Содержание

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Ордена Трудового Красного Знамени

Институт востоковедения

«По следам исчезнувших культур Востока»

Серия основана в 1961 году

Л. Е. Куббель

«СТРАНА ЗОЛОТА» -

века, культуры, государства

2- е издание, переработанное и дополненное

Москва

«НАУКА»

Главная редакция восточной литературы

1990

Редакционная коллегия

К.З. А шрафян, Г. М. Бауэр, Г. М. Бонгард-Левин (председатель),

Р. В. Вяткин, Э.А. Грантовский, И.М. Дьяконов. И.С. Клочков (ответственный секретарь), С.С. Цельникер

Издание подготовлено Е.Н. МЯЧИНОЙ Рецензент С. Я. КОЗЛОВ

Утверждено к печати редколлегией серии «По следам исчезнувших культур Востока»

Куббель Л.Е.

К 88 «Страна золота» — века, культуры, государства. — 2-е изд., перераб. и доп. — Предисл. Н.М. Гиренко. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1990, — 239 с.: ил. — (По следам исчезнувших культур Востока)

I5ВN 5-02-016730-4

Книга посвящена истории цивилизаций, созданных африканскими народами в средние века в Западном Судане. С первой половины 1 тысячелетия здесь сменяли друг друга богатые и могущественные государства — Гана, Текрур, Мали, Сонгай... До открытия Америки золото Судана было одним из главных двигателей мировой торговли. В долинах Нигера и Сенегала, на южных окраинах Сахары существовали крупные города, развитое ремесленное производство, шла оживленная духовная жизнь.

ББК 63.3(6)

Несколько слов об авторе этой книги

Предлагаемая читателю книга впервые увидела свет в 1966 г. в серии «По следам исчезнувших культур Востока». Она имеет свое предисловие и по своему характеру не нуждается в дополнительных комментариях. После 1966 г. автор в научных статьях разработал более подробно многие сюжеты, лишь упомянутые в этой книге, выпустил крупную монографию, посвященную государству Сонгай, после крушения которого в Западном Судане, как и в целом в Африке южнее Сахары, начинает утверждаться новая историческая эпоха — колониальное общество. Несмотря на значительный срок, прошедший после выхода первого издания, эта книга не утратила значения. В свое время она привлекла интерес многих людей к средневековой истории африканского континента, и ее повторное, дополненное издание, несомненно, послужит новым стимулом роста внимания к исследованию прошлого Африки, ее роли во всемирной истории.

Как и любое творение человека, книга всегда хранит и отражение образа ее создателя. Зная автора, мы несколько иначе, чем незнакомые с ним люди, воспринимаем ее текст, особенно если речь идет об изложении исторических событий. Это изложение имеет, безусловно, личностную окраску, отражает не только описываемую эпоху, но и время, в котором жил сам историк. Л.Е. Куббель, много сделавший в такой сложной области исследований, как источниковедение африканской истории, был хорошо знаком с этим явлением. Поэтому хочется, чтобы читатель этой книги имел бы некоторое представление об образе ее автора, создавшего ее двадцать лет тому назад и совсем немного не дожившего до ее переиздания.

В конце ноября 1988 г. многие сотрудники Ленинградской части Института этнографии АН СССР, и в особенности африканисты, начинали свой рабочий день с вопроса: Куббель не появлялся? Конец года; всех волнуют планы на будущее. И все знают, что должен появиться приехавший в командировку Л.Е. Куббель — крупнейший авторитет в африканистике и специалист, способный дать профессиональную консультацию по вопросам всемирной истории, философии, теории и истории этнографии, наконец, просто умный и порядочный человек, с которым приятно и полезно посоветоваться. Роль безотказного консультанта, конечно, отнимала много времени, столь ценного в командировке, и Л.Е. Куббель иногда скрывался в «научном подполье» — в библиотеках, где приставать с расспросами не принято. Однако по складу характера он не мог оставить коллег без удовольствия появляясь в институте. Точнее, сначала, как правило, «появлялся» знаменитый веселый и по-юношески задорный смех крупнейшего специалиста, и только потом возникал он сам с поцелуями старым друзьям, улыбкой коллегам, рукопожатиями, готовый отдать себя расспросам на любые темы — от международной и внутренней политики до последних новшеств в редакционно-иэдательской деятельности московских учреждений. Так было и на этот раз. Снова слышали мы на институтской лестнице «львиный» смех, а вслед за ним встречали пританцовывающего и покачивающегося с ноги на ногу веселого, бодрого, слегка стеснительного от внимания к нему, Льва Евгеньевича Куббеля, славно отдохнувшего недавно, по его заявлению, в одной из московских больниц. Снова начались серьезные разговоры, перемежающиеся житейскими байками. Беседы продолжались и до вечера 22 ноября. Часть консультаций относительно возможности привлечения известного всем доктора наук к рецензированию, оппонированию, редактированию и пр. была перенесена на следующий день. Но 23 ноября входящие в институт уже встречались с веселыми глазами Л.Е. Куббеля на траурной фотографии с датами: 1929—1988.

Здесь, в Ленинграде, в 1957 г., после окончания Ленинградского университета и непродолжительного периода работы в "Резинпроекте", Л.Е. Куббель начал свою научную деятельность и десять лет работал в секторе Африки над арабскими источниками по истории континента. В 1966 г. он переехал на работу в Москву, но всегда поддерживал тесные связи с родным городом. Через 23 года судьба распорядилась так, что на ленинградских коллег и друзей легла скорбная честь проводить доктора исторических наук Л.Е. Куббеля из зала Африки в его последний путь. Такова последняя страница жизни автора книги, о котором будет написано еще немало.

Он — лирик, увлеченный романтикой путешествий, тайнами средневековой арабистики, азартом исторического исследования. Но он же — и строгий, подчас сухой в научных построениях исследователь, который мог говорить о параллелях в социальной истории и корпускулярно-волновой теории света. Можно утверждать, что главным объектом его научного интереса были средневековые государства Западного Судана, и отчасти это справедливо, так как по этому предмету были защищены и докторская, и кандидатская его диссертации. Тем не менее такое утверждение — упрощение. Множество работ автора этой книги посвящено проблемам общей этнографии, истории первобытного общества, методологии и истории науки. В восьмидесятые годы он начинает интенсивно разрабатывать в своих статьях совершенно новое направление, не укладывающееся в какие-либо региональные рамки, — переходит к исследованию потестарно-политической культуры.на широком сравнительно-историческом материале. За день до своей кончины он уже одаривал друзей солидной монографией по этой теме и с увлечением рассказывал о новой проблеме, которой намеревается заняться в ближайшее время.

По энциклопедичности знаний, будучи нашим современником во всем, он близок крупным ученым прошлого и усвоил много черт от своего учителя в африканистике, члена-корреспондента АН СССР Дмитрия Алексеевича Ольдерогге. По характеру анализа материала, предмету и методам исследования он, несомненно, ученый нового поколения. Такое сочетание встречается редко, тем более когда оно соединено с добрым и отзывчивым сердцем. Вероятно, поэтому огромная часть времени Л.Е. Куббеля уходила на постоянные консультации, обширную редакционно-издательскую работу в журнале «Советская этнография» и других издательствах. Им самим опубликован не один десяток рецензий на книги советских и зарубежных ученых, благо основными европейскими языками он свободно владел с ранних лет. Предисловиями, послесловиями, комментариями он представил советскому читателю многих путешественников и исследователей — классиков истории и этнографии, что само по себе является важным вкладом в развитие отечественной науки.

Особо следует сказать об отношении Л.Е. Куббеля к так называемым популярным изданиям. Такие издания и строго научные труды всегда были для него важными и взаимодополняющими областями знания истории, неспособными к нормальному развитию одно без другого. С таким пониманием этого сочетания согласятся многие, но, осознавая всю сложность соединения этих двух видов деятельности, большинство предпочтут остановиться на чем-нибудь одном— либо исследовании, либо популяризации. Мало кому дано удивительное счастье, оборачивающееся каждодневным тяжелым трудом, сочетать в себе увлеченность исследователя историей и вкус к ее популяризации. Этим счастливым талантом сполна обладал Л.Е. Куббель. Его популярные работы, как и предлагаемая читателю, отражают уровень знаний, достигнутый к этому времени «строгой» наукой, мировые достижения в данной области. Сколь бы легко они ни читались, сколь бы ни была увлекательна форма, это всегда пропаганда действительно научных идей, и в этом смысле — без скидок на жанр или специфику аудитории. На страницах книги читатель найдет кредо самого автора: «историю нельзя ни улучшать, ни ухудшать; всякая попытка приукрасить ее, пусть даже из самых лучших побуждений, ведет к искажению действительной картины». Тем не менее, к сожалению, у Л.Е. Куббеля было слишком мало времени для создания таких публикаций. Поэтому, упоминая научно-популярные работы этого большого ученого, можно говорить скорее о его отношении к этому виду работы, о его далеко не реализованных возможностях, о гражданской позиции. Всю творческую жизнь Л.Е. Куббеля определяли стремление к созданию действительной картины исторического процесса, жажда познакомить людей как с результатами собственного научного поиска, так и с вкладом в развитие науки других исследователей прошлого и современности. Такая позиция служила ему постоянным источником оптимизма, которым Л.Е. Куббель в своих работах, в научной деятельности, просто в жизни щедро делился со всеми, делился даже тогда, когда самому было больно от недугов, производственных или житейских неурядиц. Поэтому статьи и книги, все то, что успел сделать в жизни этот ученый, еще долго будут служить науке и людям.

arrow_back_ios