Содержание

Волознев Игорь Валентинович

Рыцарь-Башня

Аннотация. Земли норманнов подверглись нашествию неизвестного народа, руководимого колдуном-оборотнем. Главной боевой силой пришельцев является исполинский рыцарь в каменных доспехах. Он сокрушает всё на своём пути. Войско конунга Ингварда разгромлено, сам он попадает в плен. Его заставляют присутствовать при страшном пиршестве великана, когда десятки и сотни беспомощных пленников отправляются в пасть чудовищу. Конунг и его оруженосец бегут из плена и идут по следу свирепого исполина...

В сборник входят три повести, написанные в жанре фэнтези: "Рыцарь-Башня", "Карлик императрицы" и "Крокки из Рода Барса, или Мир оборотней". Издававшиеся в разных журналах почти 20 лет назад, сейчас они практически неизвестны читателю. Эта публикация - попытка воскресить их из небытия. Все тексты заново отредактированы. Кардинально изменено окончание повести "Рыцарь-Башня".

Содержание:

Рыцарь-Башня

Карлик императрицы

Крокки из Рода Барса, или Мир оборотней

РЫЦАРЬ-БАШНЯ

Старинные норманнские хроники повествуют о нашествии на земли конунгов неведомого народа, приплывшего из-за моря на длинных парусных судах с вырезанной на носу головой страшного великана. Народ этот назывался кроклохами, а великан был их божеством и покровителем, которому кроклохи молились и приносили человеческие жертвы. В хрониках сказано, что этот чудовищный исполин появлялся в разгар боя и нападал на норманнских воинов, убивая их сотнями. От одного его вида самые могучие богатыри разбегались в ужасе. Благодаря великану приморские государства одно за другим опустошались этим немногочисленным, но свирепым народом.

В землях, не затронутых нашествием, в существование великана верили не все. Одним из них был молодой конунг Ингвард. Когда до него дошли известия о появлении у его берегов кроклохских кораблей, он объявил, что слухи о великане распространяют сами кроклохи, чтобы посеять страх в сердцах норманнов. Он не медля собрал дружину и двинулся навстречу неприятелю. Уже сгущался вечер, когда его войско вышло к заливу, на глади которого стояли кроклохские суда. Множество лодок сновало по воде, перевозя с кораблей на берег низкорослых воинов в рогатых шлемах. Великана среди них не было, и Ингвард дал приказ к атаке, решив внезапным нападением опрокинуть врага в море. Натиск его конницы был столь стремителен, что ряды кроклохских воинов смешались. Пришельцы попятились, и лишь у самой кромки воды построились в цепь и выставили копья, с немалым трудом отбив атаку норманнов.

Между тем из леса вышла пешая часть войска Ингварда и ударила по кроклохам с фланга. Прижатые к морю, кроклохи оказали ожесточённое сопротивление. И всё же, теснимые конницей и пехотой, они отходили к воде, спешно грузились в лодки и отплывали к кораблям, с которых доносились крики, бой барабанов и надсадный рёв медных горнов.

Ингвард сражался в гуще битвы. Коня под ним убили, но и в пешем бою он разил врагов так же нещадно, как и из седла. Заметив невдалеке золочёные носилки кроклохского вождя, он кликнул Бодо - своего верного оруженосца, и вдвоём они ринулись к предводителю пришельцев.

Вождь был с ног до головы закован в железные доспехи. Рога на его шлеме, смазанные горючим маслом, горели синим пламенем. Вождь восседал неподвижно, сохраняя величественную позу, и только иногда поднимал руку и пронзительным голосом выкрикивал приказы.

Ингвард и Бодо прорубились к носилкам так быстро, что в окружении вождя возникла паника. В потёмках кроклохским телохранителям показалось, будто на них напал целый отряд. Вождь поначалу не обращал внимание на звон мечей у себя под боком, но затем обернулся и в упор посмотрел на конунга. В прорезях шлема сверкнули его глаза, до Ингварда донеслось угрожающее рычание. Вождь привстал, поднял меч и замахнулся, но Ингвард увернулся, попутно сразив одного из воинов, державших носилки. Носилки завалились, вождь с громким рёвом покатился по земле, преследуемый конунгом, а когда вскочил на ноги, Ингвард одним ударом выбил у него из рук меч, а другим - рассёк его шлем между рогами.

Поединка между государями не получилось: властитель кроклохов, оказывается, ничего не смыслил в воинских единоборствах! Ингвард разбил на куски остатки рогатого шлема, взял за жидкие волосы обмякшего, осоловело поводящего глазами вождя и приподнял его, показывая испуганной кроклохской свите. Затем поднёс к его горлу меч. Кроклохи упали на колени и завыли, умоляя пощадить их предводителя.

К Ингварду и Бодо пробились их товарищи. Кроклохские воины были окончательно оттеснены.

Бодо, давай сюда верёвку!
- крикнул Ингвард.
- Свяжем эту погань, отведём в город и повесим на площади при всём народе!

Битва, казалось, закончилась полной победой норманнов. Кроклохи бросались в море, оставляя на берегу убитых и раненых; лодки, переполненные отступающими, торопливо отчаливали от берега, сопровождаемые тучами норманнских стрел.

Но всё громче звучали с кроклохских кораблей крики, грохот и рёв боевых горнов. Норманны в недоумении прислушивались к ним. И вдруг, словно в ответ на этот шум, из-за мыса послышалось громоподобное рычание и показались десять больших кораблей, соединённых вместе широкой платформой. Воины Ингварда ахнули в ужасе. На платформе стоял чудовищного вида великан ростом с башню, поводил головой и время от времени издавал угрожающий рев.

На платформе горели десятки факелов, освещая исполина. Его тело с ног до головы было покрыто каменным панцирем. Шлем походил на бадью с плоской зубчатой верхушкой; щель для рта, из которой вырывался ужасающий рёв, была непроницаемо черна; глазные щели, похожие на бойницы, светились багровым огнём. В мощных руках великан держал палицу величиной с могучий дуб. Не дожидаясь, когда платформа достигнет берега, он сошёл в воду и погрузился в неё по самые плечи. Медленно идя по дну, он постепенно вырастал из воды, и рёв его делался всё яростнее и грознее.

Когда же он вступил на мелководье и поднялся во весь свой громадный рост, норманнское войско пришло в неописуемое смятение. Многие сразу обратились в бегство. Некоторые пытались оказывать сопротивление: метали в великана копья и стрелы. Но те не причиняли чудовищу вреда, отскакивая от его брони.

Увидев великана, Ингвард застыл в изумлении.

Что? Не ожидал?
- резким визгливым голосом завопил связанный кроклохский вождь и расхохотался.
- Думал, нас так легко одолеть? С нами наш бог и покровитель, а вы все жестоко поплатитесь за своё неповиновение!

Страшно ревя и замахиваясь своей гигантской дубиной, великан двинулся на норманнов. Вслед за ним с кроклохских кораблей отчаливали лодки с воинами и плыли к берегу.

Государь, бежим!
- кричал перепуганный Бодо.
- Нам не справиться с нечистью!

Конечно, вы не справитесь с нами, - сказал кроклохский вождь, - поэтому стань на колени, конунг, и склони шею, чтобы я мог вонзить в неё свои зубы и напиться твоей благородной крови!

Его хохот вдруг сделался надсадным писком. Ингвард перевёл взгляд с великана на пленника и отшатнулся: тот превратился в большую летучую мышь! Пронзительно пища, тварь выбралась из доспехов и расправила перепончатые крылья. Маленькое сморщенное личико злобно кривилось, глаза пылали огнём, выпячивался круглый живот.

Мышь взмыла в воздух и с яростным писком кинулась на Ингварда. Конунг был настолько потрясён, что не успел увернуться. Получив удар лапами по голове, он опрокинулся навзничь. Бодо поднял меч, но оборотень взмахнул крыльями и чёрной тенью взмыл в небо. Какое-то время он кружил над полем битвы, а потом устроился на шлеме великана и оттуда стал наблюдать за избиением норманнов.

Гигантское чудовище не ведало жалости. Каждый удар его палицы оставлял на поле боя с десяток бездыханных тел; ещё больше трупов оставляли подошвы его могучих ног. Тут побежали даже храбрейшие из норманнских воинов. Ингварду ничего не оставалось, как последовать за остальными.

Победа кроклохов была полной. Сопротивлявшихся убивали, сдавшихся связывали и отводили к берегу. Конунга и Бодо, хотя те и оказали отчаянное сопротивление, не убили, а тоже связали и поволокли к другим пленникам.

К ним подлетела летучая мышь, кинулась на землю и обернулась человеком.

Этих не трогать!
- проревел оборотень, показывая на них пальцем.
- Они мои! Я сам заберу у них жизнь!
- Он подскочил к Ингварду и наклонился над ним, скаля в ухмылке клыкастый рот.
- Теперь-то ты понял, непокорный, что моё могущество беспредельно? Ты и твои людишки пойдут вот сюда, - он похлопал себя по животу.
- Мы с моим покровителем поживимся вами! Мы страшно голодны, а людишек у тебя немало! И все они достанутся нам!

И он снова захохотал.

Почему я сразу не заколол тебя, проклятый колдун...
- в отчаянии стонал конунг, силясь порвать связывавшие его путы.
- Погоди, найдётся на тебя меч...

Из-за облаков показалась луна и мертвенным белым светом озарила место недавнего побоища. Там, где ещё час назад ликовали соплеменники Ингварда, уже почти опрокинув в море захватчиков-кроклохов, теперь простиралось поле трупов. Среди них немало было и кроклохских: великан в потёмках давил всех подряд, не разбирая. Теперь он бродил, поводя головой в шлеме и выискивая врагов. Заметив где-нибудь уцелевшую горстку норманнов, пробиравшихся сквозь вересковые заросли, он разражался грохочущим смехом, шёл к беглецам и вдавливал их в землю своей страшной ногой. Кроклохи отвечали ему победными криками и рёвом труб.

Ингвард в отчаянии приник лицом к земле и затрясся от беззвучных рыданий. Оборотень самодовольно ухмылялся. Он замыслил не убивать Ингварда сразу, а вначале показать ему кровавое жертвоприношение Рыцарю-Башне. Предводителю кроклохов хотелось вдоволь насладиться душевными муками своего поверженного противника.

Ночь миновала. Из-за леса поднялось туманное красное солнце. Кроклохи вереницами углублялись в страну Ингварда, по пути захватывая новых пленных. В унылых рядах шли почти одни женщины, дети и старики; мужчины пали в ночной битве на берегу залива. Стон и рыдание далеко разносились по горной стране. Связанные по рукам и ногам Ингвард и Бодо ехали в обозе посреди кроклохского воинства. За ними несли золотые носилки с оборотнем. А позади всех шёл могучий, как гора, чёрный великан, одним своим видом нагоняя страх на тех смельчаков во встречных селениях, которые собирались защищаться. Обнесённые частоколами деревни сдавались без боя. Кроклохи сгоняли их жителей в общую толпу пленных, а дома сжигали.

arrow_back_ios