Содержание

Горовая Ольга Вадимовна

Голод сердца

Пролог

Бухарест, Румыния, утро перед дракой в переулке (Безумие ночи)

— Меня это не устраивает! — Девушка возмущенно спрыгнула с кровати, не потрудившись прикрыться хоть чем-нибудь. И отвернулась от него, открывая шикарный вид на спину, по которой скользили длинные светло-русые пряди…и на весьма красивую попку. Пожалуй, самую красивую из тех, что мужчине доводилось видеть за свою жизнь.

Хм…

Он уже забыл, о чем они говорили, ощущая, что вполне готов опоздать на работу. Каталина прикроет напарника. Даже в таком завале трупов с нераскрытым делом того маньяка. Надо только сказать, из-за кого он задержится. Лина считала, что друг наконец-то взялся за ум, раз так долго продержался с одной девушкой. Два месяца — это был его самый большой срок. Раз в десять длиннее обычного.

Алекс и сам поражался. И что самое странное, ему совершенно не хотелось что-то прекращать… Вот только плохо, что Ярина быстро нашла общий язык с Каталиной. Быстрее, чем стоило бы им позволять, как порою думал Александр, если он хотел сохранить какое-то спокойствие и личную территорию на работе, без того, чтобы кто-то учил его, как жить…

Девушка нагнулась, поднимая с пола скомканную кофту. Он резко выдохнул, прослеживая взглядом линию ее стройных ног вплоть до ягодиц и…

Зря она так сделала. После этих двух месяцев, Ярина не могла не знать, как заводила Алекса. В буквальном смысле с полуоборота.

И уж если собиралась о чем-то с ним говорить — стоило одеться тщательно, закрывая каждую пядь своего тела, так плотно, чтоб у нее было время высказать все желаемое, пока Александр будет ее раздевать. А делал он это очень, очень быстро. Всегда. Просто не мог себя сдерживать с нею. Казалось, что в присутствие этой девушки, довольно цивилизованный, немного циничный и в меру воспитанный детектив Бухарестского департамента полиции исчезал, оставляя вместо себя какого-то дикаря, с единственной доминирующей целью — доказать, что эта девушка принадлежала только ему. Не то, чтоб она особо сопротивлялась, но как же тут можно было разговаривать? И уж, совершенно точно, не стоило даже пытаться что-то выяснять, когда оба они были обнаженными, а на его губах все еще был вкус ее рта, ее кожи, самой ее…

Черт! Он снова хотел Ярину, и прямо сейчас.

Алек потянулся за пачкой сигарет, небрежно брошенных на пол и, вытянув одну, щелкнул зажигалкой, глубоко затягиваясь.

— Ярь, иди сюда. — Негромко позвал он, зная, что хриплый голос, с головой, выдает его желание. Впрочем, он и не планировал этого скрывать.

Однако, вопреки обычной отзывчивости, Ярина раздраженно тряхнула своими волосами, и продолжила собирать одежду с пола, что-то бурча себе под нос. Следователю отдела по серийным и особо опасным преступлениям показалось, что она ругается. Весьма грязно.

Усмешка появилась на его губах, но мужчина скрыл ее, выпуская сигаретный дым.

Ему нравилось, когда она сердилась. Александр ничего не мог с собой поделать, но ему нравилось доводить Ярину, потому что, когда ему удавалось затащить ее, возмущенную, в кровать, это было нечто… Хотя, и в любом другом настроении, секс с ней был подобен фейерверку. Даже странно было, откуда в такой миниатюрной девушке, столько эмоций и страсти. Но он был бы дураком, если бы решил жаловаться.

За эти два месяца, Александр даже не вспомнил ни разу, что он не из тех, кто хранит верность. Ему стало, как-то, не до остальных женщин. Он не мог насытиться Яриной.

И судя по тому, как она ему отвечала, у малышки была та же самая проблема.

Александра все устраивало в таком положении вещей, абсолютно. И ничего не хотелось менять. А вот Ярина была чем-то недовольна, хоть мужчина и не мог вникнуть в суть этого возмущения. Что и было единственной причиной их разногласий, зато, постоянной.

— Ярь, — он встал с кровати, кладя сигарету в пепельницу, и обнял ее, крепко прижимая спиной к своему возбужденному телу. — У меня есть более интересная идея. Давай потом поговорим, а? — Алек уткнулся лицом в ее волосы, пахнущие разнотравьем.

— Нет, Саша. — Ярина развернулась, и высвободилась из рук мужчины, произнося его имя с акцентом так, как только она Алекса и называла. Говорила, что у нее на родине, где Ярина провела первые десять лет жизни, именно так и произносят это имя. Алекс не был против. Ему это даже нравилось. — Я не могу так больше.

Девушка отступила на шаг, и сердито вскинула голову. Это смотрелось смешно, она едва доставала ему до плеча подбородком, но вот упрямства и стойкости характера, в ней было побольше иных мужчин под два метра ростом.

— Меня бы убили, если бы узнали, что я встречаюсь с парнем не из диаспоры. Но спустя какое-то время, все же смогли бы простить, возможно… я не уверена, но надеюсь на это. Но мы…, - она вскинула руки, не в силах сдержать темперамент. Однако добилась этим лишь того, что все его внимание переключилось на ее грудь, которую венчали напряженные соски. Черт, ему стоило сосредоточиться. Сегодня она была не такой, как всегда. Но…, Алек просто не мог думать о чем-то серьезном, когда так хотел втянуть эти вершины себе в рот, и облизывать их, прикусывать, ласкать… Иисусе! У него явные проблемы с вниманием. — Мы же даже не встречаемся! Я просто так, «что-то»! То, чем можно хорошо заполнить время между расследованием, и ночи, когда у тебя нет дел. Я так больше не могу, Саша. Я даже не могу сказать своим родителям, с кем провожу время. Просто потому, что мне нечего им сказать. Я устала. Нам пора определяться. Отношения — это нечто большее, чем классный секс, ты не считаешь? — Ярина склонила голову набок, всматриваясь в него. — Ты даже не слышишь меня, да? — С какой-то, грустной улыбкой произнесла она. — Я что, для тебя только вот это…? — Она махнула рукой в сторону кровати. — Классное тело для классного секса, и только?

Ему стоило взять себя в руки, и доказать ей, что это не так. Потому что, все, в самом деле, было иначе. Она не была для него придатком к постели… Но и кровать значила много… А, чтоб его! Александр и правда, ни слова не слышал из того, что она говорила до этого.

— Ярин, ну что за глупости? — Алекс протянул руки, снова обнимая девушку. — Ты же знаешь, что это неправда. Уверен, Лина давно просветила тебя, насколько ты уникальна. — Он с довольной улыбкой погладил ее по скуле, чувствуя, что Ярина начинает понемногу расслабляться под его пальцами. — Так что у тебя за проблемы с диаспорой? Приходили из департамента? Хочешь, я поговорю… Ау! — Алек выдохнул, напрягая мышцы, когда она со всей силы стукнула его кулачком по груди. — За что?!

— Ты опять ни черта не слушал! — С гневом в голосе проговорила Ярина, обиженно на него глядя, и отступила на два шага, натягивая свитер.

Вот теперь она была и правда зла. И казалось сомнительным, чтоб благосклонно отнеслась к его попытке уговорить ее задержаться.

Александр выругался про себя, лихорадочно пытаясь вспомнить, что же она рассказывала. Он точно слышал что-то про родных и про диаспору, вот и решил…

Он не был знаком с родителями Яри. Она стеснялась того, что имела отношения с мужчиной не из диаспоры. Хотя, положа руку на сердце, Алекс не мог не признать, что сам не предпринимал ни одной попытки, чтобы познакомиться или сблизиться с ее родными. Он и без того был доволен всем, чтоб что-то усложнять. Но ему точно было известно, что только у Ярины, из всей семьи, был настоящий паспорт. Остальные находились в Румынии полулегально. Она не знала, что ему это известно.

Не то, чтобы Александр собирался об этом сообщать. Хоть и должен был бы. Он никогда бы этого не сделал. Почему? У мужчины не была ответа на это. Просто, не хотел бы расстраивать Ярину, или приносить ей новые проблемы никому не нужным рвением.

Придется признать, что он не слушал ее. Как и всегда. Яря права, Алекс в самом деле, не очень серьезно относился к их общению. Если, конечно, не считать… Стоп. Даже в мыслях сейчас не стоило возвращаться к кровати.

— Ярин, прости, правда. Просто, когда ты рядом вот в таком виде, мне достаточно трудно сосредоточиться. — Он подошел впритык к девушке и прижался лбом к ее затылку, гладя ладонями плечи девушки. Она замерла, и он слышал, что дыхание Ярины сбилось, как и всегда от прикосновения Алека. Но она не обернулась, чтобы поцеловать мужчину. Сжала пальцы в кулаки, чтобы не дотронуться до его ладони, накрывая. Это было плохим признаком.

Может Алекс и был бесшабашным и ветреным в отношениях, но он был следователем, и умел замечать детали. Он умел делать из этих деталей выводы. И то, что мужчина видел сейчас — его не радовало.

— Яря? — Он напрягся, впервые ощущая неуверенность.

Именно Алекс всегда был инициатором разрыва отношений…, хотя, что там разрывать-то было, после одной-двух встреч. Но с ней, с Яриной все было не так, иначе. И пусть Александр еще не готов был согласиться с тем, что есть нечто большее, чем просто приятное время вместе, он, определенно, не хотел, чтобы что-то менялось в их отношениях.

— Ярь, я обещаю, что буду внимательней. Правда. Давай проведем время так, как ты хочешь. Скажи, и мы все сделаем. Серьезно. — О, ему будет сложно сдерживаться, но Алек был готов постараться. Лишь бы она выбросила дурные мысли из головы.

А в том, что таковые в ее разуме имелись, было весьма очевидно, исходя из того, что Ярина так и не посмотрела на него.

— Саша… — Она повернулась, осторожно высвобождаясь из его объятий. — Я хочу быть с тобой, хочу проводить время вместе, и не хочу, чтобы наше общение, как бы это ни было супер, ограничивалось только постелью.

— А ты считаешь, что это супер…? — Он не удержался от того, чтобы подколоть ее, вздергивая бровь и усмехаясь. Но тут же пожалел об этом, видя, как Ярина на него посмотрела. — Ладно. — Алек поднял руки, прерывая возмущение девушки. — Я понял. Но мы же не только в постели с тобой валялись. Мы еще гуляли…, - он попытался вспомнить, куда водил ее в последнее время. И не смог. Черт! Он был, определенно, в самой заднице. Все улики свидетельствовали против следователя… — Мы часто бываем в участке… — Болван. Нашел, что вспомнить. Александр готов был удариться головой об стенку за подобные озарения мыслей.

arrow_back_ios