Содержание

— Ну! куда ни шло! еще четыре пенса! воскликнулъ одинъ изъ широкомъ, закуривая трубку и, при конц игры, обращаясь къ своему противнику. — И иной подумаетъ, что счастіе твое насыпано въ перечницу, и что когда теб оно понадобится, то стоитъ только потрясти эту перечницу — и счастіе передъ тобой.

— Да, это было бы недурно, отвчалъ другой игрокъ, онъ же и лошадиный барышникъ изъ Эйлингтона.

— И въ самомъ дл, очень бы недурно было, замтилъ веселый сосдъ игроковъ, окончивъ въ это время свой обдъ и, попивая вмст съ женой своей горячій грогъ изъ одного стакана. (Врная подруга его попеченій и заботъ принесла обыкновенное количество этой живительной влаги въ огромной каменной фляжк, въ полъ-галлона.) Мистеръ Вокарь, ты, я вижу, чудный малый: не хочешь ли взглянуть на дно вотъ этого стаканчика?

— Благодарю васъ, сэръ! отвчалъ мистеръ Вокаръ, оставляя свою ложу и приближаясь къ другой, чтобы принять предлагаемый стаканъ. — Ваше здоровье, сэръ, и вашей доброй супруги. джентльмены! ваше здоровье; дай Богъ всмъ вамъ добраго счастія. Мистеръ Виллисъ, продолжалъ «чудный малый», обращаясь къ молодому человку съ сигарой: — вы что-то не въ дух сегодня, — то есть упали духомъ, какъ говорятъ другіе. Скажите, сэръ, въ чмъ дло?

— Ничего, такъ; я вовсе не упалъ духомъ, отвчалъ курильщикъ. — Завтра меня выручатъ отсюда.

— И въ самомъ дл? спросилъ другой курильщикъ. — Желалъ бы я я сказать про свою персону тоже самое, да, кажется, нельзя. Я утонулъ какъ корабль «Ройялъ Джоржъ» на Портсмутскомъ рейд, и чтобъ выручить меня отсюда, нужно сначала вытащить со дна.

— А какъ вы думаете, почему я пробылъ здсь два дня? спросилъ молодой человкъ самымъ громкимъ голосомъ и внезапно остановившись.

— Да потому, я полагаю, что вы не могли выйти отсюда, отвтилъ мистеръ Вокаръ, подмигивая обществу. — Не потому, чтобы вы обязаны были оставаться здсь, но потому, что не было средствъ выбраться отсюда. Не потому, чтобы тутъ было принужденіе, а такъ, знаете, вы должны…. Э?

— Не правда ли, чудный малый этотъ Вокаръ? съ восхищеніемъ спросилъ свою жену мужчина, предложивши Вокару стаканъ грога.

— Дйствительно, славный человкъ! отвчала лэди, приведенная въ крайній восторгъ этими проблесками остроумія.

— Вы значитъ ничего не знаете, угрюмо отвчала жертва остроумія Вокара, бросая въ сторону сигару и дополняя слова свои ударомъ кружки по столу:- вы ровно ничего не знаете…. Дло мое въ своемъ род весьма замчательное: отецъ мой иметъ огромный капиталъ, а я — единственный сынъ его.

— Да, это весьма странное обстоятельство! замтилъ мимоходомъ мистеръ Вокаръ.

— Я единственный сынъ его и получилъ хорошее воспитаніе. Я не обязанъ ничмъ ни единой душ изъ цлаго свта; но меня заставили подписаться за друга на векселяхъ въ огромную сумму. И въ замнъ этой суммы я ровно ничего не получилъ. Какъ же вы думаете, каковы были послдствія?

— Я полагаю, что векселя пустили въ движеніе, а у васъ отняли его. Акцентаціи по векселямъ не были уплачены, и васъ арестовали… не такъ ли? спросилъ мистеръ Вокаръ.

— Совершенно, совершенно такъ, отвчалъ джентльменъ, получившій хорошее воспитаніе: — совершенно такъ! и вотъ, какъ вы видите, я очутился здсь; меня заперли за какую-то тысячу-двсти фунтовъ.

— Почему же вы не попросите вашего родителя поправить это дло? спросилъ Вокаръ съ видомъ скептика.

— Ахъ, помилуйте! это ровно ни къ чему не поведетъ: онъ никогда этого не сдлаетъ, съ горечью отвчалъ джентльменъ: — ршительно никогда!

— Право, это чрезвычайно странно, замтилъ владтель фляжки, составляя другой стаканъ грогу. — Я вотъ уже лтъ тридцать нахожусь въ весьма затруднительныхъ обстоятельствахъ. Сначала я оборвался на продаж молока; потомъ началъ торговать фруктами — и тоже неудача; наконецъ принялся за уголь и желзо, да, вотъ какъ видите, барыши мои на лицо. Но, признаюсь, я еще ни разу не видлъ молодого человка, который, попавъ въ подобное мсто, тотчасъ же не вышелъ бы отсюда, который былъ бы арестованъ за векселя, выданные другу, и который въ замнъ ихъ не получилъ бы ничего.

— Не говорите пожалуста! ныньче это почти всегда такъ длается, замтилъ Вокаръ: — и, право, я нисколько не вяжу пользы въ этомъ; напротивъ того, это меня бсятъ иногда. Я гораздо лучшее имлъ бы понятіе о человк, если бы онъ честнымъ и благороднымъ образомъ сказалъ мн сразу, что хочетъ обмануть меня.

— Конечно, конечно! сказалъ лошадиный барышникъ, съ понятіями котораго о барыш и продаж эта аксіома какъ нельзя лучше согласовалась. — Я совершенно одинакаго съ вами мннія.

Молодой джентльменъ, который подалъ поводъ къ этимъ замчаніямъ, приготовился было сдлать сердитое возраженіе на насмшки его собесдниковъ; но маленькое движеніе, произведенное другимъ молодымъ человкомъ, желавшимъ выйти изъ комнаты вмст съ женщиной, сидвшей у него, прекратило дальнйшія сужденія по этому предмету. Женщина; горько плакала; вредная атмосфера комнаты, дйствуя на ея разстроенныя чувства и нжное сложеніе, принудила эту чету оставить комнату.

Въ наружности ихъ замтно было особенное превосходство, до такой степени необыкновенное въ подобномъ мст, что въ комнат распространилось почтительное молчаніе, пока визгъ дверной пружины не возвстилъ, что разговоръ не долетитъ до нихъ. Молчаніе нарушено было женой бывшаго фруктовщика.

— Бдное созданіе! сказала она, запивая вздохъ глоткомъ грога. — И какая молоденькая!

— Да и, кажется, очень хороша собой, прибавилъ лошадиный барышникъ.

— За что онъ попалъ сюда, Эйки? спросилъ Вокаръ человка, который разставлялъ на столъ скатерть, испещренную горчичными пятнами, и въ которомъ мистеръ Габріэль Парсонсъ узналъ своего утренняго постителя.

— Это одно изъ самыхъ странныхъ обстоятельствъ, отвчалъ уполномоченный членъ правленія. — Онъ поступилъ сюда въ прошлую пятницу. Бгая по его длу туда и сюда, и усплъ пособрать изъ его исторіи кое-что отъ лакеевъ и еще кое-что и отъ постороннихъ людей, и сколько ма помнится, то вотъ какъ было дло….

— Но только пожалуста разсказывай короче, прервалъ Вокаръ, знавшій по опыту, что изъ всхъ лакеевъ Эйки въ своихъ разсказалъ былъ самый болтливый и неудобопонятный.

— Позвольте же, не мшайте мн, отвчалъ Эйки: — я начну и черезъ пять секундъ кончу. Вотъ, видите ли, отецъ молодого джентльмена — не забудьте, я говорю то, что мн самому говорили — и отецъ этой молоденькой женщины были между собой что называется зубъ-за-зубъ, ненавидли другъ друга какъ нельзя боле. Ужь не знаю какимъ образомъ случилось, что молодой джентльменъ, посщая другихъ джентльменовъ, съ которыми познакомился еще въ коллегіи, полюбилъ молоденькую леди; да и она къ нему была неравнодушна. Онъ часто видлся съ ней и спустя нсколько времени объявилъ ей, что онъ желалъ бы жениться на ней, если только она будетъ согласна. Она также нжно любила его, а потому дло устроилось очень легко, — такъ легко, что спустя полгода посл перваго знакомства они обвнчались безъ вдома своихъ родителей, — по крайней мр мн такъ сказано. Когда отцы услышали объ этомъ, то поднялась такая суматоха, что страхъ да и только. Первымъ дломъ: они хотли уморить молодыхъ съ голоду. Отецъ молодого джентльмена лишилъ сына всего; а отецъ молоденькой лэди поступилъ гораздо хуже: онъ не только ужасно бранилъ ее и поклялся, что никогда не увидитъ ее, но нанялъ одного молодца, котораго я знаю — да и вы, мастеръ Вокаръ, знаете его — и приказалъ ему пошататься во городу и скупить векселя и тому подобныя вещи, которыя молодой супругъ, въ надежд, что строгій родитель его современемъ пообойдется, выпустилъ въ свтъ; мало того; онъ употребилъ все свое вліяніе, чтобъ вооружить противъ кого другахъ людей. Слдствіе было такого рода, что молодой человкъ платилъ векселями пока могъ; ему некогда было оглянуться назадъ, между тмъ какъ бда быстро приближалась и наконецъ обрушилась на него. Его привезли сюда, какъ я уже сказалъ, въ прошлую пятницу, и я думаю, что даже теперь стоитъ у лстницы съ полдюжины его кредиторовъ. Я занимаюсь своимъ дломъ, прибавилъ Эйки: — пятнадцать лтъ, но, признаюсь, мн ни разу еще не случалось видть подобную мстительность.

— Бдняжки! воскликнула жена бывшаго угольщика, снова прибгая къ тому же превосходному средству для подавленія тяжкаго вздоха. — О, если бы они видли столько горя, сколько перенесли его я и мой мужъ, то право они привыкли бы къ нему не хуже нашего.

— Молоденькая леди довольно милое созданіе, сказалъ Вокаръ: — только она ужь слишкомъ нжна на мой взглядъ. Что касается до молодого джентльмена, то онъ черезчуръ печаленъ, чтобъ смяться надъ нимъ; онъ даже внушаетъ уваженіе къ себ.

— Смяться! воскликнулъ Эйки, въ двнадцатый разъ перемнившій положеніе ножа и вилки съ зелеными ручками для того только, чтобы пробыть подоле въ комнат, подъ предлогомъ, что онъ занятъ дломъ. — Мн кажется, что надъ нимъ уже довольно позабавились; да и скажите, мистеръ Вокаръ, можно ли смяться надъ нимъ, когда подл него сидитъ это бдное молодое созданіе? Взгляните на нихъ, вдь сердце такъ и обольется кровью. Я никогда не позабуду его появленія у насъ. Во вторникъ онъ написалъ къ ней, чтобы она побывала у него: и знаю это потому, что самъ относилъ письмо къ ней. Цлый тотъ день онъ былъ чрезвычайно безпокоенъ, а вечеромъ пришелъ въ контору и сказалъ Джакобсу: «сэръ, нельзя ли мн на нсколько минутъ воспользоваться отдльной комнатой, безъ, особенныхъ издержекъ? Мн хотлось бы въ этой комнат повидаться съ женой.» Джакобсъ взглянулъ на него такимъ взглядомъ, какъ будто хотлъ сказать имъ: «провались я на мст, если ты не скромный малый»; но такъ, какъ джентльменъ, занимавшій заднюю комнату, только что вышелъ отъ насъ, заплативъ за нее за цлый день, то Джакобсъ принялъ на себя важный видъ и сказалъ: «сэръ, я долженъ сказать вамъ, что отдавать безплатно отдльныя комнаты противно правиламъ моего заведенія, но для джентльмена, я полагаю, можно нарушить ихъ, и то только разъ.» Вслдъ за этимъ онъ обратился ко мн и сказалъ: «Эйки, снеси дв свчки въ заднюю комнату и поставь ихъ на счетъ этому джентльмену», что я и сдлалъ. Вечеромъ подъхала наемная карета, и въ ней находилась молоденькая лэди, укутанная въ театральный плащъ. Я отпиралъ ворота въ ту ночь, и потому я вышелъ, когда подъхала карета, а джентльменъ остался у дверей своей комнаты. Едва только бдняжка увидла его, какъ силы оставили ее и она не могла подойти къ нему. «О, Гарри! до чего мы доведены! и все это изъ за меня!» сказала она и положила руку на его, плечо джентльменъ обвилъ рукой тоненькій станъ ея, тихо повелъ ее въ комнату и нжно говорилъ ей: «Послушай, Кэйтъ….»

arrow_back_ios