Содержание

— Сдлайте одолженіе, сказалъ мистеръ Ваткинсъ Тотль.

— Непремнно, присовокупилъ услужливый Томсонъ.

И вслдствіе сего тріо отправилось въ гостиную.

По окончаніи чаю, въ теченіе котораго мистеръ Ваткинсъ Тотль только разъ обнаружилъ неловкость, предложенъ былъ вистъ. Партнёры раздлились въ слдующемъ порядк: мистеръ Парсонсъ съ мистриссъ Парсонсъ, мистеръ Ваткинсъ Тотль съ миссъ Лиллертонъ. Мистеръ Томсонъ, не чувствуя особаго влеченія къ игр, бесдовалъ за грогомъ. Вечеръ прошелъ превосходно. Мистеръ Ваткинсъ Тотль находился въ полномъ удовольствіи, чему немало способствовало благосклонное съ нимъ обхожденіе миссъ Лиллертонъ, и до отъзда получилъ приглашеніе на поздку въ слдующую субботу въ Бюла-Спа.

— Кажется, дло идетъ на ладъ, говорилъ мистеръ Габріэль Парсонсъ мистеру Ваткинсу Тотлю, отворяя садовую калитку.

— Кажется, идетъ, отвчалъ Ваткинсъ, сжимая руку своего друга.

— Не забудь же: въ субботу будь здсь съ первымъ дилижансомъ, сказалъ Парсонсъ.

— Непремнно, отвчалъ Ваткинсъ. — Въ этомъ нечего и сомнваться.

Но судьба не соблаговолила мистеру Ваткинсу Тотлю явиться въ субботу въ первомъ дилижанс. Его приключенія служатъ главнымъ предметомъ второй главы этого разсказа.

* * *

— Томъ! разв не проходилъ еще первый дилижансъ? спросилъ мистеръ Габріэль Парсонсъ, въ полномъ удовольствіи прогуливаясь взадъ и впередъ по песчаной дорожк, окаймлявшей маленькій лужокъ.

Это было по утру въ субботу, назначенную для поздки въ Бюла-Спа.

— Нтъ еще, сэръ; и не видлъ, отвчалъ садовникъ въ синемъ фартук, нанимавшійся за полъ-кроны въ день длать въ саду украшенія.

— Кажется, Тотлю давно бы пора уже быть здсь, сказалъ мистеръ Парсонсъ, углубляясь въ размышленія. — О! да вотъ это онъ, наврное, присовокупилъ Габріэль, въ то время, какъ «кэбъ» быстро поднимался на гору, и вслдъ на тмъ онъ застегнулъ свой шлафрокъ и отворялъ ворота, чтобъ принять жданнаго гостя.

Кэбъ остановился, и изъ него выскочилъ мужчина въ пальто изъ грубаго ратина, въ бловато-коричневомъ шейномъ платк, въ сюртук и панталонахъ полинялаго чернаго цвта, въ желтоватыхъ сапогахъ съ отворотами и въ шляп съ преогромной тулейкой, которую прежде рдко было видно, но въ настоящее время она принята подъ особенное покровительство джентльменовъ и яблочниковъ….

— Мистеръ Парсонсъ? сказалъ мужчина, взглянувъ на надпись записки, которую держалъ въ рук, и обращаясь къ Габріэлю съ вопросительнымъ видомъ.

— Меня зовутъ Парсонсъ, отвчалъ кондитеръ.

— Я привезъ вотъ эту записку, хриплымъ голосомъ сказалъ индивидуумъ въ цвтныхъ сапогахъ. — Я привезъ эту записку отъ джентльмена, который сегодня во утру поступилъ въ нашъ домъ.

— А я ожидалъ джентльмена въ свой домъ, отвчалъ Парсонсъ, срывая печать, съ оттискомъ шести-пенсовой монеты.

— Я не сомнваюсь, что джентльменъ былъ бы здсь непремнно, сказалъ незнакомецъ: — еслибъ только съ самого начала не пришлось ему захать въ нашъ домъ. Мы вдь не можемъ положиться на джентльмена, пока не увидимся съ нимъ… это для того, знаете, чтобы не вышло какихъ нибудь недоразумній, шутливо продолжалъ неизвстный: — извините, сэръ…. не подумайте, что я имю намреніе оскорбить личность джентльмена…. а знаете…. ужь если разъ попался…. догадываетесь, сэръ?

Мистеръ Габріэль Парсонсъ не отличался способностью быстро отгадывать намеки. Вслдствіе этого онъ только устремилъ взглядъ сильнаго изумленія на своего таинственнаго постителя и продолжалъ раскрывать записку, которой этотъ поститель былъ подателемъ. Открывъ ее, онъ безъ малйшаго затрудненія узналъ въ чемъ дло. Мистеръ Ваткинсь Тотль былъ внезапно арестованъ по взысканію тридцати-трехъ фунтовъ десяти шиллинговъ и четырехъ пенсовъ и сообщалъ это извстіе изъ запертаго дома, находившагося въ ближайшемъ сосдств съ переулкомъ Чансри.

— Плохое дло! сказалъ Парсонсъ, складывая записку.

— Нтъ, оно, знаете, ничего, если только кто привыкъ къ нему, хладнокровно замтилъ мужчина въ ратиновомъ пальто.

— Томъ! воскликнулъ Парсонсъ, посл непродолжительнаго размышленія: — пожалуста, потрудись заложить лошадь. А вы, пожалуста, скажите джентльмену, что я буду вслдъ за вами, продолжалъ онъ, обращаясь къ незнакомцу.

— Очень хорошо, отвчалъ посланный, присовокупляя конфиденціяльнымь тономъ: — я совтовалъ бы друзьямъ джентльмена покончить дло это разомъ, это, знаете, не стоятъ того, чтобы заводить исторію; при томъ же начальникъ нашъ, въ случа неустойки, знаетъ, какія должно принять мры…. онъ у насъ человкъ не промахъ.

Сказавъ эти вразумительныя, особливо для Парсонса, слова, значеніе которыхъ дополнялось разнообразными киваньями и миганьями, джентльменъ въ жолтыхъ сапогахъ снова помстился въ кэбъ, который быстро покатился по отлогому спуску и вскор скрылся изъ виду. Мистеръ Габріэль Парсонсъ, очевидно погруженный въ глубокія размышленія, продолжалъ еще ходить взадъ и впередъ по садовой дорожк. Результатъ его размышленій, по видимому, былъ совершенно удовлетворительный для него самого, потому что онъ быстро побжалъ въ комнаты, сказалъ, что весьма важное дло отзываетъ его въ городъ, что онъ уже послалъ сообщить объ этомъ мистеру Ваткинсу Тотлю, и что къ обду они возвратятся вмст. Одвшись на скорую руку, онъ слъ въ кабріолетъ и вскор заходился уже на полъ-дорог къ заведенію мистера Соломона Джакобса (какъ увдомлялъ объ этомъ мистеръ Ваткинсъ Тотль) въ улиц Курситоръ, близь Чансри-Лэна.

Когда человкъ сильно стремится достичь чего нибудь и иметъ въ виду спеціяльный предметъ, достиженіе котораго зависитъ отъ совершенія дороги, то препятствія, встрчаемыя по дорог, не только бываютъ безчисленны, но какъ будто нарочно являются для подобнаго случая. Замчаніе ни подъ какимъ видомъ не новое, и мистеръ Габріэль Парсонсъ испыталъ его непріятную справедливость его въ теченіе своего пути. Разныя препятствія мшали спокойствію и быстрот зды Габріэля Парсонса по улицамъ мало посщаемымъ; эти препятствія суть: поросята, ребятишки и старухи. При описываемомъ нами случа, поросята пировали надъ капустными стеблями, ребятишки играли въ воланъ на самой дорог, а старухи, съ корзиной въ одной рук и ключами отъ уличныхъ дверей въ другой, непремнно переходили черезъ улицу почти подъ самой головой у лошади, такъ что мистеръ Парсонсъ выходилъ изъ себя отъ досады и почти охрипъ отъ безпрестанныхъ криковъ. Въ улиц Флитъ сдлалась полная «остановка», въ которой людямъ въ экипажахъ выпадаетъ на долю непослднее удовольствіе сохранять неподвижность въ теченіе по крайней мр полу-часа и завидовать скромнымъ пшеходамъ. Наконецъ мистеръ Габріэль Парсонсъ поворотилъ къ Чансри-Лэну, и посл нкоторыхъ распросовъ (съ этой мстностью онъ быль вовсе незнакомъ) ему показали улицу Курситоръ, гд онъ вскор очутился противъ дома мистера Соломона Джакобса. Поручивъ свой экипажъ одному изъ четырнадцати мальчиковъ, преслдовавшихъ его съ противоположной стороны Блэкфрэйарскаго моста, въ надежд, что услуги ихъ понадобятся, мистеръ Габріель Парсонсъ перешелъ черезъ улицу и постучался въ наружную дверь, верхняя часть которой была стеклянная и загорожена, подъ симметрію оконъ всего дома, желзными ршетками, окрашенными блой краской, — вроятно, для устраненія угрюмаго ихъ вида.

На стукъ мистера Парсонса выбжалъ рыжеволосый, съ жолто-блднымъ лицомъ и сердитымъ взглядомъ, мальчишка. Осмотрвъ постителя сквозь верхнюю часть двери, онъ приложилъ огромный ключъ къ огромному деревянному возвышенію, обозначавшему замокъ. Это возвышеніе вмст съ гвоздями, которыми околочена была панель, придавала двери наружность, усыпанную бородавками.

— Я хочу видть мистера Ваткинса Тотля, сказалъ Парсонсъ.

— Джэмъ! это тотъ самый джентльменъ, который поступилъ сегодня по утру! закричалъ голосъ съ вершины кухонной лстницы.

Голосъ этотъ принадлежалъ какой-то женщин, высунувшей подбородокъ свой на одну линію съ горизонтомъ коридорнаго пола.

— Джентльменъ этотъ въ кофейной.

— Пожалуйте наверхъ, сэръ, сказалъ мальчикъ, открывая дверь на столько, сколько требовалось, чтобы не прижатъ Парсонса, и длая двойной оборотъ ключа, едва только Парсонсъ миновалъ отверстіе. — Пожалуйте въ первый этажъ, въ первую дверь направо.

По этимъ даннымъ мистеръ Габріэль Парсонсъ поднялся по лстниц, не покрытой ковромъ и дурно освщенной, подошелъ къ первой двери направо и сдлалъ въ нее нсколько скромныхъ ударовъ. Догадываясь, что удары его были не слышны отъ сильнаго говора многихъ голосовъ внутри комнаты и шипнья, происходившаго снизу, отъ знакомой для слуха операція, совершаемой на очаг, мистеръ Парсонсъ повернулъ ручку дверей и вошелъ въ кофейную. Здсь онъ узналъ, что несчастный предметъ его посщенія только что ушелъ наверхъ написать письмо. Мистеру Парсонсу оставалось ссть между присутствующими и на досуг набдюдать открытую передъ нимъ сцену.

Комната, или, лучше сказать, небольшая, запертая клтка, была раздлена на ложи, подобно общей комнат какой нибудь весьма простой състной лавки. Грязный полъ, какъ видно по всему, былъ на столько же незнакомъ съ половой щеткой, на сколько и съ ковромъ, или другого рода постилками; потолокъ совершенно исчернлъ отъ копоти лампы, освщавшей комнату въ теченіи ночи. Срая зола на концахъ столовъ и окурки сигаръ, обильно разсянныхъ около ржавой каминной ршотки, вполн обнаруживали причину невыносимаго табачнаго запаха, наполнявшаго всю комнату; пустые стаканы и полу-пропитанные неопредленной влагой кусочки лимона на столахъ, вмст съ портерными кружками подъ столами, свидтельствовали о возліяніяхъ, которымъ предавались временные жителя заведенія мистера Соломона Джакобса. Надъ карнизомъ камина находилось тусклое зеркало, занимавшее пространство въ половину ширины всего камина, между тмъ какъ ржавая ршотка для воды простиралась вдвое боле всей высоты его.

Отъ этой пріятной комнаты вниманіе мистера Габріэля Парсонса натуральнымъ образомъ перешло на ея обитателей. Въ одной изъ загородокъ, или ложь, двое мужчинъ играли въ криббэджъ, употребляя для этого весьма грязныя карты, собранныя изъ разныхъ колодъ, съ синимъ, зеленымъ и краснымъ крапомъ; доска для игры была давнымъ-давно сдлана на самомъ стол какимъ-то изобртательнымъ постителемъ; видно было, что орудіемъ для этой работы служили карманный ножикъ и двуконечная вилка; тми же самыми инструментами было просверлено необходимое число дырочекъ, въ приличномъ разстояніи одна отъ другой, для втыканія въ нихъ деревянныхъ гвоздиковъ. Въ другой перегородк сидлъ мужчина съ веселымъ лицомъ и оканчивалъ обдъ, принесенный къ нему въ корзин женой его, — такою же веселой женщиной, какъ и онъ самъ. Въ третьей лож находился молодой человкъ, отличавшійся отъ своихъ собратовъ привлекательною наружностью. Вполголоса и съ возрастающимъ жаромъ онъ разговаривалъ съ молодой женщиной, лицо которой закрыто было плотнымъ вуалемъ, и которая, какъ предположилъ мистеръ Парсонсъ, была жена молодого должника. Другой молодой человкъ, одтыя до послдней ниточки по требованіямъ господствующей моды, и обнаруживавшій вульгарныя манеры, прохаживался по комнат, съ сигарой, засунувъ руки въ карманы. Онъ выпускалъ по временамъ густые столбы табачнаго дыма и изрдка и съ очевиднымъ удовольствіемъ прикладывался къ жестяной кружк, содержаніе которой охлаждалось на камин.

arrow_back_ios