Тихие сны

Поделиться книгой

Содержание

Отрывок из книги

Из дневника следователя. Меня поражает языковая свобода Иринки. Если у неё нет мысли, то уж нет. Но если мысль появилась — главным образом, в форме вопроса, — то она её выразит легко и просто, ибо для неё мысль важнее, чем все правила языка. Переместительный закон она зовёт перемесительным, земледелие — землеплодием, зубило — дубилом, жнейку — жнеёлкой, косилку — косеёлкой… Вместо «членораздельно» говорит «членоразумно», «плотоядные» у неё «плодоядные», «наглядные пособия» стали «ненаглядными»… Урюк она зовёт урдюком, памятуя, что там, откуда родом урюк, есть ещё и курдюк. Вчера она спросила: — Пап, а зачем человеку надпочник? — Не надпочник, а надпочечник. Она призадумалась: точное слово надпочник вон, оказывается, какое… — Зачем этот надпечечник? — Не надпечечник, а надпочечник. — Ну, надпупочник… — Да не так! — А как? Надпопочник? О преступлениях он рассказывал только жене. Даже о самых кошмарных. Но о краже девочки, да ещё тоже Иринки, Рябинин умолчал. И теперь у себя в кабинете думал …

Популярные книги

arrow_back_ios