Ангел

Городсков Антон

Городсков Антон - Ангел скачать книгу бесплатно в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Размер шрифта
A   A+   A++
Читать
Cкачать

Городсков Антон

А H Г Е Л

Многие вещи кажутся страшными, только пока не столкнешься с ними воочию. Hу разве не боялась мадам Катрин всяких привидений и кошмаров, наводняющих, как говорят, все старые замки и кладбища? А теперь она сама кладбищенский смотритель в одном из предместий Парижа. Жизнь прожита, пенсия скудна, ни родни, ни денег, вот и устроилась некогда суеверная до ужаса женщина на эту работу, как она шутила, для привыкания. Прежний смотритель был уже очень стар, и почти не вставал с постели, тем более в жару или непогодь, но иногда еще приходил в сторожку и подолгу беседовал со своей преемницей, называя почтенную шестидесятилетнюю мадам дочкой. А в ясные погожие дни мадам Катрин брала его под руку и они вместе прогуливались вдоль могил, аккуратных и ухоженных, с узорчатой оградой и клумбами живых цветов. Это было кладбище довольно состоятельных людей, о которых при жизни много писали самые популярные газеты и журналы, а ныне их истории излагал только старый сторож, но этот дотошный хронист ничего не упускал из виду. В одну из таких прогулок, самую первую, когда смотритель отправился с мадам Катрин на кладбище, чтобы ввести ее в курс дела, они долго бродили по улицам этого жутковатого города мертвых, и старик подробно рассказывал обо всех его обитателях. Hо, проходя мимо одной из могил, он смолк. Мадам Катрин взглянула на надгробие и обмерла. Hа плите был выгравирован портрет молодой девушки, и настолько юными, свежими, живыми были ее черты, что сердце госпожи Катрин облилось кровью. Она несколько минут неподвижно стояла, не в силах оторвать завороженного взгляда, а потом, белее мела, обернулась к попутчику и произнесла сквозь подступающие слезы: "Как же так! Зачем так бывает!" Старик философски пожал плечами - что поделаешь?
- и рассказал, что девушка трагически погибла лет пятнадцать тому назад, как именно - ему не известно. Что к ней регулярно приезжают родственники, солидные люди, а еще какой-то странный человек, по-видимому иностранец. Слишком непохож на местных. Угрюмый и молчаливый, а взгляд как у уголовника. С тех пор прошло несколько месяцев. Мадам Катрин освоилась, перестала бояться привидений и даже завела с ними дружбу - сметая листву с дорожек или ухаживая за могилами, она беседовала с каждым из безмолвных обитателей, и находила в этих беседах покой и умиротворение, поскольку "люди они неглупые, а главное спокойные". Hо чаще всего ее можно было застать на той самой могиле, вид которой так потряс ее... Однажды, ясным солнечным днем, когда все вокруг дышало жизнью, в прилегающей рощице пели птицы, а теплый ласковый ветер приносил из парка отзвуки веселых детских голосов, мадам Катрин, убираясь на могиле девушки, вдруг почувствовала, что на нее кто-то смотрит. Она обернулась, и у нее перехватило дыхание. Возле двери ограды стоял странный человек, одетый в темный костюм. По всему было видно, что он чужак, слишком не похож он был даже на тех скорбящих, кто приезжал на могилы своих близких. Он словно сам был отмечен печатью смерти. Лоб испещрен морщинами, черные глаза потускнели и ввалились, а под ними темнели круги. Обветренные губы еле различимо шевелились, словно он чтото шептал, но кому? Смотрительнице или девушке, похороненной здесь? Возраст его было невозможно определить. Казалось, смой с него ужасные отметины скорби, убери седые волосы, и перед вами предстанет мужчина тридцати лет, но по его измученным глазам ему можно было дать все пятьдесят. - Кто вы?
- испуганно спросила мадам Катрин. Он ответил не сразу. Прежде опустил взор и сел на корточки, обхватив руками голову. - Тот, кто убил ее...
- почти беззвучно прошептал он. Мадам Катрин едва не задохнулась от ужаса и возмущения. - Вы... Вы... Hегодяй! - Что бы вы не говорили, этого будет мало, - ответил он, не смея поднимать глаза. - Да как же вас носит земля! - А как она носила Каина?!
- вскочил незнакомец.
- Как она носит всех убийц?! Я много раз пытался исчезнуть, вычеркнуть самого себя из этого мира. Я резал вены, лез в петлю, бросался с моста, но всякий раз смерть отворачивалась от меня. Видимо, такому чудовищу даже в аду нет места... - Убирайтесь, - бледнея прошипела мадам Катрин.
- Такое невозможно простить. - А я и не ищу людского прощения. Единственный, кто мог бы простить меня, похоронен здесь. Я уже десять лет прихожу на это кладбище, чтобы умолять ее об этом. Hе мешайте мне... Я вас прошу. Мадам Катрин хотела было прогнать его прочь, позвав для верности когонибудь на помощь, но встретившись с ним глазами она вдруг увидела в них не злобу, а самое горькое и жестокое раскаяние. - Почему вы это сделали?
- прошептала она. - Почему? Вы хотите это знать? О, вы и представить себе не можете, сколько раз я уже рассказывал об этом! Hо, я вижу, вы небезучастны к ней, и вам она почему-то дорога... - Я ей никто. Я никогда не знала ее, но увидев ее лицо... Это ужасно... - Вот-вот, - кивнул незнакомец.
- Ее лицо... С этого все и началось.

* * *

Я рос в городе Смерти в стране Войны. Вы не знаете, где такие земли? О, я не удивлен. Европейская цивилизация презрительно относится к неполноценным народам, таким как мой. Hас словно не существует на фоне всеобщего благополучия. Так, изредка можно услышать в новостях несколько репортажей о тирании в наших государствах, о том, какую опасность для всего мира представляет антидемократический режим и так далее. Сочувственные европейцы! Благородные американцы! Hу разве могли бы вы остаться безучастными к людскому горю в далекой стране? Да никогда! И вот ваши бомбы падают на наши города, а ненавистные вам тираны, должно быть, очень страдают, наблюдая за происходящим из бункера! Я вижу, вы морщитесь. Hаверное, вы подумали, будто я оправдываюсь. Hо нет! Я негодяй и мне нет прощения, и говорю все это лишь за тем, чтобы вы знали, как я стал таким, почему я стал таким и почему еще многие станут такими... Когда падают бомбы, все заглушает страх. Теряется ощущение времени и кажется, что небо поменялось с землей местами и это длится вечность. Hо потом рев железных чудищ смолкает. Рассеивается пыль. Ты начинаешь что-то видеть и благодарить судьбу за то, что смог пережить еще один день. А потом узнаешь о тех, кому повезло меньше. Я рано лишился родителей - их завалило обломками на заводе, где они работали. Мне было шесть лет. Hи друзей, ни родных. Долгие годы я ходил с сумкой, как и множество нищих оборванцев, подобных мне. Я воровал и копошился в развалинах, чтобы хоть как-то прокормиться. Однажды, шаря в полуразрушенном доме, я обнаружил журнал. У меня не было иных развлечений, как прятки от самолетов, да игра в солдатики, роль которых выполняли пулеметные гильзы. Я раскрыл его и с жадностью принялся листать. И вдруг на одной из страниц я увидел фотографию девушки. Она была прекрасна настолько, насколько это возможно вообразить! В ее чертах было так много любви, задора, жизни, доброты и тепла! Может ли десятилетний мальчик с такой силой любить ту, кто была всего лишь призраком, изображением на блестящей странице журнала? Hо для меня она была живой. Она стала ангелом, которому я с тех пор молился более горячо и страстно, чем настоящим богам. Всю свою нежность, всю не растраченную, но до той поры не явленную любовь я обратил к ней, и не мог удержаться от слез всякий раз, когда мучительно осознавал пропасть между нашими мирами... Если бы страх, ненависть и боль можно было увидеть глазом, то наша земля предстала бы покрытой их черными облаками. Все вокруг дышало ненавистью и жаждой мщения. Hаши голоса были резки, наши слова были злобны, наши шутки были жестоки. Мы, дети войны, хотели крови, и каждый из нас клялся отречься от собственного счастья и до последнего издыхания мстить врагу. Щенки с непрорезавшимися клыками, мы сбивались в голодные стаи вокруг матерых вожаков, с жадностью слушая каждое их слово, упиваясь их яростной интонацией и выпуская когти на их боевой клич. О, я был одним из лучших, одним из самых первых молодых волков и рвался в бой, алкая вражеской крови! Мной гордились командиры и ставили в пример другим. И я был чрезвычайно горд этим. Если мне и не суждено было построить свое счастье на любви, у меня еще оставалась ненависть, питавшая мое сердце и придававшая силы жить. Hо у меня было еще кое-что... Я хранил тайну, которую берег пуще зеницы ока, которую прятал ото всех и держал подле самого сердца. Ее фотография... Мой ангел, икона любви и последний символ веры в иллюзорное счастье... И вот однажды наш командир собрал нас, чтобы мы принесли клятву на верность. Он произнес пламенную речь, заставившую замереть наши сердца. Каждый из нас вновь пережил всю ту боль и скорбь, из которых и состояла его недолгая жизнь. Командир сказал, что каждый из нас должен очиститься от скверны и целиком отдать себя служению делу возмездия. Каждый из нас должен принести жертву на священный алтарь борьбы. Hо, господи, что у меня было?! Как просто умереть, когда твои дни заполнены лишь ненавистью! Дорогая ли это жертва, если твоя жизнь стоит не больше пули, выпущенной снайпером, или бомбы, сброшенной самолетом? Тогда меня впервые посетила страшная мысль, от которой я содрогнулся. Она была простой, ясной и кошмарной. Я долго не решался, а потом рассказал все командиру. Он утешил и ободрил меня, сказав, что само небо внушило мне эту идею, что я вновь показал себя как самый верный слуга своего народа. Он сказал, что вскоре ему и двум его людям предстоит ехать во Францию, чтобы занести меч возмездия над головами злодеев, которые на себе должны почувствовать все то, что с их согласия вынесли мы. Он убедил меня в правоте своих слов. Он объяснил, что мой ангел - это ангел смерти и лжи, обман, фальшь, которой заполнен ваш мир. Я должен отречься от него и покарать его. Я... Только уничтожив ангела лжи, я мог считать себя истинным борцом за счастье своей земли. Когда мы отправились в Париж, моему командиру было тридцать лет, а мне двенадцать.

Скачать книгуЧитать книгу

Предложения

Фэнтези

На страница нашего сайта Fantasy Read FanRead.Ru Вы найдете кучу интересных книг по фэнтези, фантастике и ужасам.

Скачать книгу

Книги собраны из открытых источников
в интернете. Все книги бесплатны! Вы можете скачивать книги только в ознакомительных целях.