Рейтинг книги:
5 из 10

Шанель №007

Романова Александра

Уважаемый читатель, в нашей электронной библиотеке вы можете бесплатно скачать книгу «Шанель №007» автора Романова Александра в форматах fb2, epub, mobi, html, txt. На нашем портале есть мобильная версия сайта с удобным электронным интерфейсом для телефонов и устройств на Android, iOS: iPhone, iPad, а также форматы для Kindle. Мы создали систему закладок, читая книгу онлайн «Шанель №007», текущая страница сохраняется автоматически. Читайте с удовольствием, а обо всем остальном позаботились мы!
Шанель №007

Поделиться книгой

Описание книги

Серия:
Страниц: 28
Год: 2011

Отрывок из книги

– Ты меня слышишь? – неожиданно завизжали мне в ухо, причем так пронзительно, что я сочла за лучшее отскочить подальше. Отскочив, я увидела то, что давным-давно хотела увидеть. Свету. На ней был пиджак. Точнее, я не дала бы голову на отсечение, что пиджак являлся единственным предметом ее туалета. Хотя бы потому, что, опустив глаза, я заметила наличие туфель и даже колготок. Но вот имелась ли юбка – это вопрос. И блузка тоже. Из-под пиджака не торчало никаких фрагментов. За исключением фрагментов Светиного тела, разумеется. – Слушай, а юбка там есть? – не выдержала я, отодвинув на второй план все важные вопросы, которые собиралась задать подруге при встрече. – Где? – заинтересовалась она. – Что где? – Где ты видела юбки? – Я? Я как раз не видела. Под твоим пиджаком. – А, ты об этом. Я думала, о бутике. – Бутике? – покорно повторила я. «Батик» – вид росписи по ткани, а «бутик» – вроде бы такой магазин? Вернее, не такой, а этакий. Плевать мне на этакие магазины – все равно там цены не для меня. – Ну, бутик, где я это купила, – прервала мои мысли Света. – Только юбки сейчас не носят. То есть носят, но в других комбинациях. Я не стала уточнять, подразумевается под комбинацией вид нижнего белья или сочетание предметов. Мне не хотелось сбивать подругу с темы. – А носят сейчас вот что, – бодро продолжила она и жестом фокусника распахнула пиджак. – Хочешь, я тебе такой сошью на день рождения? Конечно, это будет не фирма, но для твоих лекций сойдет. – Ты уверена? – хмыкнула я, внимательно рассматривая короткие плюшевые шортики зеленого цвета на лямках и нечто вроде желтенькой маечки, от которой злая собака оторвала все, за что сумела уцепиться. Света обиделась: – Я шью очень хорошо. Я бы и сама себе шила, да престиж не позволяет. – Вот именно! Если я появлюсь здесь в таком наряде, на занятия сбегутся студенты со всех факультетов и разнесут аудиторию в клочья. – Кстати, вот это твое платье обрезать сантиметров на двадцать, и будет самое то. Оно тебе идет. – Еще бы! Я сегодня заманила к себе овцу. А укороти его на двадцать сантиметров, так наверняка с ней заявился бы и баран. Слушай, а куда ты пропала? И вообще, что все это значит? Я тебе звоню и звоню… Дома никто не отвечает, мобильный не соединяет. – Ты небось звонишь на старый номер, а я завела себе другой, короткий. И вообще, не ври! – возмутилась Света. – Это я тебе звоню и звоню! Вот, например, пять минут назад твой телефон был вне зоны доступа. – Еще бы! Я на время занятий его отключаю. – А вчера поздно вечером? – Я была в театре, там я его тоже отключаю. Кажется, потом забыла включить… с кем не бывает? Могла бы позвонить на домашний. – Откуда я знала – вдруг твоя мама уже спит? И вообще, не отвлекай меня! Я пришла по жутко важному делу, а ты меня сбила. А у меня времени осталось пять минут. В общем, у меня большие неприятности, и ты должна мне помочь. – Какие неприятности? – По работе. При следующей встрече расскажу подробно. Я здорово влипла. Ты ведь не хочешь, чтобы меня посадили? – Разумеется, нет. А есть за что? – Покажи мне финансового директора, которого не за что посадить, и я его лично задушу, – непонятно, но очень эмоционально объяснила Света, и я тут же решила, если судьба сведет меня с финансовым директором, не показывать его подруге. Так будет для всех спокойнее. – В общем, от тебя нужна сущая ерунда. Вот! – Она протянула мне элегантный пакет. – Спрятать? – в ужасе уточнила я. Нет, Света ни за что не подсунула бы мне бомбу! Там наркотики или золото-бриллианты, переложенные пачками долларов. Как-никак, я читаю современные детективы. Разумеется, тратить на подобную литературу деньги я бы не стала, но в библиотеке мне постоянно подсовывают дефицитные новинки. После прочтения каждой из них я минимум неделю стараюсь не выходить из дома с наступлением темноты. Что обычно не удается, поскольку девять месяцев в году в Петербурге темно с утра до вечера. – Нет-нет! – отвергла моя подруга. – Если спрячешь, совсем помнешь. Скорее всего, и так придется гладить. Ты знаешь, как гладят бархат? – Утюгом, наверное? Разве нет? Света махнула рукой: – Ну, бог с тобой! Я потом подержу над паром. Туфли я не принесла, у нас размер не совпадает. Тут одежда и сумочка с косметикой. Обязательно хорошенько накрасься, а то тебя просекут! Поняла? Ладно, я пойду. Хорошо, что я успела вцепиться в полу ее пиджака. – Ничего не поняла! Объясни толком! – Ну, ты должна сегодня пойти кое-куда вместо меня. Адрес я тебе записала. Там будет презентация по случаю открытия нового офиса. Я должна там быть. Ты создашь мне алиби. – Зачем? – Потому что мне надо быть совсем в другом месте. Ты ведь не хочешь, чтобы меня убили? Час от часу не легче! – Не хочу! Но если ты не расскажешь мне все по порядку, то придется. – Ну, вот, – кивнула Света. – Поэтому ты должна сыграть мою роль как можно лучше. Чтобы никто не заподозрил, что это была не я. Вот я и принесла тебе одежду. Все очень просто. Только сиди там до упора, ладно? Ну, я побежала, а то меня засекут! И она рванула вперед со скоростью хорошо разогнавшейся ракеты, а я понеслась следом, исступленно выкрикивая: «А они тебя знают?» Видимо, это доконало мою подругу окончательно. Она резко притормозила каблуком, обернулась и возмущенно фыркнула: – Ты считаешь меня совсем дурочкой? Если б они меня знали, я б послала тебя не к ним. Буду жива, позвоню. Не успев закончить свою последнюю фразу, Света тут же растворилась в воздухе. А я осталась в коридоре, столь ошарашенная, что даже мысль о покинутых мною на произвол судьбы картинах показалась ерундовой. Картинами этими украсили мою аудиторию совсем недавно. Их преподнес в дар институту его бывший выпускник, эмигрировавший в Америку и переквалифицировавшийся там из инженеров в художники. Я умоляла коменданта облагодетельствовать не меня, а кого-нибудь другого, однако оказалось, что именно в этом помещении прошли счастливейшие часы жизни гения. Хотя мне трудно себе представить, что у человека, способного создать такое , бывали в жизни счастливые часы. Впрочем, украшение стен этими шедеврами современной живописи имело не только отрицательный, но и положительный эффект. Последний выражался в том, что студенты больше не могли себе позволить во время лекции глазеть по сторонам и были вынуждены, не отрываясь, смотреть на доску. Однако отрицательный эффект перевешивал. Мало того что я вздрагивала каждый раз, когда случайно поворачивала голову, я еще пугала бедную маму, регулярно передавая ей просьбу, чтобы после смерти меня кремировали, а ни в коем случае не хоронили в натуральном виде. Дело в том, что изображение на картинах больше всего напоминало мое чисто умозрительное представление о том, как выглядит труп, пару лет пролежавший в земле. Тем не менее основной ужас даже не в этом, а в цене доверенного мне сокровища. Не знаю, кто занимался оценкой, скорее всего, сам автор, но он не поскупился. И, видимо, для того чтобы уберечь нас от соблазна похитить полюбившееся творение мастера и тайком любоваться им по ночам, был заведен строгий учет и контроль. Получая ключ от аудитории, я расписывалась за наличие там картин по описи, и меня строго предупредили, что я обязана охранять университетское достояние от порчи несознательными студентами, иначе ущерб будет взыскан с меня. И все перемены я цербером рыскала глазами по сторонам, выискивая ненормальных, рискнувших приблизиться к стене. Впрочем, обычно таковых не находилось. Слава богу, во время моей погони за подругой тоже ничего не пропало. Однако настроение мое все равно было ниже среднего. Хотелось все спокойно обдумать, но не было возможности, поскольку перерыв я уже проволынила и пришлось начинать следующую пару. Одно ясно – Света не шутила. Если бы с подобной просьбой ко мне обратилась Настя, я бы похихикала и выбросила все из головы. Но Света – другое дело. Да и вообще, с ней последнее время явно что-то не так. Во-первых, мы не виделись аж с ее новоселья, то есть четыре месяца. Ну, это еще ладно, человек занят обустройством долгожданной квартиры, и ему не до встреч. Но мне и по телефону никак не удается ее выловить! В лучшем случае слышу «Позвони потом, я занята». Это, видимо, во-вторых. А в-третьих… в-третьих, что-то есть очень хочется. То есть о чем я? Не думай о еде, думай о Свете! Не получилось. Впрочем, удивительно не то, что мои мысли снесло на еду, а то, что это произошло так поздно. Дело в том, что последнее время я завтракаю на западный манер – мюслями. Инициатором была мама, уверенная, что мой изнуренный мясом организм требует злаков. Точнее, мама настаивала на кашах, но против каш я решительно возражала (не буду говорить, какие они у меня вызывают ассоциации, чтобы не ужаснуть тех счастливчиков, которые их любят). Тогда Настя посоветовала популярные в Европе мюсли, уверяя, что в них бездна растительного белка. Я осмотрела продукт и нашла вполне приличным. Раздавленные зернышки, для утешения потребителя смешанные с большим количеством семечек и изюма. Если верить аннотации, там вообще присутствовало девять видов фруктов! И варить не надо – только залить молоком, а именно вид разваренных каш вызывает у меня отвращение. Разумеется, легко сдаваться я не собиралась и в обмен на обещание укрепить свой организм потребовала от мамы немедленно поставить вылетевшую год назад коронку (заманить маму к зубному – дело нелегкое). Контракт мы обе выполнили честно. Не скрою, на трагический эксперимент меня подвигли несколько причин. Одной из них явилась картинка, попавшаяся мне на глаза при чтении журнала «Наука и жизнь». На ней я узрела тощего паука, обнимающего высокий столбик, и толстого, горестно опершегося о низкий. Рядом были нарисованы две крысы, попавшие в аналогичную ситуацию – тощей достался матерый столб, а толстой – какая-то жалкая тумбочка. Завершало наглядную агитацию изображение двух людей, и сами понимаете, какому из них больше повезло. Заинтересовавшись, я прочла опубликованную на той же странице статью и с горечью узнала, что столбики – это символ. Когда калорийность крысиного рациона снизили вдвое, почти вдвое увеличилась продолжительность их жизни. Что уж говорить про пауков! Те и вовсе превратились в паучьих аксакалов. Правда, людям советовали вступать на низкокалорийный путь лишь после двадцати, когда организм вполне сформирован, однако я, к сожалению, давно проскочила сей рубеж. К тому же требовалось не просто меньше есть, а умудряться при этом потреблять должное количество необходимых организму веществ. Разве это не прямое указание на мюсли? Божий промысел, честное слово! Вторым толчком к подвигу явилось мое стремление к экономии. Ну, стремление – мягко сказано. Невозможность без нее обойтись, поскольку зарплаты еле хватает даже на потребительскую корзину, а ведь при нашем климате и самому непритязательному гражданину не обойтись только едой – требуются одежда и жилье. Я рассчитала, что европейский завтрак втрое дешевле моего, состоящего из бутербродов, и окончательно решилась. Увы, радужные планы рассыпались, как карточный домик. Нам вечно тычут в нос пример цивилизованных стран и удивляются, почему у нас все иначе. Да потому, что в цивилизованных странах живут совсем другие существа. По крайней мере желудки у них точно другие. Возможно, итальянцы или немцы способны позавтракать горстью зерен и после этого чувствовать себя вполне счастливыми, а в качестве обеда довольствуются «Сникерсом». Мне же придется смириться с тем, что мой столбик не дорастет до желаемых высот, и ничего тут не поделаешь. Хотя начиналось все прилично. Я залила молоком четыре столовые ложки низкокалорийного кушанья и довольно бодро за него принялась. Должна признать, что насыщают мюсли поразительно. По крайней мере, ощущение безумной сытости возникло у меня гораздо раньше, чем четыре ложки были съедены. Обрадовавшись, я подсунула остатки маме и отправилась на работу. Голод пронзил меня при подходе к институту. В свое оправдание могу лишь сказать, что добираюсь я до института полтора часа. Страдания мои были неописуемы. Еды я с собой не взяла, а тратить деньги на буфет было жаль. Как я провела занятия, сама не знаю. Желудок выплясывал какой-то бешеный танец, а мозги фабриковали видения вкусных блюд. Спас автоматизм. Возможно, с профессиональной точки зрения, я оказалась даже в выигрыше, так как у меня резко повысилась свирепость, столь необходимая преподавателю и недостаточно развитая у меня в обычном состоянии. Дома я вцепилась в ужин, словно не ела год. Следующий день пришелся на субботу, и через два часа после потребления мюсли я, не выдержав испытания, сделала себе пару бутербродов. Свой обычный завтрак. Таким образом, экономия, как всегда, обернулась своей полной противоположностью. Равно как и уменьшение калорийности. Я просто перешла на четырехразовое питание, добавив к рациону злаки. Однако данный вариант меня решительно не устраивал. В результате я упорно продолжала попытки воспитать организм на западный манер, надеясь, что рано или поздно он привыкнет и образумится. И обедов с собой в институт не брала – нечего его баловать! Хватит того, что по выходным я иду у него на поводу. Результатом этой воспитательной работы и являются мысли о еде, вытеснившие из моей головы даже Светины заботы. Впрочем, правду говорят, что насыщенная жизнь притупляет чувство голода. Из-за свалившихся на меня проблем мучения начались минимум на три часа позже, чем обычно. Вот уж нет худа без добра!

Скачивание книги было запрещено по требованию правообладателя

Популярные книги

arrow_back_ios