, Чтобы и Он вас благословил, Он, который вас хлебом насытил И землю, и небо, и всё сотворил. 134 Хвалите имя Господне Во веки веков и сегодня, Хвалите в Божьем дому, под сенью вашего сада, Славьте Его потому, что в этом наша услада! Израиля Бог, Бог Иакова Выше Бога иного и всякого. Велик наш великий Господь, Он сотворяет, что хочет, На небе и на земле, на море и в безднах прочих. Он в облаках дождевых мечет молнии злые, Он из пристанищ своих выводит ветры земные. И скотских всех, и людских в царствии фараона Он первенцев поразил когда-то во время оно И тьмы народов земных, поправших Божьи законы. Сразил Он дланью своей Ога — царя васанского И всех надменных царей царствия ханаанского. О Господи, имя Твое живет, Передается из рода в род. Бог нас будет судить, суд совершать над нами, Но сжалится, может быть, Он над своими рабами. Господь наш не пощадит людей, ему непокорных, Тех, кто из злата творит богов своих рукотворных. У идолов есть уста, но эти уста молчат, У идолов есть глаза, но эти глаза не зрят. Есть уши, да нету слуха, И нет ни души, ни духа. И уподобятся им, богам своим неживым, И тот, кто их сотворяет, и тот, кто верует им. Чада Израиля и Аарона, Благословляйте Бога Сиона, Благословляйте Божью десницу Все те, кто чтит Его, кто боится. Благословляйте, ликуя, Аллилуйя! 135 Славьте Господа, ибо Он благ, Ибо милость Божья вовеки! Славьте каждый Господень шаг, Ибо милость Божья вовеки! Славьте Господа — Бога богов, Ибо милость Божья вовеки! Славьте Бога царей и рабов, Ибо милость Божья вовеки! Твердь Он создал и небеса, Ибо милость Божья вовеки! Он один творит чудеса, Ибо милость Божья вовеки! Сотворил Он небесный чертог, Ибо милость Божья вовеки! Землю создал, звезды зажег, Ибо милость Божья вовеки! Солнце дал благодати дневной, Ибо милость Божья вовеки! Ночи дал Он звезды с луной, Ибо милость Божья вовеки! Он и первенцев поразил, Ибо милость Божья вовеки! Он народ свой путеводил, Ибо милость Божья вовеки! Мышцей, полною чудных сил, Ибо милость Божья вовеки! Море Чермное раздвоил, Ибо милость Божья вовеки! Чтоб Израилю возликовать, Ибо милость Божья вовеки, Утопил фараонову рать, Ибо милость Божья вовеки. Он народ Свой провел сквозь пустыни, Ибо милость Божья вовеки, Чтоб нам славить Его поныне, Ибо милость Божья вовеки! Во дворцах и на нивах обильных, Ибо милость Божья вовеки, Он во имя народа еврейского, Ибо милость Божья вовеки, Поразил царя Аморрейского, Ибо милость Божья вовеки! И все земли своим рабам, Ибо милость Божья вовеки, Он в наследие отдал нам, Ибо милость Божья вовеки! Дал спасенье в пленении нашем, Ибо милость Божья вовеки! Вспомнил нас в унижении нашем, Ибо милость Божья вовеки! Дарит пищу Он всякой плоти, Ибо милость Божья вовеки! Славьте Господа — и обретете Милость Божью вовеки! 136 Рыдали мы на реках Вавилона, Свой край воспоминали сокрушенно, Свои повесив арфы меж ветвей. А кто-то из пленивших нас людей Сказал нам: «Песню вашего Сиона Пропойте, чтобы стало веселей!» Но можно ли врагу в угоду петь Святую песню Иерусалима В краю, где чуждо все и нелюбимо, Где должно нам не петь, а умереть? Коль я забуду Иерусалим, Забудь меня навек, моя десница, И если я отважусь веселиться Под небом ненавистным и чужим, Тебе, язык мой, к нёбу прилепиться. Припомнится Эдомовым сынам Тот день последний Иерусалима, Тот день, когда враги на горе нам Сожгли в утеху собственным богам Все то, что было свято и любимо. Дщерь Вавилона, будет тот блажен, Кто отомстит за наш позор и плен, За то, что ваши воины кричали: «Все разрушайте, жгите без печали, В прах обращайте камень этих стен!» Блажен, кто совершит над вами суд, Воздаст за наши беды и печали, Пусть о каменья ваших чад побьют, Как вы младенцев наших побивали! 137 Пред богами многими иными, Перед храмом Господа святым Славлю чудное Господне имя Всей душою, сердцем я своим. Ибо в мире только Божье слово, Возвеличенное Всеблагим, Выше имени Его святого. И в тот день, когда я обращал К Богу моему свои моленья, Он, услышав, мне успокоенье И возвеселенье даровал. Обращают к Богу песнопенья Все народы и все поколенья, Ибо слава Господа живет И Господь с заоблачных высот Видит Человека, что смиренен, И гордящегося узнает. И когда, о Господи, случится Мне преткнуться, Ты меня спасешь, Оживишь мне душу и прострешь На врагов моих Свою десницу. Пусть на всех, кого Ты изберешь, Дело рук Твоих распространится. 138 Меня испытал, предрешил Ты дорогу мою, Ты, Господи, все разумеешь мои помышленья, Ты знаешь, когда я сажусь и когда я встаю. Иду ль, отдыхаю ль — всегда я в Твоем окруженьи, Пред тем как промолвлю я слово, еще за мгновенье, Ты знаешь уже, что скажу я и что запою. И дивны дела Твои, Боже, но я их постичь не могу. И виденье выше Твое, чем мое разуменье. От Духа куда Твоего, от Тебя я куда убегу? Куда убегу я, в каких я сокроюсь стенах? Взлететь бы на небо? Но это бы Ты меня поднял. Сойти в преисподнюю — Ты нас казнишь преисподней, И если за море умчусь я на легких крылах, Меня понесет иль удержит десница ГЪсподця, Она вознесет меня или повергнет во прах. Куда я ни спрячусь, меня Ты увидишь воочью, И тьма не сокроет меня, ибо зришь Ты и ночью. Во чреве у матери был Я соткан чудесно Тобою. Тебе я молитву творил, Ибо Ты меня дивно устроил. Все в мире Ты можешь, И я это понял давно, Как чудны дела Твои, Боже, И все, что Тобою дано. Я не был еще средь людей, Но до моего появленья Ты, Господи, в книге Своей Мое записал назначенье, Мне столько-то дней и ночей Исчислил для сна и для бденья. О, как высоки и несчетны Твои помышленья, Мне их не исчислить, их боле, чем в море Яеска, Но каждое утро я радуюсь в миг пробужденья, Что жив я покуда и Бог мой со мною пока. Доколь нечестивым, о Господи, злоумышлять, Ты их порази, согрешающих злобой и ложью, Ты их отдали, замышляющих козни опять, Мне всех ненавидеть, Тебя ненавидящих, Боже, И теми гнушаться, кто смел на Тебя восставать. Меня же, о Господи, Ты испытай и прости, Узнай помышленья мои и напутствуй, И если узришь: я Иду по кривому пути, Наставь меня, Боже, на праведный путь Свой. 139 О Господа, ох нечестивых меня уведи, И бранен язык их, и кривы земные их тропы, От рук согрешающего Ты меня соблюди И от притесняющего огради, $?оторый замыслил поколебать мои стопы. Коварные люди кругом расставляют силки, И, чтобы меня уловить, сокрывают тенета, И яд источают змеиные их языки. Но Господа я возмолил, ибо нету иного оплота, И не от людей нам возмездье, а только от Божьей руки, Содей же, о Господи, чтоб избавленье пришло, Лишь Ты и караешь и чашу спасения полнишь, Чтоб не возгордился коварный, замысливши зло, Того, что замыслил, не дай ему, Боже, исполнить. О Господи Боже, грядущий прощать и карать, Да ввергнутся в пропасти грешники злые, Зло собственных уст да падет на главы их, Чтоб иц ненавистникам, боле не встать. Чтоб ни да земле, ни в иной им стихии Не преб&доать. И время судов Твоих, знаю, настанет, И славить Тебя непорочный, о Господи, станет, И будет безгрешный пред ликом Твоим ликовать. 140 Преклони, о Боже, милосердно Слух к моим бесчисленным мольбам. Пусть моя мольба, мольба усердная, Будет для Тебя как фимиам Или жертва рук моих вечерняя, Чтоб к греховным мыслям и словам Сердцу моему не уклониться, Чтоб ко грешным мне не приобщиться, Чтоб не пристраститься к их сластям. Пусть кто праведен меня карает, Эта кара мне — что Твой елей, Не вредит он голове моей. Гнев мой против тех, кто согрешает, Против их неправедных вождей. Кажется, что в скалах так кричат Те вождатели врагов Господних, Что их крики грудь земли дробят И что кости праведных летят Через глотки в чрево преисподней. Так услышь, о Господи, мой зов. Ставит сети мне коварный кто-то, Охрани меня от всех силков, А моих бесчисленных врагов Пусть самих уловят те тенета. 141 Я пред Господом моим открылся, Голосом к Нему воззвал своим, Голосом своим Ему молился, В скорби я винился перед Ним. В час, когда моих не стало сил, За моей стезею Ты следил, А враги раскидывали сети, Чтоб в тенета уловился эти Я на той дороге, где ходил. Я гляжу налево и направо, Где прибежище мне средь живых? Мне прибежище, о Боже правый, Не среди неверных и лукавых, Но под сенью легких уз Твоих, Под крылом Твоей любви и славы. Я просил: пути мои направь, Верви с плеч моих сними скорее, От гонителей моих избавь, Ибо все они меня сильнее. Мне благодеяния яви, Чтоб душе не мучаться в темнице, Чтобы благодарно мне молиться, Возглашать Тебе слова любви В сонме тех, кто Господа страшится. 142 Господи, как хочешь, поступай, Но со мною в тяжбу не вступай, Ибо мне перед Тобой– пргд Богом, Ко грехе не оправдаться многом, Ты по истине Своей карай. В землю душу враг мою вдавил Так, что дух мой онемел и тело, Словно жизнь моя уже сгорела И во тьме средь тех я, кто почил. Я былые дни воспоминаю И деянья рук Того, кто Бог. И свои я руки простираю К небесам, где свят Его чертог. И душа моя изнемогает, Как земля, что влаги ожидает, Как земля, и сам я изнемог. Господи, услышь меня скорей, Дай Твой лик увидеть мне в тумане, Чтоб не стать мне мертвого мертвей, И сподобь меня как можно ране Приобщиться к милости Твоей, От меня не скрой Своих путей, Мне иного нету упованья. Путь врагов моих ко мне закрой, Пусть меня ведет Твоя святая Воля, Господи, Спаситель мой, Пусть ведет меня Твой дух благой В область ту, где правда обитает. Ради славы Божьей и любви, Ради правды Божьей в душах сущих Душу и мою Ты оживи, Погуби людей, меня гнетущих, Всех врагов несчетных истреби! 143 Господи, моя твердыня—Ты, Наши исполняющий желанья, Приобщающий десницу к брани, Битве научающий персты. Ты—и милость мне, и огражденье, Ты—прибежище и избавленье, Под Свою меня Ты принял сень, Мой народ мне отдал в подчииенье. Человеческие Дни –—как тень, Что колеблется во всякий день. Чуть померкнет свет, и нету тени. Небеса, о Боже, преклони, Воды рек грозящих поверни, Гор коснись, пусть горы задымятся, Молнией небесною блесни, Тетиву тугую оттяни, Охрани меня от святотатцев, Их, иноплеменных, изгони. Их уста и шумны и неумны, Их десницы суетны в бою, Я же в честь, о Господи, Твою Ца своей псалтири многострунной Ныне песню новую спою. Ты рабов спасаешь и царей, Своего раба царя Давида Ты царям языческим не выдай И спаси от лютых их мечей. Нечестивые, они безбожны, Суетны уста их, речи ложны, Нас Ты защити, а их рассей. Пусть, как дерева во дни цветенья, Будут наши славные сыны, Дщери наши будут пусть стройны, Как столпы Израилевых строений. И да будут житницы полны, Овцы плодиы и волы сильны, Да не будет распри и хищенья В поселеньях отчей стороны. Те блаженны, что награждены Божьим словом и благословеньем. 144 Буду Тебя я мольбами своими Царь мой, мой Господи, благословлять, Буду я всем племенам возвещать, Что слава Господня достохвалима, Что Божье величье неисследимо, Буду опять и опять повторять, Что вовеки Господне имя. Мне сладко о славе Твоей размышлять. И, устрашенный судами Твоими, Кто-то, быть может, и станет роптать, А я буду правду Твою воспевать, И Ты молитву мою приимешь. Нам благо от света Твоей заботы, Ты многомилостив и терпелив, На всех деяньях — Твои щедроты, Да славят дела Твои те, кого Ты Приблизил, святыми их объявив. Пусть славят, чтоб знали сыны человека: Господне величье навек и от века, Владычество Божье на все племена, Тех, кто низвержен, Господь восставляет, Тем помогает Он, кто упадет, И пища нам Богом определена, Ибо Он руку свою открывает И, благотворствуя, нас насыщает. Пути Его благи на все времена, Он близок ко всем, кто Его призывает, Кому Его правда близка и ясна. Желание жаждущих Он исполняет, Стенания страждущих слышит Господь. Чтущих Его он от бед охраняет, Но грозную руку Свою простирает, Чтоб нечестивых людей обороть. Псалтирь моя Богу хвалу восклицает, И всякая сущая в мире плоть Имя Господа благословляет. 145 Пока я есмь, в теченьи жизни всей Лишь к Богу буду обращать моленья. Ты тоже не надейся на людей И не надейся на земных князей, Кто смертен сам, от тех не жди спасенья. Им возвращаться в землю, ждет их тлеиье, И прекратятся при конце их дней Все помышленья их и все сужденья. Блажен лишь тот, кто Бога возлюбил, Бог небеса и землю сотворил, Всё, что живет и пропитанья ищет. * Бог суд творит обиженным и нищим, Он узников от гнета разрешил И алчущих людей насытил пищей. Убогих и больных Он охранит, И страждущего, и вдову благую, Он тем отверзнет очи, кто не зрит, В определенный час стезю кривую Пред тем, кто согрешает, распрямит. Где б ни был ты, Господь твой одесную, Он твой народ от бедствий оградит, Он Иерусалим благословит, Аллилуйя! 146 Всем Господа хвалить нам подобает, Хоть ведомо: Господь невосхвалим. Хваленье Бога радость доставляет, И сладко нам хвалиться Им, благим, Что созидает Иерусалим, Изгнанников Израиля скликает И сокрушенных сердцем исцеляет, Врачует скорби тех, кто уязвим, Своею крепостью их укрепляет, Бесчисленные звезды исчисляет И множеству дает названья им. Господь смиренных духом возвышает, Меж тем как нечестивых унижает, И разум Господа неизмерим. Так пусть Его на гуслях восславляет Всяк тот из нас, кто Бога почитает, Всяк тот из нас, кто Господом любим. Он небо облаками покрывает, Он в дар земле дожди приготовляет, Растит траву, чтобы кормился скот, И ворону, что к Господу взывает, Он корм дарует от своих щедрот. Силен не тот скакун, который сыт, Порой и сила человека ложна, К тем, кто боится Господа и чтит, И к уповающим на милость Божью Господь благоволит. 147 Сыны Сиона славу пусть творят, А Иерусалим пусть восхваляет Того, кто Бог, того, кто благ и свят, Кто ваших сыновей благословляет, И укрепляет нерушимость врат, Кто мир в пределах ваших утверждает И туком ваши чрева насыщает, И, чтобы слышал стар Его и млад, Свое на землю слово посылает. Кто сыплет с неба иней, сыплет град, Порою землю снегом засыпает. Кто слово вымолвит, и всё растает, А ветр нашлет—потоки забурлят. Иакову Он слово возвестил, Израилю дал суд и дал законы, Из всех племен земли многоплеменной Он только ваше племя отличил. Аллилуйя! 148 Хвалите Господа с небес, с высот, Хвалите все, кто видит, все, кто слышит, И солнце и луна, и снег и лед, И звезды, красящие небосвод, И небеса небес и воды вод, Которые небес превыше.. Вам, ангелы и воинство Его, Превозносить достоинства Его, Да хвалят Господа все, кто живет. Что повелел Господь, то сотворилось, Он дал устав, который не прейдет. Хвалите Бога, что бы ни случилось, И рыбы, и зверье, и всякий скот. Пусть хвалят Господа огонь и град, И ветры, коим в Мире нет преград, На ветрах Божье слово к нам домчится. Хвалите Бога все: и стар и млад, Хвалите отроки, отроковицы. В садах деревья, что плоды дарят, И пресмыкающиеся и птицы, Земные судьи, что законы чтят, Цари и незначительные лица. Хвалите имя Божье: лишь оно Да будет всюду превознесено, Распространяйте в мире Божье елово, Хвалите Господа, Господь-—наш Бог, Господь своих святых возвысил рог, Возвысил славу племени святого. Аллилуйя! 149 Давайте ж песнь в честь Господа споем, Песнь новую в собрании святом, На гуслях, на тимпанах, на псалтири, И да возвеселимся мы о Нем, Да возликует о царе своем Израиль и в согласии, и в мире! Господь благословение положит На свой народ, чтобы его сберечь. Смиренных наградит спасеньем Божьим, Возрадует святых на мягких ложах, На чьих устах хвала, в ладонях –— меч. Сия дана святым Господним честь: Казнь племенам творить, народам — месть И заключать земных царей в оковы, – Судом предписанным, судом суровым Судить нас всех и всё, что в мире есть. 150 Хвалите Господа в Его святыне, В твердыне сил Его хвалите ныне! По сути, по обличию хвалите, По множеству величия хвалите! Хвалите все при звуках трубных шумных, Хвалите на псалтирях многострунных! Хвалите во моленьях ежечасных, Хвалите на кимвалах громкогласных! Кто видит и кто слышит, хвалите Господа, Все, кто живет и дышит, хвалите Господа! Аллилуйя! Арфа царя Давида и русские ямбы В моих ушах — голос Наума Исаевича, мягкий и спокойный, но зве- нящий убежденностью художника: «В русской поэзии должны быть рифмы!» И потом, после паузы: «Да что, — каждый должен петь, как ему поется». В обиходе традиционного русского стиха — все честь честью, с ямбами, с рифмами, — может быть благородный уют, трогающий сердце. Но для этого надо, чтобы освященные временем формы не были механически восприняты, но являлись с той естественностью, ко- торой не подделаешь. Чтобы поэт пел так, потому что ему так поется. Не рутина и не стилизация — навык сердца. Благородный уют русского стиха жил в творчестве Н. И. Гребнева. Он ощутим в гребневских переложениях гимнов Григора Нарекаци, великого святого и великого поэта Армении. Но самым главным, за- вершающим жизненным делом в последнее десятилетие его жизни стало переложение библейских псалмов. Н. И. Гребнев в самом бук- вальном смысле жил этим делом. Оно удерживало его на грани конца — настолько, что близким казалось: от объема задачи зависит. объем отпущенного срока жизни. Будь псалмов не 150, а больше — жизнь продлилась бы еще немного. Переложение — дело глубокой любви к библейскому слову. Лишь слово Божье, словно серебро, Что переплавлено семь раз в горниле, Очищено от праха и от пыли, Всем страждущим несет оно добро… И добавим: это дело глубокой любви к русской стихотворной тра- диции, воспринятой как единство — от Ломоносова до Пастернака. Одна и другая любовь не .спорят друг с другом, не составляют друг другу конкуренции. Они выступают в двуединстве. Именно псалмы, как никакая другая библейская книга, за исклю- чением одних только Евангелий, благодаря своему богослужебному употреблению стали для чтущих Библию народов святыней сугубо до- машней, вошли в быт, расхватаны на цитаты — от молитвенных воздыханий до самых что ни на есть житейских пословиц и поговорок. Англиканский религиозный писатель XX в. К.. С. Льюис замечал, что у него тексты псалмов всегда вызывают два параллельных, одновремен- ных ряда ассоциаций; с одной стороны, экзотические образы Пале- стины, древности, археологического Ландшафта; с другой стороны, родные картинки сельской церкви посреди английских деревьев. Рус- ский читатель подставит во второй ряд свое, русское, но сопряжен- ность рядов останется. Стихотворные переложения псалмов начались еще на средневеко- вом Западе. Барокко и классицизм создали тип одической парафразы: Малерб, Опиц, Флеминг, Ж.-Ж. Руссо и другие, менее славные. И на этой стадии традицию подхватывает русская поэзия. Торжественные интонации, родные, с детства привычные. Вот Ломоносов: Суди обидящих, Зиждитель, И от борющихся со мной Всегдашний буди Покровитель, Заступник и Спаситель мой. («Переложение псалма XXXIV») Вот Державин: Восстал Всевышний Бог, да судит Земных богов во сонме их. «Доколе, — рек, — доколь вам будет Щадить неправедных и злых?» («Властителям и судиям», переложение псалма XLI) Языков: Кому, о Господи, доступны Твои Сионски высоты? Тому, чьи мысли неподкупны, Чьи целомудренны мечты… («Переложение псалма XIV») Таким образом, Н. И. Гребнев — продолжатель очень старой и очень славной традиции, без которой русскую поэзию ее лучших вре- мен и представить себе невозможно. Может быть, он — завершитель этой традиции. Для того чтобы перелагать поэзию чуть не трехтысяче- летней давности пятистопными рифмованными ямбами так естественно и в лучшем смысле слова серьезно, необходимо сохранить органиче- ское отношение к нормативисгской концепции русской поэзии. Пере- ложение потому и называется переложением, а не переводом, что для него заказан выход за пределы того, что воспринимается в данной на- циональной традиции как норма. Я думаю, что новые поколения захо- тят пережить резкую сжатость и первозданную древность способа вы- ражения, присущего поэтике псалмов в . оригинале, оставив мысли о классицистической высокости, о цивилизованном уюте старого рус- ского стиха. Но если переложения Гребнева — и впрямь последние в ряду, то завершают они ряд достойно. Их родство с классическими переложениями — подлинное. Они несут приметы семейного сходства. Его душа пела, как ей пелось. С. Аверинцев Примечания Настоящие примечания представляют собою самый сжатый реальный комментарий к текстам стихотворного переложения Наума Гребнева, а не к псалмам как таковым. Представляется, однако же, необходимым задержаться вкратце на том, что автор переложения систематически опускает, а именно на заголовках. Заголовками в оригинале снабжены не все номера канонического сборника: 24 псалма не озаглавлены вовсе. Греческий перевод («Септуагинта»; о ней упоминается в предисловии) восполняет этот «пробел», церковнославянский и русский переводы следуют в разной мере «Септуагинте». Заголовок обычно содержит указание на авторство (см. предисловие). Остальные компоненты заголовков — это большею частью технические термины, точное значение которых было неиз- вестно уже греческим переводчикам, т. е. в середине эпохи Второго Храма. Даже различия между мизмор (в Синодальной Библии «псалом») и uiup (в Синодальной Библии «песнь») установить с точностью не удается. Вот некоторые из этих терминов: Ламенац/ах. Средневековые еврейские комментаторы понимали это как обращение к руководителю или надсмотрщику; отсюда — «начальнику хора» в Синодальной Библии, однако, и «Септу агинта», и «Вульгата» (латинский перевод Святого Ие|ронима, конца IV в. хр. э.) понимали совершенно по-иному. Трудность в том, что в других контекстах термин в Библии не встречается. Шир haMd'ajidm. «Септуагинта» и «Вульгата»: «песня ступеней» (ма'ала — действительно «ступень» по-еврейски). Синодальная Биб- лия: «песнь восхождения». Талмуд позволяет связать термин с 15 сту- пенями лестницы, соединявшей два двора во Втором Храме; на этих ступенях стояли левиты-музыканты во время одной из церемоний осеннего праздника Суккот (Кущи). Современные ученые признаются, что значение термина неизвестно. Некоторые пытаются связать его с какими-то особенностями музыкального исполнения, другие — с поня- тием движения снизу вверх, которое до сих пор обозначает возвраще- ние евреев (в контексте псалмов — вавилонских изгнанников? или па- ломников?) в Страну Израиля вообще и в Иерусалим в частности. Ал-тоишним (и сродные ему: ал-тушан эдут, эл-ишиганим эдут). Синодальная Библия: «на note 2Шошан» («на note 3Шушан-Эдуф», «на note 4 Шошаним-Эдуф»). Современные библеисты переводят: «о лилиях» («о лилии завета», «к лилиям завета») — и толкуют эти слова как возможные названия или начала каких-то известных песен, на мотив которых должен был исполняться псалом. К этим немногим из многих (больше двух с половиной десятков) примеров терминологии, употребляемой в заголовках псалмов, нелиш- ним, возможно, будет прибавить одно загадочное слово, которое встре- чается в псалмах 71 раз и почти всегда — в конце стиха. Это слово — «села». Читатель не найдет его (ни соответствующего ему пе- ревода) ни в Синодальной Библии, ни соответственно в переложениях Гребнева. Один из соавторов Синодального перевода, Даниил Хволь- сон, крупнейший семитолог прошлого века в России, поступил самым разумным образом: он просто опустил это слово, смысла которого никто не знал и не знает ни до, ни после него. Разумеется, попыток разгадать тайну, гипотез самых отважных и беспочвенных было больше чем достаточно: музыкальный антракт, перемена голоса, перемена хора, призыв бить в литавры и т. д., и т. п. Примечательно, однако, что подавляющее большинство гипотез оставалось в области музыкаль- ных указаний. Псалом 2 «Над сей моей святой горой .Сионом…» — Сион (евр. ци- йон) — название части Иерусалима, ставшее поэтическим синонимом холма, на котором стоял Храм, а также всего города. Давид, который отвоевал город у прежних его хозяев, иевуситов, сделал Иерусалим своей столицей и перенес туда главную святыню еврейского на- рода — Ковчег Завета со Скрижалями Закона. Он поставил только жертвенник (алтарь) Богу, дом же Ему (Храм) построил сын Давида, Соломон. Псалом 13 «…от плененья…» — видимо, Вавилонское пленение, насильствен- ное переселение в Вавилонию евреев из Иудейского царства, покорен- ного вавилонским царем Навуходоносором Вторым, в начале VI столе- тия до хр. э. Иаков. — В Библии сказано («Бытие», глава 32), что патриарх Иаков всю ночь боролся с Богом и на заре услышал от Него: «Отныне . имя тебе будет не Иаков, а Израиль; ибо ты боролся с Богом, и чело- веков одолевать будешь» (стих 28. Синодальный перевод). Наряду со вторым, и первое имя патриарха может служить этнонимом еврейского народа. Псалом 15 «Не изолью кровавых возлияний…» — т. е. не приму участия в их языческих жертвоприношениях. Псалом 21 «…тельцы Васана…» — Васан (евр. баишн) — местность в север- ном Заиорданье, славившаяся, в частности, богатством пастбищ, на ко- торых, по утверждению средневековых комментаторов, резвились ди- кие (или совершенно одичавшие) быки и коровы. Псалом 23 «Кому взойти на Божью гору можно? // Кто может на святое ме- сто встать?» — Этот столь типичный для библейской поэзии синони- мический параллелизм (см. вступительную статью) вопрошает: кому разрешено (и, видимо, не только ритуально, но и по внутреннему убеждению) подниматься на Храмовую гору в Иерусалиме и входить в Храм? Псалом 40 «Аминь». —– Это еврейское слово, вошедшее в языки всех народов мира, исповедующих христианство или ислам, объясняют двояко. Его возводят к общесемитскому корню АМН («быть твердым, неизмен- ным»), и тогда исходным значением оказывается «да будет так». Или же его связывают со словом эмуна («вера»), и еврейское амен дает русское «верю» или «верую». Псалом 44 «…офирским золотом блистая…» — Офир — местность, до сих пор точно не локализованная, вероятно на юге Аравийского полуострова; так же называлось племя, населявшее эту местность. Офирское золото считалось у древних евреев особенно драгоценным. «…дщери Тира с многими дарами…» — Одежда, изготовленная в финикийском городе Тире, славилась по всему древнему Средиземно- морью. Псалом 47 «Суда фарсийские…» — Фарсис (евр. mapuiuui) — название на- рода, местности и города, локализуемых по-разному, но чаще всего в юго-западной Испании, в устье Гвадалквивира: там стояла греческая колония Тартесс. Таршинскими кораблями в Библии называются суда для дальнего плавания вообще. Псалом 59 «.„Сихем …Сокхоф…» — Сихем (евр. шхем) — город в центральной части Земли Обетованной, в наделе колена (племени) Эфраима (Ефрема). Долина Сокхоф (евр. суккот) — в Заиорданье, в наделе колена Гада. Галаад (евр. гил'ад) — часть Заиорданья; половина этой области входила в надел колена Менаше (Манассии). Моав (евр. моаб) — местность к востоку от Мертвого моря и на- род, ее населявший. Едом (евр. эдом) — местность к югу от Мертвого моря. Все эти земли входили в единое Еврейское царство, созданное Давидом, который принадлежал к колену Иуды (евр. йе!гуда). Отсюда: «И на царство от Меня — Иуда» («Иуда скипетр Мой» в Синодальной Библии). Псалом 61 «Господь недаром слово молвил нам, //И это дважды слышать мне случилось…» — Пример очень характерного для библейской (и более древней ханаанской) поэзии приема — градации в числах. Ср.: «Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю» («Книга Притчей Соломоновых», 30, 18, Синодальный перевод). Специалисты отмечают, что иногда градация кажется не вполне логичной, как и здесь в оригинале: буквально было бы «Одну ?ещь сказал Бог, и только две я слышал». Псалом 67 «И когда Ты, Боже, лик являл //И во ждал народ Свой по пу- стыне, // Плавился песок, Синай дрожал…» — Речь идет об Исходе евреев из Египта под водительством Моисея. Исход, главное событие в священной истории и религиозном сознании еврейского народа, явля- ется едва ли не главной «отсылкой» и в псалмах. Историки датируют Исход.примерно XIII веком до хр. э. Гора Синай, где Бог дал Моисею Закон и Учение (тора), традиционно отождествляется с вершиной Джебель-Муса на Синайском полуострове, но традиция оспаривалась и продолжает оспариваться рядом ученых. «…на горе Селмон» — В еврейском оригинале — цалмон\ ото- ждествляется с хребтом Джебель-Хауран в северном Заиор^ данье. Вениамин (евр. бенйамин), Завулон (евр. звулуп)у Неффалим (евр. пафтали) — сыновья патриарха Иакова (Израиля), родоначаль- ники колен (племен), носивших их имена; братья Иуды, названного в этом же перечислении. Псалом 71 «…земли Фарсийской, // Савской…» — О Фарсисе см. примеч. к псалму 47. Сава (евр. шва) — народ и царство на Аравийском полу- острове, вероятно на территории нынешнего Йемена. Псалом 73 «Сокрушил главу Левиафана…» — Левиафан (евр. ливйатан) — исполинское водяное чудище, герой бесчисленных легенд в Талмуде и апокрифах, т. е. сочинениях, отвергнутых еврейским каноном, но раз- личными христианскими исповеданиями признанйЪпс священными (почему они и сохранились не в оригинале, а в различных переводах). Псалом 75 «…обитающий в Салиме…» — Салим (евр. июлем) — древнее имя Иерусалима. Псалом 77 «…Подобием Ефремова колена, // К изменам склонным…» — Библия позволяет проследить многие детали истории этого неспокойного племени эфраимитов. Главное — то, что они не хотели смириться с избранием на царство Давида и приняли участие й мятеже против него, а после смерти Соломона возглавили сепаратистское движение, в результате которого единое Еврейское царство распалось на два — Северное (Израильское) и Южное (Иудейское), и первым царем Северного царства стал эфраимит. «…на Цоапском поле» — Цоан –— город в дельте Нила; в пору Исхода был столицей (резиденцией) фараона, которому Моисей и «являл чудеса», описанные во Второй книге Пятикнижия. Далее в псалме исчисляются чудеса, явленные Израилю Богом во время Исхода (переход через Чермное море, огненный столп и т. д.). «…Еще жевали мясо их уста, // А Бог ниспосылал уже отмщенье: // Их юных чад лишал Он живота…» — Ср.: «Мясо еще было в зубах их и не было еще съедено, как гнев Господень возгорелся на народ, и поразил Господь народ весьма великою язвою» (Четвертая книга Пятикнижия, «Числа», 11, 33, Синодальный перевод). «…чудо им являл, // Ив кровь потоки Нила пре- вращал…» — перечисляются некоторые из десяти «казней Египет- ских», ниспосланных Богом, чтобы сломить упрямство фараона и принудить его согласиться на Исход евреев. «…На землю Хама…» — Хам — второй сын Ноя; в библейской традиции — родоначальник чернокожих африканцев. В псалмах, однако (не только в этом), «хам» может служить этнонимом Египта и египтян. «…В Силоме скинию Свою отринул…» — Силом (евр. шило) — город в центре древней земли Израиля, игравший роль столицы в эпоху Судей (после водворения еврейских племен в стране). Там находилась скиния, т. е. переносное святилище (церковнославянское / скиния — от греческого, в средневековом произношении — скини, т. е. «палатка»), в котором хранился Ковчег Завета. Во время неудачной войны против филистимлян Ковчег попал в руки врагов, и, следовательно, Господь покинул Свой дом. Псалом 80 «…И вас испытал при водах Меривы» – Мерина (еврмерива, т. с. «ссора, раздор») — место в пустыне, где Моисей чудесным образом добыл для истомившегося жаждой народа воду из скалы. В Библии прямо сказано, что название свое это место получило по предосудительному поведению народа, который роптал на своего вождя («Зачем Ты вывел нас из Египта? Уморить жаждою нас и детей наших, и стада наши?») и искушал самого Бога («Есть ли Господь среди нас или нет?») (Вторая книга Пятикнижия, «Исход», 17, 3 — 7, Синодальный перевод). Псалом 82 1/ «…Дети, чей праотец был Измаил…» — Измаил (евр. йшимаэль) – сын патриарха Авраама от рабыни-египтянки Агари (евр. hatap\ традиция считала его родоначальником арабов. Гевал — область и народ по соседству с землей эдомитян (Едом). Амалик (евр. 'амалек) — бедуинские племена, кочевавшие главным образом по Синайскому полуострову; по библейской традиции — злей- шие враги евреев. Аммон (евр. \аммон.) — аммонитяне, народ из цент- ральной части Заиорданья. Ассур (евр. ашур) — Ассирия. «…правнуки Лота». — Библия сообщает, что от кровосмесительной связи Лота с его дочерьми родились сыновья Моав и Аммон. Мадиам (евр. мидйан) — народ, обитавший, а скорее кочевавший к востоку от древнего Египта и к югу от Святой Земли. Иавйн (евр. йавин) — царь Ханаанский; его войско потерпело поражение в битве с евреями у «потока Киссон» (евр. кииюн); см. об этом: «Книга Судей Израилевых», 4—5. Аендор (евр. !эйн-дор) — здесь, как явствует из текста нашего псалма, был разбит Иавин, но об этом «Книга Судей» „не упоминает. Орив (евр. орев ут. е. «ворон») и Зив (евр. зеев, т. е. «волк») — вожди («князья») мидьянитов («мадианитян» в Синодальном переводе); «Книга Судей» (7, 24—25) сообщает, что они были схваче- ны при попытке переправиться через Иордан и обезглавлены. Псалом 86 Раав (евр. pahae, т. е. «гордыня, надменность») — поэтическое или насмешливое прозвание Египта, которое употребляет также и пророк Исайя. Псалом 88 Ермон (евр. хермбн) — горный массив на севере древнего Израиля. Фавор (евр. тавор) — гора в Галилее, недалеко от Назарета. «…К мужу блаженному…» —– к самому Давиду. Псалом 105 Ваал (евр. баал, букв, «владелец, хозяин») — в языке Библии общее название для различных языческих богов у древних семитов. Дафан и Авирон (евр. датам, и авирам) — руководители бунта против Моисея, обвинявшие его в захвате тиранической власти над народом. Бог разверз землю под ногами мятежников, их семей и приверженцев (Четвертая кнйга Пятикнижия, «Числа», 16). «Перед идолом………………….. прогневление Божье» — один из самых знаменитых эпизодов Исхода, история «золотого тельца», изготовленного по неотступному требованию народа Аароном, пока Моисей на Синае внимал откровению Господню. Спустившись с горы и увидев, что творится, Моисей в ярости разбил скрижали Откровения с письменами, начертанными самим Богом, а затем сжег «тельца» и, исполняя повеление Божие, приказал левитам (колено Леви не поддалось соблазну язычества) казнить всех подряд, невзирая на родство и дружбу. В тот же день было истреблено более трех тысяч; но назавтра Моисей возвратился на Святую гору и умолил Бога пощадить грешников (Вторая книга Пятикнижия, «Исход», 34). «…Но призвал Фйнеес их на суд…» — другой эпизод Исхода: народ впадает в грех идолопоклонства и блудодейства, Бог посылает моровую язву, Финеес (евр. пинхас), внук Аарона и, стало быть, внучатый племянник Моисея, убивает одного . блудодея и иноплеменную женщину, которую тот Привел в свою спальню, — и язва прекращается (Четвертая книга Пятикнижия, «Числа», 25). «…И за то Моисей поплатился…» — Глава 20 «Чисел» рассказыва- ет, что однажды Моисей, выведенный из себя бесконечными требованиями народа, усомнился во всемогуществе Бога и сказал об этом во всеуслышание, и Бог за этот грех не дал ему увидеть Землю Обетованную собственными глазами. Псалом 109 Мельхиседек (евр. малки-цедек) — царь и священник (именно это и означает его имя по-еврейски) в Шалеме (будущем Иерусалиме) во времена патриарха Авраама. Псалом 119 «Доколь мне у Мосоха пребывать, // Доколь блуждать среди шат- ров Кедара?» — Мосох (евр. мешех) — название страны и народа, локалйзуемых разными учеными по-разному; здесь, однако, скорее всего имеется в виду какое-то арабское племя, поскольку рядом назван Кедар (евр. кидар), а этим именем в Библии обозначается союз бедуинских родов. Псалом 131 «…В Ефрафе и на поле Иарима…» — Ефрафа (евр. эфрата) – локализовать, «опознать» эту местность не удается. «Поле Иарима» (евр. сде-йа'ар) обычно отождествляют с Кириафиаримом (евр. кирйат-йа'арим), городом, куда филистимляне возвратили захваченный ими Ковчег Завета; Ковчег пробыл там двадцать лет, пока Давид не забрал его для торжественного перенесения в Иерусалим. Псалом 134 «Сразил Он дланью Своей…» — во время завоевания Земли Обетованной. Васан — см. примеч. к псалму 21. Псалом 135 «…Поразил царя Аморрейского…» — Аморреи — один из народов, населявших Землю Обетованную до прихода израильтян. Книга псалмов (Псалтирь). Пер. в К53 стихах Н.Гребнева. Предисл. и примеч. Ш. Маркиша. Послесл. С.С.Аве- ринцева: М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН; «Школа- Пресс», 1994. — 256 е.: ил. ISBN 5-02-017398-3 Стихотворное переложение Псалтири — одной из древних и наиболее эмоциональных частей Библии – выполнено в традициях русской классической поэзии, звучит естественно и натурально. ББК 84(0)3-5 К 4704020000-088 Без объявления 013(02)-94 Книга псалмов (Псалтирь). Пер. в К53 стихах Н.Гребнева. Предисл. и примеч. Ш. Маркиша. Послесл. С.С.Аве- ринцева: М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН; «Школа- Пресс», 1994. — 256 е.: ил. ISBN 5-02-017398-3 Стихотворное переложение Псалтири — одной из древних и наиболее эмоциональных частей Библии – выполнено в традициях русской классической поэзии, звучит естественно и натурально. ББК 84(0)3-5 К 4704020000-088 Без объявления 013(02)-94 Сдано в набор 04.09.91 Подписано в печать ЗОЛ 1.94. Формат 70x100/32. Бумага офс. Печать офс Усл.п.л. 10,4. Усл.кр.- отт. 20,5. Уч.-изд.л. 10,9. Тираж 30 000 экз. Изд. № 7175. С88. Заказ №3757. Издательская фирма «Восточная литература» РАН; Издательство «Школа-Пресс». 103051, Москва, Цветной бульвар, 21/2 Ордена Трудового Красного Знамени Чеховский Полиграфический комбинат Комитета Российской Федерации по печати 142300, г.Чехов Московской обл. Литературно- художественное издание КНИГА ПСАЛМОВ (Псалтирь) Пер. в стихах Н. Гребнева Заведующий редакцией С.С.Цельникер. Редактор Н.Б.Кондырева Младший редактор НЖПетровси Художник В.Б.Переберин. Художественный редактор Э.ЛЗрман. Технический редактор М.Г.Гущина Корректор Н.В.Морозова ИБ № 16965 ЛР № 020513 от 15.04.92
Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.