Содержание

Практический подход к буддизму

Александр Берзин

Мюнхен, Германия, июнь 1996 [отредактированная расшифровка аудиозаписи]

Оригинал страницы: www.berzinarchives.com /web/x/nav/group.html_596645656.html

Первая сессия: учимся быть открытыми

Вступление

В эти выходные меня попросили дать учение на тему, которую не так легко сформулировать: «Как бороться с иллюзиями по поводу буддизма», или «Буддизм с реалистической точки зрения», или, возможно, «Практический подход к буддизму». Я должен признаться, что мне было нелегко упорядочить в своем уме то, о чем именно рассказывать и что делать в эти выходные. Я мог бы рассказать о сложностях, с которыми я сталкивался в буддизме, на примере собственного опыта или о сложностях, с которыми сталкивались мои друзья и знакомые. Но может оказаться, что эти истории не будет иметь непосредственного отношения к тому, с чем столкнулись вы. И это проблема. Потому, с одной стороны, может быть полезно обсудить только общие для большинства людей сложности. С другой стороны, формированию этого курса могут помочь ваши высказывания о том, что вам хотелось бы узнать, и о тех сложностях, с которыми сталкивались вы.

Далее, мне бы не хотелось, чтобы наш курс состоял только лишь из технических вопросов о том или ином аспекте буддизма. Я думаю, что для каждого из нас будет полезнее обсудить основные проблемы, которые могут быть общими для многих людей, пытающихся следовать практическому подходу к Дхарме, а именно сложности с принятием учителя или с признанием необходимости в учителе, сложности, связанные с тантрой, и так далее.

Порядок лекции

Позвольте мне поделиться с вами идеей, подобно тому как можно поделиться шоколадной конфетой из коробки конфет, – чтобы дать вам понять, что я имею ввиду. Возьмем, например, стандартный способ начать любое буддийское учение. Он состоит в том, чтобы создать, или установить, нашу мотивацию. На самом деле, это не так легко сделать. Я не считаю, что это легко, так как нам необходимо гармонично сочетать простое проговаривание слов про себя и реальное чувство в сердце и теле.

Я думаю, что для многих из нас нелегко понять, что означает чувствовать что-либо, в том числе мотивацию. Я хочу сказать, что мы можем чувствовать печаль: мы знаем, на что похоже это чувство. Однако не так просто понять, что имеется в виду, когда мы говорим о чувстве мотивации. Вот такого рода вопросы было бы интересно обсудить в эти выходные. Они скорее сложные, чем простые. Мне кажется, что такой подход будет полезнее, чем вопрос: «Cколькими признаками просветления обладает Будда?» – в ответ на который я назову вам число. Тем не менее, как я уже говорил в самом начале, даже попытка выстроить подобные вопросы в логическом порядке оказалась для меня затруднительной. Мне нравится, когда вещи более или менее упорядочены, но добиться этого оказалось нелегко.

Это поднимает очень интересную тему, которая, как мне кажется, может иметь отношение ко многим людям. Она состоит в том, что зачастую у нас есть не только общее представление о том, как все должно быть логически упорядочено, но и, на более глубоком уровне, нам нравится всем управлять. Когда мы управляем происходящим и все «в порядке» или, по крайней мере, мы думаем, что чем-то управляем, то почему-то мы чувствуем себя безопаснее. Мы думаем, что знаем, что должно произойти. Однако в жизни все не так. Мы не можем постоянно управлять происходящим, и все не может быть всегда «в порядке». С другой стороны, нам нравится передавать руководство над происходящим кому-нибудь другому, чтобы кто-то другой управлял нами или ситуацией, в которой мы находимся. Это все та же проблема управления.

Однако никто – ни мы, ни кто-либо другой не может управлять тем, что происходит в жизни. На происходящее влияет миллион факторов, а не только один человек. По этой причине нам надо перестать крепко цепляться за прочное «я», якобы существующее независимо от всего остального и желающее всем руководить, невзирая на происходящее вокруг. Именно прочное «я» думает, что благодаря управлению оно сможет обезопасить свое существование. Это похоже на суждение: «Если я управляю, то я существую. Если я не управляю, то меня на самом деле не существует». Следуя буддийскому пути, нам необходимо во многом отказаться от идеи руководства. Это также означает отказ и от обратной стороны проблемы, состоящей в передаче управления кому-нибудь другому, в частности гуру, учителю, чтобы они руководили нами или происходящим с нами. Это та же самая проблема. Нам надо преодолеть обе стороны управления.

Поскольку в эти выходные мы собираемся решать по-настоящему человеческие проблемы, то мне кажется, что нам надо говорить друг с другом на равных. То есть я буду обращаться к вам как человек к другим людям. Я надеюсь, что я всегда разговариваю c другими людьми на равных, а не как стоящий за трибуной авторитет, которому известны ответы на все вопросы.

Я думаю, что вместо того, чтобы пытаться управлять течением этого курса лекций и соблюдать логический порядок, будет лучше позволить этим выходным развиваться подобно тому, как пишут картину. Мы наносим небольшой штрих кистью тут и небольшой штрих кистью там, а не пытаемся создать очень упорядоченную презентацию. Поскольку большинство тем, которые мы можем обсудить в эти выходные, взаимосвязаны, и будут частично перекрывать друг друга, то такой порядок лекции видится мне наиболее разумным.

Мотивация

Давайте вернемся к первому образцу «шоколада из нашей коробки конфет». Я еще не прожевал его, следовательно, многие из вас также могут продолжать его жевать. Этот образец – вопрос о том, как мы чувствуем мотивацию. Я думаю – поскольку я прошел через это в своем собственном развитии, – что нам кажется, будто чувствам нужно быть драматическими для того, чтобы существовать. Если они драматические, то они считаются чувствами, они существуют; если они не драматические, то они «не считаются» и их в действительности не существует. Я предполагаю, что на такое представление в некоторой степени повлияли кино и телевидение. Фильм не интересен, если показывают нечто очень сдержанное, не так ли? Он должен быть драматичным, с волнующей музыкой за кадром!

Иногда мы читаем буддийский текст, в котором говорится: «Нашему состраданию необходимо быть настолько волнующим, чтобы встали все волоски на нашем теле и чтобы слезы потекли из наших глаз». Однако мне кажется, что было бы довольно затруднительно постоянно жить подобным образом. Временами, когда мы думаем о создании мотивации, у нас возникает ощущение: «Я должен чувствовать нечто», – к этой теме мы будем очень часто возвращаться в эти выходные – к этому слову «должен». Мы думаем: «Я должен чувствовать что-то сильное. В противном случае, если этого не происходит, то по-настоящему я не создаю мотивацию». Между тем, когда мы создаем мотивацию, как правило, это всего лишь ощущение; по крайней мере, в моем случае это так. Оно обычно гораздо менее заметно, чем вставшие волоски на наших руках. Похоже, будет полезнее просто говорить с вами подобным образом – не выступать как с трибуны, а скорее делиться моим собственным опытом выполнения различных аспектов буддийской практики и тем, как я справлялся с типичными проблемами, характерными для большинства из нас, западных людей. Давайте так и поступим.

Учения постоянно говорят о том, что нам нужно стараться относиться к другим так, как если бы они были нашими матерями: «Считайте каждого своей матерью». Между тем, многие люди испытывают трудности во взаимоотношениях со своими матерями, поэтому мы можем заменить эту идею, или образ, нашим самым близким другом. Поскольку смысл здесь не в «матери», а в ком-либо, с кем мы связаны крепкой и положительной эмоциональной связью.

Устанавливая мотивацию, например сегодня, я пытаюсь думать о каждом в аудитории так, как если бы он был моим лучшим другом. Когда мы находимся вместе с нашим лучшим другом, нашим самым близким другом, мы не притворяемся. Мы не разыгрываем никакого представления и не прячемся за какой-либо маской или ролью, не правда ли? Кроме того, находясь вместе с нашим самым близким другом, мы искренне чувствуем что-то по отношению к этому человеку. Это чувство не всегда драматично, но оно есть.

Когда мы начинаем применять подобные учения: «Считайте каждого своей матерью», – в смысле: «Cчитайте каждого своим самым близким другом», – тогда у нас на самом деле начинает появляться некая мотивация. Это искренняя мотивация. Мы искренне хотим сделать что-либо полезное для этого человека. Мы хотим, чтобы наше время, проведенное с этим человеком, было содержательно и полезно для него или для нее – если, конечно, мы не слишком эгоистичны и не хотим использовать другого человека для своего собственного удовольствия или ради выгоды.

Важно практиковать с открытыми глазами

Кроме того, я нахожу, что, выполняя различные буддийские практики, в которых мы считаем себя равными другим или ставим себя на место других, я по-настоящему не испытываю переживаний на уровне сердца, если я практикую их в форме визуализации, а мои глаза закрыты. Конечно же, я могу закрыть глаза и визуализировать своего самого близкого друга; но это совсем не то же самое, как если бы я обращался к людям передо мной или к вам прямо сейчас. Я нахожу эти практики гораздо более эффективными, если выполняю их с открытыми глазами и смотрю на людей.

Когда мы практикуем одни, то это, конечно же, другой случай. Мы можем смотреть на фотографии людей, если нам сложно их вообразить. Я думаю, что это совершенно нормально. Однако даже если мы визуализируем, я считаю, что полезнее пытаться визуализировать отдельных, конкретных людей, чем просто абстрактных «всех чувствующих существ». И я стараюсь делать это с открытыми глазами, не отгораживаясь от мира вокруг меня, закрыв их.

Если мы изучим наставления, касающиеся визуализации в практике тантры, например на стадии зарождения в ануттарайога-тантре, крайне важный момент состоит в том, что эта практика должна совершаться с использованием сознания ума. Она не должна выполняться с использованием сознаний чувств. Способность визуализировать на уровне сознаний чувств появляется только на стадии завершения. Стадия завершения относится к очень высокому уровню и требует управления энергетическими ветрами наших сенсорных клеток так, чтобы они создавали образы визуализации. Это означает, что на стадии зарождения мы не меняем способ восприятия вещей; мы меняем способ концептуализации, или воспринимаемого нами. Мы иначе представляем себе это. Например, вместо того чтобы представлять себе наблюдаемое в его обычных формах, мы представляем его в качестве божеств, или медитативных образов будд.

Я надеюсь, что у вас появляется понимание того, что для работы с Дхармой любым осмысленным способом нам необходимо собрать вместе все, чему мы научились с самого начала. Это означает, что, визуализируя кого-либо в качестве божества или, в нашем случае, визуализируя каждого в качестве нашего самого близкого друга или нашей матери, первое время мы не меняем своего чувственного восприятия данного человека. Мы просто меняем способ, которым представляем этого человека, когда его видим.

Тем не менее, если мы смотрим на человека и не понимаем: «Что мы имеем в виду под концептуализацей этого человека? Что такое концептуальное познание?» – то нам нужно обратиться к учениям лориг (blo-rig) о способах познания. Из них следует, что концептуальное познание – это такое познание, с помощью которого мы соотносим объект перед нами – скажем, физический предмет, – с идеей категории. Однако простое размышление об идее категории «лучший друг», когда мы соотносим эту категорию с умственным образом кого-либо, не обладает такой же силой, как, скажем, когда мы думаем об этой идее и в то же самое время действительно смотрим на человека.

Поэтому эффективнее будет выполнять эти медитативные практики с открытыми глазами, глядя на людей. Я не могу в достаточной степени выразить важность этого! Это по-настоящему меняет различные практики. Об этом явно говорится в тибетских учениях махаяны: «Выполняйте медитации с открытыми глазами». Многие люди не принимают этого всерьез, поскольку это нелегко сделать. Для некоторых весьма благоприятна индивидуальная медитация с закрытыми глазами. Если они легко отвлекаются, наличие других людей вокруг будет сильно им мешать. Но если мы немного более устойчивы, такая практика становится очень действенной, когда мы применяем ее к людям в реальной жизни.

В нашем конкретном примере создание мотивации – здесь, в этой комнате, для меня – означает, что я смотрю на вас перед собой и представляю вас и свое отношение к вам так, как если бы вы были моим самым близким другом. Если вы на самом деле мой лучший друг – я не могу подобрать красивого слова, только общепринятые, – я не стану говорить чушь. Я вынужден быть искренним. И тогда у меня естественным образом есть намерение принести вам пользу. Конечно же, мы также можем повторить про себя какие-либо слова, например: «Я действительно надеюсь, что это будет значимо и полезно для вас». Но это лишь сделает чуть более осмысленным то, что мы уже достигли, глядя на людей вокруг нас как на наших лучших друзей.

Я обнаружил, что при этом волосы не встают на моих руках. Это правда. Но все же есть нечто, что помогает в наших взаимоотношениях. Я считаю это основным способом, с помощью которого мы можем создать некое чувство для такого рода очень простых вещей, которые мы принимаем за данность: «Бла-бла-бла, я установил мою мотивацию». Обычно мы лишь читаем это нараспев по-тибетски, поэтому для большинства из нас даже произнесенные слова ничего не значат.

Пожалуй, мы можем выполнить небольшую практику. Я не хочу говорить все выходные один. Поскольку нас не так уж много, давайте сядем в круг. Когда мы сидим рядами, один за другим, мы склонны чувствовать неловкость, глядя на подушку или на затылок сидящего перед нами человека. Через какое-то время это становится по-настоящему странным. Если мы сядем в круг, то каждый из нас сможет видеть лица остальных.

Теперь мы можем попытаться установить нашу мотивацию. Опять же, фраза «установить мотивацию» звучит несколько искусственно, не правда ли? Выразим это другими словами – я переводчик, так что я люблю менять слова – мы «создаем настроение» для самих себя. И это настроение заключается в том, что мы находимся с нашим самым близким другом. На что это похоже – быть с нашим лучшим другом? Когда мы с лучшим другом, мы полностью расслаблены. Мы не «включены», мы не «на сцене», нам не надо на что-либо претендовать. Нам не надо играть какую бы то ни было роль, не так ли? В наших западных языках есть очень забавный способ выразить это, и он на самом деле звучит совсем не по-буддийски, но мы говорим, что «можем быть самими собой», что бы это ни означало.

arrow_back_ios